• Время
  • 20 Апреля, 2024

ПРОБЛЕМЫ ВОДНОГО ХОЗЯЙСТВА СТРАНЫ

Ержан ИСАКУЛОВ, 
доктор политических наук, 
член Союза писателей Казахстана

 

Весеннее половодье в очередной раз актуализировало вопрос развития водохозяйственного комплекса страны и, прежде всего, законодательных изменений в этой сфере. 
В феврале 2024 года в СМИ прошла информация о том, что внесенный в Мажилис РК проект Водного кодекса требует доработки, так как в нем не прописаны четкие механизмы водосбережения и регулирования других вопросов.
 

 

Конечно, это, в первую очередь, связано с выступлением Главы государства на расширенном заседании Правительства в феврале 2024 года, на котором он в адрес недавно созданного Министерства водных ресурсов и ирригации, сказал: «Прежде всего, следует широко внедрять водосберегающие технологии. Предстоит осуществить общестрановую кампанию внедрения культуры водопотребления – вода у нас расходуется как попало. Не стесняясь, нужно изучать опыт и практику соседних государств. Обеспечение страны водой – крайне важная задача, вопрос национальной безопасности. Вопросы водообеспечения, рационального водопотребления должны учитываться во всех отраслевых политиках – в промышленности, АПК, коммунальном хозяйстве». 
Следует отметить, что все вышеперечисленные Президентом РК направления деятельности для профильного министерства, прежде всего, связаны с дефицитом воды в нашей стране. О его причинах и о своем решении создать Министерство водных ресурсов и ирригации Глава государства очень обстоятельно и всесторонне объяснял в своем ежегодном Послании народу Казахстана еще в сентябре 2023 года.
И надо понимать, что такой дефицит появился не только сегодня, а существовал издавна.
Но обо всем по порядку.
Известно, что многие страны в современном мире испытывают дефицит воды в виду ограниченности собственных водных ресурсов или ее отсутствия. Но они принимают соответствующие меры и решают эти вопросы разными путями. Например, Сингапур все свои потребности решил путем транспортировки воды из Малайзии с помощью мощного танкерного флота; Ливия ‒ за счет подземных вод; Израиль – путем внедрения водосберегающей технологии и вторичного использования воды (85%).
Но самый передовой и уникальной опыт в области обеспечения водой все-таки оказался за нами, как говорят казахи в таких случаях: «Бізден қалған», т. е. «осталось от нас». Но, об этом знают не все казахстанцы.
Так, в 1968 году в Центральном Казахстане был построен канал имени К. Сатпаева. Основными сооружениями канала являются 22 мощные насосные станции, которые поднимают воду Иртыша на высоту 418 метров. Это уникальное гидротехническое сооружение, которому нет аналогов в мире, ни одна страна не использует такую технологию, нигде нет таких подъемов и такой надежности. За годы эксплуатации канал подал потребителям Павлодарской, Карагандинской и Акмолинской областей свыше 20 млрд кубометров воды.
В 2002 году из указанного канала был построен водовод в реку Ишим, далее ‒ в Вячеславское водохранилище для водоснабжения столицы республики Казахстан ‒ Астаны.
В 1973 году в городе Актау была введена в эксплуатацию единственная в мире атомная опреснительная установка БН-350, которая выдавала 120 тысяч кубометров пресной воды в сутки. Сейчас на МАЭКе работают пять из шести старых советских опреснительных установок, одна израильская и две французские. В комплексе они вырабатывают всего 60 тысяч кубометров дистиллята в сутки. Из него получается всего 30 тысяч кубометров питьевой воды. Поэтому временами ощущается ее дефицит.
Кроме того, в 60–70-х годах были построены сотни водохранилищ, гидротехнические сооружения, плотины и дамбы. Принятые тогда меры в целом обеспечивали всю потребность страны в воде.
В последние годы в стране вновь стал ощущаться дефицит в воде. И надо полагать, что создание профильного министерства было своевременно, а поставленные Главой государства задачи конкретные и ясные. Теперь остается только их выполнить.
Для решения проблемы дефицита воды в настоящее время разработаны два основополагающих документа: Водный кодекс (еще непринятый) и Концепция развития системы управления водными ресурсами до 2030 года. Создана гидрогеологическая служба, ведутся переговоры с иностранными фирмами по поиску подземных вод.
В феврале-марте 2024 года депутаты Мажилиса РК обсудили за «круглым столом» перспективы и проблемы повторного использования сточных вод в республике, затем провели выездное заседание в Туркестанской области. А депутаты Сената РК также провели выездное заседание в Кызылординской области с повесткой «Водные ресурсы: проблемы и перспективы устойчивого водоснабжения». А сам министр водных ресурсов и ирригации провел совещание в Туркестанской области с руководителями сельхозформирований, акимами районов, городов, представителями отечественных и зарубежных компаний, экспертами и учеными по проблемам водного хозяйства и внедрению водосберегающих технологий, обсудил ситуацию с водопотреблением, пообещал увеличить размеры субсидий и снизить тарифы на поливную воду. 
Все это свидетельствует о том, что государство принимает соответствующие меры для решения имеющихся проблем.
Надо понимать, что эти проблемы копились годами и решать их с наскока вряд ли получится.
Так, 30 января 2024 года в ходе рассмотрения вышеназванной «Концепции развития системы управления водными ресурсами на 2024‒2030 годы» в Правительстве РК было заявлено, что у главной водной артерии Центрального Казахстана и столицы, т. е. вышеназванного канала имени К. Сатпаева, эффективность работы насосных станций составляет всего 30%. Большой Алматинский канал не ремонтировался в течение 40 лет со дня ввода в эксплуатацию.
Если эти данные соответствуют истине, то получается дефицит воды в северной и южной столице в последние годы был создан кем-то специально или наши специалисты деградировали настолько, что даже не додумались использовать вышеуказанные уникальные возможности для обеспечения нужд Астаны и Алматы в воде.
Следует отметить, что указанной концепцией предусматриваются строительство 20 новых и реконструкция 15 действующих водохранилищ, а также модернизация более 14 тыс. км ирригационных каналов.
Но буквально через месяц на вышеуказанном совещании в Туркестанской области прозвучали уже другие данные: планируется построить 57 водохранилищ, из которых 20 возведет Министерство водных ресурсов и ирригации, отремонтировать 133 гидротехнических сооружения и более 14 тыс. километров оросительных сетей.
Концепция, в моем понимании, всего лишь намерения или замысел. Но, как заявил министр водных ресурсов и ирригации, эти работы уже начаты. Что это, банальная ошибка или на самом деле так? Если это так, то надо полагать, что строительство новых водохранилищ всесторонне обосновано, а в число подлежащих реконструкции, ремонту и модернизации объектов включены именно те водохранилища, гидротехнические сооружения и оросительные сети, которые действительно нуждаются в таких работах. Но, кто и когда мог проводить такой объем подготовительной работы, если у предшественника нового министерства, т. е. у Комитета по водным ресурсам в последние десятилетия не осталось необходимых специалистов, которые могли все это как следует рассчитать и обосновать?
Также на сегодняшний день не ясно, где эти водохранилища будут построены конкретно, какая у них вместимость и проектно-сметная стоимость? Где брать необходимые средства для строительства, ремонта и реконструкции вышеназванных водохранилищ и гидротехнических сооружений, а также модернизации ирригационных каналов, если они не предусмотрены в Законе «О республиканском бюджете на 2024‒2026 годы», который был подписан Президентом РК еще 5 декабря 2023 года. Где найти стольких строителей, которые имеют опыт строительства и ремонта таких специфических и очень ответственных объектов, как водохранилища и гидротехнические сооружения.
Конечно, строительство водохранилищ позволяет накапливать и регулировать водные ресурсы, но также может вызвать и другие проблемы.
Как известно, в 1968 году было построено Шардаринское водохранилище. Уже в 1969 году в указанном водохранилище возникла угроза прорыва плотины. В этой связи, с 1970 года все излишки паводковых вод из Шардаринского водохранилища сбрасывались в Арнасайскую впадину соседнего Узбекистана, что привело к экологической катастрофе ‒ обмелению Аральского моря. 
 В указанной впадине Узбекистана к 2003 году образовался целый каскад крупных водохранилищ, объемы воды которых превышал полезную емкость Шардаринского водохранилища в более чем 10 раз и стали создавать угрозу прорыва и затопления населенных пунктов соседнего государства. Поэтому, Казахстан был вынужден построить в 2011 году контррегулятор «Коксарай» в 160 км от Шардаринского водохранилища с вместимостью 3 млрд кубометров воды. 
По имеющимся данным, в последние годы у Узбекистана появилась потребность в излишке воды с Шардаринского водохранилища в связи с начавшимся обмелением озер Арнасайской впадины, а контррегулятор «Коксарай» уже не в состоянии урегулировать стоки бассейна реки Сырдарья. Более того, само тело дамбы этого контррегулятора по всему его периметру требует тщательного обследования и серьезного ремонта.
Такая же ситуация сложилась в приграничных бассейнах рек Иртыш, Или, Волга и Урал, где Китай и Россия построили целый каскад водохранилищ и гидроэлектростанций, что привело к обмелению Каспийского моря, озера Балхаш, Бухтарминского водохранилища и реки Урал, практически к полному исчезновению осетровых и снижению ресурсов других пород рыб, а также изменило экосистему вышеназванных рек и ее притоков, сильно отразилось на водном биоразнообразии и в условиях жизни указанных регионов.
По официальным данным, в настоящий момент в Казахстане насчитывается 1823 гидротехнических сооружения: в республиканской собственности – 581; в коммунальной – 979; в частной – 238; бесхозных – 25. Обследовано 1646 гидротехнических сооружений и установлено, что 527 объектов требуют ремонта, из них 396 находятся в коммунальной собственности, в республиканской собственности – 78, в частной собственности – 44, бесхозных – 9. Наибольшее количество гидротехнических сооружений, требующих ремонта, находится в Карагандинской области – 226 .
На сегодня в удовлетворительном состоянии находятся 67% (1152) гидротехнические сооружения, в неудовлетворительном состоянии – 16% (277), в аварийном состоянии, требующих капитального ремонта – 5% (89). При этом, капитальный ремонт и реконструкция ведется только по 13 гидротехническим сооружениям (Эти данные относятся к 2018 году, поэтому требуют уточнения). 
Все существующие на территории страны водохранилища и гидротехнические сооружения и ирригационные каналы, как сказано выше, были построены в 60-70 годах прошлого столетия, в том числе Бухтарминское, Шульбинское, Шардаринское, Вячеславское, Капчагайское, Сергеевское и Бугуньское водохранилища. Некоторые из них находятся в сейсмической зоне. Многие из них эксплуатируются без капитального ремонта и реконструкции 40 и более лет, и являются объектами повышенной опасности. Каково их состояние на самом деле, известно только одному Богу. Но из года в год в разных СМИ мелькает информация об их изношенности на 40% и более.
Серьезного внимания также требует состояние защитной дамбы вокруг Астаны, которая была построена в 2010 году. Еще в 2017 году по заказу МСХ РК «Казгипроводхоз» разработал проектно-сметную документацию по реконструкции указанной дамбы на сумму 8 млрд тенге. Судьба этого проекта неизвестна, так как Комитет по водным ресурсам после этого из МСХ был передан в Министерство экологии и природных ресурсов. Кроме этого, в 2023 году Глава государства давал конкретное указание о срочном укреплении указанной дамбы.
Также, по моему мнению, требует определенного внимания состояние Кировского водохранилища в Кыргызстане, которое находится всего в 20 км от города Тараза и обеспечивает около 90% потребность Жамбылской области в поливной воде.
Практически все указанные водохранилища и гидротехнические сооружения уязвимы в террористическом отношении.
Аварии на этих объектах имеют катастрофические последствия, связанные с огромным материальным ущербом для экономики государства и негативным социально-политическим резонансом. Прорыв плотины в Кызылагаше в марте 2010 года стал одним из самых разрушительных в истории современного Казахстана – 45 человек погибли. По подсчетам властей, нанесенный поселку и другим объектам ущерб тогда составил более 8 млрд тенге – по тем временам это более 50 млн долларов. 
В 2020 году в Сырдарьинской области Узбекистана прорвалась дамба «Сардоба», что привело к затоплению нескольких населенных пунктов в самом Узбекистане и 5 сел в Мактааральском районе Казахстана, нанесло огромный материальный и моральный ущерб населению обеих стран. 
По официальным данным, в зонах возможного подтопления паводковыми и талыми водами находятся 1056 населенных пунктов, в которых проживает около 1 млн человек, расположены более 1,9 тыс. км участков автомобильных и 646 км железных дорог. Как известно, вода всегда течет там, где текла. Поэтому, наша страна из года в год в весенний период сталкивается с угрозой затопления населенных пунктов, тратит огромные средства на борьбу с ней и для устранения ее последствий (на этот год в этих целях выделено 7 млрд тенге). А в летние периоды вынуждены просить соседние страны об увеличении стоков воды в Сырдарье, Урале, Таласе, Келесе и других рек для полива.
При этом, ответственность за нанесение вреда населению, объектам инфраструктуры в результате неправильно установленного режима работы водохранилищ законодательством нашей страны не установлена.
В этом году паводковые воды затопили многие населенные пункты в 10 областях страны, прорвали дамбы в Актюбинской и более 100 тысяч человек. В этой связи Глава государства подверг резкой критике работу Правительства, обвинил руководителей вышеназванных областей и министра водных ресурсов и ирригации в халатности, объявил всем им строгий выговор, создал республиканский штаб, дал указание принять все меры для оказания помощи пострадавшим, возместить им нанесенный ущерб. Но пик паводка еще не прошел. 
Еще один очень жизненно важный вопрос с водой связан с ее загрязнением. Любое нарушение в сфере производства и применения химических веществ, добычи и переработки в нефти и газа, уранового сырья, золота, а также в горнорудной промышленности, могут привести к загрязнению окружающей среды, в первую очередь, водных ресурсов и почвы.
Наши предки знали истинную цену воды и никогда не совершали действий, которые могли бы привести к загрязнению воды. Так, на 685 странице средневековой книги Рашид ад-дина «Жамиғ ат-тауарих» по этому вопросу приведен любопытный факт: «Однажды Угетай каган шел вместе с Шагатаем с охоты. Они увидели какого-то мусульманина, который совершал гусыл (омовение), сидя в воде. Шагатай, который в делах обычая придерживался (даже) мелочей, хотел убить того мусульманина. Каган сказал: сейчас не время, и мы устали, пусть его содержат под стражей сегодняшнюю ночь, а завтра его допросят и казнят». Только, такое отношение к воде может сохранить ее чистоту.
Поставленные Главой государства задачи по обеспечению страны качественной водой могут быт выполнены только при наличии высококвалифицированных специалистов.
В советское время в Казахстане было несколько высших учебных заведений этого профиля, в том числе Жамбылский и Кызылординский гидромелиоративные институты, Шымкентский и Тюлькубасский гидромелиоративные техникумы. Кроме того, практически во всех политехнических, инженерных и сельскохозяйственных институтах и техникумах готовили необходимых специалистов для водного хозяйства страны. За годы независимости все они были преобразованы в государственные университеты, академии, а также колледжи. В настоящее время во многих из них даже не осталось факультетов или групп по подготовке водных специалистов. А там, где они остались, готовят только некоторых узких специалистов, и то в ограниченном количестве. Так, в 2023 году по специальности «Водные ресурсы и водопользование» было выделено 328 грантов, а зачислены только 98 абитуриентов, причем в основном слабые, которые в школе еле учились на «тройки» (проходной бал – 50 баллов). То же самое по специальности «Гидротехническое строительство и управление водными ресурсами»: приняты 8 студентов вместо 20-ти, «Водоснабжение и водоотведение» – тоже 8 человек, вместо 20-ти. На платное отделение молодежь тем более не идет. 
В этой связи, возникает необходимость в восстановлении прежних факультетов по подготовке всех специалистов, необходимых для водного хозяйства страны. 
Все это я пишу для того, чтобы читателям были понятны те существующие проблемы с водой в нашей стране.
Складывается впечатление, что люди, которые занимаются решением водообеспечения страны, просто не поняли тех задач, которые поставил Глава государства, и, как всегда, гребут в другую сторону.
Так, в марте 2024 года депутаты вновь раскритиковали проект Водного кодекса во время повторной презентации его в Мажилисе РК. Это еще раз свидетельствует о том, что в министерстве нет специалистов, которые могли бы разработать Водный кодекс, соответствующий всем требованиям и вызовам сегодняшнего дня. 
 Для решения вышеуказанных Главой государства задач, по моему мнению, в первую очередь следует наладить точный учет всех вод, в том числе стоков степных и горных рек, а также существующих озер, водохранилищ, водозаборных скважин. Мы должны четко знать, какими водными ресурсами мы обладаем на самом деле. В том числе в благоприятные и засушливые годы, на какие цели и в каком количестве они расходуются, а также, сколько воды испаряется, безвозвратно теряется, утекает в соседние страны, и даже воруется. Так, по данным бывшего министра экологии и природных ресурсов З. Сулейменовой, существует черный рынок воды в Казахстане. По приблизительным расчетам, его объем в южных регионах в период вегетации оценивают в 5 млрд тенге.
Без такого учета нельзя говорить о дефиците воды, необходимости внедрения водосберегающих технологий тем более. Надо сказать, такой учет, в советское время существовал, но, к сожалению, мы его растеряли в годы независимости. 
Используемые в настоящее время данные по водным ресурсам и их расходам на нужды сельского хозяйства, промышленности и коммунально-бытового сектора требует уточнения. По моему мнению, они устарели и не соответствуют истине (По имеющимся данным, рост нашей экономики еще не достиг уровня 1991 года. Поэтому нынешний дефицит воды связан только с бездумным ее расточительством). Так как этими вопросами в последние десятилетия по-настоящему никто не занимался. Но, думаю, что в век цифровизации наладить такой учет не составит особого труда. А его результаты должны ежегодно публично докладываться Правительству РК и населению страны.
Кроме этого, на мой взгляд, настало время разобраться с состоянием водопроводных сетей, канализации и очистных сооружений коммунально-бытовых и промышленных объектов городов и большинства населенных пунктов, всевозможных объектов малого бизнеса (автомойки, сауны, рестораны и различные торговые сети, ремонтно-производственные цеха), так как основная часть существующих водопроводов и канализации была проложена еще в советское время, находятся под землей и скрыты от глаз населения. Состояние очистных сооружений указанных объектов давно вызывает тревогу. О вторичном использовании воды с указанных объектов начали говорить только сейчас.
За все эти годы этими вопросами никто особо не интересовался, не проводил необходимые обследования их состояния. А в случаях аварии ограничивались лишь локальным латанием возникающих дыр или частичной заменой изношенных до предела участков сетей. Поэтому, в настоящее время никто не может сказать о качестве воды в таких сетях, а также, какая ее часть попросту продолжает уходить в землю безвозвратно.
Такое положение сложилось из-за того, что указанные объекты все годы независимости продолжали пользоваться дешевой водой из имеющихся водохранилищ и питьевой водой подземных скважин (стоимость 1 кубометра холодной воды по стране колеблется от 75 тенге до 322 тенге, тогда как в магазине стоимость 1 литровой бутылки составляет 355 тенге). И никто даже не пытался приватизировать водоканалы, за исключением, пожалуй, ТОО «Водные ресурсы – Маркетинг» в городе Шымкенте.
А расходы государства в этой сфере из года в год продолжают расти. В последнее время даже начали говорить об увеличении тарифа в несколько раз, ограничить приток населения в города, в том числе в столицу, что тут же вызывало общественный резонанс.
В то же время, вышеназванное предприятие, которое в 2023 году отметило свое 25-летие, все эти годы продолжало работать за счет кредитов Европейского банка, повсеместно установило расходомеры, тем самым наладило строгий учет расходования воды по потребителям, заменило более 60% изношенных водопроводных и канализационных труб на современные долговечные пластиковые трубы, тем самым сумело снизить объемы подаваемый воды в город в 3,5 раза по сравнению с советским периодом (население города Шымкента в 1991 году едва достигало 400 тысяч человек, а в настоящее время примерно такое же, как в Астане, т. е. более 1,3 млн человек, а расход воды – всего 150 тысяч кубометров в сутки), внедрило передовые иностранные технологии по биоочистке канализационных вод, очищенную воду используют для полива, а полученный биогаз для выработки электроэнергии. Кроме этого, электроэнергию получает от солнечных батарей, что позволило значительно снизить расходы на эту статью.
За эти годы на базе указанного ТОО были проведены несколько крупных международных и республиканских семинаров, для ознакомления с их опытом работы приезжали даже Премьер-министр РК и несколько его заместителей, не говоря уже об областных руководителях, непосредственно занимающихся вопросами водоотведения и канализации.
Но, почему они не используют этот положительный опыт в мегаполисах и в областных центрах и городах, мне пока непонятно. По моему мнению, в настоящее время никто не хочет связывать себя с этой проблемой. Возможно, это связано с их инвестиционной непривлекательностью даже для самых крепких частных оте­чественных инвесторов. Но когда-то придется заниматься ими, может быть путем привлечения иностранных инвесторов под гарантией Правительства РК. Так как в любое время может наступить критический момент из-за крайней изношенности существующих сетей, масштабы которой может быть сравнимы или хуже, чем в сфере теплоснабжения в энергетике.
В 2002 и 2020 годах в нашей стране были реализованы госпрограммы «Питьевая вода» и «Акбулак», потрачено более 1,5 трлн тенге. По задумке Правительства, к 2020 году доступ к водоснабжению должен был быть у 100 процентов городов и 80 процентов сел. В настоящее время существует Программа «Нұрлы жер», рассчитанная на 2020‒2025 годы. На ее реализацию было выделено более 110 млрд тенге. Именно она должна была сделать то, что не смогли первые две, и обеспечить к 2025 году 100-процентный доступ людей к чистой питьевой воде. Однако о ней в последнее время стараются не упоминать и делают ставку на программы развития регионов. По официальной статистике, на 2023 год водообеспеченность городов составила 97%, а из 6321 сельского населенного пункта в республике только 4078 обеспечены централизованным водоснабжением (86,4%). Но, по данным СМИ, проложенные в последние годы водопроводные сети многих населенных пунктов не работают из-за проектных ошибок, отсутствия водных источников, пригодных к употреблению, использования бывших в употреблении труб и оборудования, а также в связи с хищениями бюджетных средств, выделенных на их прокладку.
Также непонятно, почему при создании профильного министерства вопросы государственного регулирования в области водоснабжения и водоотведения вновь остались в ведении министерства промышленности и строительства. Как можно, чтобы регулированием и распределением водных ресурсов страны одновременно занимались сразу два министерства, и как беречь воду при таком подходе?
Вопрос о внедрении водосберегающих технологий назрел давно. Перспективы увеличения эффективности орошаемого земледелия неразрывно связаны с широким применением водосберегающих технологий орошения, которые позволяют снизить водозатратность и увеличить урожайность путем точечной подачи воды и питательных элементов.
 Поэтому, в целях стимулирования фермеров к внедрению водосберегающих технологий, государство намерено увеличить доли возмещения затрат фермеров на бурение скважин при подведении инфраструктуры для забора и подачи воды на орошаемых землях, приобретение и установку водосберегающих технологий с 50 до 80%, где 30% субсидируется за счет местного бюджета, использовать стимулирующие меры по внедрению современных агротехнологий в производство, в том числе использования качественных удобрений, семян, пестицидов, производительной техники, диверсификации посевных площадей влагоемких культур.
Следует отметить, что внедрение водосберегающей технологии – очень дорогое удовольствие. Наша страна еще в 90-е годы пыталась внедрить водосберегающую технологию израильской фирмы «Мерхав». В восьми областях республики было приобретено оборудование капельного орошения на сумму 36,2 млн долларов. Правительством республики были предоставлены льготы по погашению кредитов: хозяйства, получившие импортную технологию и оборудование, покрывают 70% стоимости контрактов, а 30% погашается за счет средств республиканского бюджета. В конечном счете, указанное оборудование не нашло применения у наших производителей сельхозпродукции (кроме одного из хозяйств по выращиванию томатов в Каскеленском районе Алматинской области), выяснилось, что израильская технология по выращиванию сельхозпродуктов не соответствует агрохимическим параметрам почвы и воды, а также природно-климатическим условиям регионов. В результате, наше Правительство было вынуждено погасить кредит израильского банка за счет бюджета страны, а дорогостоящее оборудование просто разворовано.
Поэтому, прежде чем покупать дорогостоящие водосберегающие технологии, необходимо иметь глубоко продуманную программу ее внедрения, надо тщательно изучать агрохимические параметры почвы и воды, климатические условия регионов и заранее подготовить соответствующих специалистов. И самое главное учесть прежний опыт субсидирования других сфер агропромышленного сектора нашей страны.
На начальном этапе эту технологию следует адаптировать в Туркестанской, Кызылординской и Жамбылской областях, где, по официальным данным, большая часть магистральных и межхозяйственных каналов находится в изношенном состоянии – в результате потери воды составляют 40%.
Следует отметить, что вопросами водосбережения в указанных краях успешно занимались наши предки еще в прошлые века. Так, 9 августа 1888 года Генерал-губернатор Туркестанского края Н. О. Розенбах одобрил «Инструкцию о правах и обязанностях ирригационных чинов, уездных начальников, арык-аксакалов и мирабов по заведыванию ирригацией в Туркестанском крае».
В соответствии с указанной инструкцией, арык-аксакалы назначались и увольнялись только приказом Военного губернатора. На арык-аксакалов возлагались заведывания главными арыками. Он был обязан содержать в исправности головные плотины, подпруды, водосливные шлюзы, вододелители и берега подведомственного ему главного канала, а также поддерживать уровень и количество протекающих вод в размере, нужном и установленным обычаем для побочных арыков.
Мирабы назначались и увольнялись сельским сходом. Они заведовали побочными арыками.
Мираб был обязан содержать вверенные его надзору арыки в полной исправности, в смысле удовлетворения водой всех культурных земель и сбережения воды от излишней траты. Он должен был содержать головы арыков и все сооружения, на арыке находящееся, как-то: плотины, водоспуски, подпруды, берега, сливные арыки и осушительные канавы, в полной исправности для правильного действия и наблюдать за поддержанием уровня как вод, так и дна, озабочиваясь своевременно очисткой арыков от ила, водорослей, трав, и т. п.
Арык-аксакалы и мирабы подбирались из числа самых авторитетных людей конкретных населенных пунктов. Им из казны выплачивали очень большое по тем временам жалование: от несколько десятков рублей до 300 рублей в месяц в зависимости от значения того или иного канала и арыка.
В Приказе о назначении арык-аксакалов Туркестанского края оказался и Бекасыл Биболатов, автор энциклопедической книги «Зикзал», известный в народе как Бекасыл аулие, который без денежного содержания заведовал Тасарыком, а также многие авторитетные люди указанного края, в том числе Битбай Джерыкбасов (с их списком можно ознакомиться в разделе «кітаптар» на сайте bekasyl.kz).
В указанной книге «Зикзал» Бекасыл Биболатов назвал три причины заболевания людей. Первой является употребление грязной воды, вследствие чего человек болеет «желтухой», которая является источником многих заболеваний.
В свое время по инициативе вышеназванных людей в горах Алатау, что находится в Толебийском районе Туркестанской области, на высоте 4200 метров от уровня моря, была построена дамба с названием «Тоғанбұрған», воду которой спускали через ущелье «Жалпаксай» в долину реки Каскасу и использовали для полива земель населенных пунктов Каскасу, Керегетас, Бесбала, Диханколь, Большая и Малая Успеновка. Указанная дамба была разрушена селевым потоком. С тех пор вода дамбы стекает в реку Угам в одноименном ущелье и утекает в сторону Узбекистана.
Следует отметить, что река Угам круглый год полноводная и может обеспечить потребность миллионного города. В 80-е годы прошлого столетия разрабатывался проект переброски ее воды до города Шымкента, путем строительства тоннеля сквозь толщи Угамских гор. В настоящее время этот проект намерен реализовать известный предприниматель С. Сейтжанов с привлечением китайских компаний. 
Изложенное свидетельствует о том, что какое значение придавалось в те далекие времена вопросу водообеспечения населения, тогда как у людей не имелось никакой техники, кроме лопаты, кетменя и кайлы.
К сожалению, этот опыт наших предков в настоящее время потерян. Многие каналы и арыки отданы в откуп частникам или находятся на балансе облводхозов, они занимаются только распределением воды за плату. А большинство арыков населенных пунктов практически бесхозные, никто не следит за исправностью арыков, их не ремонтируют и не чистят от ила, трав и водорослей. Существовавшие в советские годы земснаряды давно исчезли. В результате больше половины воды теряется, идет ее загрязнение всякими нечистотами.
Резюмируя сказанное, очень надеюсь, что в новом Водном кодексе будут учтены все эти вопросы, а мы научимся рационально использовать воду. 
 

2300 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми