• Геополитика
  • 18 Мая, 2021

КТО ВЛАДЕЕТ РЗМ, ТОТ ВЛАДЕЕТ МИРОМ

С приходом в Белый дом нового президента США Джо Байдена в КНР, надо полагать, ожидали, что отношения между двумя странами, обострившиеся при Дональде Трампе, потеплеют. Пока такого потепления не заметно, и Китай продолжает считаться в Штатах стратегическим противником. Похоже, что давление на КНР с их стороны будет продолжаться. Но насколько велики их возможности в этом плане? Говорить на эту тему можно долго, но обратим внимание только на один аспект, малоизвестный широкой публике.

Еще девять лет назад, 13 марта 2012 года агентство Reuters сообщило: «Европейский союз и Япония присоединились к США и подали иск против Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) из-за сокращения экспорта редкоземельных металлов. «Ограничения Китая на редкоземельные металлы и другие продукты нарушают правила торговли и должны быть отменены. Эти шаги ущемляют права наших производителей и потребителей в Евро­союзе и по всему миру», – заявил еврокомиссар по торговле Карел де Гюхт». Пекин в ответ на претензии заявил, что введение квоты на экспорт сделано для того, чтобы уменьшить вред окружающей среде и не допустить исчерпания ресурсов. Представители крупнейших экономик в свою очередь выразили озабоченность тем, что введение зап­рета на экспорт приведет к резкому скачку цен.

В чем уникальность этого инцидента? Это первый в истории случай, когда Евросоюз, США и Япония подали сов­местный иск в ВТО. Участие Японии в данном разбирательстве вызвано тем, что она является крупнейшим потребителем редкоземельных металлов. Но из-за чего весь сыр-бор разгорелся-то?

Дело в том, что без редкоземельных металлов современная промышленность просто невозможна. Они нужны не только для изготовления аккумуляторов в ноутбуках и мобильных телефонах. Их используют во всех высокотехнологичных производствах, включая автомобилестроение и электронику. Спрос на редкоземельные металлы постоянно растет. Уже в 2010 г. мировая промышленность потребляла их 136 тыс. тонн в год, прогнозировалось, что к 2020 г. ей потребуется более 200 тыс. тонн таких элементов в год; пандемия ужала мировую промышленность, но ведь это дело временное, рано или поздно все вернется на круги своя. И надо понимать, что если не будет редкоземельных металлов, мировая экономика рухнет.

Принято считать, что существует 17 видов этих металлов, но вообще-то говоря, в семейство редкоземельных металлов (РЗМ) в строгом смысле слова включены только 15 очень похожих друг на друга элементов таблицы Менделеева подряд, начиная с лантана. Их подразделяют на 2 группы: иттриевую (тяжелые РЗМ), включающую гадолиний, тербий, диспрозий, гольминий, эрбий, тулий, иттербий и лютеций и цериевую (легкие РЗМ) – лантан, церий, празеодим, неодим, прометий, самарий и европий. Диапазон их распространения в земной коре довольно широк: от 0,0003% по массе для лантана до 0,00008% для тулия и лютеция. Но за­частую к редкоземельным причисляют и еще два довольно сходных как химически, так и физически: иттрий и скандий. Строго говоря, редкоземельные металлы не так уже редки в земной коре, но нигде не сконцентрированы. Поэтому их на порядки сложнее добывать, чем традиционные хими­ческие элементы.

Потребление редкоземельной продукции в мире подразделяется на два крупных сегмента. Во многих случаях пригодна любая их смесь. Это, в частности, производство стекла, катализ в нефтехимии (крекинг нефти, производство присадок в дизельное топливо и др.), мишметалл для перезаряжаемых аккумуляторных батарей, полировальные порошки и т. д. Но зачастую требуются уникальные свойства конкретных металлов, и приходится их разделять, что весьма сложно вследствие близости их свойств. Например, каталитические нейтрализаторы выхлопных газов автомобилей работают на чистом церии, в сердечниках постоянных магнитов нужны самарий и неодим, люминофоры на каждом из лантаноидов имеют свой набор цветов.

Именно на основе РЗМ сегодня в мире и развиваются высокотехнологичные современные производства. В частности, черная металлургия добавками РЗМ модифицирует нержавеющие, быстрорежущие и жаропрочные стали и сплавы, улучшая механические свойства (особенно ударную вязкость) и коррозионную стойкость. А уж изобилие сплавов цветных металлов, включаю­щих в РЗМ, давно не поддается единому обозрению. Все эти материалы находят широкое применение в первую очередь в военно-промышленной и авиационно-космической отраслях. Ну а развитие электроники и электротехники требует не только изобилия проводов (для них прекрасно годится медь и алюминий), но и новых материалов для контактов прерывателей и разъемов. Чем мельче контакты, тем важнее их упругость и механическая износостойкость. Идеа­льными для их изготовления стали бериллиевые бронзы. Эти сплавы обладают таким комплексом замечательных свойств, что по сей день заменить их не удалось ничем. Например, американская промышленность потребляет для соединителей почти 100 тыс. тонн медных сплавов в год, и доля бериллиевых бронз оценивается в 10 – 12% этой массы.

Без редкоземельных металлов, например, у нас не было бы ни проигрывателей iPod, ни гибридов Toyota Prius, ни литиево-ионных аккумуляторов. А мобильный телефон был бы размером с чемодан. 30 лет назад для создания компьютерного чипа требовалось 12 химических элементов, 20 лет назад – уже 16, а 10 лет назад – более 60. И это тенденция для высокотехнологичных производств, где усложнения часто достигаются комбинацией различных РЗМ. В автомобиле Toyota Prius 4 кг РЗМ (2,5 кг латана и 1,5 кг неодима), а в новейшем истребителе-бомбардировщике F-17 их 417 килограммов. Без РЗМ немыслим ни один цифровой гаджет, хотя в айфоне «редких земель» меньше одного грамма. В современном электромобиле вес редких металлов, задействованных в электронике, ­приближается к 20 килограммам! Мировой рынок РЗМ оценивается в скромные $ 13 миллиардов, но без этих 17-ти элементов, занимающих низ таблицы Менделеева встанет весь американский и европейский хай-тек с оборотом в триллионы долларов.

Николай Похиленко, академик, научный руководитель Института геологии и минералогии СО РАН:

«Есть множество новых материалов, где используются комбинации из 6 – 9 редкоземельных металлов. И результаты потрясающи! Если обычный электрический провод легировать скандием, он перестает окисляться и становится практически вечным, а если в тонну этого сплава добавить 300 граммов иттрия, проводимость увеличится в 2,5 раза. Сверхсильные магниты на основе РЗМ повышают износостойкость современных двигателей и генераторов, а если добавить в сплав немножко празеодима, магнитные свойства сохраняются при высочайших температурах, даже после достижения «точки Кюри». Мизерные добавки РЗМ создают совершенно новые материалы для скоростного транспорта, небоскребов и мостов» («АН», 6 марта 2018 г.).

Эксперты прогнозируют, что мировая промышленность в ближайшей перспективе будет испытывать острый дефицит сразу в 7-ми химичес­ких элементах: диспрозии, европии, лантане, неодиме, празеодиме, тербии, иттрии. В свою очередь комиссия Европарламента обнародовала список уже 14 РЗМ, без которых экономика ЕС будет разрушена. Вообще же страны ЕС составили список из 27 «критических» полезных ископаемых, которые важны для высокотехнологичных производств и уже являются дефицитными. И почти все РЗМ туда входят. По данным на 2010 г., Америка на 100% зависела от импорта 18 видов сырья, на 50% – по 43 видам. В целом США, Япония, Европа сейчас почти на 100% зависят от импорта ниобия, тантала, стронция, скандия, цезия, рубидия, теллура и так далее.

В поисках решения возникшей проблемы развитые страны начали лихорадочный поиск новых источников РЗМ. В первую очередь речь идет о рециклинге – переработке отслужившей свой срок электроники. Уже сейчас в Германии, например, этим путем получают 1% РЗМ, используемых в промышленности страны. Но даже самые большие оптимисты считают: в обоз­римой перспективе удастся довести эту долю только до 10%. То есть рециклинг не дает стратегического результата. Другим путем пошли японцы. Они намечают экспериментальную добычу РЗМ на океаническом дне с помощью новейших глубоководных роботов. Но промышленная добыча все равно будет возможна только лет через 15 – 20. В лучшем случае. Гарантий нет… Читатель скажет: все это очень интересно, но при чем тут Китай? А вот при чем.

Дело в том, что КНР является планетарным лидером по запасам редкоземельных металлов. Китай, традиционно воспринимающийся как импортер и переработчик сырья, на самом деле и сам не обделен природными ресурсами. Есть нефть и газ, даже по добыче золота КНР недавно вышла на первое место в мире. Какое-то время после начала взрывного роста экономики страна делала ставку на самообеспечение. Не зря энергетика КНР на 70% работает на угле, запасы которого в этой стране – 14% мировых. Китай не привык импортировать углеводороды. До 1993 года нефть страна не закупала вообще, до 2000 г. – ввозили мало. Что касается газа, то относительно крупные закупки его Китаем начались только после 2005 года. Хотя и сейчас собственная добыча газа в КНР – более 85 млрд куб. м, при потреб­лении 90 млрд куб. м. Но очень важно иметь в виду, что на долю КНР приходится почти 40% разведанных в мире запасов редкоземельных металлов. Это крупнейшая в мире доля, но даже она, по идее, не обеспечивает Поднебесной монопольного положения на рынке.

Почему же тогда такую панику в мире вызвали введенные Пекином в 2012 году квоты на экспорт РЗМ? Дело в том, что в предшествующие годы транснациональные корпорации сосредоточились на добыче этого сырья исключительно в Китае, законсервировав рудники в других странах. Причина здесь простая:  в  КНР  любая  деятельность  ­­     (в том числе и добыча полезных ископаемых) обходится дешевле. Из-за этого и получился очень серьезный дисбаланс: на сегодняшний день 97% редкоземельных ископаемых на мировой рынок поступает из Китая. Это особенно неприятно, учитывая тот факт, что пот­ребление мировой промышленности в РЗМ год от года растет, поскольку растет производство электроники, радиоэлектроники, гибридных автомобилей и электромобилей.

В этой связи крупнейшие международные добывающие корпорации – Molycorp, Lynas, Glencore International AG, Stans Energy Corp., Greenland Mine­rals & Energy Ltd. – кинулись возобновлять работу на рудниках за пределами Китая и осваивать новые месторождения. Однако дело это не скорое. Эксперты ожидают, что рынок РЗМ будет более или менее насыщен сырьем некитайского происхождения только лет через 20. А может и не будет. До тех пор можно ожидать внезапных скачков цен в различных сегментах рынка электронных и радиотехнических товаров, а также электрических и гибридных автомобилей.

Виктор Старостин, профессор, зав­кафедрой геологии, геохимии и экономики полезных ископаемых Геологического факультета МГУ, доктор геолого-минералогических наук:

– Кто из мировых лидеров наиболее серьезно относится к своим земным кладовым?

– Азия в целом, Китай в частности. За последние 15 лет добыча стратегических видов полезных ископаемых значительно снизилась в США, Канаде, России, но выросла в Поднебесной, Австралии, Индии и Бразилии. Пока мировая экономика в целом обеспечивает себя минеральными ресурсами, но, например, в металлах, обеспеченность сократилась на 35%. Хотя добыча по черным и цветным металлам вырастала за те же 15 лет на 5,5% ежегодно. По топливу (нефть, газ, уголь и т. п.) – на 2,6%. Валовой мировой продукт увеличивался на 3,2%, а численность населения на 1,3%. Но резвее всего побежали редкие и цветные металлы – их добыча и производство вырастали на 12% ежегодно.

– Редкие и редкоземельные элементы называют основой для промышленности XXI века. Кто впереди?

– Китай, точнее, огромный завод «Баоган» на гигантском месторождении Баян-Обо. Интересно, что технологии и оборудование для постройки этого гиганта, а там трудится порядка 20 тысяч сотрудников, Китаю предоставили США. Этот завод работал у них в Калифорнии, но из-за вреда для экологии его отдали Китаю. И Поднебесная, нарастив в 5 раз за 12 лет выпуск редкоземельных металлов, контролирует 97% их мирового рынка. Это позволяет играть с ценами.

В начале века, пользуясь дешевой рабочей силой и огромными запасами, Китай демпинговал на рынке и разорил конкурентов. А в 2010 году сократил квоту на экспорт этих элементов, тем самым повысив цены на отдельные компоненты высокотехнологичных изделий, иногда на сотни, а то и на тысячи процентов. Сейчас руду с редкоземельными металлами везут на переработку в «Баоган» со всего мира. И теперь это не просто огромная прибыль, а геополитический инструмент. Пекин может остановить производство высокотехнологичных изделий, в том числе и военных, во всех странах. («АН», 3 сентября 2015 г.).

Любопытно, если США и дальше хотят продолжать развязанную при Трампе конфронтацию с Китаем, и втянуть в это противостояние ЕС, то как при таком раскладе они это собираются делать? Редкоземельные металлы – это ведь не нефть, которую можно купить в России или Мексике, Норвегии или Кувейте, – тут все жестче. Между прочим, вы никогда не задумывались: почему никак не спадает напряженность вокруг Северной Кореи? И почему все не кончается война в Афганистане? В 2013 г. объявлено об открытии под Пхеньяном крупнейшего в мире месторождения «редких земель» Джонг Джу общим потенциалом в 5 млрд тонн, в том числе 216 млн тонн редкоземельных оксидов, вроде лантана, церия, празеодима. По данным Геологичес­кой службы США, это вдвое больше их мировых запасов и стоит триллионы долларов. Чуть скромнее находки в Афганистане: на контролируемых талибами территориях обнаружены крупные запасы полиметаллов, включая редкоземельные, которые афганское правительство оценивает в 3 трлн долларов… Делайте выводы.

Курман АХМЕТОВ

 

3035 раз

показано

1

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

lyswvzibs

20 Августа, 2021

-- <a href="http://www.gs75kr2tk37mo0c39xbh99r3i750js37s.org/">alyswvzibs</a> [url=http://www.gs75kr2tk37mo0c39xbh99r3i750js37s.org/]ulyswvzibs[/url] lyswvzibs http://www.gs75kr2tk37mo0c39xbh99r3i750js37s.org/

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»