• Время
  • 20 Января, 2024

СВЕТ БЛАГОДАТНОГО ЗНАНИЯ

Я по воле Небес                                                                                      

Знанием обладал…
Надпись в честь Тоньюкука

 

Удивительное явление – речь человеческая. Мы любим слушать речи. Особенно речи знающих, речи правдивые. Они всегда весомы, красивы, полезны и магически притягательны. Не потому ли речь и древних, и нынешних мастеров слова была и остается бездонным источником изучения ее философией, лингвистикой, психологией, начиная с античных мудрецов: Аристотеля, а позже и аль-Фараби и заканчивая современными лингвистами и культурологами. Они изучают тайну этого чуда, его истоки, его воздействие на душу человека. Одухотворенная бессмертной традицией прошлого, умная и твердая, речь знающих часто меняет общественное сознание. А магически притягательная речь поэтов и ораторов – лучшее из творений, данное нам в дар и для нашего же собственного совершенствования. Поистине, это небесный дар!

 

Я и сейчас имею счастье слушать одного из лучших ораторов нашего века, писателя, эстета, интеллектуала, нашего современника Мурата Мухтаровича Ауэзова, сына всемирно известного писателя.
Я не стану описывать жизнь писателя. Все это хорошо известно из прекрасных книг о нем матери, Фатимы Габитовой, из ее глубоко содержательных дневников и писем. Это известно и из собственных книг и статей писателя М. М. Ауэзова – не менее прекрасных по языку и стилю и актуальных по содержанию.  Во всех, названных выше, книгах, документах и дневниках отразилась трагическая эпоха и звучат голоса великих казахских писателей. И, все же, несмотря на трагический фон, в них живет светлая надежда на лучшие времена. И пусть я не стану повторяться в описании жизни этой замечательной личности, но, хорошо зная ее, я невольно обращаюсь к памяти великого восточного мудреца, оставившего о себе такие строки:

Я по жизни старался быть 
на верном пути,
Чтоб в науке и в людях мог 
я правду найти!

Я думаю, что эти мудрые откровения Низами могут стать и эпиграфом всей жизни просветителя и гуманиста нашего века М. М. Ауэзова. И, не странно ли, читатель: именно верный путь отличает всех, известных нам мудрецов, властителей дум, художников слова, давно прошедших тенью бренного мира, но осветивших его могучим светом, ярко пылающим в веках:

Сердечное мое слово,
Сыны моего народа,
Сподвижники и соседи,
Слушайте, глядя на камень,
Сам я его поставил.
Сегодня еще стоит он,    
Стоит на пути кочевий, 
Стоит на месте стоянки,
Стоит, где мною поставлен,    
Слово мое на камне.
Смотрите на камень, знайте:
Я нерушимый камень…
– выбил в VIII веке на Орхонской скале в честь кагана Кюль-тегина великий древнетюркский ырчы, племянник царствующего дома Ашина, Йоллыг-тегин. 
В чем верный путь мудреца Сократа? Он всю жизнь искал истину в речах и глазах тех мудрствующих, кто, как он полагал, мог знать более него. Таков был и верный путь поэта, ученого и музыканта аль-Фараби, перекинувшего за плечо мешок с лепешкой в поисках удивительных носителей божественной истины. Этот путь прошел и Асан Кайгы, и другие хранители многотысячелетнего Степного Знания – Дала Ілімі – жырау и акыны многострадальной казахской земли.
Но сейчас слово о пути нашего великого современника. Глубокие идеи его нам еще должно постигнуть, и ценное слово его – должно сберечь! Многогранная, энциклопедическая личность, прямой наследник могучих живительных традиций Востока и Запада, крупный общественный деятель со своей четкой гражданской позицией, он никогда не стоял и не мог стоять в стороне «во дни торжеств и бед народных». 
В романтической молодости он со своими соратниками сплотил «могучую кучку». Отважные сердцем, московские казахи-интеллектуалы создали национально-просветительское движение «Жас Тұлпар». В то время молодой М. М. Ауэзов писал: «Яснее, чем когда бы то ни было прежде, в современном казахском общекультурном процессе обозначились тенденции национального самоутверждения. Созрела и стала вполне очевидной мысль, что отказ от исторических корней, нигилистическое отношение к духовной традиции губительны для национальной культуры не в меньшей мере, чем самоизоляция и замкнутость. Разрыв связей с собственными истоками, уход от решения проблем национальной действительности обрекают художественную культуру на бесплодие, потребительскую вторичность. Между тем, правом на будущее владеет только культура, утверждающая свое прогрессивное и оригинальное видение мира, способная обогатиться наследием прошедших времен и опытом других народов – культура, создающая необходимые и неповторимые ценности».
Его соратники и единомышленники в основе своей представляли уже качественно новое, послевоенное поколение интеллектуалов, познавших свежее поветрие политической оттепели конца 50-х – начала 60-х годов, времени творческого раскрепощения, высвобождения писателей, художников, музыкантов, деятелей кино от навязанных идеологических парадигм.  Возникло небывалое количество жанров, творческих методологий, эстетических поисков. Жастулпаровцы пошли не только на творческие эксперименты, но теперь обратились к горькой народной памяти и к истокам спасительной традиции. Историки еще дадут этому могучему движению шестидесятников достойную и объективную оценку. Достаточно сказать, что вся культурно-преобразовательная деятельность этих, совсем молодых людей, протекала в условиях предельно жесткого идеологического режима, под неусыпным контролем идеологов. И в таких условиях они выступали за возрождение национальной культуры, за ее великую и уникальную самоценность, а идейным вдохновителем и организатором этого движения был М. М. Ауэзов.
Много сказано и о книге «Кочевники. Эстетика: Познание мира традиционным казахским искусством». Подобно самой народной трагедии, испытала она идеологическое преследование и была обречена в прямом смысле на казнь четвертованием, под гильотину. Но мы все же имеем возможность узнать из нового издания 1993 года блистательные имена ее отважных авторов: С. Акатаева, М. Ауэзова, Е. Турсунова, Э. Шакеновой, М. Каратаева, А. Мухамбетовой, Б. Каракулова, К. Нурлановой. Каждая из работ – подлинный шедевр науки, а в совокупности все они – верный ориентир в изучении специфики и закономерностей казахского традиционного искусства, в своей целостности раскрывающей «своеобразие эстетической среды кочевого народа, которое находит свое выражение в специфике эстетического восприятия мира и эстетической деятельности». Книга эта – памятник несломленному тюркскому духу, образ подлинной свободы и независимой науки. И теперь, после этих слов, я настоятельно обращаюсь к тем моим современникам, кто еще ее не прочел – прикоснитесь к ее сокровенным, умным, бесстрашным страницам. Многие из замечательных соратников и единомышленников Мурата Ауэзова уже оставили мир, но прометеев свет их знаний светит нам из глубин тех холодных времен и ярко будет светить грядущим поколениям нашей свободной Родины. Ведь именно в этой книге, как в беспокойном сердце писателя, отразились все противоречия и тревоги мира. 
Каждая из его последующих книг М. М. Ауэзова – вдумчивый диалог со своим временем, с современниками и потомками. Суждения его бывают порой острыми и нелицеприятными, но всегда с пользой для общего дела, народного, национального. Видный общественный деятель, публицист, оратор и взыскательный художник слова, М. М. Ауэзов, на мой взгляд, сегодня составляет могучую, поистине звездную плеяду блестящих восточных мудрецов. Писатель пропитан их неизбывной духовностью. Звонкой медью звучит она в каждом его слове. И, вглядываясь вглубь времен, я вижу этот звездный караван бессмертного человечества. М. М. Ауэзов также продолжает свой бесконечный диалог с Физули, Навои, Фирдоуси, Руми, Саади, с Ли Бо, Ду Фу, Ван Вэйем, с Бхартрихари, с Тагором, со всей мировой: русской и европейской классической литературой в ее лучших гуманистических образцах. Началом же этого диалога выступает Синклиуннинни, жрец и первый поэт человечества, предполагаемый автор «Эпоса о Гильгамеше». Ибо в то сложное время молодой ученый, первый в казахстанской науке, сумел сопрячь бессмертный духовный опыт древнего человечества с духовным и бесценным опытом родной казахской традиции. Так сопрягали в период расцвета ислама классическую античность и беспримерную культуру европейского средневековья великие тюрки, арабы и персы в своих бессмертных трудах.
В сверкающей плеяде восточных философов, поэтов и общественных деятелей имя классика мировой литературы ХХ века М. О. Ауэзова вне сомнения.  И как его сын, и как сын великого казахского народа Мурат Ауэзов достойно продолжает великое дело отца, словом и делом развивая пути для родного языка и родной казахской литературы, литератур всех братских тюркоязычных народов на новом и уже непредсказуемом витке истории, времени, «когда падают горы».

Кайрат ЖАНАБАЕВ, 
доцент КазНУ имени аль-Фараби
Фото Юрия БЕККЕРА

2346 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми