• Культура
  • 20 Июня, 2023

МАГИЯ «ЖИЗЕЛИ»

Юрий КАШТЕЛЮК,
журналист

В Казахском национальном театре оперы и балета имени Абая представили обновленную версию «Жизели». Эта постановка приурочена к юбилею спектакля – впервые произведение Адольфа Адана на казахстанской сцене было поставлено 80 лет назад, 27 июля 1943 года. 

Уникальность первого спектакля была в том, что над ним работала прославленная Галина Уланова. В годы войны прима балета жила в Алма-Ате, преподавала хореографию в балетной школе – нынешнем хореографическом училище имени Александра Селезнева, танцевала на сцене театра, участвовала в постановке спектаклей. Жизель была одной из знаковых партий балерины. Впервые станцевав ее в 1931 году в Ленинграде, Уланова усилила драматизм и лиризм образа, каждый ее жест был наполнен смыслом и отражал характер героини. На тот момент это были революционные изменения. Свои творческие находки балерина принесла и на алматинскую сцену, что стало мощным заделом для дальнейшего развития балета в Казахстане.
Создатели нынешней, обновленной постановки в КазНТОБ соединили исторические традиции балета с нынешними тенденциями классической хореографии, протянув нить от постановки с участием Галины Улановой до современности.

Веление времени


Балет «Жизель» вошел в историю мирового балета как один из первенцев классической хореографии. Впервые балет был поставлен на парижской сцене в 1841 году. Композитор Адольф Адан создавал партитуру на фоне охватывающих европейское искусство идей романтизма, стремительно возрастающего интереса к музыке его старшего коллеги – Франца Шуберта. Тогда на смену холодному рационализму в искусство пришли эмоции, душевные метания, тема самопожертвования во имя любви. В моду вошли фантазийные истории с превращениями. Следуя творческим тенденциям своего времени, Теофиль Готье, Жюль-Анри Сен-Жорж и Жан Коралли взяли за основу сюжета волшебную историю в изложении Генриха Гейне. Она повествует о виллисах – вечно танцующих умерших девушках, не доживших до своей свадьбы. Выходя в полночь на перекрестки в подвенечных платьях, они «затанцовывают» до смерти одиноких путников, в особенности юношей, причинивших боль своим возлюбленным.
Фабула балета предполагала новые сценические решения, в частности, создание приспособлений, позволявших главной героине парить над подмостками. Кроме того, постановочная задача требовала нового подхода к созданию сценических костюмов. Если до этого одежда балерин мало чем отличалась от нарядов публики в зрительном зале, то теперь появилась необходимость в облегченных костюмах, создававших ощущение легкости, воздушности, парения, – начался процесс зарождения балетной пачки. Таким образом, балет «Жизель» во многом был эволюционным.
Новым словом он стал и в развитии классического балета в Казахстане. К лету 1943 года, когда состоялась премьера «Жизели», хореографическому коллективу Казахского государственного театра оперы и балета исполнилось семь лет. И хотя в активе труппы уже были такие знаковые спектакли, как «Лебединое озеро» Петра Чайковского, «Коппелия» Лео Делиба, репертуар не отличался разнообразием и требовал расширения.
Именно этой творческой работой совместно с алмаатинскими коллегами занялась Галина Уланова. Тем более что для этого существовали все необходимые условия: осенью 1941 года было открыто нынешнее здание театра. Его сцена давала новые возможности, позволяла создавать профессиональные хореографические постановки со сложными сценическими решениями.
Галина Уланова прониклась любовью к театральному зданию, которое неуловимо напоминало ей питерскую Александринку. 
«Помню, приехала туда (в Алма-Ату. – Ред.) поездом рано-рано утром, солнце из-за гор еще только поднималось. Пустые улицы, небольшие дома, бежит вода в арыках… И вдруг за поворотом – большая площадь. Колоннада нового театра оперы и балета. И сразу возникшее чувство – мне нужно туда, скорее посмотреть, где буду работать», – писала в своих воспоминаниях Галина Уланова.

Спектакль из первых рук


Работать над «Жизелью» балерине помогал один из основателей профессионального искусства в республике, впоследствии народный артист Казахской ССР Александр Селезнев.
Спустя годы Селезнев назвал приезд в республику Галины Улановой большой удачей. Фактически Селезнев и Уланова были представителями одного творческого поколения и в одни и те же годы учились в Ленинградском хореографическом техникуме – ныне АРБ имени Вагановой. И уже тогда на выступлениях Улановой было видно, как через движения балерина передавала эмоции зрителям. Она внесла изменения в хореографическую пантомиму, отойдя от схематической передачи чувств к наполненным смыслом, живым мимическим движениям, передающим характер и настроение героини. Так родилось новое представление о воплощении хореографических образов. 
Учитывая, что в первом акте «Жизели» много пантомимы, образ главной героини в исполнении Улановой заиграл новыми красками, и все это могли увидеть алмаатинские зрители военного времени.

Сберечь достояние


Над обновленной версией в Алматы работали заслуженный артист РСФСР, балетмейстер-репетитор Юрий Васюченко, народная артистка РСФСР, педагог-репетитор Галина Шляпина, заслуженный деятель Казахстана, дирижер-постановщик Ерболат Ахмедьяров, народный художник России, лауреат Государственных премий Республик Молдова, Беларусь и Казахстан Вячеслав Окунев, народная артистка РК, художественный руководитель балетной труппы КазНТОБ Гульжан Туткибаева.
Для каждого из них «Жизель» стала частью профессиональной жизни. Будучи артистом балета, Юрий Васюченко впервые исполнил партию принца Альберта в 1972 году. Педагогами-репетиторами у него были безусловные авторитеты мира хореографии Константин Сергеев и Наталья Дудинская. Сергеев был партнером и Улановой, и Дудинской, а Дудинская впервые станцевала заглавную партию в этом балете на следующий год после Улановой. Таким образом, они были хранителями уникального классического наследия и наработок, возникших в период творческих исканий начала XX века. Осознавая значимость репетиций с корифеями, Васюченко делал заметки – записывал нюансы хореографического текста.
Впоследствии, в 1978 году, солист исполнял партию принца Альберта во второй редакции «Жизели» в Театре оперы и балета имени Абая. Тогда он также встретился с Натальей Дудинской, выступавшей консультантом постановки, и продолжил свои записи. 
На вопрос корреспондента «Мысли» о нюансах нынешней, третьей редакции балета Юрий Васюченко отметил важность возрождения исторических традиций «Жизели». Как хореографу-постановщику ему представилась возможность применить в деле свои записи.
– «Жизель» – это фантастический спектакль, с изящными полетами над сценой, появлением главной героини «из-под земли» и другими приемами, помогающими создать магическое ощущение от спектакля. К сожалению, в 1990-х в театре были приняты меры безопасности, которые не позволяли использовать такие приемы. Но сегодня это стало возможно вновь, поэтому они были восстановлены. Вместе с тем мы много работали над техникой, оттачивали движения, разбирали образы. Все это, по нашему замыслу, должно было возродить дух спектакля, его традиции, – поделился Юрий Васюченко.
С исполнительской и хореографической точек зрения, балет делится на части. 
– В первом акте, требующем от исполнителей актерского мастерства, с артистами шла работа буквально по Станиславскому, прорабатывалась мимика, обсуждалось поведение персонажей. Апофеоз первой части – сцена сумасшествия. Она тщательно оговаривалась, разбирался каждый эпизод, мы говорили о том, что довело героиню до такого состояния. Так создавались образы, – рассказал Юрий Васюченко.
Во второй части, как пояснил хореограф, создавалась атмосфера фантастичности, воздушности, сочетания земного с потусторонним, создания незримой черты между двумя этими мирами. 
Один из важных эпизодов – проход Принца Альберта к могиле Жизели. Авторами балета не прописан период, который принц провел в страданиях, прежде чем он дошел до могилы. В рамках предлагаемых обстоятельств солисты с хореографом сочиняли этот проход. 

Рукотворная фантастика


О художественном решении спектакля рассказал сценограф Вячеслав Окунев. Он напомнил, что исторически «Жизель» – это возрожденный балет. Поставленный в Париже в первой половине XIX века, впоследствии он был утрачен и восстановлен в 1884 году в России Мариусом Петипа. Это было время зарождения декадентства, с его стремлением к отрыву от обыденности, повседневности, и моды на демонизм и сюжеты о потустороннем мире. В сюжетах классической литературы герои и героини назначали свидание на кладбище, что, по мироощущению людей того времени, способствовало максимальному обострению чувств. 
В своем сценографическом решении Вячеслав Окунев постарался передать тенденции в искусстве конца XIX – начала XX века. Так, в первом и во втором акте все сценическое пространство окутывают осенние листья, а на кладбище мерцают блуждающие огоньки, усиливающие мистицизм и фантастичность происходящего.
К слову, за свою карьеру Вячеслав Окунев выступил художником-постановщиком более 350 спектаклей. Это весь классический балетный и оперный репертуар, а также драматические спектакли. Но, как признался сценограф, «Жизель» занимает в этом списке особое место. Это был дебютный спектакль Вячеслава Окунева, над которым он работал в Театре имени Кирова – ныне Мариинский театр. Консультантом той постановки выступал балетовед, театральный критик, кандидат искусствоведения Юрий Слонимский, который, по признанию сценографа, раскрыл ему многие нюансы «Жизели». В частности, он делал акцент на важности эффектов в этом балете. С тех пор сценограф периодически возвращался к этому спектаклю и с каждой редакцией на сценах разных театров перед ним открывались новые грани. 
В обновленной постановке КазНТОБ Вячеслав Окунев также работал над сценическими костюмами. Для первого акта костюмы создавались практически в оперной стилистике, со свойственной ей пышностью и богатством, во второй части балетные костюмы виллис должны были создавать ощущение прозрачности и невесомости. 
В унисон действию и сценографии дирижер-постановщик Ерболат Ахмедьяров выбрал вариант партитуры, насыщенный концентрированным симфонизмом.
– Существуют различные варианты партитуры балета «Жизель», я постарался собрать квинтэссенцию самого лучшего. Если в предыдущей редакции финал проходил без духовых – под звуки арфы, деревянных духовых и некоторых других инструментов, то сейчас мы вернули трубы и тромбоны. Это усиливает звучание финала, придает ему торжественность, – представил музыкальную концепцию обновленного спектакля дирижер. 
В нынешней редакции в разных составах главные партии исполнили Динара Есентаева и Жанель Тукеева (Жизель), Богдан Вербовой (Граф Альберт), Сырым Аюпов (Лесничий Ганс), Наргиз Мирсеидова (Мирта, повелительница виллис). 
Как отметила художественный руководитель балетной труппы КазНТОБ имени Абая, наряду с «Лебединым озером» и другими хореографическими произведениями классического репертуара балет «Жизель» способствует профессиональному совершенствованию артистов.
– Время идет вперед, и балет сегодняшнего дня более техничен, нежели в предыдущие десятилетия. Но наша задача состоит не только в том, чтобы следовать современным тенденциям, но и в сохранении наследия корифеев, – поделилась Гульжан Туткибаева.
Юрий Васюченко рассказал о том, как в начале 1990-х приезжал с Галиной Улановой в Алматы на Первый Международный фестиваль «Приз традиций». Тогда со сцены Театра оперы и балета имени Абая прославленная балерина поблагодарила алматинских артистов, бережно хранящих хореографическое наследие.

Фото предоставлено 
КазНТОБ имени Абая

 

2547 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми