• Геополитика
  • 31 Января, 2021

ТРАМП ДОЛЖЕН ЕЩЕ РАДОВАТЬСЯ…

Напряженнейшая президентская гонка в США закончилась победой на выборах Джо Байдена. Дональд Трамп оставляет ему тяжелое наследство – множество экономических и политических проблем и полная неясность, как эти проблемы, собственно, решать. Они очень и очень серьезны.

Приход к власти Дональда Трампа поразил не только Америку, но и весь мир. Такого еще в истории Штатов не было. Еще никогда президентом США не становился человек, не имеющий абсолютно никакого политического опыта, ни одного дня не проработавший ни вице-президентом, ни губернатором, ни конгрессменом. Он не был военачальником, не был министром, не служил в разведке. Никогда еще в истории США президентом не становился человек, не имеющий к политике или госслужбе ни малейшего отношения, а имеющий отношение только к строительству небоскребов, казино, реалти-шоу и конкурсам красоты. Дилетант во власти. Соответственно и политику его американские аналитики называют «в лучшем случае хаотичной». На самом деле она была не только хаотичной, но попросту бессвязной.

Никакой внятной стратегии у Трампа не было никогда. Он пытался оказать мощнейшее давление на Северную Корею, но кончилось это ничем. Трамп пытался свалить правящий режим в Венесуэле, объявив против нее жесточайшие санкции, но президент Венесуэлы Николас Мадуро держится достаточно уверенно, а объявивший два года назад себя «временным президентом» и признанный США и всем Западом протеже Вашингтона Хуан Гуайдо теперь довольно глупо выглядит. Трамп вывел Штаты из Парижского соглашения, теперь избранный президентом Джо Байден обещает в него вернуться. Трамп разорвал ядерную сделку с Ираном и ввел против него пакет санкций, но Иран не дрогнул, а Байден обещает возобновить сделку… Но самый жестокий провал ожидал Трампа в его экономической (и политической) войне с Китаем.

Наверное, не все обратили внимание на весьма важное событие, которое произошло 15 ноября 2020 года. В этот день полтора десятка стран подписали крупнейшее в истории торговое соглашение под названием RCEP (Regional Comprehensive Economic Partnership, Всестороннее региональное экономичес­кое партнерство), которое объединит Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, включая Австралию, Японию и Южную Корею. Никогда раньше Китай – третья экономика мира после США и Евросоюза – не подписывался под многосторонними торговыми сделками, и уж тем более со своим принципиальным противником – Японией. Теперь КНР оказалась ядром крупнейшего договора и во многом именно благодаря политике Трампа.

Переговоры о пакте RCEP шли восемь лет, но крупные его участники в лице Японии и Австралии с Новой Зеландией параллельно создавали гораздо более продвинутый торговый блок – Транс-Тихоокеанское партнерство (TТП) – с государствами по другую сторону Тихого океана, включая Канаду и США.

Соглашение о Транс-Тихоокеанском партнерстве было подписано 4 февраля 2015 года. Разумеется, нужно было еще несколько лет, чтобы его ратифицировали во всех странах-подписантах. Сог­лашение по ТТП должно было синхронизировать отдельные аспекты экономической политики 12 стран: США, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Новой Зеландии, Мексики, Чили, Перу, Малайзии, Вьетнама, Брунея. Документ должен был ликвидировать 18 тыс. внешнеторговых тарифов между этими странами и ввести целый ряд стандартов, облегчающих доступ к национальным рынкам. Китая среди этих 12 стран не было, и президент Обама, главный закоперщик ТТП, всячески подчеркивал, что это не случайность. Именно Америке, а не Китаю ТТП позволяет устанавливать правила торговли в XXI-м веке, что особенно важно в таком динамично развивающемся регионе, как Юго-Восточная Азия. Однако ратифицировать ТТП не пришлось. Едва приняв президентскую присягу, Дональд Трамп немедленно вывел США из Соглашения, что он, собственно, и обещал сделать во время предвыборной кампании.

С самого начала всем было очевидно, что в случае с ТПП речь идет далеко не только о правилах международной торговли. ТТП было частью подготовленного администрацией Обамы стратегического плана по «развороту в сторону Азии». Министр обороны США Эш Картер говорил, что наряду с увеличением объемов экспорта договор должен укрепить отношения Вашингтона с ключевыми игроками в Юго-Восточной Азии, одновременно отмечая значение региона для Америки и продвигая там американские ценности. «Принятие ТТП для меня так же важно, как новый авианосец», – подчеркивал он. В Пекине, вполне естественно, «разворот США в сторону Азии» – и ТТП в частности – восприняли как шитый белыми нитками план, направленный на сдерживание растущей экономической мощи Китая. Агентство Синьхуа охарактеризовало ТТП как «экономичес­кую составляющую геополитической стратегии администрации Обамы, призванной обес­печить абсолютное верховенство Вашингтона в регионе». Неудивительно, что решение Дональда Трампа вывести США из соглашения по ТТП вызвало в Пекине полный восторг и крайне нервную реакцию у участников соглашения. Трамп попрос­ту «посадил в лужу» стратегических партнеров Штатов в ре­гионе. Премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун в ходе своего августовского визита в Вашингтон в 2016 году так прямо и заявил американскому президенту: «Чтобы сесть за стол и подписать это соглашение, каждому из нас пришлось преодолеть некоторое политическое противостояние внутри страны, решить несколько щекотливых вопросов и заплатить свою политическую цену. И если мы все собрались у алтаря, а невеста вдруг не явится на собственную свадьбу, – это будет огромный удар для людей».

Но президент США проигнорировал его упреки. Лидеры стран, подписавших ТТП, почувствовали себя оскорбленными и униженными. А главное, они оказались у разбитого корыта. Столько лет напряженных переговоров, столько лет согласований, борьбы, и вот – оказалось, что все впустую. Транс-Тихокеанское партнерство оказалось похоронено одним росчерком пера новоизбранного американского президента, который просто не желает считаться ни с чем, даже с элементарными приличиями.

В те дни американские СМИ писали, что после отказа США от ТТП неизбежно образуется экономический вакуум, и альтернативой торгового союза в этом регионе станет именно программа Всестороннее региональное экономическое партнерство (RCEP), объединяющее Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Австралию. Новую Зеландию и другие страны региона. Америки здесь нет, да ее и не звали. Это был «китайский ответ» ТТП, но без включения в соглашение обязательств по правам человека и защите окружающей среды. Если соглашение RCEP будет принято, оно объединит государства, представляющие 46% населения мира и 24% глобального ВВП. В отличие от Трампа, который пытался тянуть США в сторону изоляционизма, глава Поднебесной Си Цзиньпин на Давосском форуме-2017 прямо заявил, что Китай готов занять место лидера в вопросах свободной торговли, если Америка не хочет этим заниматься.

Решение Трампа о выходе из ТТП особенно задело Японию. Премьер-­министр Синдзо Абэ потратил массу усилий на то, чтобы парламент ратифицировал соглашение о свободной торговле. И японский парламент сделал это, а премьер пообещал, что будет лоббировать ТТП перед новой администрацией США. Страна Восходящего солнца пос­ледней согласилась с условиями договора по ТТП. Японцы пошли даже на то, чтобы открыть рынок для американской сельскохозяйственной продукции (за это решение премьера Абэ нещадно критиковали). Также согласились даже конкурировать на свободном рынке с более дешевыми автомобилями мексиканской сборки. Абэ не успел поговорить с Трампом – США вышли из договора. Такого унижения Синдзо Абэ, да и вся Япония, не испытывали никогда. Японцы почувствовали себя «потерявшими лицо».

Просто поразительно. Трамп, объявивший КНР стратегическим противником номер один, сразу после занятия Овального кабинета фактически стал лить воду на мельницу Китая. И последствия не заставили себя ждать. Уже в ноябре 2017-го на саммите АТЭС в Перу члены китайской делегации не стали терять времени и с удвоенной силой возобновили переговоры о RCEP и Зоне свободной торговли АТР. Все эти переговоры велись в контексте более глобальной китайской инициативы «Один пояс, один путь». А председатель КНР Си Цзиньпин заявил своим коллегам из соседних стран, что настало время крепкого партнерства, взаимовыгодных решений и стратегических инициатив. И вот соглашение RCEP подписано. Пусть на его ратификацию уйдет еще несколько лет, но это очень многозначительный признак. Конечно, Джо Байден, вполне возможно и даже наверняка, попытается вернуться к ТТП и многое может еще измениться. Но с чем сегодня возвращаться Штатам в ТТП? Ведь ситуация в США совсем не та, что была в 2016-м году. Трамп тут поработал на славу.

Своим успехом Трамп считал то, что в его президентство американская экономика росла, а безработица резко снизилась. Да, она действительно росла. Но за счет чего? В 2018 году администрация Трампа снизила налог на бизнес, корпорации, предприятия с 35 до 21%. Это равносильно массированному вливанию денег в экономику. При этом госдолг достиг рекордного уровня. Экономические «успехи» Трампа свелись к элементарной закачке денег в экономику. Это дало какой-то результат, но только временный.

Многие считают, что успехи Трампа подкосила пандемия коронавируса. Это неверно. На самом деле экономический кризис в США начался вовсе не с приходом пандемии коронавируса, а еще в сентябре 2019 года. Уже тогда начался спад промышленного производства. А к тому времени как началась пандемия, спад уже охватил более 75% экономики США. Собственно, поэтому уже в сентябре 2019 года Трамп и ФРС и запустили по новой весь арсенал «нестандартных мер»: сверхнизкую процентную ставку, «количественное смягчение» и гигантский бюджетный дефицит, который через рост госрасходов поддерживает экономику.

Трамп обещал в 2016 году, что при нем экономика будет ежегодно расти на 4% и более. Однако среднегодовой рост ВВП за первые 3 года его президентства составил около 2,5%. Он также обещал преодолеть дефицит внешнеторгового баланса с помощью протекционистских мер, но из этого ничего не вышло: в августе 2020-го, например, превышение импорта США над экспортом достигло максимального показателя за 14 лет – $ 67 млрд. Он обещал вернуть американские компании и рабочие места в Америку, но, по данным Торговой палаты США, лишь 3,7% американских компаний, имеющих производственные мощности в КНР, перебазировали какую-то их часть в США. При этом, по оценкам МВФ, торговая война США с Китаем сократила общемировой ВВП на триллион долларов.

Трамп обложил пошлинами китайский импорт в США на 370 млрд долларов в год. Эффект проявлялся постепенно, и только сейчас экономисты смогли подвести некоторые итоги. Их вердикт: выставленный китайцам счет оплачивают американские потребители и бизнес. Они уже потеряли на этой войне пошлин миллиарды долларов. И счет этот далеко не окончательный. Экономисты американской Федеральной резервной сис­темы опубликовали сразу два анализа последствий торговой войны, в которых пришли к выводу, что пошлины Трампа не достигли желаемого результата. Они привели к росту издержек, а не к росту производства в промышленности. И не заставили Китай снизить цены и понес­ти убытки. Все бремя дополнительных затрат легло на плечи американских импортеров, которые либо недосчитались прибыли, либо переложили расходы на потребителей, повысив цены.

В президентство Трампа США развязали полномасштабную войну пошлин с Китаем, разорвали соглашения с главными партнерами – Европой, Канадой и Мексикой – и сломали полувековую сис­тему правил ВТО, заменив ее правом сильнейшего. Торговые войны Трампа уже обошлись экономике планеты почти в триллион долларов, подсчитали в МВФ. Это прежде всего недополученные доходы от нереализованного экономического роста: если бы не торговая война, мир был бы богаче примерно на эту сумму. Однако есть и прямые убытки. Их несут те, кому Трамп обещал новые рабочие места и защиту от недобросовестной конкуренции со стороны Китая, когда говорил в начале объявления торговой войны: «Торговые войны – это хорошо, и в них легко победить».

«Мы оценили последствия для американского потребителя и обнаружили, что уже к концу 2018 года новые импортные пошлины обошлись импортерам и потребителям в дополнительные 4,4 млрд долларов, – поделились своими расчетами экономист Федерального резервного банка Нью-Йорка и два американских профессора экономики. – К нашему удивлению мы обнаружили, что в большинстве секторов экономики США пошлины полностью легли на плечи американских фирм и потребителей».

Кроме того, компаниям пришлось потратиться на адаптацию к новой реа­льности и перевод производства из Китая в другие страны. Вопреки ожиданиям Трампа, главным направлением оказалась не Америка, а Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. Импорт в США сократился, а цены выросли. И это только начало. Другая группа исследователей показала, что пошлины Трампа не только сократили предложение импортных товаров и привели к росту цен, но и подорвали, а не увеличили экспорт из США и доходы американских компаний от поставок товаров за границу. Общая картина не ухудшилась только благодаря невиданному буму в нефтегазовой промышленности, который компенсировал провал экспорта продукции других отраслей. Основной удар тут нанесли ответные меры Китая, прицельно вводившего ответные пошлины против традиционных избирателей Трампа – фермеров. Белый дом компенсировал им убытки субсидиями: на это пошли собранные с американских потребителей и импортеров тарифы на китайский импорт.

К концу президентства Трампа эффект от накачивания экономики «пустыми» деньгами выдохся, и коронавирус тут не при чем. Пандемия коронавируса только замаскировала оглушительный провал его политики. Переизберись Дональд Трамп на второй срок, американская экономика начала бы рушиться на глазах и именно в результате его некомпетентного управления страной. И ему бы пришлось ответить за все. Так что он должен еще радоваться: теперь за его провалы будут расплачиваться другие.

Ну и напоследок, как говорится, «вишенка на торте». Некоторое время назад Дональд Трамп стал обвинять Китай в том, что он слишком поздно сообщил миру о начинающейся эпидемии коронавируса, из-за чего человечество не смогло на нее вовремя среагировать. К нему присоединились отдельные лица и в других странах. А до этого вообще вбрасывалась идея, что этот вирус был сконструирован искусственным путем в лаборатории в Ухане. И вдруг вся эта кампания мгновенно свернулась, не успев начаться. Почему? Выяснилось, что пандемия на самом деле началась не в Китае от человека, съевшего не ту летучую мышь, ее очаг находится… в США!

Ведущий российский эпидемиолог Игорь Гундарев говорит:

«Первые зарегистрированные заражения случились в сентябре прошлого года в Италии и США.

– Не в Китае?

– Нет. В Штатах в сентябре прошлого года появилась какая-то эпидемия пневмонии, на которую не действуют антибиотики и в отношении которого не нашли возбудителя. Но надо ж как-то все объяснить. И не нашли ничего умнее, чем заявить, что все это вызвано курением электронных сигарет. «Вейповая пневмония». То же самое в Италии. А недавно решили посмотреть субстраты анализов тех больных – и вдруг обнаружили в них SARS CoV-2!

Итак, в сентябре вирус зафиксирован в США и Италии. Затем, в декабре, – Франция. Та же пандемия неизвестной этиологиии. И через ретроспективный анализ тоже найден SARS CoV-2. В том же декабре 2019-го и в России случился всплеск пневмонии. Тоже не хватало стационаров, не справлялась «скорая помощь». Ретроспективный анализ показывает – SARS CoV-2. То есть начало распространения вируса – сентябрь. А следующая волна поднималась в декабре – январе. На ее окончание и угодил Китай. Но Китай стал громко шуметь, и там впервые использовали тест-систему, где обнаружили и определили SARS CoV-2. Отсюда делаем вывод – этот вирус не новый. И точно в этом виноват не Китай.

– А что с «Нулевым пациентом»?

– Какова нынче официальная версия? Какой-то человек пошел на рынок в Ухане, съел то ли рыбу, то ли летучую мышь, заразился, и от него по всему миру пошло заражение. Но кроме Уханя одновременно вспышки пошли по всему миру примерно в одно и то же время. Классический пример – с американскими авианосцами. Вот плавают они где-то полгода в автономном режиме, в порты не заходя, тем более в китайские, грузы не получая, – и вдруг в то же время у них вспышки заражения, 600 человек, 800 человек. С чего бы это? Делаем вывод – этот несчастный китаец из Уханя никакой не «Нулевой пациент». («АН», 25 ноября 2020 г.).

Ну, поскольку речь тут идет о США, то мировые СМИ эту тему осторожно замолчали. Но обвинения с Китая все-таки пришлось снять…

 

Курман Ахметов,

экономист

 

1663 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №6

10 Июня, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»