• Культура
  • 20 Марта, 2024

ПОДАРОК СЕРДЦУ, ИЛИ ПЕРВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ ГУЛЬФАЙРУС

Сауле БЕККУЛОВА,
кандидат искусствоведения, доцент,
член Союзов художников СССР и Казахстана

 

 

«Я вовсе не восхваляю,
Я радуюсь, что она есть!»
Булат Окуджава
 

 

Главное свойство большого явления – неповторимость. Этим термином определимо творчество Гульфайрус Исмаиловой, первой и… навсегда первой художницы театра. Первая женщина, первая казашка, первая в национальном искусстве! Масштабы ее дарования много шире и разнообразнее, нежели об этом всегда принято было говорить.

 

Выпускница алматинского художественного училища, Академии художеств (так именуют Ленинградский институт имени И. Репина), знаток великих традиций казахской, русской классической культуры и западноевропейского искусства, как и вершин творчества Востока, Гульфайрус Исмаилова никогда не боялась быть первой. А это значит – обладать сильной волей, талантом и невероятной способностью сутками стоять у холста, не отвлекаясь ни на отдых, ни на житейские суетные дела, из года в год стремиться к совершенству, не кичась достигнутыми успехами (а их было множество: в кино, в пении, в живописи, в быту). Иметь девизом слова наставника своего по Питеру, знаменитого художника: «Главное – держать уровень!», – может быть в этом секрет магической силы обаяния Гульфайрус?
В любом случае судьба художника нерасторжимо слита с тяжким повседневным трудом и бесконечными размышлениями над сиюминутными и вечными вопросами бытия. Пропуская их через себя, личность творит собственные закономерности, рождая свой мир. В мире Гульфайрус Исмаиловой, обретшей известность как мастер сцены, в течение 20 лет руководя оперным театром имени Абая в роли главного художника, нет места слезам, жалобам и поискам виновных в вечных проблемах жизни. Здесь властвует счастливая сила Любви и Веры, рожденная мощным интеллектом и духовной широтой, ослепительной красотой утонченного восточного образца и бережным отношением к душе.
Судьба подарила мне встречу с человеком необыкновенной красоты: душевной, личностной, внешней. В детстве, читая даримые мамой сказки, открывала мир. Более всех поразили девушки из казахского эпоса: Баян-Сулу, Карагоз, Ак-Токты… Их изобразил художник Евгений Матвеевич Сидоркин. И все героини его творчества – трепетные, гибкие красавицы – это она, Гульфайрус Исмаилова. Вместе они учились в Петербургской академии художеств, вместе постигали азы и вершины искусства, вместе приехали в Алматы, чтобы прожить непростую и счастливую жизнь. И вырастить сына – художника.
Мне повезло еще и потому, что, обретая профессию теоретика и историка искусств, я училась в том же ВУЗе. А позже встретилась с моими героями в жизни: в мастерских, на выставках, дома… Но лишь годы спустя пришло осознание, что это – драгоценный дар судьбы. И врезались в память слова Гульфайрус Исмаиловой: «Театр – это грандиозное зрелище и действо. Это проекция жизни, создаваемая актерами, режиссерами, музыкантами, художниками. А что такое костюм? Декорации? Это одежда спектакля. А костюм актера – это декорация к его жизни на сцене. Это юмор и колорит, это настроение и темперамент, это уровень его звучания в общем хоре голосов».
А «болела» я театром, особенно балетом, с шести лет. Училась хореографии, художественной гимнастике. Но именно в Оперном, куда водили родители, я поняла, что лучше ничего в мире нет! Ни этой божественной музыки, ни танца фей, ни сказочных пейзажей-декораций, ни таинственной тишины перед увертюрой. Об этом говорили в музыкальной школе, этому учили книги и педагоги, родители, но прежде и больше всего этому учила отчаянная тяга к миру Прекрасного. Уже тогда облик Гульфайрус стал для меня олицетворением совершенной женской красоты.
Казахский театр оперы и балета им. Абая создавался отнюдь небыстро. Именно приход сюда в 50-е годы ХХ века главным художником Гульфайрус Исмаиловой стал началом звездного отсчета нашей театральной сцены. Первая казашка, женщина, профессионал – это было сенсацией на весь Советский Союз. И длилось два десятилетия, обратившись в легенду и явь. Уже тогда Гульфайрус Исмаилова стала гордостью театра, любимой дочерью родного народа, вошла в золотой фонд казахской культуры.
Еще в стенах алматинского художественного училища Гульфайрус занимается уроками вокала. Тогда же она сыграла главную роль в картинах мэтров советского кинематографа М. Донского «Алитет уходит в горы», Е. Арона «Ботагоз» и др. Позднее она напишет один из лучших своих одноименных автопортретов по впечатлениям фильма.
Ботагоз – одно из самых поэтичных в казахском эпосе имен – связано с глазами верблюжонка. И в этом – извечное преклонение кочевника перед женской красотой.
Тонкий интеллект, восприимчивость и талант студентки были замечены в лучшем художественном ВУЗе страны и мира. А встреча с прекрасным педагогом-куратором стала решающей в выборе профессии. Судьба послала Гульфайрус профессора театрально-декорационного факультета из «Мира искусств», автора постановок в Мариинском и Кировском театрах Михаила Павловича Бобышева. Став знаменита, обладая множеством регалий, Гульфайрус Исмаилова не уставала повторять: «Человек колоссальной эрудиции, он был с нами неизменно на «Вы», добр и прост в общении и этим вселял веру в себя. Очень важно, когда в тебя верят, особенно большие мастера, до которых надобно тянуться и стремиться быть достойными их. А позднее бывает не менее трудно держать уровень».
Детская открытость, искренность, восторг всегда живут в Художнике. Оттого он раним и незащищен. Оттого в его искусстве ослепительна сила страсти. И Гульфайрус с жаром и вдохновением делится впечатлениями о своих постановках, актерах, балеринах, молодых начинающих, предрекая им высо́ты и желая этого от всей души. Это – и о молодом Алибеке Днишеве, о начинающем Рамазане Бапове, о Рахиме Жубатуровой, которой «петь бы с Пласидо Доминго! Казахская Монсеррат Кабалье!». Все они стали действительно звездами первой величины. А о Бибигуль Тулегеновой, своей ровеснице и подруге отозвалась так: «За что я люблю Бибигуль? Она поет сердцем. Слушаешь и не замечаешь, как лицо заливает слезами. Так она поет!». При написании ее портрета, Гульфайрус зримо воплотила лучезарный облик «казахского соловья», как издавна зовет народ любимую певицу.
Молодые художники, встречаясь с Гульфайрус Исмаиловой, нередко выслушивали ее напутствия, сохранив их в сердце.
А она признается, что самой большой любовью с детства был танец: «Помню, лет с шести я с бабушкой ходила на концерты Шары. Не было для меня на свете никого красивее! Ее танец неподражаем! А ее лицо, фигура, руки! Я готова была смотреть на нее без конца! С годами интерес к балету не угасал, скорее – наоборот…».
Наверное, именно поэтому мы воспринимаем ныне Шару лишь в солнечном танце под кистью Гульфайрус.
– Конечно, невозможно было, работая в театре годы и годы, писать только эскизы декораций и костюмы к спектаклям, – признается художник. – С актерами «сживаешься» в процессе постановок. Я с удовольствием писала их портреты. Так возник «Казахский вальс» с Шарой Жиенкуловой, так появилась Шолпан Жандарбекова в роли Ак-Токты, так возникла Куляш Байсеитова в роли «Кыз-Жибек»…
Вехами в истории балетного театра стали декорации Г. М. Исмаиловой к балетам «Камбар и Назым» В. Великанова (1958), «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» Е. Брусиловского (1971), портрет балерин Сары Кушербаевой, Л. Ли и других.
В отечественном оперном искусстве Гульфайрус Исмаилова создала поистине неповторимые сценические феерии в спектаклях «Биржан-Сара» М. Тулебаева, «Чио-Чио-Сан» Дж. Пуччини, «Ер-Таргын» Е. Брусиловского, «Алпамыс» Б. Рахмадиева, «Аида» Д. Верди и многих других.
Но незаурядный дар многогранной личности в конце 1960-х вновь приводит к искусству в кино. И здесь раскрылся вновь талант художницы и человека. Будучи главным художником и, одновременно, исполняя роль матери главной героини, Гульфайрус Исмаилова вместе с режиссером Султаном Ходжиковым сумела отстоять главные принципы постановки «Кыз-Жибек». 
Самые возвышенные, красивые и вдохновенные сцены древней казахской поэмы о любви, о земле Казахии создавались в невероятно сложных условиях прессинга и финансовых препон. Но громадный труд после долгих лет забвения и непонимания стал ныне достоянием нации и лучшим фильмом «Казахфильма» на все времена. Именно сегодня, в новом Казахстане он явился символом поэтического кода страны, а имя Гульфайрус олицетворяет его суть.
Объездив мир, как посол мира и согласия, Гульфайрус Исмаилова стала для многих стран символом лучшего, что есть в родном народе. Именно это отметил почетной грамотой Советский комитет защиты мира.
Для великой кочевницы, дочери своей земли, это был, прежде всего, поиск красоты. «Эти поездки были наполнены бесподобным свечением красок в крупнейших музеях Европы! Разве это сравнимо с чем-либо? А рядом – толпы сограждан с алчной жаждой покупок – и ничего более? – не видя красоты? Жаль этих людей и страшно за них. Душа их закрыта».
А свою безграничную веру в доброе начало, в будущее своего народа, своей земли, благодарность за каждую награду, Гульфайрус Исмаилова воплотила в нетленном своем искусстве.
Поистине, Бог даровал этой женщине неженский склад ума и характера. И она в благодарность принесла свою жизнь и талант на алтарь Искусства. Лучшие актрисы казахской сцены – героини ее полотен в своем сценическом воплощении. Как и портреты сынов нации – Мухтара Ауэзова, Абылхана Кастеева и других. Эта галерея образов – уже история. Не только и не столько казахского театра, но современной культуры в лучшем ее выражении.
Навек сохранила Гульфайрус Исмаилова (1929–2013 гг.) – народный художник Казахстана, кавалер орденов «Парасат» и «Достык», подруга жизни незабвенного художника Евгения Сидоркина, мать живописца Вадима Сидоркина – молодой задор и твердую веру в высокое духовное начало всего сущего, надеясь на лучшее будущее для молодых, веря в будущее Казахстана и мира. 
Им она адресует свою заповедь: «Всю жизнь помню слова моего учителя: «Человек никогда не станет Человеком, если он пренебрегает духовными началами». Думаю, эти слова может взять себе в проводники и новое поколение молодых. И не забывать, что самое главное – держать уровень!».
Мы живем на планете людей, единственной и великолепной планете Вселенной, где миром правит божественный закон веры в Добро и Красоту, – утверждает дивным искусством своим и всей жизнью великая дочь казахского народа, художник Божьей милостью, поистине народный художник Казахстана, единственная на Родине и в мире художник театра и кино – Женщина, Мать, Гражданин мира – любимая наша Гульфайрус Мансуровна Исмаилова. Вся ее палитра творчества подобна живительной влаге в пустыне одиночества. Как подарок сердцу! «Слава, Женщина, Вам!» – это о Вас воскликнул Поэт, Гульфайрус Мансуровна, с низким поклоном и благодарностью на все времена!
 

947 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми