Каким был Оспан батыр?..

0
432

Sic itur ad astra

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

Оспан03Неудивительно, что в годы независимости у нас его имя стало известно чуть ли не в форме народных сказаний, легенд, со слабой базой документальных данных, потому что очень мало научных исследований. Характерная особенность – об этом человеке народ сложил песни. В прошлые века он создал бы о таком батыре героический эпос – столь велик в нем дух независимости и свободы!

…За пологом юрты –
Степь, куда не глянь,
А за степью дикой –
Гоби и Хинган.
А над Степью голой –
Неба бирюза.
Солнца диск
Кровавый мне
Слепит глаза…

В. Бельфер

Вся история казахов – это беспрерывное кочевье в пределах огромной территории, части которой нередко оказывались в составе сопредельных стран. Китайский Алтай, традиционно населенный казахами, в 30-40-е годы прошлого века стал театром политических, дипломатических, военных, экономических действий нескольких крупных игроков в лице Китая, Советского Союза, Монголии, Англии, США и др.
Одна из трагических страниц казахской истории – процесс вынужденного переселения части китайских казахов из Синьцзяна в другие регионы Китая, Монголию и британскую Индию, а затем в Турцию и в другие страны в 40-60-е годы XX века.
О том, что Оспан батыр был одним из вождей национально-освободительного движения в Синьцзяне, в Казахстане знают немногие. Основная часть документов, подтверждающих события того времени, хранится в зарубежных архивах. До сих пор в Китае есть не обнародованные сведения о батыре – они ждут своего исследователя. Немало литературы о нем в Англии, США. Турецкие ученые проявляли и проявляют к нему интерес. Ныне пришло время изучить зарубежные источники, систематизировать и перевести их на казахский и русский языки.
ОспанСлучай с Оспан батыром свидетельствует о том, что история казахского народа разрознена, территориально ограничена, хотя в прошлом она была цельна, о чем свидетельствуют казахские эпосы, исторические легенды.
Казахи Китая представлены богатой культурой и историей, в том числе и в плане национально-освободительного движения, о чем у нас нет целостного, всестороннего освещения.
Внутренние политические противоречия в СССР и Китае, отчасти в Монголии, и в международной обстановке проявились и в Синьцзяне, что привело к активизации действий советских властей в этом регионе. Восстания, революции, ужасы гражданской войны были характерны не только для Российской империи и Советского Союза. Социальные потрясения в соседних с Россией странах нередко имели характер «импорта», а также собственные внутренние причины.
Прежде всего, это ростки национально-освободительного движения, которые охватили многие регионы, в том числе казахские степи и китайский Алтай. На это переломное время приходятся восстание под руководством Амангельды Иманова, деятельность лидера Алаш-Орды Алихана Букейхана по созданию правительства «Алаш-Орда», Мустафы Шокая по созданию Туркестанской автономии и т. д.
Оспан батыр Исламулы родился в 1899 году в зимовье Ондикара Коктогайского района Алтайского округа империи Цин. О его детских годах мало информации, но уже в юности он проникся желанием сделать свой край свободным. Эта идея стала более ярко прослеживаться по мере его взросления и освоения военного дела. В 1940 году он участвовал в казахском мятеже против губернатора Синьцзяна Шэн Шицая. Шэн Шицай вел  независимую политику от китайского руководителя Чан Кайши, активно развивая экономические связи с Советским Союзом. Однако в середине 1942 года, когда гитлеровские войска достигли пика продвижения по советской территории, губернатор Синьцзяна стал сворачивать отношения с СССР и стал громить местных коммунистов, представителей других движений и усилил террор.
Политика Шэн Шицая привела к тому, что весной 1942 года на Алтае восстали казахи. Оспан батыр в ходе волнений снискал огромный авторитет в Алтайском округе. Это привело к тому, что вскоре он становится одним из лидеров мятежников.

Казахская трагедия
В 30-х годах Синьцзян стал ареной столкновений между мусульманским населением края и мигрировавшими сюда китайцами. До 1949 года Синьцзян вследствие отдаленности был под властью Китая лишь номинально. Когда китайские власти стали массированно заселять этническими ханьцами Синьцзян, уйгуры, казахи, кыргызы, дунгане на протяжении длительного времени сражались за независимость с маньчжурской властью, республиканским Китаем, а затем и с коммунистами. Среди коренных жителей этого региона казахи всегда были значительной политической силой. Они принимали участие в восстаниях 1930–1940 годов, а в Илийском восстании 1944–1949 годов сыграли ведущую роль.
В 1930 годы в Восточном Туркестане насчитывалось около 800 тысяч казахов, из которых к 1950 годам в результате восстаний и последующего исхода казахов в Индию погибло около 100 тысяч. Согласно китайским источникам, в 1937–1943 годах в Синьцзяне проживало 4 360 020 человек, из которых 930 тысяч были казахами, но к 1953 году, по данным Всекитайской переписи 1953–1954 годов, это число снизилось до 421 тысяч человек – убыль 45 % (!). О таком исходе в соседнем Казахстане малоизвестно.
Не выдержав очередных притеснений правительства Гоминьдан, возглавляемого Чан Кайши, казахи, населявшие Алтай, Или, Тарбагатай, подняли восстание под предводительством Оспан батыра Ислам­улы. В результате многолетнего противостояния казахские воины хоть на время, но сумели освободить родную землю на Алтае, Тарбагатае и побережье Или.
Из-за особенностей политических интриг сложилась ситуация «война всех против всех», где более мелкие игроки оказывались между жерновами более крупных – в данном случае между Китаем и Советским Союзом. Например, когда в Синьцзяне образовалось новое государство – Восточный Туркестан, СССР, который играл тогда ключевую роль в этом регионе, занял двойственную позицию. Когда Союзу было выгодно, то он поддерживал
национально-освободительное движение, снабжая повстанцев оружием и военными специалистами. В то же время советские власти заигрывали с гоминьдановским правительством, громя восставших. В конечном итоге, советские политики сдали Восточный Туркестан китайским коммунистам. Лидеры исламского правительства погибли в подстроенной НКВД авиакатастрофе, многие из повстанцев бежали в Советский Союз.

«Не приму ничьего подданства»
Неудивительно, что Исламулы был одним из противников коммунистического режима. Конечно, он хорошо знал ситуацию в советском Казахстане, тем более в Китае жили представители Белой гвардии, беженцы из степных казахских аулов. И прекрасно понимал, что то же самое будет в случае, если коммунисты победят на Алтае. В одном источнике говорится, что Оспан, понимая конечную цель советского руководства, сказал маршалу МНР Чойбалсану: «Пока буду жить под чистым небом, не приму ничьего подданства, особенно Китая».
Геополитика – величина не постоянная, и каждая страна действовала, исходя из собственных или стратегических интересов, которые менялись по ходу событий. До 1941 года СССР и Китай были союзниками. С началом войны между СССР и Германией в 1941 году отношения между бывшими союзниками заметно изменились – китайское руководство сделало «ставку» на будущего победителя, которым, по его мнению, будет нацистская Германия, и былые связи с Советами стали приходить в упадок.
В такой ситуации советским властям Оспан батыр был нужен как союзник против китайцев, но не более. Целью советского руководства было вести действия на два фронта: с Китаем руками Оспан батыра, а также «незаметно» и с самим непокорным, неподконтрольным никому батыром. В самом деле, зачем советским властям небольшая, но независимая казахская республика в Китае? При этом Советы нередко действовали не напрямую, а через руководство МНР. И батыр был вынужден идти на компромисс с Советами, потому что все это время воевал на коне и нуждался в стрелковом оружии, военных специалистах.
В июне 1943 года среди алтайских казахов вновь вспыхнуло восстание из-за решения властей насильственно переселить их на юг Синьцзяна, а китайских беженцев – на кочевья казахов, которое привело в 1944 году к созданию просоветской Восточно-Туркестанской республики (ВТР).
На это время приходится большая известность Оспана как военного стратега и государственного деятеля, его авторитет среди народа был весьма высок. Годы освободительной борьбы дали свои плоды: Оспан батыр хорошо знал природно-климатические условия своего края, имел богатый военный опыт, вел независимую политику.
Однако трудности не заставили ждать: из-за террора военных сил Гоминьдана 360 семей из родного селения Исламулы переселились в МНР. Здесь их хорошо встретили и оказали посильную помощь. Это переселение оказалось мостом налаживания связи между руководством МНР с Оспан батыром, а через монгольских товарищей для советских властей появилась возможность влиять на батыра. И советское руководство всячески пыталось заручиться поддержкой и воспользоваться военным талантом и бесстрашием Оспан батыра.
«5 октября 1943 года состоялось даже специальное совещание, на котором было решено отправить к Оспан батыру делегацию из сорока человек во главе с неким Пахомовым. 6 октября прошла встреча делегации с батыром, однако стороны взяли на себя обязательства хранить в секрете ее результаты. Именно после этой встречи повстанцам начали помогать оружием, снаряжением, вещами, продуктами. В первую очередь было послано 27 ружей, 2600 пуль, 10 маузеров, а английский автомат и тысяча патронов к нему были подарены лично Оспан батыру. Однако все эти подарки не затмили разум Оспана. Зная, что за ними стоит желание сделать его полностью подконтрольным и зависимым, он не остался в долгу: в ответ были подарены 38 лошадей, 8 ковров, 137 граммов золота.
25 февраля 1944 года на пограничной заставе, у притока Булгын реки Кобды состоялась встреча Оспан батыра с маршалом Чойбалсаном, послом Советского Союза в Монголии Ивановым, командиром Байкальского военного округа Рубиным, руководителем разведки Ланпаныком, министром внутренних дел Монголии Шагоыржаном и его советником Гредиевым. На этот раз повстанцам было подарено 395 ружей-пятистволок, 2 тыс. пуль, 30 легких пулеметов, 6 тяжелых пулеметов, 45 автоматов, 2 тыс. гранат. Все оружие было преподнесено в знак почета и уважения от имени сына Сухэ-батора – Галсына, полковника и начальника отдела Министерства обороны МНР.
5 марта 1944 года в специально подготовленной для этого юрте состоялась личная встреча Чойбалсана с Оспаном. Батыру сообщили о том, что в Монголии образована военизированная группа помощи повстанцам, а также создано временное независимое правительство алтайских казахов. Оспану дали звание «Батырхан». Позже даже ходили слухи, что его подняли на белой кошме как хана.
В это время гоминьдановские армии начали готовиться к войне близ советской границы. Оспан батыру было поручено выступить против них со своими людьми. И он вместе с дивизией военно-воздушных сил Лиузухана уничтожил противника. После этой победы советские руководители стали больше давать советов и поручений Оспан батыру, что, по-видимому, свидетельствовало об их благосклонности. Но Сталин понимал, что Оспан никогда не оставит своей цели – достижение национальной независимости – и поэтому старался не упускать его из виду, подсылал к нему шпионов, которые должны были войти в доверие к батыру, следить за ходом его мыслей и докладывать о каждом его шаге своему руководству» (Алия Кызылкулова. Расстрел Оспан батыра).

Надежда умирает последней
Особый интерес вызывают отношения Исламулы с Восточно-Туркестанской республикой. Изначально эти отношения были тесными и близкими. Уже к середине сентября 1945 года отряды Оспан батыра (несколько тысяч бойцов) совместно с войсками северного фронта ВТР полностью освободили Алтайский округ от гоминдановских войск. После этого Оспан был назначен правительством ВТР губернатором Алтайского округа и награжден орденом Народного героя Восточно-Туркестанской республики.
Конечно, просоветская Восточно-Туркестанская республика – это не та республика, ради которой воевал Оспан Исламулы. Он понимал полную зависимость ВТР от советских коммунистов – по некоторым данным ее лидеры не раз просились в состав Союза. В итоге батыр оставил свой новый дом, должность и переехал в степь. Его несколько раз звали на прежнюю руководящую работу, но батыр прямолинейно отвечал: «Я воевал и в снег, и в зной ради своего народа. А плоды пожинают красные. Мою должность отдайте Далелхану. Я – казах, и не играю в ваши игры, не собираюсь быть куклой в ваших руках».
Известен и другой эпизод. Далелхан Сугурбаев, командир дивизии ВТР, посоветовавшись с генералом Викторовым, отправил к Оспану полковника Доскеева с орденами «За борьбу за независимость» І и ІІ степеней и подарками. Оспан долго не принимал посланца, а приняв, ответил жестко и кратко: «Я воевал не для того, чтобы усилить Красную Армию. Не задерживайся здесь, возвращайся к своим. Эти погремушки носите сами. Я не вижу настоящей свободы Восточного Туркестана. Я все сказал».
Несмотря на такие плачевные результаты многолетней борьбы, Исламулы по-прежнему был тверд в своих устремлениях и не терял надежды на создание полностью независимого от Восточно-Туркестанской республики и Китайской республики Алтайского ханства, надеясь на обещания поддержки, данные ему Чойбалсаном. Желание батыра сделать Алтайский округ независимым государством не было ни для кого секретом, но это не входило в планы советского руководства и вызвало его озабоченность.
В итоге отношения Оспана с лидерами ВТР стали не просто натянутыми, а враждебными. Оспан батыр объявил войну просоветской республике и начал вести переговоры с Гоминьданом, который, возможно, пообещал ему поддержку и определенные гарантии автономии в случае их победы. К концу 1946 года враждебное кольцо вокруг батыра постепенно стало сужаться. Оспан Исламулы вел войну уже на трех фронтах: с отрядами Народно-освободительной армии Мао Дзэдуна, с войсками ВТР, а также с местными коммунистами.
По данным историков, в апреле 1946 года Оспан батыр, прервав связь с регионами, обосновался в Байтеке. Тут он сражался с войсками Монголии, это раздражало советскую и монгольскую власти. При поддержке Советского Союза 5 июня 1947 года четыре-пять вертолетов и 500 военных напали на отряд Оспан батыра. А ведь его отряду приходилось воевать и с китайскими подразделениями.
Интересная деталь. Алтай был лакомым кусочком для советской власти из-за месторождения урана, в котором СССР остро нуждался, разрабатывая свой ядерный арсенал. По воспоминаниям очевидцев, руду вывозили на грузовиках.

Последний бой
Оспан батыр заплатил дорогую цену за свободу и независимость своего народа – гибелью своих детей. В 1940 году воины батыра освободили г. Коктогай, разбив вооруженные силы китайцев. Однако через некоторое время китайская армия вновь отвоевала город, устроив настоящую бойню: восемь из одиннадцати детей Оспан батыра были зарезаны. Его жена Мемей, бросившись в реку с остальными детьми, спаслась. Но постигшее горе не устрашило батыра, а только ожесточило, и он был готов бороться до конца.
Начиная с 1947 года ситуация вокруг Оспана Исламулы стала сильно ухудшаться. Его стали представлять врагом советской власти, нередко – как обычного бандита. По некоторым данным, Москва дала задание Улан-Батору уничтожить Оспана, и к национальному герою начали подсылать наемных убийц.
В 1949 году произошло то, что предполагал Оспан Исламулы – ВТР без боя, мирно вошла в состав коммунистического Китая. После того как народно-освободительная армия, наступая на северо-запад, быстро одержала победу, провинция Синьцзян объявила о своем мирном освобождении. Группа войск 1-й полевой армии КНР мирным путем вошла в Синьцзян и 20 октября вступила в центр Синьцзяна – город Урумчи.
Весной 1950 года Оспан батыр, положение которого стало невыносимым, вынужден был отступить в сторону тибетских гор. При этом никакой речи о мирном сложении оружия не было. Это было уже крушение планов батыра. Более десяти лет он воевал за независимость своего края, потерял в боях детей, братьев, а теперь не знал, куда податься. Началась трагическая пора его жизни.
19 февраля 1951 года в провинции Хайзы Гансуского края батыр попал в окружение китайской народно-освободительной армии и был пленен. Вскоре он оказался в тюрьме Урумчи. Над ним проводился открытый суд. 29 апреля 1951 года Оспан батыр был расстрелян на глазах большого количества людей.
И лишь 12 января 1953 года сыну Оспана Шердиману было разрешено вывезти останки отца из Урумчи.
«Вот как описывает момент захвата Оспан батыра британский журналист и политолог Годфри Лиас в книге «Исход казахов» (Godfrey Lias. «Kazak Exodus». London, Evans Brothers Ltd. 1956): «Семнадцатилетняя дочь Оспана Аз-Апай (маловероятно, чтобы так звали молодую казахскую девушку. Возможно, ее имя было Ак-Арай. – Авт.) (род. 1934) поехала с отцом на Алтай. Сын вождя Шердиман остался с отрядом в лагере. Отец и дочь скакали галопом, когда Оспан батыр увидел большое количество солдат коммунистической армии. Он пытался повернуть своего коня и лошадь дочери, одновременно стреляя во врагов из автомата. В это время лошадь дочери была убита. Подхватив девушку на своего коня, Оспан батыр попытался оторваться от преследования и поскакал по льду озера Гез-Коль. Но перегруженный конь споткнулся и сломал ногу. Еще долго Оспан отстреливался от наседавших врагов, но все же был пленен».
Остатки армии Оспана Ислам-улы – вместе с женщинами, стариками и детьми общим количеством 15 000 человек – двинулись в 1951 году через Тибет в Индию. Они прошли более четырех тысяч километров, в ходе которых преодолели безжизненные Лобнорскую и Такла-Маканскую пустыни и высочайшие горы в мире – Тибет и Гималаи. Путь занял два года. Был потерян весь скот и погибло большинство участников похода. До Индии летом 1953 года дошли только 350 изможденных человек…» (Обухов В. «Синьцзянский излом»).

P. S. «Историк Абдуакап Кара, профессор Стамбульского университета Мимар Синан, считает изучение жизни и борьбы Оспан батыра за рубежом является доказательством того, что он был личностью, которая волновала весь мир.
– Однако в Казахстане он не изучен, продолжить бы эти исследования в Казахстане. Поэтому думаю открыть центр, который будет заниматься исследованием жизни Оспан батыра, – говорит Абдуакап Кара.
Профессор ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Турсынхан Закенулы cказал, что очень много сведений об Оспан батыре хранится в архивах Китая.
– Основная информация об Оспан батыре хранится в Китае, но до нее пока еще никто не дотронулся. Гоминьдановцы часть этих документов когда-то увезли на Тайвань. Ранее на Тайване, оказывается, появилась книга под названием «70-летний буран в Синьцзяне». Книга основана на этих архивных фактах. Один экземпляр этой книги был в библиотеке Синьцзяна, я сам видел и читал эту книгу, – говорит профессор Турсынхан Закенулы.
По его словам, в Китае и на Тайване сформировались два разных мнения о национально-освободительных движениях Восточного Туркестана. Первое мнение такое, что Оспан батыр – бандит, противник коммунизма и национального единства. В свое время его в этом обвинили и расстреляли. В Гонконге – наоборот: зная, как он защищал гоминьдановцев, они его описывают как героя» (О последнем казахском батыре больше знают за рубежом, чем в Казахстане, diapazon.kz).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ