Стратегия министра Шайсултана Шаяхметова

1
836

Асель Мусинова,
кандидат филологических наук,
преподаватель КазНУ им. аль-Фараби

Седьмого января исполнилось 75 лет со дня рождения первого Министра образования Республики Казахстан Шайсултана Шаяхметова, возглавлявшего профильное ведомство в самый сложный период в истории республики – с 1987 по 1993 годы. Развал СССР и трудные годы становления молодого независимого государства повлекли за собой поднятие волны миграции, отток из школ опытных учителей, нищету материально-технической базы учебных заведений. Несмотря на это, Ш. Шаяхметов не только сохранил, но и начал реформировать систему образования нового суверенного государства.

 

22Не секрет – сфера образования в Казахстане одна из самых динамично развивающихся и в то же время проблемных областей: дефицит квалифицированных кадров, плохое качество учебников, нерациональность учебных программ, проблемы малокомплектных школ, наконец, реформы, которым нет конца… Однако нельзя не заметить и достигнутого за двадцать два года независимости: международные интеграционные процессы отечественного высшего образования, присоединение к Болонской конвенции, 20-летие гос­программы «Болашак». И, конечно, национальный проект Лидера Нации Н. А. Назарбаева «Интеллектуальная нация – 2020», выдвинувший стратегические цели превращения Казахстана в конкурентоспособное государство, формирование «новой генерации казахстанцев».
И в этих достижениях сегодняшнего дня несомненна заслуга одной из значимых фигур начала эпохи независимости Казахстана – Шайсултана Шаяхметова. Его – интеллектуала высшей пробы – сего­дня с полной ответственностью можно назвать талантливым кризис-менеджером переходного периода.
Своими воспоминаниями о земляке, близком друге детства и коллеге по работе в сфере образования делится академик НАН РК Кенжегали Сагадиев.

Университеты
– Мы дружили с Шайсултаном Шаяхметовичем со времен учебы в Аулиекольской средней школе. Он был очень одаренным мальчиком: писал стихи, активно участвовал в общественной работе, за что его очень любили учителя. А благодаря открытому, доброжелательному характеру он всегда был окружен друзьями, – вспоминает Кенжегали Абенович.
Шайсултан Шаяхметов родился 7 января 1939 года в ауле Наурзум Наурзумского района Костанайской области, в семье работника колхоза Самена Шаяхметова. В 1946 году начал учиться в семилетней школе родного аула, а затем перешел в казахскую среднюю школу № 1 Семиозерного района Костанайской области (ныне Аулиекольский район), которая сегодня носит имя Шайсултана Шаяхметова.
Золотая медаль отличника учебы позволила талантливому юноше в 1957 году без экзаменов поступить на химический факультет МГУ им. Ломоносова – ведущего университета огромной советской страны. Здесь он активно занимался не только учебой. В личном зачете студента – звание мастера спорта СССР по самбо, титулы чемпиона университета и города Москвы. 
По окончании университета Ш. Шаяхметов вернулся в Алма-Ату, где устроился мастером по точным приборам на кафедру органической химии КазГУ имени Кирова, позже став младшим научным сотрудником, инженером-ассистентом, старшим преподавателем. Но через несколько лет молодой ученый вновь отправился в МГУ, чтобы продолжить учебу в аспирантуре. В 1970 году Шайсултан с успехом защитил кандидатскую диссертацию в Институте элементоорганических соединений АН СССР.
После успешной защиты кандидат химических наук, а позже доцент Ш. Шаяхметов все свои силы, знания, опыт направил на преподавание и научно-исследовательскую деятельность на факультете химии КазГУ. Исследователем были написаны более 30 научных статей, опубликованных в республиканских и зарубежных научных журналах, в том числе США, три учебных пособия для университетов и два учебных русско-казахских словаря по химии.

Талант организатора
За время работы в университете Шайсултан Шаяхметов зарекомендовал себя не только как талантливый педагог и ученый-исследователь. Здесь начали раскрываться и совершенствоваться его организаторские способности: демократичность, мудрость, феноменальная работоспособность, готовность к дискуссии с целью принятия взвешенных и продуманных решений, теплые отношения с коллегами. 
Эти редкие качества руководителя не могли остаться незамеченными, и в 1972 году Ш. Шаяхметов был назначен на должность сначала старшего инспектора, заместителя начальника, а затем и начальника управления вузами Министерства высшего и среднего специального образования КазССР. С 1977 года в течение десяти лет заведовал отделом просвещения и здравоохранения Управления делами Совета Министров республики. 
И, наконец, в 1987 году Шайсултану Шаяхметову был доверен высокий пост Министра высшего и среднего специального образования республики. А в 1988 году – Министра народного образования Казахстана.
– Это был не простой период, – делится воспоминаниями Кенжегали Сагадиев. – Раньше в республике существовали отдельно министерство высшего и среднего образования, Государственный комитет по профессионально-техническому образованию, вопросами воспитания молодежи занимался ЦК ЛКСМ Казахской ССР и все комсомольские организации республики. 
На долю Ш. Шаяхметова выпало объединение и руководство этим огромным комплексом образовательных и воспитательных функций: сетями школ, вузов, профессионально-технических училищ, организаций по делам молодежи – под крышей одного министерства. С такой задачей мог справиться только очень умелый руководитель, человек, который хорошо знал особенности системы образования и управления этой системой. 

Профессионал своего дела
Именно так в первую очередь оценивают работу Шайсултана Шаяхметова на посту министра не только его коллеги, друзья, соратники, но и критики реформ отечественной сферы образования.
В 1990 году, формулируя стратегию реформирования образовательной системы в Казахстане, Ш. Шаяхметов выделил три аспекта: укрепление учебно-материальной базы, обновление содержания образования и улучшение качественного состояния педагогического корпуса. 
Но в первую очередь Шаяхметов предпринял меры, чтобы сохранить среднюю школу от негативных воздействий переходного периода. В 1991 году на фоне сильного оттока учеников, вызванного структурными переменами в экономике и занятости, выходит приказ министра «О всеобщем образовании детей и молодежи», в котором была обозначена необходимость всеобуча в единой системе непрерывного образования, обязательность девятилетнего образования. На руководителей школ возлагалась персональная ответственность за сохранение контингента учащихся до получения ими обязательного девятилетнего образования.
Укрепление учебно-материальной базы было похоже на боевые действия министерства против экономического кризиса и грянувшей кампании по приватизации. Подробности драматических событий тех лет хорошо помнит Кенжегали Абенович:
– Всего не хватало. Началась приватизация государственной собственности. Все распродавалось: уходили здания детских садов, профессионально-технических училищ, распродавались даже здания высших учебных заведений. Это было. Но Шайсултан Шаяхметович прикладывал огромные усилия, чтобы сохранить все, что только было возможно.
Особенно он болел за профессионально-техническую школу. Сейчас мы говорим, что этой школы нет, что мы ее потеряли, но это случилось после Ш. Шаяхметова. А в его период с кем он только не боролся: и с коммерсантами, и с чиновниками. Боролся яростно. Не стеснялся ставить острые вопросы перед руководством Казахстана, перед системой, перед всеми теми, кто решал вопросы в отношении собственности: и правоохранительными, и судебными органами, и правительством республики.
После того, как Шайсултан Шаяхметович ушел с поста министра, началась массовая распродажа. В результате мы только лет через десять спохватились: «Куда же делась вся наша развитая система профессионального образования?!». Сейчас с огромным трудом мы разрабатываем специальные программы и начинаем восстанавливать всю систему. А ведь Шаяхметов уже тогда очень четко понимал, что дело не только в этих зданиях, дело в подготовке кадров средней квалификации, которые должны работать в самых низовых производственных звеньях. Без них не может существовать и функционировать ни одна экономика. Он просто не дал закрыть многие профтехучилища.
Это, кстати, касается и средних, особенно малокомплектных школ. Сейчас в Казахстане около 8 000 средних школ, тогда было несколько больше. Из них более 4 000 – находились в малых населенных пунктах – это малокомплектные школы. Особенно трудно было им. В то время значительно подорожал бензин. Многие транспортные средства встали. Доставлять в школы детей из отдаленных аулов было огромной проблемой. И тогда Ш. Шаяхметов начал вводить в практику организованный подвоз детей, занимался укрупнением школ. Естественно, для ремонта денег не было, строительство новых школ замерло, но уже тогда министерство образования ставило перед правительством вопрос о строительстве школ нового типа и даже пыталось осуществлять свои планы.

Кадры решают все
С переходным периодом была связана еще одна трагедия системы образования – из школ стали уходить учителя, из вузов увольнялись преподаватели. Низкие заработки, которые полностью съедала инфляция, а зачастую и отсутствие заработной платы толкали людей на поиски лучшей жизни. «Счастливчики» уезжали из страны, те, кому «повезло» меньше шли торговать на барахолки. За прилавки вставали кандидаты и доктора наук, талантливые учителя превращались в «челноков». 
На этом фоне поднялась еще одна волна, грозившая системе образования лишиться последних специалистов:
– Стало бытовать ошибочное мнение, что «вот эти старые кадры, они ни на что не способны, их надо менять». Но Ш. Шаяхметов сохранил кадры, – вспоминает Кенжегали Сагадиев. – Я помню, он не менял ректоров ведущих высших учебных заведений, он не менял директоров средних школ, которые длительное время работали на занимаемых постах. И это высокое доверие позволило директорам и ректорам сохранить основной костяк в своих коллективах. Поэтому мы его все крепко уважали, знали, что за нас горой стоит такой руководитель. Работали без оглядки, что помогало многим, в том числе и мне, в то время занимавшему должность ректора Алма-Атинского института народного хозяйства им. Т. Рыскулова, работать с полной отдачей и сохранить те коллективы, которые были переданы нам в управление.

Закон «Об образовании»
Именно при министре Шайсултане Шаяхметове начался процесс закладки новой нормативно-правовой базы казахстанского образования. Это подтверждают его современники: «С обретением независимости в Казахстане началось формирование новых подходов к развитию высшего образования в соответствии с задачами становления республики как суверенного государства. Срочно нужны были национальные законы и правовые акты в области образования суверенного государства. Другими словами, начинался первый этап реформирования системы высшего образования молодого и независимого Казахстана. Этот этап я бы обозначил 1991–1994 годами и назвал его этапом становления законодательной базы и выживания системы образования республики, – вспоминает в интервью газете «Литер» почетный работник образования РК Тасболат Мухаметкалиев. 
В тот переломный момент министерством во главе с Шаяхметовым были определены вектор и темпы развития высшего и всего отечественного образования. По словам профессора Т. Мухаметкалиева, этому способствовали компетентность, солидный опыт педагогической и организаторской работы, демократичный стиль руководства Шайсултана Шаяхметовича, когда каждый серьезный шаг продумывался и обсуждался прежде, чем отдавался приказ приступать к его реализации, что помогало избегать опрометчивых и непродуманных действий. 
О переходном периоде вспоминает в интервью с журналистом Оксаной Лысенко и президент АПН Казахстана Аскарбек Кусаинов: «В конце августа 1991 года я был приглашен к министру образования Шайсултану Шаяхметову. Это был теплый прием, на котором речь шла об исторической важности создания суверенного государства. Говорили, безусловно, и о проблемах в системе образования. Помню, министр с сожалением отметил: «В период существования Советского Союза для открытия даже одной кафедры нужно было получить разрешение центра. Мы были сильно зависимы, самостоятельно практически ничего не решали. Теперь же все изменилось. Нам предстоит самим разработать стратегию и тактику развития всей системы образования. А у нас такого опыта нет. Как и нет времени. Но, несмотря на все трудности, мы должны не только обеспечить развитие системы образования, но и создать основу для того, чтобы она была одной из лучших в мире». Итогом этой встречи стало создание управления перспективного развития и новых образовательных технологий. Я был назначен начальником нового управления. Мне предстояло в первую очередь изучить систему образования ведущих стран мира, обобщить их опыт и подготовить предложения по внедрению их передовых достижений».
Работа над законопроектом была доведена до логического завершения, и 18 января 1992 года вступил в силу первый Закон РК «Об образовании».
– Президент на торжественном заседании, посвященном Дню Независимости республики озвучил цифру, что сейчас вузах 33 зарубежных стран обучается около 50 000 студентов из Казахстана, – рассказывает академик Кенжегали Сагадиев. – А в то время отправляли сначала 10-12 000, позже 20-28 000 ежегодно. Часть студентов были стипендиатами программы «Болашак», но большинство училось на средства родителей. Подавляющее количество успешно заканчивало обучение в вузах США, Великобритании, Германии и других развитых стран. И только единицы возвращались из-за того, что не осваивали ту или иную программу или демонстрировали неподобающее поведение. Это свидетельствует о высоком качестве на тот момент советского образования. 
Но рыночная экономика имела свои основания, свои постулаты, тенденции, принципы. Поэтому свою нормативно-правовую базу мы должны были привести в соответствие с той социально-экономической системой, которая начала формироваться в Казахстане. Будучи министром нового времени, естественно он не мог не изменять те правила и концептуальные основы деятельности, которые работали у нас в советский период – государство перешло в совершенно другой режим функционирования. 
Рабочая группа разрабатывала законопроект под руководством министра. Он сам вносил свое видение проблем, работая в тесном контакте с коллегами, работниками системы образования. И получился добротный закон – первый закон об образовании. После этого в разработанную тогда нормативно-правовую базу изменений практически не вносилось. Система школьных и вузовских программ у нас сохранилась.
Значительным достижением нового закона на тот момент стало предоставление большей самостоятельности учебным заведениям в подборе предметов, разработке учебных программ, подаче материала. Мы полностью отмели советскую идеологию, убрали из программ гуманитарные дисциплины, изучавшие историю и идеологию той эпохи.
Также Шайсултан Шаяхметович в законе ставил очень много вопросов о льготном финансировании, предоставлении преференций для тех, кто занимается высшим, профессионально-техническим и средним образованием, что правительством воспринималось без особого энтузиазма.
Помню историю. Верховный Совет тогда согласился с необходимостью введения финансовых льгот. «Да, верная постановка вопроса, – отвечали Ш. Шаяхметову. – Но мы потом примем общий закон об экономическом режиме функционирования в Казахстане, и в него введем все эти преференции». Решение затянулось… Лишь через 10-15 лет мы добились каких-то льгот для развития системы образования. А в 90-е у государства не было ни денег, ни особого желания заниматься подобными вопросами.
Только сейчас к нам пришло понимание, что человеческий капитал – это тот первый и основной фундаментальный ресурс, который будет двигать и экономику, и общество в целом, решать все задачи, стоящие перед Казахстаном. Ш. Шаяхметов понимал это с самого начала, и первый наш подход к образовательной системе – несомненная заслуга министерства и лично Шайсултана Шаяхметова, – считает Кенжегали Сагадиев. 
После принятия основного закона предстояло разработать целый перечень подзаконных актов, что тоже было не просто. Из интервью Аскарбека Кусаинова: «В 1992 году согласно постановлению Президента РК № 853 от 15 июня 1992 г. и Кабинета министров РК № 839 от 7 октября 1992 г. о разработке Национальной программы государственной поддержки науки, культуры, образования, здравоохранения, физической культуры и спорта, наше министерство должно было разработать раздел «Образование». Для этого был создан временный творческий коллектив (ВТК). В его состав вошли начальники управлений министерства Т. М. Мухаметкалиев, А. И. Самаренко, А. Ф. Фролов, Б. К. Узабаев, Р. А. Давлеткильдеева, Б.А. Альмухамбетов, А. Ф. Саламахин, А. А. Самбетбаев, С. Д. Пралиев, А. К. Кульназаров, а также более 40 работников министерства и ученые. Я возглавлял ВТК. Однако сам Шайсултан Шаяхметович постоянно контролировал ход работы, давал ценные советы, интересовался поступающими предложениями от ученых. 
Тогда для создания программы нужна была научная проработка рассматриваемых проблем. Однако выяснилось, что в Казахстане есть только небольшой научно-исследовательский институт, занимающийся проблемами общего среднего образования, не было даже научных лабораторий, занимающихся проблемами дошкольного воспитания, профессионально-технического, среднего специального и высшего образования. Несмотря на все старания, руководству Министерства образования из-за сложнейших экономических условий создать эти институты в те годы не удалось».
Да, не все запланированное получалось воплотить в жизнь, но на это были свои объективные причины.
– И сейчас я не скажу, что министрам легко работать, но у них есть ресурсы, есть уже сформированный высокооплачиваемый аппарат, инфраструктура. А первым министрам пришлось нелегко. Я видел, как они денно и нощно трудились, чтобы как-то поддержать эту систему, просто не дать ей развалиться, расформироваться. И это все пришлось на долю Шаяхметова, – вспоминает академик К. Сагадиев.

Борьба за казахский язык
Еще одной болью министра было состояние национальной школы: «Не открою секрета, если скажу, что казахская школа подверглась сокрушительному разрушению, – отмечал Ш. Шаяхметов, будучи делегатом ХХVIII съезда КПСС в интервью журналу «Народное образование». – Дети наши не знают казахских обычаев, танцев, истории своего народа. До недавнего времени они лишены были возможности углубленно изучать родной язык и литературу. К чему это привело, известно. Вот характерная деталь: среди сотрудников Министерства народного образования многие не знают родного языка, а пишущую машинку с казахским шрифтом мы искали как клад – нет у нас таких машинок. Не нужны были.
Возрождение национальной школы – основа духовного возрождения республики, а потому приоритетным направлением деятельности республиканского министерства. Реализация этих документов потребовала огромных организационных усилий, ресурсного и кадрового обеспечения. Но мы пошли на это, ибо считаем, что школа должна сохранить и передать будущим поколениям духовный потенциал народа, развивать его гуманистические ценности и идеалы.
Но может ли справиться с этой задачей бедная, нищая школа? В 10 областях республики из семнадцати в сельских школах нет отопления и канализации, нет условий не только для дифференцированного обучения, но и для обычной работы. Пути преодоления кризиса мы видим в обретении образовательной независимости республики.
Нельзя больше держать народное образование за чертой бедности, мы все заинтересованы в том, чтобы найти дополнительные средства. Одних требований к правительству недостаточно».
У академика Кенжегали Сагадиева мы спросили, откуда в то время в чиновнике советской закалки, воспитаннике Московского университета такая любовь, боль и тревога за сохранение и развитие родного языка, национальной школы и национальной культуры в целом? Что придавало смелость и силы открыто высказываться и бороться за духовное возрождение нации? 
– Он был поэтом. У него прекрасные стихи, – вспоминает Кенжегали Абенович. – Еще в школе, потом в студенчестве и в годы работы на ответственных постах, Шайсултан Шаяхметович не переставал писать стихи на казахском языке. Был большой знаток и ценитель родного языка. Поэтому, естественно, что он за него боролся. Причем очень серьезно. Это сейчас мы изучаем язык, открываем школы, а тогда казахских школ были единицы. На весь Алматы была одна единственная школа № 12 на почти миллион населения. В регионах тоже очень мало. А ведь нация жива до тех пор, пока она владеет своим собственным языком, пока живы традиции и культура. Он это глубоко понимал, поэтому и со всесоюзных трибун, и с трибун своего министерства, и в правительстве выступал за развитие и повсеместное внедрение казахского языка. Недаром после ухода с поста министра он с 1993 по 1997 год работал заместителем председателя Государственного комитета Республики Казахстан по национальной политике. В числе его заслуг создание международной организации «Казак тiлi». А после выхода на пенсию, с 1998 года, Шайсултан Шаяхметов возглавлял Республиканский центр ускоренного обучения государственному языку Министерства культуры, информации и общественного согласия РК. 
В 2008 году имя Шайсултана Шаяхметова было присвоено Республиканскому координационно-методическому центру развития языков в Астане.

Ученики
Высокий профессионализм министра вызывал большое уважение у всех, кто знал Шайсултана Шаяхметова. Не раз заслуги талантливого руководителя сферой образования получали международное признание: профессор, член-корреспондент Инженерной академии РК, действительный член Московской международной творческой академии, почетный профессор Университета Американ Гранд-Каньон. Но ни одно звание не идет в сравнение с достижениями его учеников, что всегда было высшей оценкой труда наставника.
– Шайсултан Шаяхметович, будучи внимательным руководителем, всегда серьезно относился к подбору кадров для министерства. Он очень часто ездил по стране, присматривал способных людей, приглашал их к себе, вместе работал и давал им возможность вырасти в больших руководителей, – говорит Кенжегали Сагадиев. – Я знаю его заместителей в министерстве образования, которых он пригласил из регионов. В последующем они стали крупными руководителями. Один из его учеников Бердыбек Сапарбаев в настоящее время является акимом Восточно-Казахстанской области. Другой – Елеусин Сагындыков – бывший аким Актюбинской области, ныне депутат Сената Парламента от Актюбинской области. Все они с большой признательностью вспоминают о времени работы под руководством Шайсултана Шаяхметовича.

Он старался уйти 
от унылой похожести…
Благодаря новаторству министра, в республике начала 1990-х стало возможным появление новых типов учебных заведений – гимназий, лицеев, колледжей. Первые штатные психологи в коллективах средних школ. Первые экспериментальные школы. Среди них легендарная «Школа Архимеда» – авторская школа Архимеда Искакова для старшеклассников. Начало формирования системы современного бизнес-образования: открытие специальностей «менеджмент» и «маркетинг». Первые негосударственные учебные заведения по подготовке управленческих кадров для рыночной экономики. Первые договоры суверенной республики о сотрудничестве с зарубежными странами. Первые совместные с иностранными государствами учебные заведения. Начало перехода к двухуровневой системе подготовке специалистов – бакалавриат, магистратура – в соответствии с международными стандартами…
Многое было впервые. Не все из задуманного Шайсултаном Шаяхметовым удалось воплотить в жизнь. Но главная цель была достигнута – система образования выстояла в жестких условиях переходного периода и сумела, сбросив все наносное, начать свое обновление под умелым руководством опытного стратега.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Оч сильный материал. Глыба личность, и уверенный стиль автора. Поздравляю! Мой отец – Кайролла Муканов – долгое время работал в сфере народного образования и увидев эту статью, чрезвычайно обрадовался и попросил сделать для него ксерокопию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ