Историческому Кокшетау – историческую справедливость

6
87

Бибигуль Бейсенбайкызы,
старший научный сотрудник Акмолинского 
областного историко-краеведческого музея г. Кокшетау

Проблемы истории и историографии казахского этноса весьма актуальны на сегодняшний день в независимом Казахстане. Отрадно, что вопросы по изучению национальной истории стали рассматриваться на высоком государственном уровне. Сегодня, в свете поднимаемых государством проблем, мне бы хотелось, внимание читателей обратить на историю своего края, и в особенности, исконных топонимов и гидронимов, к сожалению, несправедливо забытых, и задуматься о восстановлении исторической справедливости в регионе. 

В казахской истории и культуре Кокшетау занимает особое место. Уникальный природный край известен еще с древнейших времен. Кокшетау – огромный историко-географический регион, расположенный на севере Казахстана. Территориально сейчас к нему относятся районы двух областей страны, ранее входившие в состав Кокшетауской области. Это северная часть Акмолинской и пять крупных районов Северо-Казахстанской области: Айыртауский, Уалихановский, Акжарский, им. Г. Мусрепова и Тайыншинский. В центральной части региона находится знаменитая гора Кокшетау, давшая название всему историческому краю, а топоним «Кокше» поистине стал символом идеала красоты казахской земли. 

Как известно, о малом и незначительном человечество легенд не слагает. На протяжении веков Кокшетау посвящались песни, слагались легенды, которые передаваясь из поколения в поколение, остались в истории народа навсегда. «Киелі Көкше жері», «Жер шоқтығы Көкшетау», «Арқаның кербез сұлу Көкшетауы», «Жер жәннаты Көкшетау», «Аңызға айналған Көкшетау», – так называли и называют наш родной край. Отдельного разговора заслуживает тема «Көкшетау», отраженная в творчестве великих композиторов и классиков казахской поэзии. Являясь неиссякаемым источником для творческого вдохновения, эта тема продолжает звучать и в многообразных жанрах современного искусства. Слово «көкше» переводится с казахского языка как синеватый, а «тау» – гора. «По вершинам горы постоянно кочуют облака с чистым азонированным воздухом, которые создают впечатление синевы». Семантически горы соответствуют своему названию, а видеть мы их можем, проезжая по трассам северного и южного направления от нашего города.
Гора Кокшетау находится в северо-восточной части одноименной возвышенности, протяженность которой с севера на юг составляет двадцать километров, шириной пять километров. Самая высокая точка – вершина Кокше, гордо устремлена ввысь почти на тысячу метров. В окрестностях Кокшетау берет свое начало река Қылшақты, которая протекая по региону через наш город, впадает в озеро Қопа. Исток реки, словно «только что рожденной», народ называл Бала Қылшақты. В одном из исторических источников конца ХІХ века говорится о том, что на юго-востоке от города Кокшетау расположена «Кокшетауская горная страна». Так буквально с казахского переводится «Жер шоқтығы Кокшетау».
Если же говорить об этногидрониме Қылшақты, то, как мы знаем, река по ширине узкая и, вероятно, еще в древности, казахи сравнивали ее с изящной гривой лошади или шерстинкой – так буквально переводится слово «қыл». А когда вы издали смотрите на верховье реки, она и вовсе кажется вам тонкой струной или извивающейся нитью. И неудивительно поэтому, что наши предки могли говорить: «Алыстан қарағанда, қыл сияқты көрінеді». Слово «сияқты» означает «подобный, похожий, аналогичный». Со временем, думаю, образное сравнение реки «Қыл сияқты» трансформировалось в название «Қылшақты». Что интересно, вливаясь из одного озера в другое, протекая по территории области, протяженностью почти в сто километров, местами она обрывается, затем появляется снова. В XVIII–ХІХ веках в Қылшакты, помимо крупной рыбы, водились и ценные бобры. Однако, в данное время состояние этой реки, как и озера Қопа, оставляет желать лучшего. 
От главной горы Көкше на запад и восток протянулись не менее известные горы: Жалғыстау, Имантау, Жыланды, Сандықтау, Бұқпа, Қошқарбай, Айыртау, Зеренді, Үлкентүкті, Сырымбет, а также перевалы Шортанды и Бүркітті (Энциклопедия Акмолинской области). Историческими легендами овеяны величественный Оқжетпес, таинственные Жекебатыр, Жұмбақтас, а по названию небольшой горы Бурабай впоследствии стал называться и куротный поселок. Кстати, об одном только Оқжетпес ученый Шокан Валиханов записал пятнадцать легенд.
Край богат крупными озерами с пресной водой: Көкшетау, Қарағайлы, Айдабол, Зеренді, Майбалық, Қопа, Шортанкөл, Атансор, Саумалкөл, Шалқар, Мамай, Теке, Сілетітеңгіз, Жолдыбай, Қалмақкөл и др. Более подробно остановлюсь на двух из них, исторические названия которых на сегодняшний день, к сожалению, забыты. Это – Көкшетау и Қарағайлы. За первым закрепился приобретенный гидроним Үлкен Шабақты или Большое Чебачье, за вторым Бурабай. Көкшетаудың Шалқары, по источникам ХІХ века, состоял из двух озер, соединенных узким проливом (шалқар с казахского – большой), как отмечалось выше, это исконное название двух Чебачьих озер и озера Майбалық. По-видимому, у озера Көкшетау было несколько эпитетов, и один из них, наиболее распространенный – Айнакол, что значит зеркальное. На озере есть красивые острова, а «покрытые лесом скалы отражаются в хрустально-прозрачной голубоватой воде». Таким образом, еще с древних времен именем горы стало называться и озеро, самое крупнейшее в регионе. 
Взглянув на карту Бурабайского района, мы видим, что пролив сейчас уже не соединяет между собой озера, с восточной стороны Кокшетауского озера пролив практически высох, а вот с западной стороны отчетливо виден. Кіші Шабақты или Малое Чебачье – приобретенный позднее гидроним. Как точно заметил один из жителей района, «название на казахском незвучащее и ни о чем не говорящее». Эту часть огромного Кокшетауского озера народ также называл «Шабақкөл». С давних времен на побережье озера, с западной стороны Кокшетауских гор располагались казахские аулы Ақылбай, Биғара, Мүжуқай, Жұмағұл и другие. В 80-е годы ХІХ века колониальные власти, выселив казахов с исконных земель, заселили туда своих крестьян-переселенцев. Так осуществлялся один из известных принципов метрополии «разделяй и властвуй».  
Қарағайлы – одно из красивейших озер «Кокшетауской горной страны». В данное время, в энциклопедических справочниках озеро именуется Бурабаем, в ушедшем ХХ веке называли Боровым, Голубым заливом. Қарағайлы с казахского – сосновое, семантически гидроним очень точно соответствует названию, потому как живописные берега озера окружены сосновым лесом. От великолепия природной картины, с чистейшим воздухом и сосновым ароматом, впечатления остаются незабываемые. Қарағайлы как и Көкшетау – обладатель нескольких эпитетов. Первый из них – Әулиекөл, который переводится как «святое, благородное, самое лучшее озеро», а знаменитый акын-импровизатор Біржан сал применял эпитет Күміскөл – «серебряная вода, прозрачна, как слеза» (Ж. Мусин, А. Казбеков). По-видимому, в народе одновременно использовались два названия: Қарағайлы и Әулиекөл. Здесь бы мне хотелось привести строки из популярной песни Біржана «Айтбай», посвященной Кокшетау:
«Жер шоқтығы Көокшетау,
Тал қарағай, бақша бау.
Бауырында бар сексен көл,
Иісің жұпар аңқиды-ау».
Что же касается гидронима Шортан, давшего название небольшому городку в юго-восточной части Кокшетауских гор – Щучинску, то следует сказать, вокруг него до сих пор ведутся дискуссии по поводу переименования. Если же рассматривать проблему с исторической точки зрения, то переименовывать фактически и не нужно, так как название произошло от этногидронима Шортанкол (шортан – щука, кол – озеро), на берегу которого и возник будущий курортный городок региона. Казахи, жившие здесь испокон веков, в ходе колониальной политики русского царизма были вынуждены уйти с благодатной земли вглубь степи. Прибывшие же крестьянские переселенцы, осев в районе Кокшетауских гор, маленькую станицу стали называть именем озера, но в переводе на свой язык: Шортанкол – Щучье, впоследствии добавив суффиксы «инск». Поэтому, спустя почти полтора века, нам достаточно восстановить лишь исторический топоним в оригинале. Среди множества высказываемых мнений, обоснованным представляется предложение профессора К. Абуева о переименовании Щучинска в город Абылай хана. 
В прошлом году в стране широко праздновалось 300-летие хана Абылая – одного из наиболее авторитетных государственных и политических деятелей в Евразийской истории XVIII века.  Кокшетау в период правления Абылая играл весьма важную роль в Казахском государстве. На высшем уровне здесь проводились дипломатические встречи, велись международные переговоры с иностранными послами, решались стратегически важные задачи внутренней и внешней политики государства. Как известно, ханская резиденция Абылая находилась в окрестностях Кокшетау, о чем свидетельствуют архивные документы 1759–1778 годов, в том числе написанные и самим правителем. Учеными изучен огромный пласт того исторического периода, однако, новые исследования и открытия еще впереди. Кстати, в вышеназванных документах встречаются этнотопонимы Кереку и Қызылжар, как доказательный аргумент в пользу того, что нынешним городам Павлодару и Петропавловску следовало бы восстановить свои исторические наименования. 
Важной составляющей современной исторической науки Казахстана является историология. В связи с этим, ценными представляются сведения известного общественного деятеля и краеведа ХХ века Қарты Қаңтарбаева. По устным народным источникам, в окрестностях Кокшетау находились две площади, связанные с именем Абылая: «Үлкен және Кіші алаңы». Поэтому, есть основания предполагать, что главная площадь Абылая находилась в местности «Ханның Қызыл ағашы», где в 1998 году по предложению краеведа Амины Тұрсынбаевой был установлен гранитный камень, с выгравированными на нем словами акына Мағжана Жұмабаева:
«Ертеде жел өтпейтін Қызыл Ағаш,
Дариға, бұл күндерде жап-жалаңаш.  
Қабірінен әулиенің Алашқа артық,  
Ертеде Абылайға Орда болған ағаш». 
Согласно историологическим сведениям, в этой местности правителем проводились құрылтаи, военные сборы и другие масштабные мероприятия. Вторая же площадь, по-видимому, находилась у восточной части горы Кокшетау, которую ныне ошибочно называют «поляной». На казахском площадь называется «Абылай хан алаңы», а слова «поляна» и тем более «ясная», абсолютно ни какого отношения к личности правителя не имеют. Поэтому вышеназванную местность нужно называть не «поляной», а «Площадью Абылай хана у горы Кокшетау».
Десять лет назад, с участием Главы государства Нурсултана Назарбаева, в историческом Кокшетау официально был открыт архитектурно-исторический комплекс с экспозиционным залом «Абылай хан ордасы», посвященный великой личности в казахской истории.
135 лет назад побывавший в регионе русский путешественник И. Словцов писал о том, что «… во всей Казахской степи, навряд ли найдется такая живописная и богатая разнородными дарами природы местность, какую представляют собой окрестности кокшетауских гор, и в особенности, с восточной стороны. … Горные утесы, поросшие хвоями, вошли в чудное сочетание со стихией вод, которая представляет здесь множество крупных и мелких озер, с водой прозрачной как кристалл и окруженных скалами самых фантастических очертаний. Поразительно чудную картину представляет это сочетание суши и воды во время восхода солнца, когда неподражаемые переливы света отражаются от поверхности голубых вод, а солнечные лучи рассыпаются в радужные отливы в кварцевых кристаллах гранита, из которого сложены береговые скалы. С любого холма можно видеть то необъятные степные просторы, то роскошные нивы самых лучших пшениц, то зеркальную поверхность чудных озер, то окутанные густой северной хвоей гранитные горы. Воздух чист и ароматичен; дышится легко во всю грудь. В полдень камни нагреты как раскаленная печь, а рядом озера дают освежающую влагу, поэтому растительность всюду отличается сочностью и свежестью. … Кумыс здесь, благодаря прекрасным пастбищам, отличается высоким качеством».
Историческое понятие «Көкшетау» – многогранно, включает в себя не только топоним, ороним или гидроним, но и древний историко-географический регион, занимающий практически десятую часть территории Казахстана. Национальная топонимия – неотъемлемая часть истории нашей страны, поэтому уже сейчас нам нужно задуматься о восстановлении исторической справедливости в Кокшетауском регионе. Озера, реки и горы, мы должны называть так, как называл их народ в течении многих столетий. Бурабай – это курортный поселок, образованный в начале ХХ века, но не регион. Именно здесь, в окрестностях Кокшетау около двух веков назад колониальные власти планировали открыть город. Однако решение властей было отвергнуто представителями казахской элиты во главе с султаном Губайдуллой Уалиханом. За закрытие округов активно выступали также Касым Абылайұлы – отец Кенесары и султан Сартай Чингизов, которые в своих обращениях говорили о том, что «… казахи народ независимый, испокон веков живут вольно, поэтому округа нужно ликвидировать и дать нам возможность проводить жизнь свободную, как во времена славного хана Абылая». Но как известно, уже в первой трети ХІХ века внешнеполитическая обстановка в северных регионах страны складывается не пользу народа. Поэтому, несмотря на требования и протесты, переросшие впоследствии в антиколониальную войну, уступка метрополией была сделана лишь наполовину: открывшийся округ у кокшетауских гор перенесли на южный берег озера Қопа, что в семидесяти километрах от исконного Кокшетау. 
Таким образом, вокруг древнего топонима «Көкше» сложился своеобразный исторический парадокс. Если бы город был построен у Кокшетауских гор, то сейчас бы не было Бурабая. С другой стороны, нынешний город Кокшетау, расположенный в невысокогорной, но живописной местности, находится на территории одноименного, широко известного региона. Приобретенный же позднее топоним «Бурабай», затем с приходом переселенцев «Боровое» появился около века назад. Однако, знающие историю люди еще в середине прошлого века с целью сохранения национальной топонимии называли эту местность Көкше-Бурабаем. Кстати, современный туристический кластер региона сосредоточен в районе Кокшетауских гор, поэтому и зону отдыха международного значения, и трассу, ведущую к горам Көкшетау, следовало бы называть не Щучинско-Боровской, а Кокшетауской или Көкше-Бурабайской, что наиболее точно соответствует действительности.
Көкше-Бурабай. Звучит красиво и правдиво. Именно так, исторически справедливо, мы можем называть всемирно известную жемчужину Казахстана. И не нужно сравнивать Кокшетау с Швейцарией или называть «синегорьем». «Көкше» – это вовсе не синий, а синеватый, с оттенком голубизны и лазури цвет. И, наконец, слово «тав» в казахском языке не существует, есть слово «тау» – гора. Красотой взметнувшаяся ввысь степная цивилизация Кокшетау уникальна сама по себе. Это должны знать и наши потомки. И мы приложим все усилия, чтобы передать эти знания и память молодому поколению.

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Может оставим все как есть, и все как было, а не придумывать всякие названия, у нас и без этого много проблем! Не понравилось статья.

  2. СПРАВЕДЛИВОМУ:
    А ВЫ НАПИШИТЕ ЧТО_НИБУДЬ ИНТЕРЕСНОЕ, А МЫ ПОЧИТАЕМ…
    МНЕ СТАТЬЯ ПОНРАВИЛАСЬ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here