• Культура
  • 30 Сентября, 2021

ДАЛА ДИДАРЫ

Лариса МАРТЫНОВА, 
специалист экспозиционно-выставочного
сектора Восточно-Казахстанского музея искусств

 

Восточно-Казахстанский музей искусств отмечает 30-летний юбилей Республики Казахстан областным фестивалем искусств «Дала Дидары». Это конкурсный проект, смотр достижений культуры творческих коллективов, художников, мастеров прикладного искусства. Восточный Казахстан недаром называют не только «Рудным Алтаем», но и «Континентом в миниатюре». Здесь есть практически все ландшафты и природные зоны, за исключением арктической и тропиков. Мы ожидаем, что в течение года на мероприятиях фестиваля увидим все разнообразие образов, свойственных культуре нашего региона, в том числе исторические и природные достопримечательности. 

Большинство участников «Дала Дидары» не имеют своих аккаунтов в социальных сетях. Для художника из района наш проект, – единственный способ, чтобы о нем просто узнали. Авторы районных выставок не могут похвалиться миллионами просмотров на популярных каналах. В своем творчестве эти люди тихо, честно и самоотверженно охраняют духовные границы казахстанской культуры.

Инициатором и автором идеи «Дала Дидары» стала директор ВК музея искусств Бекайым Касымхановна Уябаева. Нас поддержали в акимате и Управлении культуры области, благодаря чему ко Дню Независимости по решению специального жюри мы наградим лучших участников проекта. К середине года жители и гости Усть-Каменогорска уже увидели вернисажи выставок и презентации концертных программ Кокпектинского, Абайского, Тарбагатайского, Курчумского районов, а также района Алтай и города Риддер.

О некоторых наблюдениях в этом проекте, полученных мною в качестве куратора выставок «Дала Дидары», мне хотелось бы рассказать именно в журнале «Мысль». Я ценю это издание за особую приверженность философской тематике, за то, что сотрудники редакции, главный редактор журнала Аяган Сандыбай, авторы «Мысли» пытаются увидеть и показать современникам глубинные, философские, мировоззренческие аспекты в культурной и общественно-политической жизни республики.

 Одна из главных задач нашего фестиваля – консолидация культурных процессов в регионе, сохранение творческих связей в период ограничительных мер во времена пандемии. Разрабатывая положение конкурса, мы предполагали, что фестиваль искусств и конкурс художников должны наглядно представить духовные границы независимости нашей страны в пространстве мировой культуры. Изначально было понятно, что истинные традиции народа живы не в городских салонах и галереях, где доминирует авангард, а в глубоком «тылу культуры», в районных центрах, в маленьких селах и аулах, еще не охваченных всеобщей «гаджетеризацией». Наш проект уже сейчас, до своего завершения, неожиданно для самих организаторов и его участников приоткрыл темы достаточно злободневные, связанные с проблемами всеобщей глобализации человеческого бытия.

Сейчас еще нет статистики, которая бы определила, какую часть нашей жизни пожирают всевозможные экраны, компьютеры, – вся виртуальная имитация жизни. С этой точки зрения взгляд художника, который в отдаленном районе все еще живет «на траве» и созерцает открытый горизонт, существенно отличается от мировосприятия горожанина, который сначала увлекался кубизмом, а теперь видит, как в Майнкрафте, только квадратные облака. Никто не знает, как, где и кем определяются границы духовного мира, позволяющие сохранить национальный и личный суверенитет и, в то же время, не остаться за бортом всеобщих демократизации и прогресса. На выставках «Дала Дидары» проявились удивительные контрасты, отражающие различные пути развития отечественного искусства. Один из них, обозначенный еще художниками-шестидесятниками, заключается в сохранении образного строя и всех приемов многовековой культуры мира номадов. Другой – ассимилирует казахстанское искусство в образном мире мировой художественной культуры. В любом случае задачу современных искусствоведов и музейщиков я вижу в том, чтобы сохранить духовный и вещный мир, отражающий исторические, эстетические и этические традиции народа Казахстана. Мы рады тому, что в районах еще не утратили навыков рукоделия и старинных ремесел. На районных выставках горожан привлекают не столько академическая живопись и графика, но, прежде всего, изделия прикладного искусства. Уже первая экспозиция проекта – выставка Кокпектинского района удивила зрителей разнообразием приемов и техник декоративного творчества. Здесь были макеты, различные сувениры, мелкая пластика, художественное шитье, композиция из чия. Осергуль Мамидолы из аула Сарыбель показала тускииз, украшенный изысканным тонким орнаментом. Особой художественной ценностью обладают картины Гулгины Ахметкалиевой из окрашенного войлока и вышивка крючком Асхара Танжарык.

 Очень качественные работы мастеров традиционных казахских ремесел мы увидели на выставке Абайского района. Каждая камча, каждый торсык Сымбата Кудайбергенова – настоящее произведение искусства. Абайский район, расположенный на юго-западе нашей области, называют духовной Меккой Казахстана. Здесь известно около трехсот исторических мест, связанных с именами Абая Кунанбайулы, Шакарима Кудайбергенулы и Мухтара Ауэзова. Местные художники Берик Ережеп и Ержан Сыдыкбай показали на выставке пейзажи «Қарашоқы» и «Жидебай».

 При монтаже выставок мы понимали, что в каждом районе есть свои интерьерные «бренды», которые не увидишь в городской квартире. Конечно, можно прийти в музей, чтобы иронизировать над деревенским наивом или пестрой палитрой самодеятельного аульного художника. Не лучше ли оценить главную ценность такого чистого, неиспорченного чужими цивилизациями искусства, которое даже в трагических сюжетах держит психику человека в области положительных и утверждающих жизнь эмоций. В работах районных мастеров есть ясные перспективы «чистого счастья», правильного отношения к природе, гармония мира людей и всего живого. Художница из Курчума Турсынхан Жиынкуа показала нам картины, выполненные в ковровой технике, которую иногда называют «вышивка петлей». Это очень популярный вид творчества на селе. Композиция Турсынхан «Жайляу» – настоящее лекарство от меланхолии, тоски и любых мрачных мыслей. В ее пейзаже не может быть никакой пандемии. Каждый элемент композиции – очень простой, легко читаемый, и, тем не менее, при внешней простоте, глубоко символический. Чистые ярчайшие краски, графическое решение, настоящий наив, который сейчас так ценится искусствоведами и у нас, и за рубежом. В таких экспонатах выражены все представления художника о Родине. Здесь – характерный ландшафт Курчума и, очевидно, самое крупное из высокогорных озер Казахстана – Маркаколь. Здесь очаг – символ семейного счастья и преемственности традиций. (Совсем недавно одна из сотрудниц музея сетовала, что городские казахские девушки не знают, как подойти к казану, как разжечь самовар). Особенно умиляют два белых лебедя на синей поверхности озера. Их контуры рисуют сердце – символ любви.

Т. Жиынкуа. «Жайляу»

 На курчумской выставке были декоративные цветочные композиции Ардак Сиязбаевой. Это еще один районный «бренд». Здесь же мы показали вышивки Сары Толганбайкызы, постилочные коврики Саркыт Мынтаевой, изделия из ракушек, еловых шишек, декоративную рыбу Сауле Слямовой, выполненную в технике «курак». Саябек Бежекенов, мастер по изготовлению казахских народных инструментов, привез на выставку свои домбры.

Сейчас мы принимаем работы для экспозиции Аягозского района и снова восхищаемся мастерством народных художников. В Аягозе есть женщины, которые делают очень красивые корпе. Городские невесты охотно покупают их для приданого. Куласбаева Жанылкан использует для своих изделий традиционную технику «курак», а Тамаша Токтагали вывязывает узоры крючком из цветных нитей. Узор вы видите сами, – такой, что кружится голова.

 Участники «Дала Дидары» приносят в музей не вещи – весь степной космос. Их искусство, в чем-то наивное, но зато воистину независимое от чуждых влияний, несет в себе все мироощущение гордого кочевника, владеющего громадными пространствами с чистой и живой водой, травой, ветром и звездами. Как отличается этот мир, от того, который сейчас идет ему на смену. Человечество кнутом и пряником загоняют на виртуальные пастбища. Художники пишут картины не кистью, но «мышкой». Музыканты делают аранжировки песен без оркестра, за персональным компьютером. Пандемия многократно и жестко ускоряет эти процессы. Мы незаметно становимся придатками мышек, компьютерными (простите) червяками, которые питаются отходами реального мира. Это страшно, потому что в виртуальном пространстве другие физические законы, и эмоции. Совсем другая этика, и цена человеческой жизни совсем другая. Настораживает то, что духовный, виртуальный мир, который формируется на наших глазах в социальных сетях, очень, мягко говоря, отличается от райского сада, о котором говорили пророки всех времен и народов. Истинные художники, как могут, сопротивляются эстетике разложения и насилия, техногенным суррогатам творчества. Чем дольше я работаю в музее, тем более убеждаюсь – талант художника определяется не столько опытом, наличием образования (т. е. знанием техники ремесла рисования и живописания), но, в большей мере, – эмоциональной восприимчивостью автора. Такая «открытость», даже незащищенность по отношению ко всем проявлениям жизни в пространстве и времени – единственный способ быть гением в искусстве. За это дорого платят, но зритель всегда чувствует и ценит эту искренность, оголенные провода нервов, души и эмоций. Настоящее произведение искусства воздействует мистически и необъяснимо. В этом смысле меня поразила картина «Мощь» тарбагатайского живописца и графика Еркебулана Жакишева. Начну с того, что образ отвлеченного понятия писать-рисовать достаточно сложно, потому что вербальные ассоциации у всех разные. Картина Еркебулана во многом олицетворяет собой второй путь развития казахстанского искусства. Молодой художник, уже во время учебы искушенный знанием стилистики и художественных приемов западноевропейской школы, осознанно ограничивает себя в цвете (его живопись практически монохромна), использует авангардные, обобщенные приемы формообразования. Он явно видел серию литографий Пабло Пикассо, посвященных корриде. Чистая эмоция (Мощь), выражена художником очень точно, она не вызывает сомнений у человека любого возраста и сословия. Это произведение образно выражает не только некие элементы национального менталитета. Здесь зримо представлена «Мощь» именно Тарбагатая. Юго-восток нашей области, знаменитые курганы в долине Чиликты скрывают тайны древних степных цивилизаций. Часть сокровищ этих поистине золотых курганов хранится в залах петербургского Эрмитажа. На районной выставке этот край предстал перед нами, как земля батыров, дух которых присутствует здесь до сих пор. Нам показали девяносто экспонатов. Среди них – разнообразные виды традиционных казахских ремесел (курак корпе, коржун, вышивка, изделия из кожи, национальная одежда и аксессуары, в том числе головные уборы и женские украшения). Художники Жаркынгазы Съязбеков, Еркин Сулейменов, Адилет Шокан написали образы Абылай хана, Кабанбай батыра и его дочери, воительницы Назым. На вернисаже городские зрители впервые увидели древнее музыкально-кукольное искусство ортеке, а инструментальные и вокальные номера в исполнении тарбагатайской этногруппы «Бабалар сазы» перенесли нас в прошлое. В этом отдаленном от культурных центров регионе сформировалась своя художественная школа. Ее организатор и руководитель – профессиональный художник-живописец Алибек Токенович Шоканов. По окончании художественно-графического факультета Государственного университета имени Абая (г. Алматы) он живет и работает в селе Акжар. Благодаря его усилиям здесь уже в течение восьми лет бесплатно учатся изобразительному искусству почти двести юных художников! Шоканов – участник практически всех проектов Восточно-Казахстанского музея искусств. Среди пейзажей, представленных им на районную выставку, нет ни одного фантазийного, придуманного в мастерской. В основе любой его картины – два-три предварительно написанных на природе этюда. Палитра Шоканова академически неяркая, очень сдержанная в контрастах. Этот художник никогда не пользуется изумрудной зеленью. У него нет розовых закатов. Композиции картин – простые и ясные, а масляные краски щедро разбавлены искренней любовью к родной земле. У зрителя, заинтригованного простотой, мистикой туманов и клубящихся туч, возникает неодолимое желание воочию увидеть то, что он пишет. Такой стиль я бы назвала «патриотическим реализмом». Притягательность его не в очертаниях гор, а в рельефе духовных переживаний самого автора.

 Е. Леонова. «Пик САВО», живопись мастихином

 На районной выставке города Риддер мы увидели совершенно иные, сине-голубые, холодные миры Елизаветы Леоновой. Ее горные панорамы имели особенный успех у зрителей. Образы ледяных белков открывают, безусловно, очень сильные эмоции. Точно выверенные в законах линейной и воздушной перспективы, картины молодой художницы создают абсолютную иллюзию трехмерного пространства. Искусствоведы называют такую технику фотореализмом. Елизавета использует мастихин – металлическую пластинку, которая лучше мягкой кисти передает структуру горной породы. Появление таких мастеров в регионах – не случайность. На выставке Риддера было много работ профессиональных авторов. Среди них – архитекторы, выпускники художественных училищ, преподаватели Детской художественной школы. Здесь, как в Акжаре, наработаны свои традиции в области изобразительного искусства, много изостудий разного профиля. Детская художественная школа Риддера – ровесница нашей республики, а знаменитой риддерской Изостудии – более восьмидесяти лет.

Художнику, который пишет закат или батальную сцену, незачем задумываться о законе единства и борьбы противоположностей. Пейзажи Леоновой и Шоканова хороши каждый по-своему, и в каждом из них чувствуется влияние рельефа на формирование картины мира в сознании живописца.

 Иногда философия кажется областью знаний совершенно далекой от музейного дела. Чтобы в течение получаса написать этюд на пленэре не нужна диалектика. Любой талантливый живописец получает достаточно объективные (т. е. многократно повторяющиеся) результаты, не задумываясь, непроизвольно, как будто бы даром. Он может видеть будущее и прошлое. Его картинки-образы формируют общественное сознание и ту историю человечества, которую мы знаем и принимаем, как плод чистой науки. Вся моя работа в музее, общение с творческими людьми, выставки фестиваля «Дала Дидары», убеждают в том, что изобразительное искусство (так же, как и поэзия) – это своеобразный способ познания мира. В этой сфере – весь опыт медитативной, молитвенной практики народа, все теологические озарения наравне с интуицией. Мы понимаем, что Казахстан никогда не уподобится Северной Корее или Японии. И дело здесь не в политическом своеобразии или статусе на международной арене. Каждая из этих стран по-своему охраняет свои духовные границы. Там есть, что покритиковать с точки зрения европейской демократии, там есть чему поучиться, чтобы сохранить некие главные ключевые элементы идентичности, прежде всего – язык, метод видения пространства-времени, традиционные образы элементов реальности и способы взаимодействия с Природой. Контакты с окружающим миром посредством искусства не нуждаются в смартфонах, коллайдерах, пробирках и синхрофазотронах. Искусство – интересная область для гносеологии – теории познания мира, поэтому мы с удовольствием приглашаем на «Дала Дидары» и философов, и физиков, и лириков.

 

469 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»