• Исторические страницы
  • 08 Апреля, 2021

ЛИДЕР ПО ПРИЗВАНИЮ

Осенью 2020 года Правительство РК приняло постановление об установлении памятника в г. Кокшетау известному государственному и общественному деятелю, Герою Социалистического Труда Е. Н. Ауельбекову. Блестяще окончив Московскую сельскохозяйственную академию имени К. А. Тимирязева, он начал трудовую биографию агрономом. Прошел все ступени карьерного роста до первого заместителя министра сельского хозяйства, министра хлебопродуктов и комбикормовой промышленности республики. Был первым секретарем Кокчетавского, Тургайского, Кзыл-Ординского обкомов партии. Депутат Верховного Совета СССР 8-11 созывов. Об этом замечательном человеке, много сделавшем для развития экономики и культуры Казахстана, в материале парламентского корреспондента Казахского радио в 1989–1991 годах в Москве.

…После краткосрочного отдыха в Бурабай – жемчужине Сарыарки Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев с супругой должен был лететь в Москву. Провожать высокого гостя прибыли все руководители области. Члены бюро областного комитета партии быстро вышли из машин и, как солдаты, выстроились у трапа самолета.

Леонид Ильич не спеша попрощался с провожающими, но почему-то не подал руку стоявшему рядом с Еркином Нуржановичем второму секретарю обкома В. Н. Загорскому.

– Еркин Нуржанович, спасибо за прекрасно организованный отдых. Я рад, – поблагодарил Генсек. – Удачи тебе, ты на правильном пути, никуда не сворачивай!

Проводив Брежнева, Ауельбеков вернулся на работу. Войдя в кабинет, он задумался над его словами «никуда не сворачивай». Интересно, на что намекал и почему не подал руку Загорскому. И в это время в кабинет вошел секретарь обкома партии, курирующий вопросы сельского хозяйства, Е. М. Золотарев.

– Еркин Нуржанович, извините, я не помешал?

– Нет, Евгений, просто я подумал о словах Леонида Ильича, что он имел в виду и почему не подал руку Василию Никаноровичу.

– Еркин Нуржанович, думаю, не стоит ломать голову. Если хотите узнать истину, то спросите у самого Загорского. Он знает, в чем дело, каждый день докладывал обо всем Леониду Ильичу. Я не думаю, что он в Бурабай ездил восхвалять вас.

 Когда Золотарев вышел из кабинета, Ауельбеков со свойственной ему привычкой принимать оперативное решение, позвонил Кунаеву. Димаш Ахметович как будто ждал его звонка, спросил о самочувствии Леонида Ильича.

– Да, все хорошо, он улетел довольный. Я хотел посоветоваться с Вами по одному вопросу.

– Я слушаю, говори, Еркин.

– Прошу перевести второго секретаря Загорского Василия Никаноровича на другую работу, если нет, то я по собственному желанию освобожу занимаемую должность.

Димаш Ахметович, выслушав с характерной ему сдержанностью, сказал:

– Еркин, сейчас конец рабочего дня, вопросом Загорского займусь завтра, его переведу секретарем Совета респуб­ликанского профсоюза. Чтобы больше я не слышал от тебя об уходе. У меня нет инкубатора по скорому выпуску решительных и деловых первых секретарей. Нового второго секретаря ищи сам.

После работы, оставшись в кабинете один и перелистывая настольный календарь, подумал – скоро наступит август. Начало уборки. Пятнадцать лет тому назад в это же время он был избран первым секретарем обкома. Да, время летит очень быстро.

Он вспомнил, как после окончания Тимирязевки, начал трудовую жизнь в Северном Казахстане. Тогда районное руководство, увидев его красный дип­лом академии, сразу же назначило его главным агрономом. А когда директора совхоза перевели на другую работу, руководство района поручило Еркину Нуржановичу исполнять его обязан­ности. Он еще активнее включился в работу, на деле показал свои знания и способности. После успешного завершения уборки урожая Ауельбекова назначили директором совхоза. Ему было всего 25 лет.

В новой должности он начал работу с улучшения социально-бытовых условий селян. В годы освоения целины новые дома в первую очередь получали прибывшие из других республик, а местные жители, работая наравне, а то и лучше, годами ютились в землянках. Новый директор, посоветовавшись с сельчанами, незамедлительно приступил к решению этой важной проблемы. Он организовывал асар – народную стройку. Всем аулом в выходные дни возводили дома и хозяйственные постройки. Вскоре в совхозе не было трудностей с жильем.

Быстрый карьерный рост Еркина Ауельбекова находился на виду у общественности и представителей старшего поколения. Это в первую очередь было связано с его умелым руководством, исключительной организаторской спо­собнос­тью, улучшением жилищно-бытовых условий селян, постоянным поиском резервов и дополнительных источников для производства продукции. В шестидесятые годы прошлого века подбор и расстановка кадров осуществлялись согласно сложившимся в обществе требованиям, то есть с учетом организаторской способности человека, показавшего себя на любой работе с положительной стороны, таких качеств, как высокий профессионализм, честность, справедливость, трудолюбие. Ауельбеков за короткий период работы показал свою многогранность, он всегда находился среди рядовых тружеников, работал не покладая рук, не жалея сил.

В течение восьми лет в Северо-­Казахстанской области он успешно прошел все основные служебные ступеньки. В 1961 году был назначен заместителем председателя облисполкома, затем вторым секретарем обкома партии, а через полгода стал председателем облисполкома. Занимая такие высокие должности, он всегда оставался открытым, дос­тупным простым людям, ибо никогда не разрывал связи с ними. К нему записывались на прием, и в большинстве случаев Еркин Нуржанович оперативно решал их проблемы, на худой конец помогал советами. За такое чисто человеческое отношение люди отвечали тем же. Его очень уважали. Завоевать такой авторитет среди населения мог не каждый руководитель, все добрые качества его натуры, конечно, были впитаны с молоком матери Калимы и сформированы отцом. Ведь не зря народная муд­рость гласит: «Что увидел в гнезде, то и повторишь в полете». Его скромность, мудрость и деликатность, особая одаренность и другие качества, несомненно, от природы, от воспитания родителей.

Когда Е. Ауельбекову исполнилось тридцать лет, по рекомендации тогдашнего Председателя Совета Министров Казахской ССР Масимхана Бейсебаева его назначили первым заместителем министра сельского хозяйства. По тем временам в столь молодом возрасте редко кто становился руководителем такого ранга.

В годы освоения целины в кадровой политике были немало перекосов, особенно в северных областях. На ответственные должности назначались люди в основном из числа прибывших на целину. Он решительно выступал против подобной кадровой политики, а ведь в тоталитарном государстве, где штатные расписания были утверждены по градации «старший брат, младший брат» – не каждый руководитель был способен на такой поступок. К примеру, когда министр находился в отпуске, Ауельбеков назначил начальниками двух крупных управлений Минсельхоза представителей коренной национальности. Одним из них был кандидат сельскохозяйственных наук, талантливый организатор Талап Абишев. Нельзя сказать, что такое решение заместителя понравился М. Моторико. И хотя министр не выражал открыто свое возмущение, но с того дня в их отношениях появилась напряженность. Но, зная смелость и способности Ауельбекова убедительно отстаивать свою позицию, Моторико не решился на открытую конфронтацию.

Е. Ауельбеков свои глубокие теоретические знания успешно совмещал с передовой производственной практикой. Он навсегда запомнил наставления отца, всю жизнь проработавшего учителем: «Сын мой, где и кем бы ни был, если у тебя в руках будет власть, то будь всегда покровителем простого народа, никому не позволяй унижать честь своей нации». Поэтому главной жизненной целью Еркина Нуржановича было развитие и процветание Казахстана, и он всегда стремился к осуществлению этой заветной цели.

Хотя в годы освоения целины сельское хозяйство и промышленность Казахстана динамично развивались, однако на казахском севере перекосы в подборе и расстановке кадров продолжались. По сути все ключевые позиции в пяти целинных областях занимали приезжие, как в то время казахи, с отличием окончившие вузы Москвы, Ленинграда, Новосибирска, оставались в тени, не полностью востребованными. И это не осталось без внимания руководителя республики Д. А. Кунаева. При подборе кандидатуры на должность первого сек­ретаря Кокшетауской обкома партии Димаш Ахметович предложил кандидатуру Е. Ауельбекова, молодого, но уже прошедшего все ступени власти.

Он поручил Еркину Нуржановичу способствовать росту местных кадров, создавать для них соответствующие условия. По правде говоря, до Е. Ауельбекова в области формированием кадрового резерва из представителей коренного населения никто и не думал заниматься.

Еркин Нуржанович оправдал высокое доверие. Внес огромный вклад в социа­льно-экономическое развитие родного края, в воспитание кадров. Следы его плодотворной работы и сегодня видны в бывшей Кокшетауской области и Кокшетау. Именно здесь он вырос до видного государственного и общественного деятеля. Именно в эти годы область достигла наибольшего экономического, социа­льно-культурного развития. Он вырастил Героев Социалистического Труда, знатных хлеборобов, промышленников, животноводов, строителей, передовиков других отраслей. Он ценил работника прежде всего по его человеческим качествам, за его самоотдачу в работе.

Еще живы люди, которые благодарны Е. Н. Ауельбекову за то, что он продвигал их по службе не по родству, а за личные качества, за успехи в труде. Так он растил свои кадры.

Заслуги Еркина Нуржановича высоко оценены, ему присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. Среди первых руководителей областей в таком молодом возрасте Героев не было. Он был первым.

Быть первым ему помогли такие качества, как преданность своему делу, добропорядочность и умение находить решения в любых вопросах. Между тем среди завистливых коллег, особенно из аппарата ЦК Компартии Казахстана, распространяли слухи, мол, в таком темпе он скоро получит вторую звезду Героя, а дальше и пост, возможно, самого Д. Кунаева.

Людская молва всегда отражалась на взаимоотношения в высшем эшелоне власти. И не всегда позитивно. Талантливого руководителя часто перемещали. Поэтому после Кокшетауской области Еркин Нуржанович работал первым руководителем Тургайской и Кызылординской областей. Но и в этих сложных регионах он сумел показать себя только с положительной стороны. Придя к руководству региона и изучив местные условия, посоветовавшись со старожилами, с партийно-хозяйственным активом, он разворачивал большую организаторскую работу. И следует отметить, опираясь на свой выстраданный опыт, он везде смог достичь желаемых результатов в экономическом и социа­льном развитии вверенных ему облас­тях. И за такое искреннее отношение к делу, к нуждам конкретного человека отвечали ему благодарностью, любовью и уважением.

Выступая, к примеру, на ХVI съезде Компартии Казахстана, Е. Ауельбеков всесторонне на конкретных фактах раскрыл причины отставания Кызыл­ординской области. Подчеркнул, что основные причины в отсутствии должного внимания со стороны руководства центра и не достаточное финансирование региона, где 98 процентов жителей составляют коренное население. Не это ли говорит о его искренней заботе о людях?

В ноябре 1985 года в Москве состоялся очередной пленум ЦК КПСС, в его работе принимала участие Герой Социалистического Труда, механизатор Жадыра Таспамбетова. По возвращении дала интервью журналисту телеканала «Казахстан». Она поделилась свои­ми впечатлениями о работе пленума, встрече с Генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым, который просил передать привет Еркину Нуржановичу, своему сокурснику. Вскоре после телепередачи ее пригласили в ЦК и строго предупредили, чтобы она больше не говорила такие вещи.

С этого момента вновь появились слухи о том, что Е. Ауельбеков хочет занять место Д. Кунаева. К сожалению, не выдержав давления окружающих, Димаш Ахметович поддался уговорам придворных шептунов. Впоследствии он признался, что допустил такую фатальную ошибку по отношению к Еркину.

В это время в стране полным ходом шла горбачевская перестройка. Началась реформа не только экономической, но и политической системы. Еркина Нуржановича выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Позже он был избран заместителем председателя комитета регионального развития Верховного Совета СССР.

Работая парламентским корреспондентом, мне приходилось наблюдать, как на заседании комитета отдельные его члены занимались не проблемами народа и государства, а решали свои меркантильные задачи. Видя подобное, Еркин Нуржанович с болью в сердце говорил, что «с таким безответственным отношением к делу мы можем потерять страну, что же тогда будет с народом?..» Конечно, видеть его в таком подавленном настроении было нелегко, так как мы, журналисты, прекрасно знали, что этот искренний человек всегда жил думами о народе.

Во время работы первого съезда народных депутатов Верховного Совета СССР мы, представители республиканских СМИ – Сарбас Актаев, Кажы Корганов и я, встретились с Мухтаром Шахановым. Он по-свойски за чашкой чая поведал о том, как добивался слова на первом съезде, чтобы рассказать всю правду о событиях 1986 года в Алма-Ате. «После моего выступления все 99 депутатов от нашей республики перестали со мной разговаривать, буквально отвернулись от меня. В тот момент единственным человеком, который выразил свою поддержку, был Ереке-ага. Он сказал: «Браво, молодец, Мухтар, ты совершил благородный поступок!». Это было для меня, как бальзам на душу», – вспоминал поэт.

Когда собирал материал об Еркине Нуржановиче, я беседовал со многими, и у всех были положительные отзывы о нем. О его преданности своему делу, добропорядочности, честности и чистоты души. Во время декабрьских событий 1986 года в Алма-Ате молодежь вышла на площадь с портретами Е. Ауельбекова. Он воспринимался многими как достойный кандидат на пост первого руководителя республики. И это говорит о многом.

В Тургайской области люди обратились к нему с жалобой на отсутствие на прилавках магазинов продукции местного мясокомбината. Е. Ауельбеков пригласил к себе начальника внут­ренних дел области полковника Ивана Шутяка и поручил ему разобраться с данным вопросом. Оказалось, в системе сбыта мясных продуктов работала организованная преступная группировка, которая готовую продукцию регулярно отправляла на Кавказ. В результате начальник колбасного цеха Трофимов получил 15 лет тюремного заключения, соответственно осуждены за противозаконные действия и другие его подельники. Вместо осужденных были назначены местные кадры, и жалобы населения тут же прекратились.

Еркин Нуржанович первым выступил и против всемогущего военного руководства космодрома Байконур. В 1986 году из-за безалаберной деятельности начальства воинской части канализационную воду сливали в Сырдарью, из-за чего чуть не произошло отравление жителей Кармакшинского, Казалинского и Аральского районов. Е. Ауельбеков обратился к Генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву и дал официальное разъяснение ситуации. Вскоре прибыла специальная комиссия во главе с генерал-лейтенантом, космонавтом №2 Германом Титовым. На бюро обкома партии Еркин Нуржанович строго обличал преступное деяние руководителя космодрома генерал-лейтенанта Юрия Адверкеевича Жукова. И сказал твердо, что за такое небрежное отношение к населению региона руководитель должен ответить строго по закону.

Начальник космодрома был вынужден признать свою вину, извиниться перед жителями области, пообещал, что впредь не позволит нарушать экологические требования. Однако принципиальная позиция Е. Ауельбекова возымела действие, генерала отправили в отставку.

После ухода с поста первого секретаря КП Казахстана Г. Колбина кандидатура Ауельбекова, так же как и других лиц, рассматривалась в аппарате КПСС. Зачастили ходоки в Москву из Алма-Аты и других областей нашей республики. О причинах наплыва этих людей мне рассказывал постоянный спецпредставитель Казахской ССР в Москве Серикболсын Абдильдин: «Эти люди здесь находятся для выполнения «спецпоручений» разных кандидатов на пост руководителя республики и преследуют узкокорыстные цели. Из аппарата ЦК КПСС для проверок пос­тупивших от граждан республики жалоб и заявлений всегда обращались ко мне. Среди главных претендентов были Е. Ауельбеков, З. Камалиденов, Н. Назарбаев, М. Сагдиев и М. Мендыбаев. Жалобы поступали на всех».

Когда развалился Союз, у Еркина Нуржановича была возможность остаться в Москве, но он вернулся в родной Казахстан. Правда, здесь его никто не ждал. Спустя время ему предложили должность советника президента, но он немного поработав, вышел на заслуженный отдых.

Пройдут годы, десятилетия, но память о Е. Н. Ауельбекове никогда не потускнеет. Его масштабность мышления, деловой подход к решению проблем увлекали всех, кто с ним работал. Он был неординарной личностью.

Мейрам БАЙГАЗИН

член городского совета

ветеранов г. Нур-Султан,

Почетный журналист Казахстана

 

1020 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №6

10 Июня, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»