Мой друг – Сафар Абдулло

2
609

Константин СЫРОЕЖКИН, 
доктор политических наук, профессор

О Сафаре Абдулло можно говорить много и в разных ипостасях. Бог щедро одарил его, его таланты разнообразны. О нем можно говорить и как о литературоведе, и как о литературном критике, и как о писателе, и как об ученом-востоковеде, и как о переводчике, и как о преподавателе, а по большому счету – учителе (устоде), и как об организаторе издательства. И чем бы он ни занимался, он делает это так, как должно.

21_smallНо сначала я хотел бы сказать несколько слов о нем, как о моем друге. Дружба, как и любовь – редкий дар. И вопрос, как и откуда она возникает – один из самых трудных для каждого человека. Коллег у каждого из нас много, друзей – единицы. 

Сегодня Сафару 60 лет, а потому есть повод несколько приоткрыть карты. Говорят, что 60 – время подведения итогов. И, наверное, определенная истина в этом есть. Человек прожил полный зодиакальный цикл и не мог не оставить свой след в Книге Жизни. А если он прожил эти годы еще и творчески, то ему, несомненно, есть не только что поведать миру, но и оставить в назидание будущим поколениям.
Хотя, для человека Востока, а Сафар Абдулло – человек Востока в полном смысле, и по рождению, и по призванию, 60 лет – почти юношеский возраст. И я несказанно рад, что Сафар, общаясь с друзьями и, особенно, – с подругами, это постоянно доказывает. Что бы там ни говорили о мудрости убеленных сединою аксакалов, самое главное (и для самого аксакала, и для окружающих его друзей, и особенно для близких), чтобы аксакал чувствовал себя молодым. Не всякому это удается, но Сафар именно из этой категории аксакалов. Причина, думаю, банальна – его не отягощает бремя грехов, его жизнь прожита так, что за нее не стыдно. «Скелеты в шкафу», как и у всякого, наверное, есть. Но их не так много, чтобы они не позволяли ему оставаться не только молодым, но и всегда открытым и откровенным.
Именно открытость и откровенность, а точнее – базирующееся на колоссальных знаниях право на собственную точку зрения, а главное – желание и умение отстаивать ее, несмотря ни на какие авторитеты, – одна из отличительных черт Сафара Абдулло. И именно эта черта делает его не только приятным собеседником и Ученым, но и другом для очень большого круга высокопорядочных (не побоюсь этого слова, поскольку в компании Сафара подлецов и лизоблюдов не встречал) людей. 
Скорее всего, эта его черта и сблизила меня с Сафаром. Хотя я понимаю в литературе не очень много, как и Сафар – в политологии, тем не менее, мы с вдохновением обсуждаем и хорошую литературу, и события в политической жизни, и, конечно же, то, что происходит в мире. Иногда, разгоряченные чаем, мы спорим до хрипоты, но это не мешает нам оставаться друзьями и придерживаться собственной точки зрения, пусть и не совпадающей с точкой зрения других. И это – вполне нормально, поскольку именно наличие собственной точки зрения делает собеседника интересным, а научного сотрудника – настоящим ученым.
Еще одна черта Сафара, которая сблизила меня с ним – любовь к своей Родине (и к малой, и к большой). Да, да – именно любовь, а не слепое почтение. Несмотря на то, что власть предержащие представители нашей Родины порой делали нам и нашим близким много нехорошего (мягко говоря), обвинять в этом Родину было бы неправильно. И уж совсем плохо забывать, что именно наша Родина (в широком смысле, имея в виду не только территорию, но и то общество, в котором мы жили, и, конечно же, семью) сделала нас теми, кто мы есть. Не знаю, как другие, но лично я благодарен ей за это, несмотря ни на что.
Наверное, наша дружба базируется и на том, что мы оба – востоковеды. Правда, мы специализируемся на разных странах, но востоковед – это не просто профессия, это состояние души. Сафар – Востоковед от Бога. Для того чтобы понять это, даже не нужно обсуждать с ним какие-то специальные темы, достаточно просто взглянуть на его библиотеку. Редко в какой коллекции вы найдете столько первоисточников. И именно глубокое знание этих первоисточников позволяет ему делать выводы, с которыми не поспоришь.
Не могу не сказать и еще об одной удивительной черте Сафара. Кто-то из великих сказал, что «интеллигент – это тот, кто чужие беды и несчастия переживает ближе, чем свои». И это – истинная правда. Сафар – настоящий интеллигент, а человек, который чужую боль воспринимает ближе, чем свою, по определению не может быть плохим. Чтобы понять это, не нужны ни психологи, ни психоаналитики. Все ясно и так.
Не разделяет нас и то, что мы принадлежим к разным вероисповеданиям. Человек, который верит не напоказ, а хранит веру в своей душе, не может быть нетерпим к вере другого. Не могу сказать, насколько Сафар истинный правоверный, но то, что он блюдет традиции и обычаи предков – это факт. Как фактом является и то, что в отличие от многих, суры Корана он читает по-арабски. Как это и положено. Возможно, ему помогает в этом великолепное знание языков, но, скорее всего, причина не столько в этом, сколько в семейной традиции и воспитании.
Сафар Абдулло родился в таджикском городе Пенджикент недалеко от Самарканда, что не могло не наложить отпечаток на его мировоззрение и дальнейшую судьбу. Вырос он в большой таджикской семье. Причем, был старшим из детей, а потому – ответственным за младших. Думаю, что уже в детстве в нем сформировались те черты, которые столь зримы сегодня – почтительное уважение к старшим и забота (как устода, друга и просто старшего брата) о младших.
Затем, как и у большинства в советское время, была школа, а после ее окончания – Таджикский госуниверситет, филологический факультет, отделение классической литературы. Именно в стенах этого старейшего учебного заведения Таджикистана началось формирование Сафара Абдулло как писателя и ученого-востоковеда.
Позднее, как и у многих талантливых молодых людей среднеазиатских республик СССР, была Москва – аспирантура Института мировой литературы и искусства им. М. Горького. Пять лет прошли в постижении фарси и арабского, а главное – персидской и арабской литературы. Поразительно, но поступая в аспирантуру, в качестве иностранного языка Сафар сдавал не фарси, а английский. Он посчитал неправильным в качестве иностранного языка сдавать экзамен по родному языку, как это делали некоторые его земляки. И в этом – весь Сафар. Обладая уникальными знаниями и имея колоссальный опыт как ученый-востоковед, он отличается не только удивительной скромностью, но и научной щепетильностью и порядочностью.
Причем, не давая поблажек себе, он не приемлет их и для других. Говорю это с полной ответственностью. Мне неоднократно приходилось слышать выступления Сафара на различного рода заседаниях и дискуссиях. Тем, кто сомневается, рекомендую прочитать его книгу «Магические мосты», в которой собраны как ранние, так и более зрелые работы Сафара по литературоведению и литературной критике. Я не большой знаток этого жанра, но даже неспециалисту очевидно, что написаны они, что называется, на одном дыхании и от сердца.
В 1984 году после окончания аспирантуры Сафар Абдулло блестяще защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук и был приглашен в Литературный институт имени Горького. Еще семь лет прошли в Москве. Однако и в эти годы Сафар не отрывался от родного Таджикистана, одновременно с работой в Москве он сначала являлся старшим научным сотрудником Института языка и литературы им. Рудаки, а позднее – Института востоковедения АН Республики Таджикистан.
«Катапультирование в независимость» среднеазиатских республик вселило надежду в творческих людей, полагавших, что их знания и опыт, приобретенные в Москве, будут востребованы на родине. Наверняка, такого рода мысли переполняли и Сафара. Во всяком случае, сразу после объявления независимости Республикой Таджикистан он оставляет работу и квартиру в Москве и возвращается в Душанбе.
Нелегкие это были времена, в республике бушевала гражданская война, и большинству было не до лирики. Шел передел власти, причем, кровавый. Тем не менее, даже в эти сложные годы Сафар не оставляет творчества. Об этом свидетельствуют опять же «Магические мосты», часть из статей в которых написаны в этот сложный период. И какие это статьи! Без всякого лизоблюдства, «не в бровь, а в глаз». Власть предержащие такое не прощают. Особенно, когда об этом говорит член Союза писателей СССР. А Сафар Абдулло был удостоен этого высокого звания в 1989 году. И особенно, если творимые волею власть предержащих пакости можно списать на издержки гражданской войны.
Итог известен. Как и значительная часть его талантливых соотечественников, он был вынужден покинуть родину. С 1993 года начинается новый этап в жизни Сафара. Он перебирается на постоянное место жительства в Казахстан и становится гражданином Республики Казахстан. С 1993 года по 2011 год он в качестве ведущего научного сотрудника работает в Институте востоковедения АН Республики Казахстан и МОН Республики Казахстан.
В стенах этого учреждения и произошло наше знакомство. В начале 1990-х мы были молоды, а потому полны не только творческих планов и надежд, но и «окаянных мыслей». Насколько помню, Сафар не составлял исключения. Во всяком случае, я помню его красавцем с орлиным взглядом и шикарной шевелюрой черных, как смоль, немного курчавых волос. Женщин это разило наповал. Но главное заключалось в том, что коллектив института пополнил великолепный иранист – единственный в те годы в молодой республике. 
За последние четверть века Сафар, безусловно, подготовил большое число учеников, и некоторые из них достигли значимых высот в Республике Казахстан, но, к сожалению, не в науке. Не погрешу истиной, если скажу, что и сейчас Сафар Абдулло является иранистом номер 1. Причем, не только в нашей стране, но и на постсоветском пространстве в целом. Во всяком случае, если говорить о нашем поколении и о тех, кто идет за нами.
Вполне естественно, что живя в Казахстане, прекрасно владеющий языком фарси и великолепно знающий первоисточники, Сафар не мог пройти мимо многократно обсуждаемой, но так и не выясненной до конца темы взаимодействия Ирана и Турана. Очень деликатно и красиво характер этого взаимодействия, как и географические границы Турана описаны Сафаром в его статье «Иран и Туран: по «Шахнаме» Фирдоуси». Впервые эта статья в виде научного доклада появилась в 1999 году и с тех пор неоднократно переиздавалась в Казахстане, России и Иране, что является неоспоримым свидетельством качества работы.
Но до ее появления было не менее значимое и большое дело – занявший почти два года перевод на фарси «Қара сөз» («Слова назидания») великого Абая и «Көксерек» («Серый лютый») Мухтара Ауэзова. В 1995 году в Тегеране в издательстве «Суруш» вышла книга «Взгляд на жизнь и творчество Абая», в которой иранскому читателю были представлены избранные переводы Абая, где есть и этот шедевр, а также лирика Абая в переводе великой таджикской поэтессы Фарзоны, предваряемые вступительной статьей Сафара Абдулло.
Не мог оказаться Сафар и на обочине в борьбе с одним из главных зол того (да и нашего, чего уж греха таить) времени – историческим мифотворчеством. Ярчайший образец этого – ответ новому «открывателю» «Авесты» профессору А. Буркитбаеву. Вышедшая в 2002 году в курируемой в то время Сейдахметом Куттыкадамом газете «Эпоха» большая статья «Далеко зашли мы в невежестве своем» – достойный ответ не только любителям сенсаций, но и бездарностям. Трудно не согласиться с выводом Сафара: «Думаю, что истина ученого всегда патриотична, но ложь и подтасовка патриотичными быть не могут. Каждый ученый должен знать свои возможности и меру своей аргументации. Ибо сказано мудрецом: «Кто много говорит, тому не остается времени подумать».
Большим событием для развития иранистики не только в Казахстане, но и в Центрально-Азиатском регионе в целом стал выход в свет в 2007 году нового журнала «Иран-наме». Идея его издания принадлежит Сафару, он же – главный редактор журнала и один из его авторов. Журнал издавался Центром по изучению культуры Ирана и Центральной Азии при Национальной библиотеке РК. 
Ни одно другое направление востоковедения ни в Казахстане, ни в Центральной Азии не может похвастаться тем, что по нему издается специализированный научный журнал. Причем, очень серьезный и добротно сделанный. Примечательно и то, что в «Иран-наме» представлены материалы не только об Иране и Центральной Азии, но и о России, Индии, Монголии и Китае. И это вполне справедливо, поскольку влияние персидской культуры распространялось далеко за пределы Персии. На сегодняшний день вышли 28 номеров журнала, и хотелось бы верить, что на этом ни его редактор, ни его авторы не остановятся. Журнал востребован научной общественностью, и это – лучшая награда и Сафару Абдулло, и авторам опубликованных материалов. 
В том же 2007 году Сафар Абдулло опубликовал еще одну замечательную книгу «Магия Навруза». Не знаю, как для кого, но для меня эта небольшая книжка стала открытием. И не потому, что я не знаю, что такое Навруз. Просто впервые в одном издании можно было почерпнуть информацию об истории зарождения этого праздника, особенностях его празднования у разных народов, а главное – воочию увидеть прямые доказательства взаимопроникновения и взаимовлияния различных культур и традиций в нашем регионе.
Во всяком случае, меня эта книжка лишний раз убедила в том, насколько сложно проходил процесс этногенеза на просторах Евразии, как причудливо переплетались традиции и культуры различных народов, в каком поистине громадном «плавильном котле» варились наши пращуры. И читая после этого изыскания некоторых авторов об «особости» того или иного этноса, невольно задаешься вопросом, а «был ли мальчик»?
Нельзя не отметить и еще один научный подвиг Сафара Абдулло. Да, да, именно подвиг, без всякого преувеличения. Речь о каталоге рукописей на персидском языке, составленном Сафаром совместно с иранским ученым доктором Камаладдини. Вариант на русском языке вышел в 2008 году в издательстве «Дайк-Пресс» – «Каталог рукописных книг на персидском языке из собрания Национальной библи­отеки Республики Казахстан». Вариант на фарси – «Научный каталог персоязычных рукописей, хранящихся в библиотеках и частных коллекциях Республики Казахстан» – вышел в 2009 году в Тегеране. Это – титанический труд, но кто-то должен был его сделать.
Я не буду больше останавливаться на работах Сафара. Их много. Одних только книг 8 штук, и, насколько мне известно, готовятся к изданию еще две большие работы. Каждая из этих работ по-своему уникальна, а для иранистов, думаю, бесценна. Грешен, читал далеко не все. Но я – не иранист.
Я хотел бы сказать о другом. Кто бывал в доме Сафара, наверняка, обратил внимание на четыре портрета. Это портреты людей, которые оставили глубокий след в его жизни. Трое из них известны широкому кругу – Олжас Сулейменов, Мурат Ауэзов и Ахмад Шах Масуд. Четвертый портрет таинственной, но прекрасной незнакомки. Как я понимаю, Музы Сафара. Хотя, по его словам, это – вполне реальный человек. Не будем гадать, кто она для Сафара, личная жизнь – святое и неприкосновенное. Я хотел бы поговорить о человеке с другого портрета – Всаднике казахской поэзии и литературы Олжасе Сулейменове.
Вне всякого сомнения, он – кумир Сафара. Но он – не только кумир, но и человек, который открыл у Сафара еще один талант – талант возвращать читателю хорошую литературу. Причем, речь не только о книгах Олжаса Омаровича, но и о массе других великолепных работ практически неизвестных казахстанскому читателю авторов. Все они изданы в возглавляемом Сафаром издательстве «Библиотека Олжаса». Подчеркну, что изданы без всякой поддержки со стороны государства.
Не буду говорить о талантах Сафара как преподавателя. Он умеет и любит делиться своими знаниями. И многие его ученики могут подтвердить мои слова. Это – редкий талант. Звание «учитель» ко многому обязывает, но когда ты не просто учитель, а – устод – это уже признание.
Собственно на этом можно было бы поставить точку. Но у Сафарджана все-таки юбилей, а потому без пожеланий никак не обойтись. Я много хотел бы пожелать своему коллеге и другу, но ограничусь лишь одним рубаи бессмертного Омара Хайяма:
Будь всесилен, как маг, 
проживи сотни лет, –
В темной бездне веков 
не увидят твой свет.
Лишь в легендах порой 
наши судьбы мерцают,
Стань же искрою счастья 
средь этих легенд!

От редакции: Поздравляем Сафара Абдулло с 60-летним юбилеем! Желаем ему крепкого здоровья и новых творческих успехов!

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Отличная статья .Спасибо редакции и спасибо автору .С удовольствием ,читала. Сафар Абдулло ,я знаю и уважаю.Он именно такой ,как написано в этой статье …

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ