Модернизация Уголовно-процессуального кодекса

0
568

Арман  АЯГАНОВА,

начальник управления Департамента

Генеральной прокуратуры РК

Главой государства в Послании народу Казахстана от 27 января 2012 года «Социально-экономическая модернизация – главный вектор развития Казахстана» поставлена задача: завершить разработку нового Уголовно-процессуального кодекса.

Знаковыми инновациями в реформировании уголовного процесса определены вопросы коренного упрощения досудебной стадии производства по уголовным делам, расширения судебного контроля.

Это полностью соответствует положениям Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года о необходимости формирования «уголовно-процессуального закона, основанного на признании конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов и обеспечиваемыми правосудием».

При этом не должны остаться в стороне и вопросы обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе.

Статьями 13 и 39 Конституции государства установлено право каждого на судебную защиту своих прав и свобод, и это право ни в каких случаях не может подлежать ограничению.

Законом Республики Казахстан от 28 ноября 2005 года №91 ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах, которым провозглашено право «на правовую защиту для любого лица» без  какого-либо ограничения или умаления основных прав человека, при государственном обеспечении развития возможности судебной защиты.

Таким образом, реализация права каждого лица, на обращение в суд, должна являться основополагающей задачей правовой политики государства.

Конституция РК определила наше государство как демократическое правовое государство, в котором права и свободы человека являются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека являются обязанностью государства (ст. ст.  1, 2).

С принятием Конституции защита личности стала приоритетным направлением в деятельности государства и его органов.

Признание государством ценности человеческой личности означает необходимость создания эффективно действующих механизмов, обеспечивающих каждому человеку и гражданину возможность добиваться защиты и восстановления его прав и свобод от любых незаконных ограничений и нарушений.

В связи с повышением роли судебной власти в государстве, в преобразовании и укреплении социальной направленности развития общества, Конституция относит судебную защиту к важнейшим средствам защиты прав и свобод человека и гражданина от любых правонарушений.

В реализацию и продолжение  этого, действующим уголовно-процессуальным законом четко предусмотрены способы и методы защиты лицом своих прав.

Особенностью Уголовно-процессуального кодекса, которая  обязательно должна быть перенесена в проект нового УПК, является то, что практически все его положения пронизаны идеей защиты личности не только от незаконного привлечения к уголовной ответственности, но и защиты любого участника процесса от незаконного ограничения его прав, в том числе права на безопасность в остроконфликтной сфере уголовного судопроизводства.

Такая направленность уголовно-процессуального закона отвечает требованиям международных стандартов.

Если обратиться к международному опыту, видно, что Генеральной Ассамблеей ООН еще 29 ноября 1985 года принята Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Декларация провозгласила приоритетными задачами уголовной юстиции правовую защиту криминальных жертв, обеспечение им доступа к механизмам правосудия на всех стадиях уголовного процесса, полное возмещение им физического, имущественного и морального ущерба в форме реституции и компенсации.

Тем самым, ООН было подтверждено огромное значение роли и статуса жертв для политики в области уголовного права и отправления правосудия. В странах Западной Европы и Северной Америки системы защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса действуют несколько десятилетий, их основополагающие принципы разработаны давно, успешно реализуются и составили основу международных норм в области защиты.

В духе этой Декларации во многих развитых странах мирового сообщества (США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Голландия, Австралия, Швеция и другие) приняты специальные законы о защите прав потерпевших от преступлений, созданы национальные службы и фонды помощи жертвам преступлений.

К примеру, в США действует федеральная программа по защите свидетелей.  В 1970 году был принят Закон «О контроле за организованной преступностью», который наделил Генерального прокурора правом выделять средства на защиту свидетелей.

В частности, Генеральный прокурор может переселить на новое место жительства свидетеля и обеспечить его средствами защиты, если речь идет о показаниях этого свидетеля в пользу Федерального правительства или Правительства штата в ходе официального судебного разбирательства, касающегося организованной преступности или другого серьезного преступления, и если Генеральный прокурор определит, что против свидетеля по этому разбирательству может быть совершено правонарушение (подразумевается преступление) с применением силы.

Генеральный прокурор может также переселить на новое место жительства и обеспечить средствами защиты членов семьи такого свидетеля, либо человека, близко с ним связанного, если указанные лица могут подвергнуться опасности в связи с участием свидетеля в судебном разбирательстве.

По решению Генерального прокурора такому свидетелю могут быть выданы также новые документы, выплачены средства на жизненно необходимые расходы, в том числе связанные с изменением места жительства, оказана помощь в трудоустройстве, применены иные меры физической и социальной защиты, в том числе запрет на разглашение информации о данном лице и его месте жительства.

О внимании, которое уделяется в США вопросам защиты свидетелей, говорит и факт создания в Нью-Йорке специальной телефонной линии связи для жертв преступлений. Позвонив по телефону «горячей линии» и зарегистрировав специальный пароль, они могут выяснить, где отбывают наказание их «обидчики» и срок их освобождения. Этим правом могут пользоваться также адвокаты и свидетели, участвовавшие в судебных процессах.

Там же в 1982 году Конгрессом принят Закон «О защите жертв преступлений и свидетелей», в котором подчеркивалось, что нормальное функционирование системы уголовной юстиции невозможно без «кооперации» с жертвами и свидетелями преступлений. А в 1984 году Закон «О жертвах преступных посягательств» предусмотрел обязательную помощь потерпевшему в судебном разбирательстве.

Защита «специальных категорий» жертв преступления предусмотрена законодательством всех штатов.

В Великобритании оказание помощи лицам, пострадавшим от преступлений, является составной частью уголовной политики государства. Законодательство этой страны, в частности, предусматривает право потерпевшего заявить ходатайство о неразглашении в судебном заседании его анкетных данных. Самый крупный документ в сфере защиты потерпевших именуется «Хартией прав жертв».

Большинство стран Западной Европы, Латинской Америки, Японии, Австралии, даже Африки серьезно реформировало свои правовые системы с учетом опыта по защите свидетелей, накопленного США.

Европейский суд по правам человека счел допустимым анонимный допрос свидетелей, указав, что жизнь, свобода или безопасность свидетелей защищаются статьями Европейской конвенции, согласно которым договаривающиеся государства должны организовать свое судопроизводство по уголовным делам так, чтобы эти интересы не оказывались под угрозой.

Проблема противоправного воздействия на свидетелей, потерпевших, судей, прокуроров, следователей, дознавателей, их родственников и близких лиц в Республике Казахстан была решена Законом от 5 июля 2000 года №72 «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе», введенным в действие с  1 января 2001 года.

Последние изменения в данный Закон, а также в главу 12 Уголовно-процессуального кодекса «Обеспечение безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе» внесены Законом Республики Казахстан от 7 апреля 2009 года.

Помимо иных изменений, ч. 6 ст. 100 Уголовно-процессуального кодекса РК дополнена положением о том, что подача жалобы в суд или прокурору защищаемым лицом на решение органа, ведущего уголовный процесс, об отмене мер безопасности приостанавливает исполнение обжалуемого решения.

Анализ показал, что в последнее время постановления судов об отмене мер безопасности либо отказе в их применении не обжаловались и не опротестовывались.

Вместе с тем, реализация новых требований ч. 6 ст. 100 УПК в тех случаях, когда органом, ведущим уголовный процесс, является суд, практически невозможна.

В соответствии со статьей 325 Уголовно-процессуального кодекса, постановления о применении, отказе в применении либо отмене мер безопасности судами выносятся, как правило, в главном судебном разбирательстве, однако ч. 2 ст. 403 УПК указано, что постановления, вынесенные судами в ходе судебного разбирательства, в т. ч. по ходатайствам участников процесса (в число которых, безусловно, входят ходатайства об обеспечении мерами безопасности и защиты), обжалованию и опротестованию не подлежат.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что лица, подлежащие государственной защите, и прокуроры неправомочны обжаловать и опротестовать необоснованное, на их взгляд, решение суда об отмене меры  безопасности либо отказе в ее применении.

В правоприменительной практике имелись случаи, когда прокурорами вносились протесты на постановления судов об отмене меры безопасности, однако протесты прокурора судом второй инстанции отклонялись по вышеуказанному основанию.

Невозможность обжалования и опротестования решений судов, вынесенных в главном судебном разбирательстве, об отказе в применении либо об отмене мер безопасности  приводит к фактам отказа защищаемых лиц давать показания в судебных заседаниях в связи с отменой принятых в отношении них мер безопасности.

Примерами этому являются неединичные факты, когда при рассмотрении уголовных дел и вынесении судами постановлений об отмене мер безопасности в отношении ряда свидетелей, последние, опасаясь за свои жизнь и здоровье, а также жизнь и здоровье своих близких, отказывались от дачи изобличающих подсудимых показаний.

С учетом изложенного, в рамках работы над разработкой нового проекта УПК было бы правильным решить вопрос о внесении изменений в ч. 2 ст. 403 Уголовно-процессуального кодекса путем ее дополнения после слов «административного взыскания» словами «и обеспечения мер безопасности».

То есть, предусмотреть законодательную возможность обжалования и опротестования судебных постановлений, вынесенных в ходе главного судебного разбирательства не только по вопросам наложения административного взыскания, но и касательно отказа судами в применении либо отмены мер безопасности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ