О РОЛИ КЕНЕСАРЫ КАСЫМОВА В ИСТОРИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА (социально-философский аспект)

0
45

Роль Кенесары Касымова сегодня в большей степени исследуется в историческом срезе, нежели философском. Тем не менее интерес к мировоззренческому осмыслению роли героя народно-освободительной борьбы казахов середины ХIХ века есть, о чем свидетельствует, в частности, содержание статьи, опубликованной в одной из региональных газет Республики Казахстан [1].

Заметим, одним из первых истори­ческую роль личности Кенесары Касымова в истории казахского национально-освободительного движения обосновал казахстанский ученый-историк середины прошлого века Е. Бекмаханов. Его книга «История Казахской ССР»  о роли К. Ка­­сымова была поддержана известными российскими историками

С. Пан­кратовой, Н. Дружининым, С. Бах­­рушиным и др. Тем не менее казахстанский ученый пострадал за свои научные взгляды, ибо нашлись такие, которые объявили К. Касымова реакционером.

Е. Бекмаханов в результате был репрессирован и отправлен в ссылку на 25 лет. На его защиту встала С. Панкратова, которая лично ходатайствовала за Е. Бекмаханова перед Н. Хрущевым, что способствовало реабилитации и возвращению казахстанского историка из ссылки.

Однако ни содержание, ни выводы автора отмеченной региональной статьи никак не учитывают позиции ученых. О содержании мы еще скажем, но выводы в статье, правда не самостоятельные, а из книги Л. И. Брежнева, все же есть; утверждается, что сначала К. Касымова рассматривали как «прогрессивного деятеля, выступавшего за объединение Казахстана с Россией. Потом нашли документы, показывавшие, что он был реакционер …». Есть в конце статьи и попытка самостоятельного выражения мнения, которое сводится к тому, что К. Касымов «всю свою сознательную жизнь воевал с российской администрацией за возрождение ханской власти в Степи».

Из подобного рода позиции и точка зрения современного ученого Бахытжана Аульбекова, который пишет, что Кенесары Касымов «в первую очередь… стремился освободить казахов Старшего жуза из-под власти Коканда и привести их под свое начало», «Кенесары – консерватор, представитель патриархальных, уходящих сил, вздыхающих о «седой старине» и с отвращением смотрящих на настоящих», «ему следовало родиться во времена Чингисхана или, по крайней мере, Аблая. Он родился слишком поздно» [2].

Как видим, вопреки официальному мнению, авторы работ вовсе не склонны классифицировать роль К. Касымова в истории казахского народа как героя народно-освободительного движения. Бахытжан Аульбеков прямо пишет: «Что до Кенесары, то на одной его пассионарной личности свет клином не сошелся». Авторы приводят и содержательные аргументы о том, что действия К. Касымова носили разбойничий характер, ибо они сопровождались нередко грабежами, нападениями на караваны и т. д. Получается, что Кенесары Касымов − типичный разбойник с большой дороги, который борясь против царской администрации, только и озабочен тем, как бы защитить свои узкокорыстные, ханские интересы.

Ошибка авторов не в противоречии фактам, действительно имевшим место в биографии личности, а в том, что, акцентируя внимание на них, они создают однобокий образ Кенесары Касымова, не соответствующий его исторической роли.

И здесь уместно задаться вопросом: чем же все-таки определяется роль личности в истории? Наверно не тем, как они поступали в том или ином конкретном случае, а более общим обстоятельством, или какую объективно важную роль они сыграли в истории, какими они остались в памяти народа. И как это часто бывает, конкретные действия личности порой не всегда согласуются с той ролью, которую они в истории выполняли. История в этом отношении дает множество примеров. Вспомним Наполеона, который огнем и мечом завоевывал новые территории. Однако он остался в истории великим полководцем, личностью, которая своими действиями объективно способствовала разрушению феодализма и установлению капитализма. То же самое, пожалуй, можно сказать, например, и о М. Тухачевском, который кровью расстрелянных крестьян залил в начале 20-х годов все Поволжье. Однако и он остался в истории как незаурядный полководец, военачальник. И, наконец, вспомним деяния Стеньки Разина, Емельяна Пугачева – народных героев. Но ведь и они не всегда отличались своей праведностью, излишней щепетильностью в своих конкретных поступках. Вспомним хотя бы слова капитана Миронова из «Капитанской дочки» А. С. Пушкина, который называет Емельяна Пугачева «вором и самозванцем».

В истории нет «священных коров» (из разряда исторических личностей), которых не касалась бы критика. Ведь даже о таких великих и неоспоримых исторических деятелях, как Александр Македонский, Цезарь, Фридрих Великий, Отто фон Бисмарк, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль, Шарль де Голль, Мандела и всех других, без исключения, говорят очень нелицеприятные слова, и, порой, даже несправедливы к ним. Например, Уинстона Черчилля на вершине его славы, после победы над Германией во время Второй мировой войны, не переизбрали в премьер-министры. От этого величие этих государственных деятелей никак не страдает, наоборот, они становятся еще ближе к народу.

Известно, что в становлении крупной личности большую роль играет семья, ведь именно в семье кристаллизируется личность, ее будущие задатки. В казахских семьях в этом плане важнейшую роль играет пример предков: отца, деда. Кенесары родился в знатной семье, с раннего детства был окружен любовью и заботой своего отца Касыма-султана и старших братьев Саржана и Есегельды. В традициях казахских ханов и султанов было воспитывать своих детей способными встретить суровые превратности судьбы. С малых лет Кенесары учился верховой езде, упражнялся в стрельбе из лука, метании копья, владении саблей, мечом. Такие качества, как смелость, находчивость и выносливость вырабатывались в постоянно проводимых скачках, играх и охоте.

К ханским детям и внукам предъявлялись особые требования по части учебы. Считалось, что человек, претендующий на власть, кроме всего, должен знать еще семь языков: «жет журтын тiлiн бiлу». Кенесары учился, как и прочие дети ханского рода, тюркской и арабской грамоте, иностранным языкам. Сохранились сведения, что Кенесары умел читать и писать по-арабски, по-узбекски, по-татарски, довольно сносно говорил по-русски, был метким стрелком и отличным наездником, хорошо владел шашкой.

Кенесары от природы был наделен незаурядными способностями, современники отмечают такие его качества, как смелость, решительность, государственный ум и рассудительность. На формирование его политических взглядов решительное влияние оказало то, что он был внуком Абылая. Особенно запали в сердце юного султана идеи Абылай хана о единстве и независимости казахского народа. Кенесары гордился своим дедом Абылаем и неоднократно подчеркивал, что является продолжателем его дела и законным наследником его прав.

Таким образом, посвящение жизни освободительным идеям казахского народа было у Кенесары естественным результатом семейного воспитания, осознанным жизненным выбором. Академик Н. М. Дружинин отмечал: «Кенесары поставил перед собой задачу – уничтожить раздробленность казахского народа, соединить его в одно целое, создав централизованное казахское государство, т. е. решить вековую задачу, которая не давалась ряду крупных исторических деятелей Казахстана … Царская власть всячески разжигала феодальные усобицы. Кенесары Касымов стремился покончить с этим явлением» [3].

История подтверждает, что в строительстве феодального государства, которого добивался Кенесары, присутствует много жестокого, особенно классовой жестокости. Но если мы будем с этой точки зрения рассматривать деятельность Ивана III, Ивана IV, Петра Великого, которые варварскими методами толкали Россию вперед, у нас получится не менее тяжелая критика. Иван IV сжигал целые крестьянские деревни и истреблял крестьянский скот для того, чтобы ослабить могущество крупных феодалов. Он распространял свои казни на всю дворню этих феодалов, которая бессознательно поддерживала своих господ. В феодальных условиях такие жестокости были неизбежны.

Будучи не просто человеком своего времени, но и монархом, ханом, поставленным в конкретные исторические обстоятельства, Кенесары Касымов был носителем неограниченной власти. Это же оказывало свое влияние на методы его лавирования как внутри казахского общества, так и в отношениях с Российской империей. Противостояние враждующих сторон использовалось им в собственных интересах, подталкивая на те или иные меры, которые характеризовали его как деспота и грабителя. Обращаясь к опыту прошлой истории, он использовал в подобных ситуациях орудие насилия и другие механизмы устрашения. Подобно известному вожаку национально-освободительного движения Кавказа имаму Шамилю, хан Кене «…применял террор против представителей любого социального слоя, от которых исходила опасность для «самодержавия», и он же охотно, без оглядки на общественное положение человека, привлекал на «государеву службу», поощрял и опекал тех, в ком видел преданность себе… Основным был не классовый критерий, а степень лояльности к … режиму … Но эта авторитарная машина закабалила и своего создателя, заставив его неукоснительно соблюдать строгие правила обращения с нею, ибо не прощала ошибок… В построенной им деспотии право быть первым господином означало необходимость быть первым рабом» [4].

Роль личности в истории не всегда совпадает по характеру с некоторыми поступками, которые та или иная личность совершала в своей жизни. Более того, нередко эти личности не выступают в каких-то конкретно взятых поступках жизни эталоном нравственности. Нам вспоминается, что как-то один из участников в современной дискуссии, говоря о Ч. Валиханове, заявил, что он был дон Жуаном и поэтому не может быть назван крупной личностью. Но здесь опять одно подменяется другим. Согласимся, что даже если это так, нравственные качества личности − это одно. А идеи Ч. Валиханова, дух замечательных его произведений характеризующих его как великого просветителя и ученого, − это другое. Более того, заметим, что подобного рода аналогии история дает немало. Тот же Пушкин, как известно, тоже питал слабость к женщинам. Или всемирно известный американский писатель Джек Лондон любил в жизни спиртное. И А. Фадеев тоже был пристрастен к алкоголю. И число таких обыкновенных слабостей в личности, как и в жизни любого человека, можно найти немало.

Конечно, это не означает морального оправдания просчетов, трагических ошибок, а может быть и преступлений личности. Но это сфера моральной оценки. Научная же оценка включает в себя моральную, но отнюдь не сводится к ней, ибо она шире.

Исторические личности велики не этими конкретными слабостями, а своими взятыми в масштабе истории общественными деяниями. И если подойти по этим историческим меркам к восстанию К. Касымова, то оно, в сущности, отразило нараставшее в середине XIX в. в Казахстане противоречие между двумя конфликтующими общественными сторонами. В сущности это – несовпадение коренных интересов: с одной стороны, желание России присоединить к себе огромную территорию с ее богатыми природными ресурсами для обеспечения рынка сбыта, а с другой – стремление казахов защитить свои земли от колониального захвата, восстановить свою государственность.

И в этих условиях просьба К. Касымова к царю Николаю I понять казахов, поставив себя на их место: «…каково бы было, если бы другое владение заведовало Россией, так то и нас возьмете в соображение», − было, по сути, общенародным требованием к царизму со стороны казахов. Это обстоятельство объясняет и небывалую популярность хана К. Касымова, несмотря на творимые им жестокости, в том числе и по отношению к своему народу. Ведь говоря объективно, стремясь к реализации своих властных целей, К. Касымов, вполне возможно сам того в полной мере не осознавая, выражал стремление собственного народа к самостоятельности, территориально-государственному самоопределению. И именно по этой причине, вопреки мнению автора вышеупомянутой статьи, восстание

К. Касымова было действительно общенародным, ибо оно было поддержано казахами всех трех жузов и при этом всеми слоями – от простых шаруа-скотоводов до султанов. Показательно, что только из Среднего жуза К. Касымова поддержали 80 султанов, биев, старшин.

Историческая миссия Кенесары Касымова состояла в том, чтобы не тормозить малоподвижное традиционное общество и тянуть его обратно в лоно патриархально-феодального настоящего, а в том, чтобы путем его сотрясания создать условия для будущности казахов, которая, к сожалению, ему не была ведома. Во многом оправдывая имя, данное ему при рождении, хан Кене (по-казахски – «клещ»), образно говоря, впился в организм формирующейся несправедливой системы колониализма, сила которой обрела к тому времени такую мощь, что все попытки такой грандиозной исторической личности остались на века отмеченными печатью обреченности. В истории это принято называть исторической закономерностью.

Личная храбрость Кенесары, его полководческий талант как предводителя казахов были признаны всеми и вызывали восхищение и уважение даже у его противников. «Кенесары умел быть достойным повелителем своих дружин, − писал Н. Середа, – духу, которым они были одушевлены, позавидовал бы любой полководец европейских вой­ск!». Не менее яркую характеристику Кенесары дает и другой исследователь – полковник генерального штаба М. Красовский. Он пишет: «уступая своему деду (т. е. Абылай хану. – С. К.) в уме, но превосходя и его, и своего отца Касымова энергией характера, Кенесары становится известным во всей Сибирской степи с 1836 года» [5].

В мировой истории, особенно переходного периода от средневековья к эпохе буржуазных отношений, имеются тысячи примеров того, как именно личности такого масштаба как Кенесары Касымов сотрясали застойные общества. «Они вносят в размеренное течение патриархальной жизни суетные, дисгармоничные элементы, самозабвенно творят из ими же созданного хаоса переходного времени новую гармонию, в которой им в конце концов не находится места» [6, 313]. Есть исторические личности, такие как Чингисхан, Тимур, Петр I, Кромвель, Наполеон, Кенесары Касымов, споры вокруг которых никогда не прекратятся.

Акценты на тех или иных конкретных поступках, жестокостях К. Касымова, что делают авторы статей, легки и понятны обывательскому сознанию, но они не позволяют в полной мере оценить действительную роль его в истории казахского народа. Заметим, что подобные крайности в освещении исторических фактов и личностей вовсе не являются безобидными вещами. Вспомним уже из современности, ведь именно этот прием спекулирования и демонизации нравственно-бытовых подробностей для развенчивания в сознании людей былых героев был широко применен и, на наш взгляд, вполне сознательно и мощно средствами российских СМИ в годы перестройки и после него. Ведь в образах тех, которым ранее люди поклонялись, всячески выпячивались и смаковались, отрицательные качества или поступки, например, «шизофрения» Сталина, якобы «болезнь сифилисом» Ленина, маниакальная жестокость Ф. Дзержинского, тупость и недалекость С. Буденного и т. д.

Согласимся, в широком плане именно подобного рода «житейско-бытовые смакования» второстепенных подробностей поступков и личных недостатков прежних духовных идолов больше сделали для разрушения сознания советских людей, нежели десятки академических работ, показывающих несостоятельность социализма и СССР. И здесь надо отдать должное прорабам перестройки. Ими было учтено поистине глобальное место простого обывательского сознания в жизни людей и его способность своеобразно интерпретировать все, начиная от факта наличия колбасы и ее цены на прилавках магазинов и вплоть до действий исторической личности.

Но история, а это тоже многими подмечено, рано или поздно дает правдивую и точную оценку исторической личности. И раньше это чаще всего проявляется в общественном мнении, нежели в научной оценке. Память людская способна, как показывает жизнь, четко отделять зерна от плевел.

Кенесары – герой шекспировского масштаба, со всеми своими достоинствами и недостатками, но некоторым квазипатриотам хотелось бы его задним числом подкорректировать. Однако он таков, каков есть, и в этом его истинное величие. И, выражая его применительно к нашему вопросу, Первый Президент Казахстана Н. Назарбаев на чествовании хана К. Касымова в Кокшетау по случаю 200-летия со дня восстания подчеркнул, «что в истории Казахстана особое место занимает Кенесары Касымов» [7], ибо им преследовалась цель сохранения территориальной целостности казахских земель.

Сафар Колдыбаев,

доктор философских наук,

профессор

 Ляззат Ахмет,

ст. преподаватель кафедры

истории Казахстана и философии  имени А. Байтурсынова

г. Костанай

ЛИТЕРАТУРА

1. Кенесары Касымов: прошлое и настоящее. Костанайские новости. 2010, 5 октября, 2 ноября.
2. Ауельбеков Б. О колонизации Казахстана и восстании Кенесары Касымова. Мысль. 2012, № 6, с. 70, Мысль. 2012, № 7, с. 64.
3. Вопросы истории. 1951, № 4, с. 56.
4. Дегоев В. В. Имам Шамиль: пророк, властитель, воин. М., SPSL – «Русская панорама», 2001, с. 312–313.
5. Абуев К. Хан Кенесары: государственный деятель, полководец, патриот. Мысль. 2012, № 10, с. 93.
6. Дегоев В. В. Имам Шамиль: пророк, властитель, воин. М.: SPSL – «Русская понорама», 2001, с. 313.
7. Казахстанская правда. 2002, 21 сентября.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ