Край древних городов

0
294

Исмаилжан ИМИНОВ,
публицист, путешественник

Звездной теплой ночью наши автомобили въезжали в Туркестан, в один из самых известных городов Центральной Азии. Огни древнего шахара высвечивали стройные ряды пирамидальных тополей, росших по обеим сторонам старинных улиц. Я внимательно осматривал город, понимая, что без него трудно представить историю не только Казахстана, но и всего тюркского мира. 

Когда возник этот город на казахской земле? Историки считают, что первые поселения появились на этом месте еще в V веке. Чем занимались жители Туркестана, или Шавгара (так назывался он в X веке), или Ясы, как его именовали с XII до XVI века?
В те далекие столетия они занимались земледелием. Собирали урожай пшеницы, голозерного ячменя и муса (серповидной люцерны), позже стали возделывать рис и хлопок. Конечно, были и ремесленники, но они полностью отдавались своим искусствам лишь в межсезонье. Позже появились, как и в любом древнем городе, целые кварталы гончаров, ювелиров, оружейников, ткачей, сапожников, кожевенников. Земледелие было оазисное: сеяли злаки на сотнях гектарах земли, используя воды могучей Сырдарьи.
В средние века Ясы был крепостью. Как город он стал известен к XV веку. В центре находилась укрепленная цитадель, вокруг располагались жилые дома, мечети, медресе, мастерские ремесленников. Город-крепость был обнесен высокими дувалами (стенами), башнями, воротами.
Туркестан являлся столицей Казахского ханства в XVI–XVIII веках. К сожалению, город сильно пострадал во время казахско-джунгарских войн в XVIII веке, большая его часть была разрушена и превратилась в руины.

Таинственный суфист
Мы попали в город, чья судьба связана с именем таинственного дервиша Ходжи Ахмета Ясави (около 1105–1166). Напомним о судьбе этого загадочного монаха. Достоверных фактов из его жизни сохранилось мало. Известно, что он родился в городе Сайраме. Чем занимались его родители – неизвестно. В истории сохранились лишь их имена: отца звали Ибрагим, мать – Карашаш. До конца своей жизни ходжа гордился своим первым учителем – Арастанбабом, который оказал на него огромное влияние. После его кончины перебрался в Бухару, где стал воспитанником знаменитого суфийского шейха Ходжи Юсупа Хамадани.
Что такое суфизм? В основе суфийского учения лежит желание постичь тайны веры методом озарения, которые человек может постичь с помощью особых при­емов, изменяющих его обычное состояние, а также благодаря аскетической жизни. Дервиши (странствующие монахи-суфисты) отказывались от благ цивилизации, были облачены в шерстяные плащи-суфы. Их идеология была близка к народным представлениям о справедливости. Суфистами были Низами, Навои, Хафиз. С большой симпатией к их учению относились Абай и Шакарим.
Получив прекрасное образование, Ахмет стал суфийским поэтом и проповедником. Свои произведения писал на чагатайском (среднеазиатско-тюркском) языке. Этот язык был общим литературным для многих тюркских народов в течение нескольких веков. Известно, например, что в детстве чагатайский язык изучал Чокан Валиханов, а в медресе Кашгара его преподавали еще в 30-х годах прошлого века. Ходжа Ахмет Ясави – автор сборника мистических стихов «Хикмат» (впервые издан в 1878 г.). На протяжении веков стихи поэта были популярны среди простых людей, они привлекали читателей назидательностью, народными формами. Произведения ходжи переведены на многие языки мира, включая казахский и русский.
Когда Ходже Ахмету Ясави исполнилось 63 года, в знак траура по ушедшему из жизни в этом возрасте пророку Мухаммаду он уединился в подземной келье, где провел в молитвах остаток жизни. Изредка он читал проповеди, наставления своим многочисленным ученикам из разных регионов мусульманского Востока. Своей праведной жизнью, творчеством он завоевал огромное уважение современников. После кончины поэта его слава росла, а имя стало легендарным.

В мавзолее

Ранним августовским утром мы направлялись к знаменитому мазару. В Туркестане немало уникальных памятников, которые объединены в историко-культурный музей-заповедник «Хазрет Султан». Жемчужиной этого комплекса является мавзолей Ходжи Ахмета Ясави, который виден издалека. Мечта любого ценителя красоты – увидеть этот уникальный мазар. К нему вела уложенная брусчаткой тропинка. Памятник, который воздвигли наши предки, прекрасно сохранился и дошел до нас в своей первозданной красоте. (Конечно, его неоднократно реставрировали, но облик оставили прежний.)
Мавзолей, где покоится великий поэт и проповедник, был воздвигнут над его могилой через 233 года после его кончины. В 1395 году Амир Тимур одержал победу над ханом Золотой Орды Тохтамышем и сжег его столицу Сарай-Берке. В честь этого знаменательного события Железный Хромец вместо старого ветхого кумбеза над могилой Ходжи Ахмета Ясави решил воздвигнуть архитектурный шедевр, новый мавзолей. Конечно, Тамерлан, как и многие его современники, с глубочайшим почтением относился к памяти поэта-дервиша. Но этот памятник был посвящен не только таинственному суфисту, он являлся символом могущества Тамерлана.
В течение многих столетий утверждали, что трехкратное паломничество к знаменитому мазару в Ясы (Туркестане) приравнивалось к хаджу в святую Мекку. Из многих уголков Центральной и Малой Азии сюда приезжали мусульмане. Так увеличивался приток денег в казну Тимура и местных правителей.
В строительстве мазара принимали участие лучшие строители империи Тимура. Некоторые историки рассказывают, что Тамерлан лично участвовал в разработке проекта мавзолея. Наверное, так и было. В те годы он был полон сил и энергии. Утверждают, что полководец дал инструкции, каким он представляет будущее сооружение, определил размеры главного купола. Известно, что в своем указе Тамерлан дал рекомендации относительно декоративных деталей мазара и внутренних убранств.
Мавзолей воздвигали тысячи безвестных строителей, но имена трех архитекторов, к счастью, дошли до наших дней. Это Убайдулла Садр, Ходжа Хасан и Шемс Абд-аль-Вахаб. До сих пор поражает качество жженого кирпича: в нем нет корешков растений, солей сульфата и магния. Кирпичи легкие и звонкие, как удар барабана. Уже в наше время перед реставрацией мавзолея специалисты искали глину для кирпичей. Ученые исследовали строительный материал из многих рай­онов края и остановились на глине урочища Сауран, близ одноименного древнего города. Для глазурей древние строители использовали песок Котырбулакского и глину Туетасского карьеров, которые в наши дни восстановлены.
Мавзолей – это прямоугольное сооружение размером 46,5 на 65,5 метров. В фундаменте, заложенном на глубине до трех метров, находится бутовой камень. Конечно, все это предназначено для главной части мазара – купола, диаметр которого равен 18,2 метра. Что только не пережил мавзолей за более чем 600-летнюю свою историю: это – землетрясения, войны (в него стреляли из пушек), лютый зимний холод и летний зной. Не раз находился в состоянии запустения, но вновь и вновь возрождался.
Для меня мавзолей Ходжи Ахмета Ясави – это казахский Тадж-Махал, самое красивое старинное здание в нашем Оте­честве, которое мы должны сохранить и передать нашим потомкам. Во время экспедиции «По караванному пути Чокана Валиханова» в 2014 году в Кашгар я любовался в этом седом городе еще одним шедевром восточного зодчества, возведенным нашими предками, – мавзолеем Аппак Ходжи. Думаю, что наша молодежь, в первую очередь, должна знать эти памятники, являющиеся символами былой истории и расцвета культуры.
Традиционно, со словами: «бисмилахиррахманиррахим» переступаю порог мавзолея и попадаю в главный зал – казандык, вокруг которого расположены все остальные помещения. С трепетом начинаю знакомиться с мазаром.
В этом зале находится «тай казан», ритуальный котел. Этот казан является национальной святыней казахского народа. В 1934 году он был вывезен в Ленинград, в Эрмитаж. И только в 1988 году был возвращен на Родину. Издавна для наших предков, древних тюрков, казан был символом единства и гостеприимства. Мастера, которые изготавливали такие котлы, уделяли серьезное внимание его размерам и оформлению. Диаметр казана – 2,45 метра, а вес – две тонны. Художник украсил казан тремя поясами растительного (мусульманского) орнамента и надписями, сделанными арабской вязью.
В этом помещении находятся уникальные бронзовые светильники. Один из них выделяется особой красотой, он украшен растительным орнаментом и надписями, сделанными арабской вязью.
Осмотрев усыпальницу, направляюсь в малую мечеть, где могут совершить намаз гости музея. Сажусь в левом углу мечети и внимательно рассматриваю удивительный купол: он необычный, установлен на высоком барабане, имеет проемы, через которые в помещение падает свет.
В XVI–XVIII веках мавзолей являлся резиденцией казахских ханов. Я думаю, что это удивительное здание можно сравнить с Московским Кремлем. Если на протяжении нескольких веков русские цари в Кремле встречались с иностранными гостями, вели переговоры, проводили важные собрания, а многие из них и покоятся в его стенах, то такие же функции выполняли Большой и Малый дворцы мавзолея. Большой зал для казахских ханов являлся местом торжеств, переговоров, а в Малом зале покоятся ханы и известные люди Великой Степи. Старейшее захоронение относится к 1431, а самое последнее – к 1917 году.
Захожу в библиотеку, в этом помещении хранились ценные рукописи, печатные книги. Секретари (хатшы) ханов вели делопроизводство.
С интересом рассматриваю столовую. Историки утверждают, что здесь готовили особую ритуальную еду для паломников. Ее готовили из баранины и пшеницы в течение суток. Я понимаю, что в те далекие века мавзолей, который был неплохо укреплен, в необходимые моменты превращался в крепость. Значит, в мавзолее должен быть и колодец. Здесь имеется и такое помещение с источником. К сожалению, меня не пустили к колодцу: я рассмотрел его через перегородки.
Быстро и незаметно пролетели несколько часов в мавзолее. Эта встреча со знаменитым мазаром навсегда останется в моей памяти.

«Хазрет-Султан»
Рядом с мавзолеем люди издавна строили интересные архитектурные сооружения, которые связаны с историей города. Все это сейчас объединено в мемориальный комплекс «Хазрет (Азрет) Султан». В любом мусульманском городе в средние века строили бани (монша). Ислам обращает пристальное внимание не только на чистоту помыслов, но и тела. В городах было немало общественных бань, где собирались поэты и ученые. Роль бань на Востоке в те далекие времена была велика. Мы можем лишь сравнить их со значением бань в Элладе и Древнем Риме.
В Туркестане, рядом с мазаром, сохранилась старинная баня. Мы зашли и туда: увидели средневековую утварь, которой пользовался, очевидно, сам Тимур. Мы побывали рядом с кельей (хильвет), где провел в подземелье последние годы жизни знаменитый дервиш. К сожалению, в само подземелье сейчас попасть нельзя. Недалеко расположены шильдехана, мазары правнучки Тамерлана и дочери Улугбека Рабии-Султан Бегим и хана Есима. Есть и другие интересные объекты в комплексе.

Туркестан студенческий
Старейший город Казахстана гордится не только своими уникальными историко-архитектурными памятниками, но и университетом, который стал одним из центров подготовки кадров по многим дисциплинам. В последний день нашего пребывания в Туркестане в актовом зале университета состоялась презентация вузов, на которой я поведал об экспедиции «По караванному пути Чокана Валиханова» в Кашгарию, читал отрывки из своих книг. Я впервые посетил известный в Казахстане международный вуз, поэтому немного хочу о нем рассказать.

Университет учрежден в июне 1991 года по указу Н. А. Назарбаева. Вуз назывался Туркестанский государственный университет. Первым его ректором был ученый Мурат Журинов. С обретением Казахстаном независимости по его инициативе вуз преобразовался в Международный казахско-турецкий университет им. Х. А. Ясави. Огромную роль в изменении статуса вуза сыграли руководители Казахстана и Турции, в первую очередь, Президент нашей страны Н. А. Назарбаев. Был построен университетский городок на 100 млн. долларов, вся эта сумма безвозмездно выделена благотворительными организациями и гражданами из братской Турции. Ныне в МКТУ на 18 факультетах образование получает молодежь не только из Казахстана и Турции, но и из многих регионов тюркского мира.

В музее Кажымукана
Издавна казахский народ гордился акынами и батырами. Немало богатырей навсегда осталось в памяти народа: они в тяжелейших условиях отстаивали свободу и честь Родины. Наверное, нет казахстанца, который бы не слышал о знаменитом батыре, великом спортсмене Кажымукане (Хаджимукане) Мунайтпасове (1871–1948). Еще в детстве я читал о нем в школьных учебниках по истории Казахстана. Мои друзья, мальчишки, перебивая друг друга, рассказывали легенды о нем. Когда нам неожиданно сообщили, что мы посетим в селе Темирлан Ордабасинского района областной музей спорта им. Кажымукана, мы все очень обрадовались. Я был очень рад, что мои юные друзья, студенты, познакомятся там с судьбой легендарного спортсмена.
Небольшое село Темирлан является центром Ордабасинского района, оно расположено в 40 км от Шымкента, на правом берегу реки Арысь. Вот в этом зеленом и чистом ауле провел последние годы своей жизни популярный борец.
Нас порадовали экспонаты музея, которые рассказывали о знаменитом спорт­смене, пятикратном чемпионе мира по классической борьбе, чемпионе мира во французской борьбе среди профессионалов Кажымукане. Меня поразили малоизвестные факты из жизни нашего соотечественника: он был награжден в 1913 году персидским (иранским) орденом «Золотое солнце и лев», а в 1914 году – орденом Японии «Благотворительность». Студенты были восхищены, узнав, что Кажымукан в молодости весил 215 кг, а его рост равнялся 200 см (на 75 году жизни при росте – 195 см он весил 174 кг).
В годы Великой Отечественной войны ветеран спорта выступал перед своими земляками, а на собранные средства (100 тыс. рублей) купил самолет для советских воинов.
Мы долго ходили по музею, знакомясь с судьбой легендарного Кажымукана. Вышли во двор, где стоят памятник казахскому борцу и макет самолета «Амангельды Иманов», подаренный военному летчику Кажитаю Шалабаеву.

Сайрам-Угамский парк
Южный Казахстан – это благодатный край, который славен не только древними городами, но и девственной природой. Наверное, в нашей стране многие слышали о знаменитом Сайрам-Угамском государственном национальном парке (СУГНП). Он находится в северной части Западного Тянь-Шаня, в него входят отроги Таласского Алатау, горные массивы Угам, Каржантау и Боралдайтау. Большая часть парка расположена в высотной поясности, но что интересно: здесь можно заметить семь природных зон, от пустынно-степной до высокогорной. (Одна зона сменяет постепенно другую, и все это, как в школьном учебнике по географии, могут увидеть и «прочитать» на ландшафте посетители.)
В СУГНП уникальная флора и фауна. Ученые утверждают, что здесь нашли пристанище 59 видов млекопитающих (среди них сурок Мензбира, обитающий только в этом районе гор Западного Тянь-Шаня), около 300 видов пернатых и 1635 видов растений, из них 240 внесены в Красную Книгу Казахстана. На территории парка можно встретить барсов, медведей, яков, горных козлов, волков, лис, зайцев. Вот в это уникальное место и направилась наша экспедиция.
Парк расположен недалеко от Шымкента. Мы выехали за город. Поехали по извилистой дороге и оказались у реки Сайрам-Су. Эта река образуется от слияния двух бурных горных речушек Кергелы и Сазан-Ата.
Наши автомобили двигались по ущелью Кергелы вдоль одноименной реки. Мы оказались у небольшой огороженной территории, арендуемой одной из арабских стран Персидского залива. Очевидно, здесь охотятся и отдыхают арабские шейхи. Показав документы, мы преодолели это препятствие и, проехав немного, разбили лагерь на берегу речки.
«В национальном парке имеются три зоны с разными режимами охраны: заповедная (доступ закрыт), туристическая и территория для отдыха», – рассказывает Ильяс, молодой человек, лет тридцати, который сопровождает нас по Южному Казахстану.
Местность, в которой мы оказались, напомнила мне мою малую Родину, Каргалинское ущелье, расположенное недалеко от южной столицы. А здесь с гор неслась бурная речка Кергелы, по ее берегам были заросли шиповника, барбариса, облепихи. Можно было увидеть и кустарники жимолости. На небольших полянках тянулись к солнцу березы, изредка они объединялись в небольшие рощицы. Но больше всего меня обрадовал древовидный можжевельник, который местные жители называют «арча». Я не заметил елей или сосен, на горных склонах росла только арча. Вокруг были горные леса из арчи. Обычно древовидный можжевельник невысокий, напоминает кустарник, а этот достигал высоты до пяти метров. Я не сразу его узнал, вначале решил, что это туя, но внимательно разглядев, понял: что это арча.
В ущелье Кергелы было прохладно, здесь постоянно гулял ветер. Он был ароматный с озоном, ведь рядом шумела речка. (Воздух был потрясающе свежий, он бывает таким в других местах летом, сразу после дождя.) Я надел свитер и ветровку, но не согрелся. Гостеприимный Ильяс предложил мне свой полушубок.
Наступил вечер: у нас появилось свободное время. Предусмотрительные организаторы фестиваля привезли с собой электрические генераторы: в центре лагеря загорелись лампочки. Студенты танцевали под современную музыку, которая звучала из-под мощных репродукторов, а я решил прогуляться по ущелью.
В своих странствиях всегда стараюсь найти новых друзей. Так и на этот раз сблизился с коллегой из Северного Казахстана Сергеем Пашковым. Он кандидат географических наук, работает доцентом Северо-Казахстанского государственного университета им. М. Козыбаева. Сергей – высокого роста, приятной внешности, хороший собеседник, ему около 45-ти лет. Является руководителем молодежной делегации, приехавшей из Петропавловска. Вот с ним мы и совершили ночную прогулку по ущелью.
Ночью стало еще холоднее: температура опустилась до 3 градусов тепла. Вернувшись в лагерь, мы поставили палатки. Я залез в спальный мешок. Зуб на зуб не попадал. Укрылся полушубком и сразу крепко уснул.
Проснулся рано утром. Летнее солнце уверенно пробивалось через плотную ткань палатки, не давая спать. Вылез из палатки. Почти все молодые путешественники спали. По ущелью носился запах дыма: это повара готовили завтрак.
Я подошел к Кергелы, умылся в ее ледяной воде: вначале нехотя сунул теплые руки в холодную реку, но потом быстро привык, и даже стало приятно.

Гигантский родник
Самая высокая точка Южного Казахстана – пик Сайрам, его высота – 4238 мет­ров. Эта гора была видна из нашего лагеря. К сожалению, на ее вершину на этот раз нам не удалось подняться. А еще эти места знамениты своими горными озерами. К ним и лежал наш путь.

К озеру вела узкая тропинка, по которой мог пройти лишь один человек. Часто она проходила по высокому обрыву или склону. С высоты горная речка серебряной нитью устремлялась к долине. Через Кергелы был проложен узкий мост. Держась за натянутый толстый трос, мы перешли на другой берег. Несколько таких мостов повстречались на нашем пути.
Где-то на середине пути увидели памятник погибшим альпинистам. Остановились, помянув мужественных спорт­сменов. Вместе с нами шли профессиональные инструкторы-альпинисты, знавшие своенравный характер местных гор.
На склонах росли различные кустарники. Поражало разнотравье. Высоко над нами летали орлы, ища себе добычу. Заметил необыкновенно красивую синюю птицу. Она свила себе гнездо на высокой скале, а под ней с шумом неслись воды Кергелы.
В тот день погода менялась несколько раз: утром небо было ясное, но к обеду набежали тучки, и стал накрапывать дождь. Но, к счастью, небо вновь прояснилось, и выглянуло солнышко.
Дорога была нелегкая: не все дошли до озера. Некоторые сходили с дистанции, и их провожали в обратный путь инструкторы. Меня больше всего удивили и порадовали маленькие хрупкие девушки, почти девочки. Многие из этих студенток были из отдаленных сел разных районов нашей страны. Выносливые, трудолюбивые, они все прошли сложную дистанцию и достигли озера. Эта дорога сблизила нас, я почти со всеми студентами не только познакомился, но и подружился. А к этим волевым и воспитанным девочкам относился как к родным дочкам.
Вдруг перед нами засияло озеро, оно находилось в котловине, на высоте 2350 метров. Да, это был водоем, до которого мы все-таки дошли. Сверху озеро по форме напоминало гитару. И я, забыв о своей усталости, буквально побежал к нему. Вода была не только ледяная, но и необыкновенно вкусная. Такую воду я пил из родников, на берегу горной реки моего детства Каргалы.
Вода в Нижне-Сайрамском озере была прозрачно-голубого и бирюзового цвета. Это озеро было продолжением гигантского родника. Вода буквально бурлила из-под земли. В озере я не заметил рыбу (хотя она обитает в реках), но зато были четко видны в ней даже небольшие камни.
Студенты искренне радовались встрече с известным источником. Сфотографировавшись на память у озера, я решил побродить по его берегам. Встретил маленькие ключи, чьи воды впадали в огромный родник-озеро. Не выдержав зова озера, искупался в его холодных водах. Залез в ледяное озеро на несколько минут, и буквально вылетев из него, долго лежал на горячем камне, греясь. Несколько раз проделал такую процедуру: вода сняла мою усталость. Почувствовал себя молодым и счастливым. Но счастье, к сожалению, не бывает долгим: наступила пора возвращаться в лагерь. С грустью покидал я озеро.
Мы, конечно, устали, но горный воздух и вкусная еда быстро восстановили наши силы. На тот вечер был запланирован семинар на тему: «Окружающая среда и изменение климата», который был проведен в большой палатке. Студенты спорили, обсуждая важную проблему. Я был одним из членов жюри. Укутавшись в полушубок, я наблюдал за дискуссией молодых. Трудно было выделить самую интересную из работ: они все заслуживали награды. Но все-таки нам пришлось назвать победителя, им оказался жизнерадостный и энергичный студент из Северо-Казахстанского университета Роман Гиричев. Семинар закончился, а мне не хотелось спать. Я еще долго гулял по ущелью.
Утром мы покидали лагерь: подходил к концу молодежный фестиваль «Хан Корык». Это путешествие по Южному Казахстану навсегда останется в памяти моих молодых друзей.

Алматы – Южно-Казахстанская область – Алматы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here