Рабочие кадры – резерв роста человеческого капитала

0
332

Аманжол Кошанов, академик

В Казахстане потребность в квалифицированных рабочих кадрах резко возросла. Согласно исследованию «Спрос на навыки, рабочую силу в Казахстане», проведенным Всемирным Банком в 2008 году, 63% работодателей заявили, что недостаточный уровень образования  и навыков рабочих кадров представляют собой препятствие на пути развития бизнеса.

Наибольшие затруднения испытывают крупные компании. Требования к навыкам и компетенциям специалистов постоянно возрастают: 40% казахстанских компаний сообщили об ужесточении требований к навыкам работников за последние два года в связи с усилением норм к качеству товаров и услуг, усложнением технологий, ростом конкуренции. Дефицит квалифицированной рабочей силы признан проблемой большинства отраслей экономики. В целом, по республике из-за несбалансированности спроса и предложения ежегодно в среднем до 21 тысячи рабочих мест остаются вакантными. По данным Минтруда республики, для реализации проектов ФИИР и Программы «Дорожная карта бизнеса – 2020» дополнительная потребность экономики в кадрах на 2010–2014 годы составляет 287 тысяч человек, из них 59,47 тысяч человек – работники с техническим и профессиональным образованием. Иначе говоря, наиболее проблемный вопрос в стране – это подготовка именно технических кадров.[1]

В целом, охват техническим и профессиональным образованием составляет в среднем по республике 5,8% в профшколах (профлицеях) и 14,8% в колледжах. При проблемности и недостаточности учебной базы этой сферы стоит задача оптимизации сети профессионально-технического начального  и среднего образования. Высшее профессиональное образование республики не обеспечивает выпуск конкурентоспособных кадров. Невостребованность высококвалифицированных кадров – основная причина низкого качества выпускников вузов. Она проявляется в низкой материальной и моральной оценке инновационного потенциала и высококвалифицированного труда. Да и сама экономика республики производит несоразмерно мало конкурентоспособной продукции, услуг и информации с высококлассными специалистами, обладающими сложными знаниями. Экономика пока не ориентируется на конкурентоспособные кадры с высшим и послевузовским профессиональным образованием. Она вполне удовлетворяется работниками, подготовленными нынешней системой вузов. В такой экономике работодатели нечувствительны к качеству высшего профессионального образования. Восприимчивость к кадрам высокой квалификации и передового научно-технического уровня, как правило, определяется конкретным уровнем технологий. В республике, как в частном секторе добывающих сфер, так и первичной переработки природного сырья и материалов филиалами ТНК и частным бизнесом эксплуатируется техника и технология повседневного уровня, но не инновационная. Об этом возможно судить и по перечню специальностей и специализации технических  вузов и университетов республики. Эти объективно сложившиеся обстоятельства вынуждают часть наиболее подготовленных выпускников, талантливых молодых и маститых ученых уезжать работать за рубеж. Не располагая статистикой по республике (такого учета просто стационарно не ведется), можем привести примеры из практики России. Ныне в российской науке заняты 25 тысяч докторов наук, а в одних только США проживает свыше 16 тысяч докторов наук – выходцев из бывшего СССР.[2]

В течение последних лет непосредственно решается вопрос об увеличении доли казахстанского содержания в нефтегазовом и энергетическом комплексе в инвестиционных проектах, особенно в ПФИИР РК. И, в основном, речь идет о долях казахстанской стороны в поставках оборудования, добыче сырья. Естественной составляющей проблемы, как фактора производительности труда, выдвигается вопрос повышения доли отечественных наемных работников, притом высокой квалификации, соответствующей требованиям индустриально-инновационного прогресса. Доля казахстанских сотрудников в инвестиционных проектах варьируется. В настоящее время она составляет 60-70%. В течение ближайших 5-10 лет, по утверждению Казахстанской ассоциации «KazEnergy», в нефтегазовом и энергетическом комплексе республики она будет повышена до 90%.[3]

В настоящее время иностранные инвесторы ведут практическое обучение отечественных рабочих кадров. Но даже крупные нефтегазовые компании готовят специалистов для покрытия своих потребностей далеко недостаточно. В республике нет органической связи между структурами трудоустройства и центрами подготовки высококвалифицированных кадров в сфере технического и профессионального образования (ТиПО). Государство, хотя и с значительным запозданием, планирует масштабные инвестиции в подготовку отечественных кадров. Так, разработана концепция, в которой планируется создание 4-х межрегиональных профессиональных центров, которые будут осуществлять подготовку и переподготовку специалистов профессионально-технического профиля для крупных индустриальных узлов. Должен  начать свою работу Атырауский межрегиональный профессиональный центр по подготовке и переподготовке кадров обслуживающего и профессионального труда для нефтегазовой отрасли. Разумеется, подготовка профессиональных кадров по системе ТиПО не под силу одним государственным центрам, тем более, когда речь идет о предприятиях, создаваемых за счет зарубежных или же совместных государственно-частных структур и привлечения инвестиций и новых технологий со стороны частного сектора. Поэтому выдвигается  актуальная, безотлагательная проблема формирования на паритетных началах новых форм государственно-частного партнерства в системе финансирования центров ТиПО на постоянной основе. Тем более, в подготовке квалифицированных, профессионально подготовленных специалистов и обеспечении нужд производства должны быть заинтересованы, прежде всего, частный сектор и, особенно, иностранные инвесторы. В институциональном аспекте, в целях преодоления разрыва между распределением, трудоустройством подготовленных специалистов и центрами образования, назрела необходимость их органической интеграции и создания единого координирующего распорядительного органа  по вопросам эффективного формирования, развития и использования человеческого капитала.

В Послании Президента РК (28.01.11 г.)  ставится задача формирования новой стратегии занятости в республике. Для реализации Программы ФИИР требуется новая генерация квалифицированных кадров. Как отмечается в Послании: «…Новые предприятия мы строим для того, чтобы там работали казахстанцы. Они должны готовиться к этому. Учиться новым профессиям…». Речь идет о принципиально новой программе по обеспечению занятости населения совместно с бизнес-сообществом, с предоставлением бесплатного профессионального образования тем, кто хочет работать на индустриальных объектах. В этой связи наблюдается повышение интереса к изучению отдельных видов занятости, в первую очередь, неформальной, неполной занятости или скрытой безработицы. Следует учесть малоизученность этих проблем, особенно понимания сущности нестандартной занятости и форм ее проявления применительно по республике и регионам.

В экономике республики, по данным Агентства по статистике, занято 9,2 млн. человек, из них доля работающих по найму составляет свыше 66%. Государство при выходе из кризиса прилагает большие усилия по купированию роста безработицы, в частности, за счет экстенсивного расширения занятости в неквалифицированных сферах (общественные работы). Конечно, они приносят общественное благо, но, в конечном итоге, такая ситуация свидетельствует о некачественной занятости. Все трудоустроенные на общественных работах ввиду сезонного и временного характера занятости являются кандидатами на увольнение. Поэтому общая занятость по республике подвержена естественно определенной волатильности, колебание которой в сторону роста безработицы характерно реальному уровню занятости.  Следует при этом учесть, что существуют две методики расчета безработицы. Наша, так же как и российская, учитывает только зарегистрированных в службах занятости людей. И есть статистика Международной организации труда, учитывающая всех потерявших работу, в том числе и тех, кто числится  в неоплачиваемых отпусках и переведен на две рабочие недели в месяц, или же потерял работу в результате ее сезонности или временного характера, которые в нашей практике на момент статистического учета могут иметь временную работу, а на завтра оказаться в числе вовсе лишенных работы. Первая методика расчета безработицы характерна для Казахстана, России и большинства стран СНГ, когда учет ведется по количеству официально заявленных и зарегистрированных в службах занятости. Данный вид учета, и то с неполным и единовременным охватом, характерен для городских поселений. А в республике, где 45% населения проживает на селе, таких центров не существует. Поэтому официальные данные о 5,2% безработных не соответствуют реальности и ставят проблему некачественной занятости. Не в пример странам ЕС, в частности по Германии, где службы занятости и трудоустройства на уровне государственной структуры проводят регулярный мониторинг безработицы и трудоустройства по всем округам и землям ФРГ. И законопослушное население этих территорий регулярно регистрируется и получает соответствующее пособие, а также, в случае открытия вакансий, трудоустраивается.

В условиях Казахстана перспективы поступательного расширения занятости проблематичны. Сезонные работы и торможение ввода объектов недвижимости, за исключением дорожных карт бизнеса по ПИИР РК по областям, пока сдерживают возможности трудоустройства. Малый и средний бизнес еще не скоро восстановит прежние объемы, учитывая вступление в Таможенный союз и снижение потребительского спроса населения. Также следует иметь в виду, что сейчас на рынке труда наиболее уязвимой частью является молодежь. Поколение, родившееся в восьмидесятые годы, наиболее многочисленное, испытывает трудности с трудоустройством из-за высокой конкуренции на рынке труда. Для того, чтобы новые рабочие места были реальными и качественными, они должны быть востребованы самой экономикой, и их генерирование должно исходить из предпринимательского сектора. Поэтому самый лучший способ борьбы с безработицей – это создание максимально стимулирующих условий для развития бизнеса. Тем более, в стране существует несбалансированность в сфере труда: дефицит высококвалифицированных кадров на индустриальных объектах и незадействованный потенциал безработных и самозанятых  в аграрных районах и недостаток кадров в городах. Из девяти млн. работоспособного населения в республике занято около пяти. Принятая в феврале 2011 года правительственная Программа занятости до 2020 года планирует оптимизировать существующий резерв трудоспособных, который не охвачен государственной Программой трудоустройства. Имеется в виду так называемая категория «самозанятых» казахстанцев, число которых по официальной статистике в 2010 году в республике составило 2,7 млн. человек (33,3% от общего числа занятых). В зарубежной статистике к самостоятельно занятым преимущественно относят занятых чистым бизнесом. Это экономически активные работники, которые работают на патентной основе, особенно в городах, в сфере услуг, а так же сельские фермеры и члены сельских кооперативов.

Самостоятельно занятые частным бизнесом в отдельных странах мира[4]

(в процентах к общему числу)

2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Бельгия 15,1 15,4 15,0 14,9 15,2 15,1 14,8 14,2 14,8
Великобритания 12,8 12,7 13,2 13,6 12,9 13,1 13,3 13,4 13,6
Венгрия 14,5 13,9 13,5 14,3 13,8 12,8 12,5 12,3 12,6
Германия 11,1 11,2 11,4 12,1 12,4 12,2 12,0 11,7 11,6
Греция 39,9 39,3 39,0 36,6 36,4 36,3 35,9 35,1 35,5
Испания 19,8 19,0 18,3 18,1 18,2 17,9 17,7 17,7 17,0
Италия 28,2 27,7 27,5 28,4 27,0 26,7 26,4 25,7 25,2
Канада 9,9 9,8 9,8 9,5 9,4 9,1 9,3 9,1 9,5
Корея 36,7 36,0 34,9 34,0 33,6 32,8 31,8 31,3 30,0
Польша 28,0 28,1 27,3 26,7 25,8 24,4 23,5 22,9 22,7
Словацкая Республика 8,4 8,6 9,7 12,0 12,6 12,6 12,9 13,8 15,7
США 7,4 7,2 7,6 7,6 7,5 7,4 7,2 7,0 7,1
Турция 52,8 50,2 49,4 49,2 45,8 43,5 39,6 39,0 40,0
Финляндия 13,0 12,9 12,9 12,8 12,7 12,9 12,6 12,8 13,6
Франция 9,1 8,9 8,9 9,0 9,1 9,1 9,0 9,0 9,3
Чешская Республика 15,2 9,7 17,3 16,9 16,1 16,2 16,2 16,2 16,8
Эстония 8,3 8,1 8,9 9,7 8,1 8,0 8,9 7,7
Азербайджан 67,3 66,8 66,2 66,3 65,7 65,2 66,0
Молдова 40,0 40,8 36,0 36,1 37,0 33,0 33,3 32,0 29,4
Российская Федерация 8,1 7,8 7,4 7,6 7,8 7,6 7,3 7,3 6,9
Республика Казахстан 42,3 39,9 39,4 37,8 36,1 35,5 34,8 33,8 33,7

По зарубежным странам самостоятельно занятые частным бизнесом – это, в основном, предприниматели в сфере малого и среднего бизнеса. И пострановое распределение доли частного предпринимательства в определенной мере отражает меру развития среднего и малого бизнеса, который существует на уровне индивидуальной трудовой деятельности или же в кооперации с крупным бизнесом. Среди них выделяются Греция, Корея, Турция, Польша – страны со значительной долей аграрного сектора и достаточно развитым МСБ. Из стран СНГ особо выделяются Азербайджан и Молдова,  а также Казахстан. Разумеется, в каждой из этих стран существует своя методика определения сферы частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса, которая более идентична и сравнима по странам ЕС. Что же касается данных по странам СНГ, в т. ч. и Казахстану, то здесь много методологически неразработанных вопросов по определению границ, социальной дифференциации компонентов понятия «самозанятые». Нет четкого определения категорий:

– индивидуальная трудовая деятельность;

– предпринимательство;

– неформальная занятость.

При разработке баланса трудовых ресурсов следует также различать:

– самозанятые;

– занятые;

– занятые на неполное время;

– незанятые;

– безработные.

В 2010 году в РК в числе самостоятельно занятых работников было 33,3% от общего числа занятых. В структуре самостоятельно занятых – работодателей составляло 6%, самостоятельных работников – 90,5%, членов производственных кооперативов – 1,0%, неоплачиваемых работников семейных предприятий – 2,5%. По данным Министерства труда и социальной защиты населения, из 2,7 млн. человек самозанятого населения страны примерно 60% занимают женщины. Они нигде не зарегистрированы. Самозанятые, в своем большинстве, не декларируют доходы, не платят налоги, не участвуют в  накопительной пенсионной системе. Им не оплачиваются больничные листы, пособия по беременности и родам. Им не зачитывается стаж работы, а, значит, в будущем они не смогут получать даже минимальные трудовые пенсии. Вернее, 1/3 трудоспособного населения страны составляют «внесоциальные слои общества». Стратегия на самозанятость фактически смыкается с бедностью. Они предоставлены сами себе, не охвачены защитой профсоюзов. Это – челночники, численность которых в пик их активности на начало века по республике достигала одного миллиона человек,  чернорабочие на базарах, продавцы на барахолках, надомники, т. е. та основная масса самозанятых, которая дополняется нигде не регистрируемыми безработными, а также занятыми в личном хозяйстве на селе. По совокупности эта «резервная армия труда» существует сама по себе без четкой и действенной системы регулирования трудовых отношений. Нет мер финансовой поддержки стимулирования по привлечению в  профсоюзы, участию в накопительных пенсионных фондах, декларирования доходов. По данным социологического обследования, 79% респондентов, из сферы самозанятых, ведут бизнес в сфере торговли и услуг, 13% заняты в строительстве, образовании и здравоохранении, 60% осуществляют свою деятельность без патента, 36% сталкивались с трудностями в налоговых службах при регистрации своей деятельности.

Самозанятость – важный резерв  для формирования среднего класса. Но, ни правительство, ни крупный бизнес, пока не в состоянии создать для этого достаточное количество рабочих мест. Таможенный союз фактически предельно сужает круг самозанятых. Свободное беспошлинное передвижение товаров и капиталов в рамках ТС и ЕЭП (Единого экономического пространства), обостряя конкурентное поле, во многом будет ограничивать возможности МСБ. Самозанятые,  кроме самих себя, содержат членов своих семей (70% опрошенных состояли в браке, из них большинство были женщины; 20% не имели семей; у 30% респондентов в семьях были один, два, три иждивенца). Речь идет вкупе о 4-х и 5-ти миллионах человек, завязанных на необустроенности самозанятых. Назрела неотложная необходимость внести изменения и дополнения в Трудовой кодекс РК и в Закон о занятости населения. Следует четко определить, кто такие самозанятые, с выходом на законодательный уровень. Нужен специальный орган – Центры занятости и трудоустройства безработных, какие существуют в странах ЕС. Особенно ценен опыт ФРГ, где ведут комплексный учет, в т. ч. и самозанятых с консультациями по трудоустройству, охватом профсоюзами, организацией соответствующих ассоциаций, социального страхования и пенсионного обеспечения организованной части населения, трудоустраиваемых на лицензионных началах.

В Казахстане все категории потерявших работу (научные кадры, рабочие всех специальностей, медперсонал, преподаватели, широкие слои сельского хозяйства и т. д.) переходят также в категорию самозанятого населения. Определенная часть из них, если им это удается, трудятся подпольно, не оплачивая налогов. Этих нелегально самостоятельных по неофициальной статистике можно насчитать еще примерно около 2 млн. человек. Короче говоря, из 9 млн. работоспособного населения у нас около 4,7 млн. самозанятых, при этом, 70% из них – сельчане. Значительную часть этой категории следует фактически отнести к разряду безработных. Они должны получать пособия по безработице, либо зарегистрировать свое дело. В конечном итоге, государство не платит пособия по безработице, а самозанятые не платят налоги. В России, в отличие от Казахстана, принят специальный Закон «О самозанятости», где к самозанятому населению, находящемуся в негосударственном секторе, отнесены: индивидуальные предприниматели, главы и члены крестьянских (фермерских) хозяйств, адвокаты и частные нотариусы. Они охвачены страхованием с оплатой страховых взносов в зависимости от минимального размера оплаты труда (МРОТ).

В законе РК «О занятости населения» дается неопределенно расширительное определение «самозанятому населению» как «самостоятельно занятым трудоспособным лицам, обеспечивающим себя работой». Здесь фактически снимается ответственность с общества за трудоустройство этой достаточно аморфной, социально необеспеченной части населения республики, и забота перекладывается на самих «самозанятых», «обеспечивающих себя работой». При этом, в Минтрудсоцзащите пытаются раскрыть содержание «самозанятого населения»: «В Казахстане под самостоятельной занятостью понимается занятость, при которой размер вознаграждения напрямую зависит от дохода, получаемого от производства товаров и услуг, где собственное потребление рассматривается как часть дохода. Данное определение фактически повторяет международный стандарт категорирования занятых в странах с развитой рыночной системой. При отождествлении содержания понятия «самозанятые» с западной практикой трудно выяснить конкретную численность, состав и структуру самозанятых в республике, поток мигрантов, пополняющих их ряды, а также социальные запросы и ориентацию отдельных социальных групп, формирующих феномен «самозанятых». Так, по данным официальной статистики, наибольшая доля самостоятельных работников, трудящихся на личном подворье (1,3 млн. человек)[5], где низкая производительность сводит их труд к натурально-потребительскому укладу. И здесь не представляется возможным, какую часть своей продукции, отрывая от себя, сельский житель вывозит на рынок, и каков уровень товарности, доходности его хозяйства, который должен определить статус «самостоятельной занятости». Определить вовлечение казахстанских домохозяйств в реальный процесс товарообмена, при сложившейся неразработанности проблемы, не представляется возможным. Ни ученые-экономисты, ни социологи специально этими вопросами не занимаются. Программа самозанятости требует основательных научных изысканий, в том числе на предмет выявления природы «самозанятости», особенностей его структуры и практики проявления по странам и регионам и перспектив его реформирования и управления.

В реальной жизни самозанятые неоднородны составу. Важно, прежде всего, структурировать эту категорию по полу, возрасту, образованию, этнической принадлежности, месту исхода по регионам и меру сосредоточения по городу и селу, что имеет важное значение для регулирования, как самостоятельного блока Программы занятости. Особое значение в деле рационального управления структурой самозанятого населения на научной основе имеет распределение по таким признакам, как: состоялись они, как устойчивые субъекты рынка; отношение  самозанятых к государственной поддержке и стимулированию их деятельности; прочность институциональной связи между человеком и рабочим местом и др. Положение самозанятых, недостаточно структурированных и организованных в своей массе, особенно в условиях переходных  рыночных экономик, представляет серьезную проблему для государства (сегодня 72,5% самостоятельно занятых по республике находятся в возрасте 25-54 года). Экономическая, социальная, институциональная неустроенность этой значительной части креативного населения может со временем обострить социальную напряженность в обществе. События в странах Северной Африки, Ближнего Востока могут детонировать не только в сопредельных государствах.

Самозанятость – один из важнейших факторов устойчивости экономического развития страны. В условиях экономического кризиса, сопровождающегося увеличением безработицы во всех категориях населения, регулирование самозанятости при активном государственном вмешательстве способствует более эффективному использованию творческого, профессионального и предпринимательского потенциала различных социальных групп населения. В Казахстане задача всестороннего научного анализа, разработки методологии реформирования и трансформации сферы «самозанятости» неотложна. Главный вопрос состоит в нахождении механизма этой трансформации, с тем, чтобы вывести отдельные социальные группы, образующие эту совокупность, на уровень предпринимательской деятельности с целью получения прибыли, дохода за счет продажи товаров и услуг. При этом, когда проблема «самозанятого» населения решается в рамках Программы, на наш взгляд, целесообразно ввести специальные подпрограммы: «Организация и стимулирование отдельных социальных групп самозанятого населения с вхождением в сферу частного предпринимательства» и «Выведение самозанятости из теневого рынка рабочих кадров для включения в сферу форсированного индустриально-инновационного развития». Такой подход придает Программе занятости большую ориентированность на целевые группы, адресность намечаемых мер, что, несомненно, положительно скажется на их реализации.


[1] Деловой Казахстан. Республиканская экономическая газета. Казахстану нужны технари. 03.12.2010 г.

[2] Бобков В. Образование и наука: адекватны ли они задачами модернизации? «Экономист», № 10, 2010 год.

[3] Деловой Казахстан. Республиканская экономическая газета. 07.02.11 г.

[4] По данным Агентства по статистике РК.

[5] Деловая неделя. 15 июля 2011 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ