Кем был хан Абулхайыр, или что мы знаем об истории казахского народа?

0
1351

Исторические факты

Болатбек Насенов,
доктор исторических наук, профессор

Известно, что исторические корни любого народа находятся глубоко, в том числе и Казахского ханства, и до 1457 года каждый казахский род считался самостоятельным уделом. Лишь некоторые отдельные роды вошли в состав Туркешской империи, Моголистана, Китая и т. д. В учебниках по истории СССР утверждалось, что у казахов не было государства и что они 300 лет находились в подданстве России. 

Абулхайыр султан во времена правления Тауке хана был видным полководцем. В 1718 году он становится ханом Младшей Орды. И зная попытки Тауекел хана и Тауке хана разгромить калмыков с помощью русских и что с их стороны не раз им было в этом отказано, он все же изъявляет желание бороться против джунгар, полагаясь на их покровительство. Он хотел быть в союзе с Россией во что бы то ни стало. Профессор А. Г. Чулочников так пишет о нем: «Перед нами определенная картина изживания последней функции Единого казахского союза, нашедшей когда-то свое полное выражение в согласованном действии всех трех Орд под Верховным предводительством одного Главного хана, но теперь окончательно свернувшей с этого пути и быстро шедшей к конечному и бесповоротному разъяснению не только трех основных и старых группировок, но и к полному распаду внутри этих последних. В таковом положении казак-киргизский народ и застало его так называемое принятие русского подданства одним из его ханов, смелым и честолюбивым Абулхаиром, может быть рассчитавшим через посредство этого шага, восстановить в последний раз, гибнувшее уже на глазах единство Древнего кочевого союза».

Абулхайыр хан любой ценой хотел вой­ти в доверие к российской императрице Анне Иоанновне и 8 сентября 1730 года направил в Уфу с посольством письмо со следующими словами: «Я Абулхаир хан с подданными своими старой милости с сорока тысяч человек казаками желаем под протекции Вашего Императорского Величества по согласии быть с подданными Вашего Императорского Величества арабскими башкирцами, а посланный от меня главнейшей посланник Кулун Сейткуль с товарищами» (Письмо Ея Императорскому Величеству от казацкого хана. Архив внешней политики Министерства иностранных дел. Ф. 122, О. 1, Д. 1). 
Из-за раздора между отдельными родами, даже между старшинами внутри каждого рода, казахи оказались жертвами джунгар. Об этом пишет профессор А. Г. Чулочников так: «Но прошлое никогда не возвращается, и попытка Абулхаира собственною волею повернуть колесо истории так и осталась неоправданной дальнейшими судьбами казак-киргизского народа, ибо чем дальше, тем сильнее брали в них верх над началами единства частые интересы мелких племенных группировок, образовавшихся через распадение прежних Орд и мало-помалу получавших полное преобладание во всей внутренней жизни казак-киргизской общины. А при таких обстоятельствах утрачивалось уже всякое значение и ханской власти, которая делалась постепенно лишь объектом домогательства целой толпы султанских фамилий, постоянно враждовавших друг с другом и тем самым окончательно подтачивавших всякое ее основание, низводя вместе с тем, на очень жалкую роль и политическую жизнь самого народа в беспредельных степях Средней Азии».
Абулхайыр смог наладить отношения с Россией, которая была заинтересована в этом союзе по двум причинам. Во-первых, можно было торговать со среднеазиатскими государствами. Караванные дороги охраняли казахские старшины. Во-вторых, был обеспечен выход к Индии и Персии: «В 1730 г. октября 28, переводчик Мамет Тевкелев был у касацких посланцев, с которыми имел, якобы от себя разговоры, ежели Ее Императорское Величество соизволитъ милостиво указать.
1-ое. Если касацких ханов в подданство принять, то могут ли они, касацкие ханы, дать для уверения своих детей в аманаты, на что оные посланцы ему, Тевкелеву, ответствовали, касацкие ханы из своих детей или из своих родственников в аманаты дадут или нет приказа не было. По своему мнению надеется из знатных людей в аманаты для уверения дадутъ, ежели оных аманат будут держать в городе Уфе» (Ф. 122, О. 1, Д. 9, с. 70-71).
Как видите, имелся в виду только союз. Иначе зачем аманаты? Если казахи войдут в состав России, тогда их земли будут принадлежать ей, и любые назначения будут происходить с ее разрешения… Также этот союз рассматривался в сенате и один раз в три года пересматривался.
Абулхайыр хан был вынужден проситься в российское подданство. Это объяснить не так-то просто. В мирное время это трудно себе представить. Об этом можно только лишь догадываться, читая донесение переводчика Тевкелева: «… Абулхайыр ханъ прислал ко мне тайно, чтобы к нимъ шолъ или он ко мне тайно придетъ, а киргисъ-касацкие приставили знатные тайно караулъ, чтобы Абулхайыр ханъ со мною не видался, какъ около его, такъ и около моей кибитокъ везде люди карулили. И меня не допускали к хану и хана ко мне. Только между нами ходилъ тайно башкирец Кадирясь Малакаев, который ныне отправленъ от меня напрочь. Однако ханъ всеми мерами трудился чтоб со мною видеться. И хану никоимъ образомъ ко мне в кибитку придти было не возможно и приказа ко мне чрезъ оного башкирца Кидиряса, чтобы я наделъ платье самое худое, якобы простой человек и шолъ к нему. А ежели де онъ со мною ныне ночью не увидится явно … с нимъ не согласился, то де нам обоимъ с нимъ будет немало трудности. Я надеялся тогда на Бога, к счастью Ея Императорского Величества отважился к нему хану пойти, надевъ на себя киргисъ-кайсацкие худое платье с башкирцомъ Идрисомъ пришел в поле и говорилъ с нимъ довольно и между протчимъ разговоромъ объявилъ мне, а Абулхаир ханъ, что онъ пожелалъ быть в подданстве Ея Императорского Величества Всемилостивейшей Государыни Императицы Всероссийской один безъ согласия другихъ ханов и салтановъ и знатных старшинъ против его Абулхаир хана службе, я спросилъ чего ради онъ одинъ без согласия другихъ ханов и салтанов и знатныхъ старшинъ то учинил» (Ф. 122, О. 1, Д. 1, М., 1732).
Как видите, просьбу Абулхайыр хана другие ханы и старшины не поддержали. Россияне не верили казахам. Поэтому для разведки направили переводчика с его отрядом. Его чуть не убили. К тому же Абулхайыр хан отправил в Санкт-Петербург послов без согласования с другими ханами и старшинами. Причину он объясняет следующим: «Ему то противно не будетъ ли и что тому притчина, нато самъ Абулхаир ханъ повествовал такъ. Объявляю якобы сущую свою правду ради чего одинъ без согласия другихъ пожелал быть в подданстве Всероссийскомъ. Первая притчина из древних летъ предки его и онъ Абулхайыр ханъ владели городами Ташкентъ, Туркестанъ, Сайрамъ принадлежащими деревнями и киргизами, казаками и учинили у него Абулхайыр хана войну с Хонтайшою многия годы. И не могъ с нимъ управиться, принужденъ онъ былъ вышеозначенные города, оставя выехать къ кочевымъ народамъ киргисъ-кайсакамъ. И потомъ многия годы имели с нимъ Хонтайшою войну и недовольствуя темъ стали воевать и с Волжскими калмыками и Оралскими башкирцами и с Бухарами и Хивой, и с четырех сторон стали ему Абулхайыр хану, все неприятели того ради он и городов от Хонтайши выручить не могъ» (Ф. 122, О. 1, Д. 1, М., 1732).
Как видите, у казахов Малой и Средней Орды были в то время сначала четыре, а потом и семь врагов: хонтайшы, бухарцы, хивинцы, каракалпаки, туркмены, уральские казахи, башкирцы, волжские калмыки. Об этом заявили также Богенбай батыр, Есет батыр. Эти вражеские силы не дали житья. Богенбай батыр заявил: «Сегодня на мои аулы нападают башкирцы, захватывают парней и девушек и увозят с собою, а мы устроили погоню за ними и возвращаем детей и скотину. Пока мы едем оттуда нападают на второй ауыл туркмены, или бухарцы, или хивинцы и т. д. Потеряли тысячи, тысячи людей, несколько тысяч скота (верблюды, лошади, бараны и т. д.)».
Тевкелев про Богенбай батыра заявил: «Он Букембай батыр с зятем бываютъ в Киргисъ-кайсацкой Орде приведут в подданство Всероссийская в два года саблею, а владения у нихъ Букембай батыра с братомъ и затемъ его будетъ 7000 кибитокъ – он Букембай батыръ с ними киргисъ-кайсаками будетъ жить мирно и постоянно».
Сегодня в мирное время люди не страдают. Наши дети, внуки, правнуки учатся, живут счастливо. При таких условиях писатели, историки, философы и другие смело заявляют: «Абулхайыр хан был предателем. Если бы не он, казахи не оказались бы в подданстве России». Легко быть патриотом, легко быть храбрым, легко быть мудрым и при этом говорить, что Абулхайыр хан – предатель.
Если бы эти писатели, историки, философы поменялись с ним местами, и если бы была угроза их детям, внукам, правнукам, друзьям, близким от соседних государств, чтобы они сделали? И если кто-то из них говорит: «Я остаюсь при своем мнении». Я не верю. Он обязательно искал бы выход из положения, чтобы жить в мире.
Поэтому Абулхайыр хан вынужден был пойти на хитрость. Об этом Тевкелев заявил так: «И какъ я от него Абулхайыр хана такие слова услышать, что онъ учинилъ сие одинъ, кроме другихъ, чтобы я ему Абулхайыр хану говорить чего ради посланцы его не проверено словесно предложили. В Москве Абулхайыр ханъ желаетъ быть в подданстве Ея Императорского Величества Всероссийского согласия вверху ханов и всего войска касацкого, а ныне стало, то что одинъ собою сделалъ».
Некоторые историки в своих книгах об Абулхайыр хане, не зная конкретно ничего, заявляют: «Вот Абулхайыр был ханом всего казахского народа. Это говорю не я, а архивы». На самом деле эти историки истину не знают, не были в московских архивах. Вводят в заблуждение читателей. Такую абсолютно вредную книгу выпускают за счет средств государства. 
И вот Абулхайыр хан продолжил дело Тауекел хана, Тауке хана, Каип хана и добился принятия своего предложения Российской империей. Но Абулхайыр хан так же, как и Тауекел хан, хотел передать в распоряжение Российской империи свое 40 тыс. войско. Это был союз. Но старшины Малой Орды испугались, его не поняли, и большинство было против.
В Архиве внешней политики Министерства иностранных дел Российской империи есть такая запись:
«Января 19 приехалъ киргисъ-кайсакъ к Абулхайыр хану и сказалъ, что противная партия поднялась на него хана и на переводчика Тевкелева, обоихъ ихъ убить до смерти, Абулхаир хана и ханшу привязать к хвосту лошади будутъ таскать по поле, а будутъ они по утру января 20 числа.
Января 20 приехалъ из Каракалпакской Орды Букембай батыр (Табын.– Б. Н.) с зятемъ со своимъ Есетъ батыремъ и братомъ своимъ Худайназаромъ мурза оставить каракалпаков для выручения башкирцевъ каракалпакскому хану и каракалпакский старшина Букембай батыру отдать обещали и за темъ оставить брата Тевкелеву прибежал и 23 января освободили.
Букембай батыръ отправил от себя к капралу Маркелу Нашкурову брата своего Толебая со своими людьми и подоспели люди Букембай батыра, то де противные касацкие разбежались» (Ф. 122/1, Д. 1, 1733, Москва).
Про Богенбай батыра в письме Тевкелева:
«… Он Букембай человек доброй совести и умной и от нижайши от смерти избавился. Имъ по неже съ приезду моего Киргисъ-кайсацкую орду декабрю по 25 число 1731 года всего да киргисъ-кайсаки имели намерение, чтобы меня и хана убить до смерти. Токмо спаслись охраненные Букембай батыремъ. И взявъ меня от Абулхайыр хана он Букембай с братомъ и зятемъ в свои улусы, чтобы киргисъ-кайсаки не учинили мне какой противности. Ныне живемъ в нихъ». 
Абулхайыр хотел убедить русских, что он является ханом всего казахского народа, и ему подчиняются бухарцы и Хива.
Когда Тевкелев убедился, что это ложь, он писал:
«А от Бухарского хана к нему Абулхаир хану прошения такого не было. Токмо от Хивинского хана при мне присланъ был посланец, и я с ним виделся. И о томъ разговора никакого не было, а явившийся посланец возмущал киргисъ-кайсацкую Орду, чтоб они подданства Российского не принимали, а меня бы убили.
Майя в 30 де из противной партии приехали 2 человека к Абулхаир хану с темъ, чтоб онъ отдал переводчика Тевкелева имъ в руки, а ежели не отдастъ, то они приедутъ собраниемъ его Тевкелева возьмут от Абулхаир хана насильно, а его самого убьют. И Абулхаир хан оныхъ присланных от противных кайсаков двух человек взяли под карауломъ и сковалъ в железы и держал и одного из нихъ расковал и отпустилъ» (Ф. 122, О. 1, Д. 1, с. 23 об.).
Переход Абулхаир хана с 40 тыс. армией в состав России в письме описывается так:
«А он, Абулхайыр хан, человек весьма достаточного ума и не без лукавства человек. Хотя оную Орду наибольшую властвовать не так какъ предки, его оном владели причитая ихъ непослушание себе в озлобление просилъ и проекціи Ея Императорского Величества чрезъ которые подданство, какъ усмотрено можетъ быть он Ея Императорского Величества в верномъ подданстве твердымъ будетъ. Токмо ты по ихъ легкомысленнымъ и не без сумнительно. Ибо то его намерение в подданстве Ея Императорского Величества быть неволе.
… Другие одинъ ханъ и двое салтановъ и не малое число старшинъ тому весьма противная, и в подданстве быть не хотятъ для того, что Абулхаиръ хан без ведома не согласия с ними просилъ протекціи Ея Императорского Величества чего ради переводчикъ Тевкелевъ представляет свое наипокорнейшее мнение» (Ф. 122, О. 1, Д. 1, 1733).
В 1731 году через переводчика Мамета Тевкелева передали грамоту Императрицы: «Посланцы твои Абулхаир хан словесно здесь доносили, что желаешь ты ханъ с войскомъ касацкомъ быть в подданстве у нас на следующих пунктах:
Первое. Обещаешь нашему Императорскому Величеству служить верно, платить ясакъ, так как служат башкирцы.
Второе. Чтоб около данных Российскихъ обидъ и разоренъ Вами никакого не было.
Третье. Ежели на Васъ касаковъ будут нападать какие неприятели, чтобы ты мог от того нашим Императорским Величеством защищениемъ охранены быть исчислять бы Васъ поддаными Российскими.
Четвертое. Чтобы ясырей, взятых с башкирцами и прочими Российскими поддаными, Вамъ возвратить. А Вы обещаете взятыхъ россиянъ отдать. С башкирцами и с калмыками быть в мире.
Тевкелеву дали задание, состоящим из 12 пунктов. Одним из пунктов, если кроме Абулхаир хана будут другие ханы к ним тоже относится с милостью и обещать приличное жалованье им. Разведать потом из них кто чего достоинъ?
С Тевкелевым отправить от Императорского величества жалованье, кафтан, шапку, саблю, сукна и протчее.
Нарядилъ сына своего Нуралы салтана на встречу ко Тевкелеву с 1000 человек.
Жалованья, грамоту, шубу, шапки и саблю не отдавать пока он хан к присяге не придет и пункты не подпишет» (Киргисъ-кайсацкие дела. Ф. 122, О. 1, Д. 1). 
Посол Тевкелев пишет: «Посланный ханской от меня отошел ото же час, киргисъ-касацкие старшины ко мне прислали, чтобы я шел с Ея Императорского Величества грамотою и жалованья. Я к нему пришел, где были все знатные старшины и речь выговорил. И Ея Императорского Величества грамоту хану сие съ вставь принес на голову пане. И подле себя положил и подарил сукна, бобров, выдры, лисицы, чай принять приказал. И посадил меня хан подле себя по левую руку. И потом спустя часа велели мне выйти с ханшой из кибитки.
И как я пошелъ в свою кибитку, того же часу стали дуваню дуванить. Ее Императорского Величества жалованія, что прислано было к Абулхаир хану и великим криком и дракою, плетьми и саблями между собой бились. А потом стали думать, чтобы меня убить. И услышав оное одинъ башкирецъ прибежал ко мне и сказалъ, что думаютъ де Киргисъ-кайсацкая орда тебя убить и ограбить. И я как такою ихъ злое намерение услышалъ призвалъ к себе своихъ знатныхъ башкирцевъ Алдарбая Исикеева, Таймана Шамова, Косимиша батыра и Боденова, и Идриса Кулакова и спросилъ ихъ какимъ образомъ их киргизъ-кайсацкое злое намерение отвратить, и оные башкирцы мне сказали, никакого способу к спасению не знаютъ, кроме одного, что имеетца у нихъ знатные старшины Букембай батыр, да его братъ Худай-Назаръ мурза, которые и зовет ихъ лутшие и сильные и иные люди и доброва состояния надобном их подарить довольным числомъ. Надеемся от них нам польза будетъ.
… И из башкирцевъ одинъ Томасамовъ имелъ с ними давнюю дружбу и поехалъ сыскать его. Затемъ и с братомъ на степи и уговоря ихъ ко мне привел к вечеру и сталъ им говорить Букембай батыр с зятемъ и с братомъ.
… И они Букембай батыр с зятем и братом к моимъ словамъ склонились и обещали их казаков привести в подданство Всероссийское и ясакъ платить будутъ.
… И какъ они касацкая старшина от меня слова выслушали и выступая в нихъ Букембай батыръ, еже видно стал говорить Абулхаир хану, пожеланіе твоем быть в подданстве Всероссийскомъ желаем в том себе присягаю утвердить и Абулхаир хану.
Букембай батыр и протчие знатные старшины того числе учинили присягу, а большая часть не присягали, стало быть противны, потом меня отослали в свое от Богу и противные партии стали умножаться и с того числа появляться мне не надо иначе смерть, и Абулхаир хан, два или три дня и Букембай батыръ ко мне прихаживали».
По сведениям Тевкелева, Абулхайыр хан и отдельные старшины путем подкупа дали согласие и приняли присягу на верность Российской империи. Во главе старшин сотни раз были организованы нападения на калмыков, башкирцев, каракалпаков, туркменов и т. д.
Первые 10 лет взаимоотношения Абулхайыр хана и губернаторов были на хорошем уровне, они считались с Абулхайыр ханом как союзником.
Посол Тевкелев далее пишет:
«… Хорошо было одно, что до 1743 года ни хан, и ни его султаны не осмеливались делать явным образом набеги на наши границы и крепости, а въ этом году (в 1743 году. – Б. Н.) получивши отказ в принятии заложником побочного сына его Чингиза, вместо законного Ходжи Ахмета, Абулхаир хан озлобился до такой степени, что сам стал подушать своих киргизов».
Абулхайыр хан ставил вопрос о том, чтобы не наказывать строго пленных-казахов. По его просьбе издан Указ следующего содержания:
«Правительствующего сената Коллегии иностранных дел по указу Ея Императорского Величества Правительственный сенат по доношению оной Коллегии отъ 2 июня 1746 года сего января от 26 числа приказами в Коллегию иностранных делъ послалъ указъ в котором написал: 
1). Что учиненную в той Коллегіи к Абулхаир хану и старшинъ и по всему киргисъ-кайсацкому народу Грамоту, токмо по имянному киргисъ-кайсаку такого наказания, какъ в той Грамоте написано не учинить, а именно, носа и ушей не отрезать и руки не рубить, а вместо того учинить ему жестокое наказание бить кнутом нещадно.
2). Из вышеписанного Коллегіи иностранных делъ последняго доношенія усматривается, что Абулхаир хан на тайного советника и губернатора Неплюева явную злобу имеетъ, по которой и посланных к нему переводчика и казаков (стр 17 об.) не токмо держать подъ карауломъ и грабить, но и плетью того переводчика билъ. И киргисъ-касакамъ наговариваетъ к походу на волжских калмыкъ и как сама-то Коллегія в представленіи своем пишетъ, что и большихъ противностей от него ожидать уже надобно, а паче чтоб многих киргисъ-касакъ» (Ф. 122, О. 1, Д. 1, Л. 56, 1747).
Абулхайыр хорошо ладил с покойным губернатором Оренбургской губернии генерал-лейтенантом Урусовым, а с новым губернатором Неплюевым был не в ладах, так как тот требовал заменить аманата и отдать вместо него другого сына от первого брака.
Об этом пишет в том же указе так:
«Послать Брегадира Тевкелева я коемъ Абулхаир хану и тамошним старшинам весьма знаемого, и на все их обычаи сведующего которой к нимъ в посылку еще въ 1744 году назначенъ, и жалованье ему для том посылки определенно которому притомъ старатца его Абулхаир хана и с тайным советникомъ Неплюевымъ в согласіе и дружбу привестъ и о возвращеніи взятых киргисъ-касацкому и под Красного Яру людей и скота: Ежели ж Коллегія иностранных дел для лутчего приведенія его Абулхаир хана с тайным советником Неплюевымъ». 
Оренбургский губернатор союза не признает, он считает, что хан обязан слушаться его. И Абулхайыр пожаловался на него: «Аминь, думал я что на высочайшей милости Вашего Императорского Величества до конца жизни моей печально пребываетъ. И по моимъ прошениямъ удовольствомъ получать буду. Ибо и Оренбургская крепость, ради насъ построенъ. И намеренъ былъ я в оной крепости и дом иметь, но ныне и не моего тамо не содержать и для того, во-первых, генераломъ Неплюевымъ я не доволенъ. 1747 год июль 8 – февраль 1748 год» (Ф. 122, О. 1, Д. 9).
Абулхайыр сильно враждовал с султанами Батыром и Бараком. Оба султана формально признавали Российскую империю ради защиты от нападения джунгар. После долголетней вражды они приложили руку к убийству хана Абулхайыра. Но убил его не Барак султан, как считают некоторые историки, а близкий друг султана Барака Сырымбет батыр, по просьбе султана Батыра. «Приезд в Москву киргиз-кайсацкого посланца Джаныбек салтана (зять хана Абулхайыра. – Б. Н.) съ товарищами съ известиемъ о смерти киргизъ-кайсацкого Меньшей Орды Абулхайыр хана убитого Средней Орды от Барака султана, и съ прошениемъ о утвержении (что и учинено) избранного ими нового хана Нуралы сына Абулхайыр хана». (Киргиз-кайсацкие дела. Ф. 122, О. 1, Д. 8). 
После смерти Абулхайыра царская власть передала ханскую должность его старшему сыну Нуралы, который не смог завоевать авторитет у народа. После Нуралы правили его братья Ералы и Айшуак. Они тоже не имели авторитета среди народа. Несмотря на это, Российская империя не вмешивалась во внутренние дела казахов. Она следила за старшинами и биями. Поняв, что ханы уже не пользуются авторитетом, а хозяйничают старшины, она стала их подкупать. Отменила ханство и установила свою власть.
Конечно, для того чтобы глубже понять историю Казахского ханства, следует основательно изучить архивные материалы, касающиеся нашего государства. Хан Абулхайыр, как ошибочно считают некоторые наши историки, не был предателем. Он был настоящим стратегом, и что самое главное – храбрым воином и блестящим полководцем, мудрым политиком своего времени.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ