• Исторические страницы
  • 10 Мая, 2022

УСТАРЕВШАЯ ЕВРОЦЕНТРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Бахытжан  АУЕЛЬБЕКОВ,

обозреватель

Господствующая пока еще евроцентрическая концепция мировой истории давно устарела и не соответствует реальным фактам. Ее пересмотр, конечно, будет осуществлен со временем и, строго говоря, уже пересматривается, но до полного отказа от изучения исторической мифологии вместо реальных исторических процессов еще далеко.

По отношению к цивилизации  Золотой Орды российские историки царского и советского периодов совершили своеобразный научный подвиг. Сущность этого подвига заключается в следующем.  
Слово «археология» впервые употреблено еще Платоном в значении «история прошедших времен». Но в современном понимании археология как научная дисциплина существует только с XIX века, т. е. это довольно молодая  отрасль  научного знания. Археологию можно считать как социальной наукой, так и отраслью гуманитарных наук. В Европе ее часто рассматривают как самостоятельную дисциплину или как область других дисциплин, в то время как в Северной Америке археология является областью антропологии. С XIX и по сей день археологам удалось раскопать целый ряд древних цивилизаций, существовавших в минувшие эпохи; о некоторых из них и ранее имелись отрывочные сведения в древних текстах, о других вообще ничего не было известно, пока на них не наткнулись исследователи. Это цивилизации Шумера, Вавилонии, цивилизации ацтеков, инков, цивилизации долины Инда и др. Исследование их колоссально обогатило мировую науку.
Что касается  Золотой  Орды… В то время как археологи раскапывали все больше и больше артефактов  и остатков средневековых городов и поселений, недвусмысленно указывающих на нее как на целую высокоразвитую и весьма своеобразную ордынскую цивилизацию, одновременно сочетающую в себе и кочевничество, и оседлость, и государственные границы которой выходили далеко за пределы современной РФ,  историки царского и советского периодов  ухитрились эту цивилизацию  «закопать». «Закопать» целую цивилизацию! Иначе как научным подвигом это не назовешь. Правда, с отрицательным знаком. Не так-то просто отправить в историческое небытие целую цивилизацию, развивавшуюся в рамках громадного  государства, территориально  самого  крупного  в мире в XIII–XIV вв. и свести это государство  к одному поволжскому региону, но историки  сумели это сделать. Работа тут была проведена  основательная. При  этом  даже история Поволжья была искажена до  такой степени, что сегодня в ней  и разобраться-то трудно. Так  что благодаря неустанным  трудам  историков «похоронить»  Золотую  Орду все-таки удалось… на некоторое время. 
В общем, не повезло Орде. Сначала Тимур стер ее с лица земли, а потом историки ее вообще «закопали» и стали выдавать за нее то, что на самом деле являлось не Золотой Ордой, а ее осколками;  прежняя же могущественная Орда больше уже никогда не восстановилась и не могла восстановиться; после походов Тимура мир изменился  так, что ее возрождение стало невозможным. 
В результате столь своеобразного подхода уже целые поколения историков свято убеждены, что Золотая Орда территориально ограничивалась Поволжьем и что она существовала за счет  сбора дани с княжеств центрально-восточной Руси. Хотя на самом деле будущая Московская Русь экономически и политически поднялась именно на плечах Золотой Орды, за счет того, что Русь (центрально-восточная часть ее) стала составной автономной частью могущественной и богатой ордынской империи, а Поволжье было только одним из регионов огромного государства. Также историки до сих пор убеждены, что Батый устроил на Руси  вселенский погром, хотя вроде бы не могут не знать, например, что   «летописи однозначно говорят, что монголы сначала «придоша», а потом «отидоша»  (Хрусталев  Д. Г.  «Русь: от нашествия до «ига» (30–40 гг. XIII в.)». СПб.: Евразия, 2008.). А для того, чтобы устроить такой  погром, какой им приписали впоследствии, монголам надо было бы задержаться в центрально-восточной Руси хотя бы на пару лет. Экономический подъем Северо-Восточной Руси, наступивший сразу после похода Батыя, историками упорно игнорируется, учебники истории продолжают упрямо твердить о «невиданном разорении».
И даже более того. Тотальное разрушение городов и населенных пунктов Золотой Орды, учиненное Тимуром, который потратил на этот чудовищный погром и колоссальную резню  целый  год, историки приписали… самим ордынцам! Батыю в первую очередь.  Это уже какое-то совершено запредельное извращение реальной истории. 
Хотя на самом деле абсолютное большинство этих городов и населенных пунктов возникли именно как следствие монгольской экспансии, которая  активизировала  мощные экономические  процессы на всем Евразийском континенте и привела к тому, что континент оказался  покрыт  густой сетью множества торговых путей, главными из которых были Шелковый и Монгольский пути, ставшие  каркасом  всего нового мироустройства. При  этом первый из этих двух Великих путей, Шелковый,  как полноценная трансевразийская коммуникация в полную силу заработал только после монгольских походов, а второй, Монгольский путь, ими же и был создан. Ордынские же ханы прикладывали огромные усилия для обустройства и бесперебойной работы этих коммуникаций и  мощью своего государственно-административного  аппарата и военной силой гарантировали полную безопасность всем, кто желал воспользоваться ими.
«…Для торговцев начали готовить специальные пособия об этом пути (Монгольском пути. – Б. А.). В одном из них о кипчакских землях говорилось: «Прежде всего, в городе Тана (Азов) необходимо взять одного переводчика, знающего кипчакский язык, и еще для охраны двух работников. Вооруженных охранников брать не следует, так как татарские ханы всю дорогу от Тана до Китая хорошо охраняют» (Кульпин Э. С. Цивилизационный феномен Золотой Орды. Общественные науки и современность, 2001, № 3).
Торговля на дальние расстояния, которая раньше была предприятием исключительно трудным и опасным, связанным со смертельным риском, на который еще не каждый мог отважиться, теперь  стала делом достаточно простым, даже комфортным и абсолютно безопасным. Неудивительно, что после монгольских походов международная торговля стала расти в геометрической прогрессии и взрывным образом. 
Но дело было не только в торговле. Благодаря возникшей в результате этих походов  трансконтинентальной сети коммуникаций  связность всего континента возросла в разы и по ней (этой сети) стали свободно перемещаться ученые, проповедники, носители философских учений и идей или даже просто путешественники, желающие познать мир, такие как, например, Ибн Баттута; происходило взаимное обогащение культур. Стало быстро меняться лицо всего мира, соответственно, меняться само человечество. Во всяком случае, та его часть, которая обитала в Старом Свете.
«С точки зрения всемирно-исторической империя, протянувшаяся от Желтого моря на востоке до берегов моря Адриатического на западе, от полярной тундры на севере до бассейна Инда на юге… явление беспрецедентное.  Беспрецедентным представляется и другое обстоятельство – эта империя включала в себя почти все развитые цивилизации  того времени: Китай, почти весь мусульманский мир, Русь и часть Восточной Европы. Такое положение создавало возможность вести практически на всей территории евразийского пространства не только обмен товарами, но и обмен людьми, знаниями и идеями, в том числе религиозными. 
Просто поразительными по своим возможным последствиям для стран и народов Евразии представляются такие ситуации, когда западноевропеец управлял густонаселенной китайской провинцией, китайский ученый-конфуцианец был министром у «ильхана Ирана и Ирака», а мусульманский баскак или  «численник»-битекчи сидел на Руси. Скорее всего, мы так и не осознаем до конца все те следствия монгольского владычества, которые реализовались в итоге завоевания Чингисханом и его наследниками большей части тогдашней Ойкумены. Если точнее – мы, видимо, пользуемся повседневно наследием той эпохи, но не задумываемся, откуда и что к нам пришло…» (Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана.  М.: Аст, 2006).
Вклад евразийских кочевников в развитие мировой цивилизации огромен и неоценим, но в полной мере это начинает осознаваться только сейчас. И совсем не случайно по инициативе ЮНЕСКО в 90-х годах XX века человеком II тысячелетия был признан Чингисхан. При этом памятник Чингисхану установили в… Вашингтоне. А в  2012 году в Лондоне была установлена конная статуя Чингисхана работы российского скульптора Д. Б. Намдакова. Между прочим, человеком I тысячелетия по инициативе той же ЮНЕСКО был признан… Иисус Христос!
Особое значение монгольская экспансия имела для России, соответственно, для всех народов будущей царской империи и будущего Советского Союза. Именно в «татарский период» и благодаря этому периоду было заложено могущество Московского княжества, его преобладание над другими княжествами и превращение Москвы в тот центр, вокруг которого и сформировалась будущая Россия. Вхождение северо-восточной Руси в сферу влияния Золотой Орды  подключало  ее к мировому рынку и к мировой экономике,  позволило ей в короткие сроки укрепиться  экономически и в основных чертах оформиться политически,  что предопределило направление ее будущего развития. Также этот период имел благоприятные последствия для демографии русских княжеств, которые вступили в период относительного спокойствия (по меркам средневековья, конечно). Наличие надкняжеской верховной власти способствовало если не полному устранению вооруженных  конфликтов между княжествами, то, по крайней мере,  к относительному снижению их числа.  Нарастающая натурализация хозяйства была остановлена и возродилась денежная экономика; «безмонетный период» остался позади и больше уже никогда не повторялся. Перспективы как минимум северо-восточной Руси в составе Золотой Орды выглядели весьма благоприятно. И наоборот, разгром Тимуром Золотой Орды, колоссальная резня которую он устроил к западу от Волги и целенаправленное разрушение городов северной части ордынского государства имело для Руси самые тяжкие  последствия.
«…Из городов  [Золотой Орды. – Б. А.] остались нетронутыми населенные пункты бывшей Волжской Булгарии, Сарайчик на Яике и первая столица  – Сарай»  (Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв. М., «Наука».  1985). 
Волжская Булгария осталась в стороне от удара Тимура, но в прикаспийской и предкавказской  зоне всего два ордынских города уцелело! Все остальные были целенаправленно разрушены, а население не  менее целенаправленно вырезано. А ведь развалин ордынских городов только на сегодняшний день обнаружено свыше 150-ти! Погром был таким колоссальным, что эти  города  не восстановились уже больше никогда. Масштабы этой трагедии мы сегодня даже представить себе не можем. Тем удивительней тот факт, что она совершенно не нашла отражения в исторической  научной и научно-популярной литературе. Пожалуй, иначе чем глубоко укоренившейся в сознании историков предвзятостью такое отношение к трагедии Золотой Орды трудно объяснить. Ордынцев привычно считают не созидателями, а разрушителями, полностью игнорируя их организующую деятельность на гигантских просторах Евразийского континента. 
Эта предвзятость глубоко внедрена в мышление как российского, так и вообще всего советского общества. Например, те из читателей, кто смотрел фильм «Гибель Отрара», наверняка  решили, что после взятия монголами этого города от него не осталось камня на камне. На самом деле монголы разрушили только крепостные стены и цитадель, лишив Отрар военного значения. Сам же город существовал вплоть до XVI века; а угасание его произошло не из-за того, что он был  разрушен завоевателями, а из-за изменения маршрутов торговых путей.
Преследуя  отступающую под его ударами армию ордынцев,  Тимур прошел  и через окраину  Рязанской земли, мимоходом  разорив Елец. Москвичи  пришли в ужас, ошибочно решив, что следующими будут они. Но после короткого отдыха в окрестностях Ельца, Тимур развернул  армию и  26 августа 1395 года двинулся назад на свою основную базу в Предкавказье. По случайному совпадению,  как раз в этот день москвичи встречали Владимирскую икону Пресвятой Богородицы, принесенную из Владимира и внезапный  уход  армии  страшного Тимура они связали с этим фактом. С этого дня икона почитается как покровительница Москвы.  На самом деле паниковали москвичи зря  – Русь Тимура вообще не интересовала, его единственной целью было разрушение Золотой Орды. Из своей базы в Предкавказье он вплоть до весны 1396 года он посылал войска разрушать города Орды и вырезать ее население.
Для Московской же Руси разгром Золотой Орды имел тяжелейшие последствия. В ордынский период она была подключена к мировому рынку и имела от этого огромные выгоды. Теперь Монгольский путь закрылся, и Россия оказалась в полуизоляции (какое-то взаимодействие с восточными рынками для нее еще продолжалось через Каспий и Крым, но уже в неизмеримо меньшем масштабе, а на пути к западным рынкам барьером были Великое княжество Литовское и Швеция, перекрывавшая выход к Балтийскому морю). Только столетия спустя России удалось вновь открыть путь в Китай, но это был уже не относительно короткий,  комфортный и абсолютно безопасный путь через Казахскую степь, а тяжелейший, долгий и смертельно опасный маршрут в обход Байкала.
«Поездки и перемещения по необходимости удлинялись, становились бесконечными, нечеловеческими. Расстояния задерживали, усложняли все. Официальные караваны, отправлявшиеся из Москвы в Пекин, ходили туда и обратно за три года: до Байкала приходилось использовать сани, за Байкалом – лошадей или верблюжьи караваны. А также считаться с необходимыми паузами, с жестокой необходимостью «зимовать на месте».
…В Илимске, далеко за Иркутском, происходила своего рода ярмарка, где обменивалась пушнина на некоторые продовольственные  припасы с Запада. На обмене таких припасов купец в 1700 году наживал 200% прибыли и удваивал  эту прибыль, перепродавая меха в Китае. Как было не разбогатеть при таких-то тарифах?.. Но какой купец отважился бы без такой денежной приманки  отправиться в эти адские края, с их бездорожьем, где приходилось опасаться диких зверей и в не меньшей степени – грабителей, где лошади дохли от работы, где последние морозы стояли еще в июне, а новые – уже в августе, где деревянные сани легко ломались и люди, в случае сильного снегопада, не могли избежать смертельной  опасности быть погребенными под снегом? Просто отклониться от тропы, укатанной возами, означало погрузиться в рыхлый снег, в котором лошади утопали по шею»  (Фернан Бродель.   «Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV–XVIII вв.» Т. 3. Пер. с франц. М.: Прогресс, 1992).
Множество русских купцов  погибало на страшном Сибирском пути –  и из-за трудностей самого пути, и от рук  разбойников, но понятно, что и без разбойников загруженность его в любом случае  была бы крайне низкой – слишком уж длинным и тяжелым был этот путь – и он ни в коей мере не мог возместить потерю Монгольского пути.
Петр I в свое время давал такие  указания насчет политики России в отношении Казахской степи:  «Буде оная орда в точное подданство не пожелает придти, то стараться несмотря на великие издержки, хотя бы до миллиона держать, но токмо чтоб только одним листом под протекциею Российской империи быть обещалась. Хотя де оная Киргиз-кайсацкая орда степной и лехкомысленной народ, токмо де всем азиатским странам и землям оная де орда ключ и врата – и той  ради причины она де орда потребна под российской протекцией быть…» (Разные бумаги генерал-майора Тевкелева об Оренбургском крае и о киргиз-кайсацкий ордах 1762 года/ Временник императорского Московского общества истории и древностей Российских. 1852. Кн. 13. С. 15).
Эти указания Петра казахские историки традиционно рассматривают как проект колонизации Казахстана, что неверно. На самом деле Казахстан как таковой российского императора вообще не интересовал, его интересовали восточные рынки, к которым он стремился пробиться. Казахстан же просто перекрывал  России путь на Восток, это было единственной причиной, по которой Петр стремился привести его или подданство или хотя бы установить над ним  протекторат, не жалея на это никаких средств. Решить проблему выхода в Среднюю Азию Российской империи удалось только во второй половине XIX веке, столетия спустя после «татарского периода», во время которого связи с Востоком у Московской Руси  были самыми плотными. Так что после разгрома Золотой Орды Тимуром  Россия и с этой стороны тоже оказалась  изолированной.
Был еще и Волжский путь, обеспечивающий выход в Каспийское море по Волге. Но он был не таким уж значительным и компенсировать утрату Монгольского пути в любом случае не мог. А кроме того, чтобы контролировать его, надо было поставить в зависимость или завоевать Казанское ханство, Астраханское ханство, Большую орду и другие осколки Золотой Орды. Что удалось сделать только при Иване Грозном.
«Волга до ХV века вовсе не являлась «великой русской рекой». Наоборот, начиная от Булгар, и вниз до Каспия Волгу (Итиль) в древности можно было означить «великой нерусской  (мусульманской) рекой».  Как ни странно, именно Оку можно с IX-X веков именовать «великой русской рекой», кроме Днепра, конечно. Верховья ее начинались в Черниговском княжестве» (Николай Доброхотов. «Где находится Верхний Новгород?»),
В общем, положение Московской Руси после падения Золотой Орды стало незавидным – она оказалась со всех сторон зажатой отнюдь не дружественными соседями и при этом не имела полноценного выхода к мировым рынкам, экономические контакты ее резко сузились. Если бы не экономические, демографические и военные ресурсы, которые Московская Русь успела поднакопить за «татарский период», Россия могла бы и не состояться – ее просто разобрали бы на части, за исключением тех ее регионов, которые вообще ни для кого не представляли интереса. Понятно также, что в случае благоприятного для Золотой Орды исхода противостояния с Тимуром, Московская Русь продолжала бы свое развитие в качестве автономной провинции  ордынского государства (такое положение ее очень даже устраивало) и какими путями пошла бы история дальше, никто не может сказать.
Все это достаточно очевидные факты, однако по сей день господствует совсем другая версия российской истории, согласно которой Россия сбрасывала-сбрасывала со своей шеи  некое «монголо-татарское иго» и наконец сбросила его. Освободилась. Хотя реально – катастрофа, во всяком случае, упадок.  На создание такой версии оказали влияние многие факторы и не в последнюю очередь заимствованная с Запада евроцентрическая концепция истории человечества, концепция явно ложная, искусственная и надуманная, которая, собственно говоря, и на Западе-то давно пересматривается. Другим фактором, оказавшим  влияние на изобретение такой версии российской истории, стало убеждение, что Россия – это часть Европы и ее интеграция в «общеевропейский дом» не состоялась только потому, что монголы (или татары, или монголо-татары, в общем, ордынцы) не дали свершиться этому волнующему событию.
На самом деле Россия экономически никогда не была и никогда не смогла бы стать частью Европы ни под каким видом, это просто невозможно, монголы тут ни при чем. Почему? Об этом вы узнаете в другой статье, пока же только отметим, что поскольку историки, люди в вопросах экономики (тем более мировой экономики) несведущие, то ими и была изобретена версия о зловредности «монголо-татарского ига», якобы затормозившего развитие России (хотя на самом деле все было ровно наоборот). Другого объяснения известным фактам они найти не смогли, а потому и ухватились за самую примитивную версию, которая показалась им логичной. А для обоснования своей  явно ложной  концепции,  историки   «закопали» реальную Золотую Орду, став выдавать за нее осколки исторической  Золотой Орды. Хотя вроде бы понятно, что сама Орда и ее осколки – далеко не одно и то же. Но иначе ну никак было нельзя. Если реальная Золотая Орда прекратила свое существование почти за сто лет до «стояния на Угре», то что тогда на самом деле было «свергнуто»? И кто там от кого «освободился»? Вся концепция рушится. Такого допустить было нельзя. Выход из сложившегося положения был найден простой: сделаем вид, что Золотая Орда  существовала до самого 1480 года («стояние на Угре»), вот от нее-то и освободились.
Вследствие  таких оригинальных манипуляций историков с историческими фактами большинство людей (в том числе и историков!)  сегодня отождествляет Золотую Орду с Казанским ханством, про Большую Орду даже и не слышали (в школе этому не учат), что-то слышали про Крымское ханство, но очень мало, а такие образование как Астраханское, Сибирское и другие ханства для большинства – пустой звук. А ведь это не только история этих ханств, но и история России тоже. Гораздо более сложная многогранная интересная, чем та, какая изложена в учебниках истории.
Но вернемся к Тимуру. Устроив колоссальный погром Золотой Орды Тимур руководствовался исключительно интересами  своего государства, ничего личного. Азербайджанский историк С. Ахмедов пишет:
«Во второй половине XIV века территория исторического Азербайджана входила в состав монгольского государства Джалаиридов. В северо-восточных областях Азербайджана, в области Ширван, находилось государство Ширваншахов, однако оно не было независимым, находясь в вассальной зависимости от Джалаиридов... Походы Амира Тимура в 1385 – 1395 годах, вой­ны с Джалаиридами, конечно, нанесли большой урон экономике азербайджанских городов, но они же принесли нечто большее – государству Джалаиридов был нанесен смертельный удар и тем самым был ускорен процесс создания независимых азербайджанских государств. Таким образом, Амир Тимур способствовал освобождению территории Азербайджана от монгольского господства.
…Амир Тимур, которого  долгие  годы выставляли только как разрушителя и завоевателя, мог ликвидировать государство Ширваншахов, стереть с лица земли города Ширвана. Однако он стал оказывать поддержку мероприятиям Ибрагима I, направленным на восстановление экономики и культуры региона. Ибрагим I же вошел в историю Азербайджана как справедливый и мудрый правитель…  В своих походах Амир Тимур руководствовался принципом «мир будет благоденствовать благодаря торговым людям», стараясь создать единое торгово-экономическое пространство, обеспечить безопасность торговых путей, развитие ремесла и торговли. 
…Разгром войск хана Тохтамыша, последующее разорение Амир Тимуром городов Золотой Орды способствовали перемещению торговых путей к югу, то есть в Азербайджан. Южный маршрут Великого Шелкового пути, от Китая через Самарканд в Европу вновь стал проходить через азербайджанские земли, в первую очередь через Тебриз. Именно этим объясняется значительный скачок в развитии Тебриза и превращении его в ХV веке в один из крупнейших городов Востока» (https://azerhistory.com/?p=6195).
Как видим, стирая с лица земли Золотую Орду, Тимур одновременно стремился к укреплению экономики провинции своего государства, каковой в то время являлась территория будущего Азербайджана.
В 1398 Тимур предпринял поход на Индию, по дороге были побеждены горцы Кафиристана. В декабре Тимур под стенами Дели разбил войско Делийского султана и без сопротивления занял город, который был разграблен его войском и сожжен. В 1399 году Тимур дошел до берегов Ганга, на обратном пути взял еще несколько городов и крепостей и вернулся в Самарканд с огромной добычей. Это был чисто грабительский поход, не преследующий никаких стратегических военных целей. Исследователи полагают, что он был предпринят исключительно для того, чтобы  наполнить казну государства и приобрести средства для большой вой­ны с османским султаном Баязидом I  Молниеносным.  (Не надо забывать, что войско Тимура было наемным, а значит, очень дорого обходившимся казне.)
Вернувшись из Индии в 1399 году, Тимур сразу же начал семилетний поход на Османскую империю. Официальным поводом этого похода были беспорядки в области, управляемой  сыном Тимура Миран-шахом. Тимур отстранил Миран-шаха от управления и разбил вторгшихся в его владения врагов. Семилетнему походу предшествовал конфликт Тимура с Кара Юсуфом из династии Кара Коюнлу, который объявил свою независимость от Джалаиридов и сосредоточил свои силы в Тебризе и Восточной Анатолии.  Победа войск Тимура вынудила Кара Юсуфа бежать на запад к Баязиду Молниеносному. После чего Кара Юсуф и Баязид договорились о совместных военных действиях против Тимура. На требование Тимура выдать ему Кара Юсуфа султан Баязид ответил отказом в оскорбительной форме.
В 1400 году Тимур начал военные действия против Баязида, захватившего Эрзинджан, где правил вассал Тимура, и против египетского султана Фараджа ан-Насира, предшественник которого, Баркук, еще в 1393 году велел убить посла Тимура. Крепость Смирну, (принадлежавшую рыцарям-иоаннитам), которую османские султаны не могли взять в течение 20 лет, Тимур захватил штурмом за две недели. В 1400 году Тимур взял крепости Кемах и Сивас в Малой Азии и Халеб в Сирии, принадлежавшей египетскому султану, а в 1401 году занял Дамаск.  20 июля 1402 года Тимур одержал решающую победу над Баязидом I, нанеся ему поражение в битве при Анкаре. Сам султан был взят в плен. В результате сражения Тимуром была захвачена вся Малая Азия, а поражение Баязида привело к крестьянской войне в Османском государстве и междоусобицам среди сыновей Баязида. 
Тимур, однако, не стал присоединять к своей империи Малую Азию, понимая, что его государство и так  слишком сильно разрослось и становится трудно управляемым. Не стал он и стирать с лица земли Османское государство, как он поступил с Золотой Ордой. Его планы были более продуманными и дальновидными. На месте Османского государства следовало создать ряд самостоятельных небольших независимых государственных образований, которые с одной стороны, не могли  угрожать его империи, с другой – были бы важными элементами мировой экономической системы и обеспечивали бы свободу международной торговли, от чего выигрывали бы все заинтересованные стороны (при доминировании государства Тимура, разумеется, которое, кстати говоря, официально называлось «Туран»). 
Это придало бы дополнительный импульс к расширению и развитию Великого Шелкового пути, особенно если учитывать, что Монгольский путь был уничтожен вместе с Золотой Ордой, конкурент устранен, и теперь все потоки товаров  с Востока на Запад и в обратом направлении проходили только через государство Тимура. (Южная часть Золотой Орды была инкорпорирована в тимуровскую империю, а Казахская степь так и продолжала оставаться независимой, но в обозримом будущем кочевники империи Тимура уже не угрожали.)
В полном уничтожении  государства османов Тимур не был заинтересован. Наоборот, он был заинтересован в том, чтобы Малая Азия как можно быстрее восстановила свою экономику после потрясений войны. Поэтому западную часть  османского государства  он в 1403 году возвратил сыновьям Баязида, а в восточной были восстановлены низложенные Баязидом местные династии. (Сам Баязид к тому времени умер в плену; ну а то, что Тимур его якобы привез в Самарканд в золотой клетке – это легенда: так с высокопоставленными пленниками не обращаются.) 
Между прочим, разгром Баязида Тимуром на полвека отсрочил падение Византии, которая исторически все равно была обречена. Ну а по большому счету конфликт между османами и Тимуром был продолжением все того же бесконечного конфликта, который не утихал в течение тысячелетий в регионе, имевшем ключевое значение в Евразии. Территория, за доминирование в которой сражался Тимур, была все той же самой территорией, за господство над которой тысячелетиями сражались ассирийцы, персы, греки, македонцы, римляне, парфяне, византийцы, сельджуки, османы… Теперь наступило время Тимура. И он  победил.
«Земля, где появился на свет Саддам Хусейн, на протяжении всей своей истории была яблоком раздора между сильнейшими державами. За Месопотамию сражались Вавилония и Ассирия, империи Дария и Александра, Рим и Парфия, Византия и Персидское царство Ахеменидов. Из века ввек богатейшая  равнина Междуречья становилась полем битвы между народами и расами»  (Сергей Плеханов. Так говорил Саддам. – Екатеринбург: Ультра. Культура, 2004).
Сам Тимур состоял в переписке с королем Франции Карлом VI  и Англии Генрихом IV. Стороны договаривались о развитии всесторонних экономических связей.  Так, Генрих IV писал: «Просим вас от всей души о вашем неизменном и впредь благоволении к нам и к нашим подданным и о том, чтобы наши купцы могли бы прибывать в ваши владения при вашей личной благосклонности к ним, поскольку и нам угодно, чтобы и ваши купцы могли прибывать в наши владения».  В послании также выражается «чувство большого облегчения и большой радости» по поводу «значительной победы» Тимура над общим врагом  – султаном Баязидом. В том же духе выдерживалось и послание  французского короля.
 Можно, конечно, понять точку зрения представителей национальных исторических школ, которые, вполне естественно, выдвигают на первое место события, которые имели отношения к их государствам. Но если взглянуть с точки зрения всемирно-исторической, то, скажем, разного рода бесконечные конфликты   между, к примеру,  Москвой и Тверью, ливонцами, тевтонцами, литовцами и т. д. на самом деле являлись не более чем незначительной «мышиной возней», происходившей где-то на задворках цивилизованного  мира  и имевшей  значение только для самих участников этих мелких дрязг. За пределами периферии их никто даже не замечал и не обращал на них внимания, о них просто даже и не знали. Мировая политика, в описываемую нами эпоху, вершилась совсем в других регионах –  там, где она вершилась в течение тысячелетий, а не где-то у черта на куличках, где конфликтуют какие-то мелкие вроде как государства, про которые никто даже и не слышал... 
В августе 1404 года Тимур вернулся в Самарканд и через некоторое время начал  поход  на Китай, к которому готовился с 1398 года. Поход  начался 27 ноября 1404 года. В январе 1405 года он прибыл в  Отрар  (который якобы был разрушен туменами  Чингисхана), где внезапно  заболел и умер (по словам историков – 18 февраля, по надгробному памятнику Тимура – 15-го). Тело забальзамировали, положили в гроб из черного дерева, обитый серебряной парчой, и отвезли в Самарканд. Тамерлан был похоронен в мавзолее Гур Эмир, в ту пору еще незавершенном. 
Сомнительно, чтобы Тимур собирался завоевывать весь Китай, скорее, только северную часть его, хотя, конечно, точных планов его мы не знаем. Успешно завершив поход, Тимур поставил бы под контроль весь Шелковый путь и в этом случае с мощью как военной, так и экономической его государства  не мог бы соперничать никто в мире.  Грандиозный проект Тимура, вообще-то говоря, был вполне реален и близок к своему завершению, но времени для его окончательного воплощения в жизнь у него уже не оставалось.
«…Если бы история отвела Тимуру больший срок для осуществления его имперских  планов, то, возможно, бассейн Окса – Яксарта, а не бассейн Волги стал бы ядром империи, границы которого совпадали бы с  территорией нынешнего Советского Союза… Политические превратности судеб государств этого региона дают представление о роли, которую сыграл данный регион в культурном становлении ряда цивилизаций» (А. Тойнби, «Постижение истории», т. 9.).

2182 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №11

15 Ноября, 2022

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»