Стремительно меняющийся мир

0
1299

Бахытжан АУЕЛЬБЕКОВ

Грандиозные изменения на планете, на которой мы живем, как ни странно, нередко остаются почти незамеченными для поверхностных наблюдателей. На наших глазах происходят события, полностью изменяющие лицо всего мира, но далеко не все умеют связать казалось бы разрозненные события, происходящие на разных континентах, в единый комплекс и осмыслить их во взаимосвязи. Поэтому современники, как правило, не четко осознают огромное значение процессов, происходящих в их дни, для будущего и их влияние на то, каким будет выглядеть это будущее. Люди обычно психологически живут в прошлом и видят мир или по крайней мере ощущают его таким, каким он был лет двадцать-тридцать назад. Отставание психологического осмысления происходящих геополитических процессов на планете от скорости, с которой происходят сами эти процессы, является, наверное, главной причиной того, что политики, главы государств, правительства многих стран оказываются не готовыми к новой реальности, в которой они вдруг оказались и не могут понять, как им действовать в изменившихся обстоятельствах. А ведь новая реальность формировалась на их глазах, только формирование это ускользнуло от их внимания. Как говорил Ницше, великие события приходят на голубиных лапках. Сегодня можно с уверенностью сказать, что привычный нам мир стремительно уходит в прошлое и на первый план в мировой политике выходят совсем другие страны, не те кого мы привыкли рассматривать как лидеров планеты. Завтрашний день будет совсем не похож на день сегодняшний. Но вот каким он будет? И какие государства займут в нем лидирующие позиции?

Французский философ Эрнест Димнет в своей книге рассказывал, как в начале 1917-го года он в кругу своих друзей обсуждал события, происходящие в России. Все сошлись во мнении, что после отречения царя и прихода к власти Временного правительства, больше ничего существенного в этой стране уже не произойдет. Русского царя сравнивали с Людовиком XVI, царицу – с Марией-Антуанеттой, Керенского – с жирондистами. И получалось так, что будущее России можно легко прогнозировать, исходя из истории французской революции. Но вдруг кто-то  с сомнением сказал: «Вы думаете, что кризис миновал, не так ли? Но что это за Совет солдатских и рабочих депутатов, который провел митинг на Финляндском вокзале? Вам не кажется, что то, что сегодня происходит в России – это только начало? Подождите, и вы увидите, что из этого получится». Интуиции и историческому чутью этого человека можно только позавидовать.

Другой мыслитель, тоже, кстати, француз, писал: «Мы считали, что главный итог Первой мировой войны – победа над Германией, а оказалось, что главный ее итог – возникновение Советского Союза. Мы считали, что главный результат Второй мировой войны – разгром Третьего рейха, а оказалось – создание социалистического блока и раскол планеты на два противоборствующих лагеря». Сегодня многие, наверное, думают, что главное мировое событие последней четверти века – самоликвидация Советского Союза и распад социалистического лагеря. Однако, по здравому размышлению легко прийти к выводу, что главная составляющая тех процессов, которые произошли и происходят на наших глазах – это совершенно четко обозначившийся отход вчерашних мировых держав в лучшем случае на второй план и наметившийся выход на первые позиции в мировом табеле о рангах стран, которые совсем недавно еще даже и не рассматривались в качестве претендентов на эту роль.

Впрочем, для наиболее дальновидных и проницательных аналитиков все это не является чем-то неожиданным, наоборот, данную тенденцию они осмыслили уже давно. Так, российский политолог Андрей Столяров еще почти десять лет назад справедливо указывал: «Мир за последние десять лет полностью изменился. Европейский период всемирной  истории действительно завершен. На авансцену истории выдвинулись новые политические субъекты – гигантские этносы, сверхкультуры: китайский, исламский, индийский и некоторые другие. У них собственное представление о «естественном» образе жизни, и они не намерены от этих представлений отказываться. Стремление США глобализировать все мировое пространство по либеральному образцу оборачивается для них конфликтом чуть ли не со всем человечеством» («Литературная газета», № 5, 5 – 11 февраля 2003 г.).

С этим мнением невозможно не согласиться. Поразительно, но этот стремительно развивающийся процесс остается незамеченным для многих, вроде бы вполне серьезных аналитиков. Они, конечно, отмечают подвижки в тех или иных странах, их усиление или ослабление, однако то, что мы имеем дело с глобальным процессом, все набирающим и набирающим ход, часто ускользает от их внимания. Человеку вообще свойственно ощущать текущую ситуацию как постоянную, чуть ли не вечную, поэтому ту скорость, с какой меняется расстановка сил в мире, он, как правило, просто не замечает. Хотя, если вдуматься, темп изменений на планете просто поражает.

Рассмотрим, для примера, только некоторые события, имевшие место в мировой истории с начала минувшего века по сегодняшний день. Для наглядности, разобьем этот период на короткие отрезки по 30 лет. Вот первый отрезок – с 1901-го  по 1930-й год. За этот период произошли: русско-японская война, первая русская революция, мексиканская революция, вторая русская революция, Первая мировая война. За этот же период рухнули три империи – Австро-Венгерская, Османская и Российская.  Великобритания уступила первое место в ряду самых мощных держав Соединенным Штатам, возник Советский Союз, в Италии к власти пришли фашисты, возглавляемые Бенито Муссолини, в Испании была установлена военно-монархическая диктатура, в Германии рухнула монархия и вместо нее была создана Веймарская республика, в Китае Синьхайская революция (1911–1913 гг.) под руководством Сунь Ятсена свергла Цинскую династию, в стране началась гражданская война, наконец, в 1929 году грянул мировой экономический кризис (Великая депрессия), до основания потрясший всю мировую экономическую систему и переструктурировавший ее. И все это за каких-то три десятка лет! Всего три десятилетия, а мир изменился до неузнаваемости. Скорость, с которой несется история  – ошеломляющая.

Возьмем другой тридцатилетний отрезок, с 1931-го по 1960-й год. Сюда уместились: приход к власти в Германии Адольфа Гитлера, Вторая мировая война, гражданская война и победа Франко в Испании, превращение половины Европы в соцстраны, создание мировой социалистической системы, поражение Франции в Индокитае, победа революции на Кубе, победа маоистской революции в Китае, распад Британской империи, провозглашение независимости Индии, Пакистана и ряда других бывших колоний, резкий подъем национально-освободительного движения, оказавший влияние на течение политических процессов во всем мире, первая война между Пакистаном и Индией, создание «клуба ядерных держав», что полностью изменило военно-политическую обстановку на всей планете, разделение Кореи на две части, разделение Германии на две части, создание блока НАТО, создание блока стран Варшавского договора.

Взглянем на следующее тридцатилетие, с 1961-го по 1990-й год. В этом отрезке имела место война США во Вьетнаме и Камбодже, война СССР в Афганистане, Карибский кризис, окончательное крушение колониальной системы, вторая индо-пакистанская война, выход Советского Союза в разряд второй сверхдержавы, нарастание противоречий между КНР и СССР, кульминацией которого стал конфликт на острове Даманский, быстрое экономическое, отчасти и политическое, сближение между Китаем и США, сегодня поставившее Вашингтон, да в общем-то, и весь мир, в фактическую экономическую зависимость от Пекина, гигантский экономический рывок Японии, Сингапура, Гонконга, гигантский экономический рывок той же КНР, экономический рывок Южной Кореи, приход к власти в Чили Сальвадора Альенде, переворот Пиночета, экономическое возвышение Западной Европы, резкое усиление и активизация в восточном блоке сил, которые, в конечном счете, развалили его, победа на большей части планеты неолиберальной экономической концепции, которая сегодня поставила всю мировую экономику на грань крушения.

Мы перечислили только некоторые события в каждом из обозначенных нами тридцатилетних отрезках, но даже глядя на них, можно понять, что хотя в обыденном сознании это не слишком укладывается, но глобальные изменения на самом деле происходят с невероятной скоростью, не успеваешь за ними уследить. А более подробное описание всех происходивших событий, в совокупности перекраивающих весь мир, покажет и гораздо более потрясающую картину. Даже за такой исторически мгновенный отрезок как всего тридцать лет, –  а это меньше чем половина жизни одного поколения,  – происходит чуть ли не полное, во всяком случае, весьма значительное, переструктурирование всей геополитической ситуации на планете. И нет оснований считать, что в будущем эти процессы будут идти с меньшей скоростью. А ведь все эти процессы взаимозависимые и взаимовлияющие. Они меняют лицо планеты. Мы сегодня тоже являемся свидетелями колоссальных изменений в мире (хотя не все это осознают), и нет никаких сомнений, что в ближайшие годы увидим еще много интересных событий. Правда, оптимизма такой прогноз не внушает, поскольку глобальные изменения –  это процесс болезненный. Однако характер и направленность всех этих процессов нам следует изучать в любом случае, хотя бы для того, чтобы правильно ориентироваться в них и быть к ним готовыми.

Коротко взглянем, наконец, на период с 1991-го по нынешний, 2012-й год. Ну, понятно, что в этом отрезке времени, занимающем чуть больше двадцати лет, центральным событием является распад Советского Союза и самоликвидация социалистических государств в Европе. Понятно также, что в результате ход мировой истории изменился. Но в этот же период имел и имеет место другой процесс, который, вне всяких сомнений, еще окажет огромное влияние на весь последующий ход истории человечества. Связан он с теми подвижками, которые происходят сегодня в Латинской Америке. Существование СССР – это фактор, оказывавший влияние почти на все политические события, что имели место на планете в предшествующий период (несколько десятилетий). Разумеется, хотя Советский Союз и распался, но то, что он был, будет оказывать влияние на мировую историю и в дальнейшем. Однако одним из самых значимых регионов для будущего планеты является сегодня именно латиноамериканский регион. Поэтому стоит присмотреться к нему повнимательней.

В течение достаточно длительного периода времени практически все латиноамериканские страны находились в положении едва ли не полуколоний США. В 90-е годы в ряде этих стран стали проводиться экономические реформы согласно рецептам, предписанным концепцией неолиберализма. (Сами эти реформы, в том виде, в каком они осуществлялись, были фактически навязаны Штатами, оказывавшими давление на государства региона через МВФ.) Результат был удручающим, приведшим к стремительному упадку латиноамериканских экономик. Президент ОАО РЖД В. И. Якунин говорил: «В этом году Центр национальной славы России провел конференцию на Кубе, на которой представители Латинской Америки в один голос утверждали, что попытка реализовать неолиберальные экономические теории в их странах привела только к отрицательным результатам. Они даже считают, что эта теория – я их слова повторяю – специально была изобретена, чтобы обеспечить диктат развитых стран в отношении стран развивающихся» (АиФ № 40, 2005 г.). Заметим, что неолиберальные экономические реформы – это именно те, что сегодня пытаются осуществить в СНГ. Видимо, чужой опыт нас ничему не учит.

Важно, однако, другое. Провал неолиберальной концепции привел к резкому падению уровня жизни в латиноамериканских странах, и правящие в них режимы стали рушиться один за другим. В результате почти во всех из них сегодня у власти находятся «красные» или «розовые» президенты, полностью меняющие экономический курс, осуществлявшийся в этих странах, соответственно, меняется и их политический курс. Сегодня латиноамериканские государства нацелены на противопоставление себя западному миру, США в первую очередь, на внутреннее сближение, на позиционирование себя как самостоятельной политической и экономической величины и на установление как можно более тесных контактов и сотрудничества с незападными странами.

Из крупных стран Латинской Америки последней «сдалась» Мексика. На прошедших 1 июля президентских выборах убедительную победу одержал кандидат от Институционно-революционной партии 43-летний губернатор штата Мехико Энрике Пенья Гомес. Предыдущего президента – выдвиженца Партии национального действия Висенте Кальдерона – практически продавили на пост главы Мексики США, так как получить у своих южных границ вторую Кубу Вашингтону явно не улыбается. Программа Гомеса выдержана в духе коллег – Чавеса, Моралеса или ветерана антикапитализма Фиделя Кастро, который продолжает зажигать у латиноамериканцев дух национально-освободительной борьбы против янки. Что касается Кальдерона, то, нужно отдать ему должное, он, уходя со своего поста, честно признал провал проводимой им с подачи Штатов неолиберальной экономической политики.

В общем, как говорит президент Венесуэлы Уго Чавес, «над Латинской Америкой веют новые ветры». Конечно, США пытаются противостоять данной тенденции, но удается это им слабо. Прежде всего потому, что ослабели сами Штаты. Так, в конце июня 2009 года в Гондурасе произошел переворот, путчисты отправили отстраненного от власти президента Мануэля Селайю в пижаме на военном самолете в Коста-Рику. В ноябре того же года хунта организовала выборы нового президента. По имеющимся данным, в фарсе отказались участвовать до 65% избирателей. Сторонники Селайи подвергались арестам и пыткам. Все влиятельные независимые СМИ в стране были закрыты. На выборы отказались посылать наблюдателей и ООН, и Организация американских государств. Итоги голосования объявили после того, как в местной ЦИК на три часа «случайно» вырубились компьютеры. Но The New York Times написала в редакционной статье: волеизъявление народа оказалось «чистым и справедливым», и администрация Обамы приветствовала его. С благословения США, путч в Гондурасе легализовался. Но это – все «успехи» Штатов в регионе за последние два десятилетия. Во всем остальном – сплошные провалы. И ситуация 70-х – 80-х годов минувшего столетия, когда США диктовали почти всем странам региона, что они должны делать и как поступать, больше никогда не повторится. Мир стремительно меняется, уже изменился.

Заметим, что все эти процессы накладываются на катастрофическое экономическое ослабление США. Суть этого ослабления достаточно проста. Еще в 1970-м году 96% всех товаров, которые потребляли американцы, производились внутри самой страны. Экономика самими американскими специалистами оценивалась как «наиболее самодостаточная экономика в мире». Однако с середины 70-х годов главную роль в мировой экономике стали играть ТНК – транснациональные корпорации. В погоне за сверхприбылями они начали закрывать производства в странах Запада и переводить их в страны с дешевой рабочей силой – в Китай, Индонезию, Индию, Латинскую Америку, в страны Карибского бассейна и др. В результате никто не успел и опомниться, а Запад мгновенно деиндустриализировался.

Так, уже в начале 2000-х годов в ВВП США промышленное и сельскохозяйственное производства вместе взятые, составляли всего 18%. Почти все остальное –  услуги. Из них половина – банковские, еще 10% – юридические. Штаты уже давно не могут сами себя обеспечивать. И покрывать свои потребности за счет международной торговли тоже не могут, так как сами производят слишком мало. Нечего им продавать! Не случайно бывший советник президентов Никсона и Рейгана Патрик Бьюкенен мрачно констатирует:

«Наиболее мощная на свете индустриальная держава утратила свое могущество. Промышленная база США подорвана. Завершилась деиндустриализация страны, а наши мужчины и женщины очутились в условиях дарвиновской конкуренции с иностранной рабочей силой, готовой трудиться за пятую или даже десятую часть зарплаты среднего американца. Сегодня лишь 11 процентов американцев трудится в промышленности; мы вступили на дорогу к гибели, причем эта гибель не будет, если позволительно так выразиться, естественной. Это преднамеренное убийство …Америка сегодня демонстрирует все признаки «впадания в старость». Мы тратим больше, чем зарабатываем. Мы потребляем больше, чем производим… Если попробовать описать нынешнее состояние государства одним словом, этим словом окажется «нежизнеспособность». (Бьюкенен П. Дж. Правые и не-правые. Пер. с англ. – М.: Аст, 2006.). Вот так.

Процесс деиндустриализации охватил не только Штаты, но и вообще весь Запад. И это тоже давно и хорошо известно. Так, известный российский исследователь Андрей Паршев в своей нашумевшей книге «Почему Россия не Америка?» рассказывал о своей любопытной беседе с одним немецким экономистом. Так вот, на прямой вопрос, что же сегодня, собственно, производит Германия, немецкий экономист не смог ответить ничего вразумительного. «Он согласился, что ширпотреб, электроника, автомобили, бытовая техника германских марок  –  все это производится в других странах. Может быть написано «Germany», а сделано в Малайзии. К слову, это не фальшивка: надпись с названием страны означает лишь то, что фирма-производитель зарегистрирована в этой стране. При сборке «Ауди» и БМВ в Германии выполняются лишь завершающие операции, детали и целые узлы производятся в других странах. «Мерседесы» делают в Словении и Турции!»

А что же в самой Германии-то делают? Да почти ничего, в лучшем случае занимаются конечной сборкой. «В Западном полушарии американский промышленный капитал вкладывается в промышленность Мексики и Бразилии, из Японии промышленность переехала в Юго-Восточную Азию, из Европы рабочие места просто исчезают. Стало выгодно закрыть завод в Германии и открыть его в Китае. Профсоюзы боятся забастовки проводить! Недавно в ответ на угрозу профсоюзников один деятель «Союза предпринимателей Германии» сказал: «Сейчас, в эпоху глобализации, какие-то там забастовки проводить? Радуйтесь, что мы хоть какие-то производства в Европе оставляем!» (А. Паршев).

Но ведь речь идет о Германии, экономика которой считается самой мощной в Европе. Что же тогда о других европейских странах говорить? Фредерик Бегбедер (Франция): «Апокалипсис неизбежен. Франция – страна-попрошайка, оказавшаяся в страшных долгах. Она как клошар. Мы просим денег у китайцев. И когда в один прекрасный день они потребуют вернуть долги, у нас начнутся большие проблемы. Впрочем, в таком же положении находятся США, Греция, Великобритания, Италия, Испания» («Известия», 20 мая, 2010 г.).

Книга Паршева была написана более десяти лет назад, но он уже тогда четко отметил тенденцию, которая сегодня очевидна всем: западная экономика давно уже двинулась по дороге к самоуничтожению. То же самое отметили и Патрик Бьюкенен и многие другие исследователи. Сегодня эта тенденция заработала вовсю. Экономические проблемы Испании,  Греции, Португалии и ряда других стран – это только начало.  Впереди – резкий упадок, а скорее всего, крушение, всей западной, соответственно всей мировой экономической системы. И как мир будет выбираться из этой ситуации, сказать сложно. Планета переживает структурный кризис всей мировой экономики. Переживет ли?

Поймите ситуацию. Вот, скажем, была Великая депрессия, в США были миллионы безработных, стояли фабрики и заводы. Но хотя фабрики и заводы стояли, они были. То есть, промышленные предприятия имелись в наличии. И рабочие были. Достаточно было стабилизировать финансовую систему, и все это заработало. А сейчас всего этого нет. Заводов нет, фабрик нет и рабочих нет, американцы сегодня – это кто угодно, только не рабочие. Конечно, если быть более точным, и промышленные предприятия, и рабочие в США есть, но уж слишком мало. Когда грянул мировой финансовый кризис, американские власти бросились спасать финансовую систему. Закачали в нее миллиарды долларов. Систему стабилизировали. Следом, как после Великой депрессии должна была заработать промышленность. Но она не заработала. Почему? Да потому что она в Штатах уже давно сжалась до такого мизера, что работать там просто почти что нечему.

Следовательно, надо ждать «повторения пройденного», только с еще большей силой, потом опять и опять до полного крушения. И точно такая же ситуация на всем Западе, не только в Штатах. И выхода нет. Вся эта система держится на долларе как мировой валюте. То есть, на воздухе, а не на реальном материальном продукте. Чтобы производить материальный продукт, нужно иметь предприятие, которое его производит, и рабочего, который будет производить. На Западе же сейчас ни того, ни другого. Вся надежда только на печатный станок США, который все печатает и печатает доллары. Рано или поздно вся эта система рухнет. Не может не рухнуть, потому как материального обеспечения под беспрестанно раздувающейся долларовой массой нет. И быть не может, потому что производить материальный продукт на Западе нечему и некому по причине его уже состоявшейся деиндустриализации.

Большинство западных политиков и экономистов в этой ситуации оказались в растерянности и не знают, что делать. Максимум что они могут предложить – вновь и вновь закачивать в экономику все новые и новые порции денег. Но это проблему не решает, поскольку причина развала мировой экономической системы не в нехватке денег, а в структурной диспропорции всей системы. Денег-то как раз наоборот, гораздо больше чем надо. Нет на Западе реального производства, а того что еще есть – слишком мало. Но Запад – главный мировой потребитель. В обмен на потребляемые товары он не может предложить ничего, кроме пустых бумажек, печатаемых без счета. Такая безнадежная и нежизнеспособная система не может не рухнуть, ее крушение – всего лишь вопрос времени. Это очевидно. Однако даже те западные политики, кто более или менее понимает, что происходит, помалкивают об этом, поскольку в противном случае на их политической карьере можно будет поставить крест. Откровенными позволяют себе быть только те из них, кто, подобно Бьюкенену, уже находится не у дел. Это как в армии: критиковать командование решаются только генералы, ушедшие в отставку, остальные или молчат, или восхваляют решения вышестоящих  по званию или должности.

Экс-депутат Европарламента Джульетто Кьеза говорит: «Совокупность денег за последние 15 лет достигла такого уровня, что никто не в состоянии ими управлять. Финансовый сектор развития поглотил и затмил собой другой сектор, тот, который занимался производством. Мы производим деньги. Деньги ищут применения. А применять их уже негде. С этими деньгами ты ничего уже не можешь делать. И вот мы подходим к концу. К последней остановке. Кто осмелится объяснить 800 миллионом европейцев или 300 миллионов американцев, что их уровень жизни должен резко упасть? Президент США не сможет – через три минуты его убьют. Госпожа Меркель? Берлускони? Саркози?».

Все верно. Заметим, однако, что и сам Кьеза решился на подобные откровения только после того, как истекли его депутатские полномочия. Находясь в стенах Европарламента он обо всем этом помалкивал. Высказываться без всяких эвфемизмов насчет существующего положения сегодня на Западе позволяют себе только те, кто не зависит от правительственных органов, финансовых структур, банков, работодателей, владельцев СМИ. А таких очень мало. Да и не слышит их никто. Таким образом, западная экономика все глубже погружается в трясину, но общество при этом дезориентировано, находится в растерянности и не понимает ни того, что происходит,  того, что надо делать.

Впрочем, растеряны и дезориентированы и большинство политиков. Психологически они живут еще в 70-е – 80-е годы, когда западная экономика была стабильна, а мир управляем. Изменения в нем, произошедшие за последние десятилетия, они не осмыслили и не ощутили, ментальность у них все та же, отставшая от реальности. Их мышление закостенело в прошлом, в минувших десятилетиях, они никак не могут понять, что мир уже давно изменился самым радикальным образом, а потому пытаются решать новые проблемы старыми, уже давно непригодными, способами. Если очертания современной экономической и политической системы внешне еще и сохраняют прежние формы, то это просто по инерции. Содержание этой формы давно изменилось, с течением времени будут меняться и ее внешние признаки. Но поскольку большинство экономических и политических стратегов видят мир не таким, каким он стал, а таким, каким он был когда-то, в относительно недавнем, но все-таки  прошлом, они и будут пытаться решать современные проблемы так, как они их решали «в прошлый раз» – лет 25-30 назад. Измениться в соответствии с изменившейся реальностью и изменить свое мышление, чтобы оно стало адекватным современным и грядущим проблемам они не могут. Следовательно, решать эти проблемы они не в состоянии, а действия их будут способствовать только усугублению общемирового кризиса, разгорающегося все сильней. А ведь многие уверены, что все «как-нибудь обойдется». Не обойдется.

Как видит читатель, происходящие в мире процессы, а тем более грядущие следствия этих процессов, не внушают автору настоящей статьи ни малейшего оптимизма. Заметим все же, главное. Мир в последние сто с лишним лет (впрочем, и раньше тоже) менялся исключительно быстро. Каждые лет 30 он фактически переходил в новую эпоху, хотя для обывательского сознания это обычно проходило незамеченным, поскольку такое сознание отмечает только отдельные, пусть и значительные, события не увязывая их в единое целое. Ничуть не менее бурно происходят события и в наши дни, одни «арабские революции» чего стоят. Но в последние десятилетия происходили события особенно знаковые. Характеризуются они прежде всего резким экономическим упадком Запада, и упадок этот явно стал уже необратимым. Соответственно, резко падает и западное политическое влияние. И хотя Запад все еще обладает колоссальной военной мощью, играть в мире ту роль, какую играл прежде, он уже не сможет никогда. В этом нет сомнений. Такое несоответствие между стремительным общим упадком Запада и его не менее стремительно возросшими военными возможностями вызывает крайнюю тревогу.

Тем не менее, если предположить, что человечество найдет тот или иной выход из нынешней крайне тяжелой и запутанной ситуации и сможет как-то стабилизировать те процессы, которые сегодня разрушают весь мир, то, в любом случае, новый мир, в котором мы окажемся, и в который переходим уже сегодня, будет совсем не похож на предыдущий. И в нем ведущую роль будут играть совсем другие государства, не те,  что признаны сегодня в качестве мировых лидеров.

Какие это будут государства? Ну, с Китаем все понятно, он уже давно занял передовые позиции. И хотя будущее его тоже отнюдь не безоблачно (его отягощает груз колоссальных проблем и неизвестно, удастся ли их решить), все же есть все основания считать, что именно он в обозримой перспективе будет являться мировым лидером. (Пойдет ли это во благо всему остальному человечеству, другой вопрос.) О Латинской Америке мы уже говорили. Повторим, если уж целый континент с населением свыше полумиллиарда человек и обладающий гигантским сырьевыми, трудовыми и иными ресурсами становится «красным» и решительно рвет со всем экономическим и политическим курсом, который проводился в латиноамериканских странах в предыдущие десятилетия, то это, безусловно, скажется на всей последующей истории человечества. Не может не сказаться, слишком уж громадная величина задействована в этих процессах (целый континент!). В ранг ведущих держав, по всем признакам выходят или, по крайней мере, стараются выйти, по всем признакам, Индия, Турция, возможно, Иран, пожалуй, еще две-три страны.

Будущее же всего остального мира представляется неопределенным, а может даже печальным. Совершенно непонятно, как пойдут дальше события в арабском мире, что будет с африканскими странами. Страны СНГ представляют собой грустное зрелище, столь же печально выглядит и бывший соцлагерь. Все это, конечно, наводит на самые тягостные размышления. Обнадеживает одно. Все-таки, процессы переструктуризации мира находятся в самом разгаре, и мы пока что слишком мало о них знаем. По мере развития этих процессов,  когда общие тенденции выявятся более отчетливо, возможно, и удастся выработать более или менее приемлемую модель человеческого общежития.

Но для этого нужно, по крайней мере, осознавать общий ход тех изменений, что происходят на планете и уметь осмысливать их. А тут уже повод для пессимизма. Анализируя действия и решения многих руководителей государств самых разных регионов планеты, это касается и руководителей стран СНГ, легко заметить, что осуществляют эти свои действия и принимают решения они исходя из реальности… 80-х, пожалуй, даже 70-х годов ХХ века! Похоже, психологически они навечно застряли в 70-х. И вырваться оттуда не могут, потому как мышление их закостенело. Мир-то меняется, а они – нет. То, что мир радикально изменился, они, возможно, и понимают на рациональном уровне, но ментально они все еще там, в 70-х. В общем-то, это такое свойство человеческой психики – видеть реальность такой, какой она была прежде, а не такой, какой она стала. А уметь «заглянуть за горизонт» вообще мало кто способен.

Из этого, кстати, следует любопытный вывод. Поскольку геополитические процессы на планете идут вскачь, а большинство политиков ментально просто отстают от них, значит, надо менять самих политиков. Опасно вручать бразды правления людям, которые психологически живут в прошлом, и вследствие этого не могут принимать решения, адекватные изменившейся реальности и тем более, рассчитанные на меняющееся будущее. В этом отношении показателен пример США. Президент Обама явно старается проявлять гибкость во внешней и внутренней политике и демонстрировать новые подходы. Но постоянно сталкивается с противодействием консервативного республиканского большинства в конгрессе, демонстрирующего мышление времен «холодной войны», что сводит на нет или ослабляет все его начинания.

Смог бы Барак Обама действительно сделать что-то позитивное, не будь такого противодействия, это другая проблема. Но стремление быть более гибким и более соответствовать новым мировым реалиям у него явно присутствует. В этом отношении он выгодно отличается от своего предшественника Джорджа Буша-младшего. И если в своем основополагающем стратегическом документе, опубликованном в 2002-м году Буш провозглашал, что США «никогда не позволят» возвышения соперничающей с ними сверхдержавы, то Обама, подчеркивая, что у Америки нет соперников, равных ей в военном отношении, признает, что ее глобальная мощь «все больше распадается». То есть он все-таки смотрит на вещи более трезвыми глазами.

Вообще же, проблема соответствия уровня мышления политиков уровню проблем, встающих перед ними, исключительна сложна. Ясного ответа на то, как ее решать, нет. Но в любом случае понятно, что если события происходят быстро, то у руля власти необходимы люди, умеющие и сами меняться и, по крайней мере, понимать, что происходит. Сегодня, когда мировые процессы принимают все более и более тревожный, подчас непредсказуемый, характер, это особенно важно. И это – проблема для всей планеты.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ