К ВОПРОСУ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЭТНОНИМА «КАЗАХ»

0
35

Другая категория отечественной интеллигенции утверждает, что термин «казах» не является этнонимом, а это прозвание. По-своему они правы, на него в свое время согласилась наша сталинская интеллигенция. Потому сегодня поступают различные предложения по переименованию названия народа: выбор широкий, кому как позволяет его фантазия. Всеми движут патриотические чувства, все желают избавиться от прозвания «казах». Но вернуть народу вначале следует украденное его имя ҚАЗАҚ и QAZAQ, а все транслитерации на графику другого народа производить с оригинала, а не безграмотно и с кириллицы. Понятие «политоним» распространилось в эпоху гласности, когда интеллигенция, воспитанная прежней системой, начала понимать, что и малые народы являются великими и относить этноним «казах» к категории политонима означает вернуться опять к понятию таксонов. Этот термин возродился в эпоху Казахского ханства, т. е. это реоним. Загляните наконец в справочники и уясните, доброжелатели народа, что этнос означает народ, племя, нация; а этнонимика является сложным словом и означает народа имя. Крупный это народ или маленькое племя, значение не имеет; только в дальнейшем исторические, этнокультурные и социальные процессы покажут его жизнестойкость и образование государственности.
В развитии этнонимики право на жизнь имеют только два научных определения, не зависящие от его численности, эпохи возникновения и экономической формации. Первое – это эндогенное определение, буквально «рожденное внутри» сообщества, объединенного общей историей, культурой, языком, экономикой и территорией. Внутри такого объединения происходит длительная борьба за главенство и привилегии, сопровождаемая интеграционными и дифференциационными процессами, определяется своя территория обитания, возникают военные формирования, собираются средства на их содержание, отражается внешняя угроза, и создаются предпосылки для формирования крупного народа, его устойчивого имени и государственности. Второе определение экзогенное, (рожденное за пределами) или привнесенное другим народом. Как правило, они исходят от враждебно расположенных народов, потому что в возвышенных значениях своих противников народы не именуют. Они возникают на разных языках в отрицательных экспрессивно-эмоционально-оценочных коннотациях.
Такие в короткий период истории появившие определения возникают по каким-либо внешним признакам. Как правило, это пейоративы, т. е. неодобрительные и уничижительные для самосознания народа определения. Неразговорчивого мигранта назвали немой – это немец, окраинец империи – украинец, без родины и рода занятия – цыган, осели кочевники со своими народными именами – ел атин, наименовали латины, воин тюрков манхол – это монгол. Все эти народы имели и имеют свои имена, структурно классифицируясь по разным признакам. Но в источниках и у других народов они закреплялись и прозваниями. Экзогенные определения народов также являются этнонимами, их можно назвать культурономинациями, соционимами, в том числе и политонимами, в зависимости от того при каких обстоятельствах и условиях они возникли или возродились.
Определения, о которых заявляют исследователи этнонимики, должны соответствующим образом подкрепляться научными аргументациями, и только после всестороннего их изучения соотносить имя народа к соответствующей категории. Но ни один народ уничижительно себя не именует, а, как правило, в возвышенных определениях. Следовательно, эндогенное наименование, звучавшее в разных концах Евразии в различных фонологических артикуляциях, а в XX веке – ҚАЗАҚ и QAZAQ, является этнонимом эндогенным, и его долженствует возвратить народу. Это этноним-реоним, т. е. имя народа, не единожды исчезавшего и возрождавшегося. С многочисленными жертвами в борьбе с враждебным окружением возродилось имя нашего народа. И менять сегодня его имя в столь ответственный для формирования самосознания народа момент означает нанести ему удар в спину. Для лингвистики значение имеет сохранившееся грамматико-морфологическое внутреннее строение этнонима, а оно незначительное, обусловленное временем. 25 веков имя нашего народа по разным причинам исчезало, но вновь возрождалось. Не имеет значения, имело ли оно атрибутику государственности, важно то, что народ сохранял его в своей памяти и сумел возродить эндогенный реоним. К сожалению, не все осознают важность складывающейся ситуации для будущего нашей страны.
С 1223 года казахи являлись верными союзниками Улуса Джучи и последующих ханов-чингизидов. Языком общения являлись наречия общешагатайского ностратического языка. Письменность в канцелярии Орды осуществлялась на шагатайском языке. Различия с современным казахским языком за этот период произошли существенные. Через столетие подданные Узбек хана, располагавшиеся восточнее Волги, назывались собирательно казахами-узбеками. В связи с распадом империи, именовавшейся в источниках Золотая Орда (по названию правящей династии тюрков), часть населения мигрировала в Западное Семиречье, на свою историческую родину, образовав в 1465 году Казахское ханство. Как собирательное племенное объединение казахи являлись подданными Керея и Жанибека. В этот период истории, в период междо­усобных противоречий и размежевания племен кочевников, они и возродились в государствообразующий этноним-реоним. Территория от Волги до Балхаша по имени могущественного чингизида отмечалась на картах Узбекским ханством, но к современным узбекам название распавшейся Орды отношение не имеет. А после миграции 92 народов, подданных джучида Шейбана, ушедших на завоевания распадающейся империи Тимура, население территории от Волги до Балхаша значительно уменьшилось. Но куда же исчезли могущественные монголы Джучи хана? Их просто никогда ни в Казахстане, ни на Руси не было. Четыре тысячи семей, приданных ему, являлись предками племен казахов, собирательно именовавшихся татарами. Они являлись родственными с коренными жителями племенами тюрков, и вскоре мигранты адаптировались среди них. А поход в Европу совершали уже совместные объединенные силы.
Монгольские генетики совместно с коллегами из Южной Кореи совершили сенсационное открытие, отмечает LENTA.RU. Анализ мтхДНК в захоронении Таван-Толгой членов семьи Чингисхана показал гаплогруппу R1b-M-343, которая имеет общих предков и распространилась преимущественно в Западной Европе и на Южном Урале. Чингисхан принадлежит к этой гаплогруппе, к которой относятся казахские племена онгутов (уаки) и коныратов, полагают ученые. Результаты опубликованы в журнале PLOS ONE. Эти заявления генетиков начисто опровергают монгольское происхождение полководца. Исторические документы также отмечают постоянные сватовские отношения с этими тюркскими племенами, которые входят сегодня в состав казахского народа.
Очевидным является, что еще в I тысячелетии до н.э. в рядах этих племен произошел раскол, а именовавшиеся мстители династии Ганнибалов восемь десятилетий выступали против Рима. Денежная единица Испании тарха, археологические данные с изображениями саков, генетические исследования, документальные свидетельства античных историков, сохранившиеся традиции культуры, названия племен и многочисленные тюркизмы демонстрируют их пребывание на Западе. И в языке этрусков, и в языке латин наблюдаются многочисленные тюркизмы. В последующем эти племена пратюрков ассимилировались среди народов Западной Европы. Эти исследования генетиков еще раз демонстрируют политическую подоплеку многочисленных «реформ» языка монголов и тюрков, осуществленных самодержавием и большевиками, превращения бурятов в носителей монгольского языка и беспринципно уподоблять вождя тюрков Чингисхана несуществовавшим монголам в его эпоху.
Следует отметить, что негативную роль в этимологии этнонима «казах» сыграл известный историк Дулати, который, характеризуя этот период истории народа, отметил их «беглецами, слоняющимися без приюта». Этот уничижительный тезис на вооружение взяли историки прошлых систем; такая этимология хорошо вписывалась в концепцию происхождения малых народов и великодержавности титульной нации. Нужно отметить, что писал о казахах Дулати спустя семь десятилетий, испытывая неприязнь к джучидам: его отец, командующий войсками тимуридов, был казнен Шейбанидами, а сам он скитался с детских лет. Повзрослев, Дулати воевал против казахов-узбеков, испытывая к ним ненависть, и рассматривать его высказывание для этимологизации происхождения имени казахского народа как отражение реальной действительности не следует. Свой жизненный путь закончил он на чужбине, находясь то в одной, то в другой стране, потому как на историческую родину путь ему был закрыт. Государствообразующим народом ни отдельные казакующие группы, ни отколовшиеся племена без предводителя, ни слоняющиеся без приюта кочевники сложиться в государственность не смогут. В начале XVII века Рузбихан, придворный историк Шейбанидов, отмечал, что население Казахского ханства состоит из «шибанитов, казахов и ногаев», расколовшегося ханства мангытов, т. е. племена «кочевых узбеков» Орды Узбек хана уже прочно обосновались в Средней Азии.
С объявлением священной войны религиозными фанатиками Бухары, расколом населения огромной территории, именовавшегося казахами-узбеками, начал происходить и процесс дифференциации собирательного этнонима племен, являвшихся подданными казахских ханств. Двойной этноним вскоре начал исчезать из употребления. Этот процесс занимал продолжительное время: в записках путешественника А. Вамбери кочевники Бухары и Хивы отмечаются казахами, «узбеки – это потомки кунгратов, найманов, кипчаков», т. е. узбеки – это казахские племена. Полная дифференциация казахов-узбеков в тот период истории еще не произошла. Узбеками все чаще начали называть оседлое население. Потому и перепись населения 1897 года объективной являться не может. Узбеки состоят из казахских племен, утверждал путешественник-полиглот, перечисляя и другие племена. Кокандское ханство он не посещал, но узбеками считал «смесь упомянутых номадов». Таким образом, 92 народа (племен), которые осели в Средней Азии, являлись подданными чингизидов Орды; они и оказались этносоставляющим компонентом в формировании узбекского народа.
Незначительная часть кочевого населения Средней Азии оседала в городах, в основном собирательно именовалась по названию ханств: коканлик, бухоролик, хорезми, а также фаргоналик, курамли, сартами. Бухара и Хорезм после десятилетней войны были легко завоеваны самодержавием и находились под его протекторатом, а государственность кокандцев из-за постоянных восстаний и борьбы за власть группировок вскоре была ликвидирована. Кокандцы конца XIX века и первой четверти XX века состояли из разных территориально размежеванных народов. Значительную часть этих народов составляли хорезмийцы, сарты, кипшаки, уйсуны, казахи-узбеки Узбек хана Орды, которых историография наименовала «кочевыми узбеками». В число казахов-узбеков входили многие современные казахские племена аргынов, найманов, коныратов, канглов, дулатов, кураминов, шанишкулов. Формирование узбекской нации, именовавшейся топонимическими названиями: андижанцы, ферганцы, ташкентцы, бухарцы, началось в этот период истории. Большую часть ташкентцев исторически представляли казахские племена и сарты. Андижанцы и ферганцы с древних времен перемешались с персоязычными народами и сартами, а по численности большую часть населения Кокандского ханства составляли казахские племена и сарты.
Таким образом, следует заключить, что термин «казах» имел распространение с середины I тысячелетия до
­­н. э.­ Образовался он из социальных наи­­­менований общин ғха-сахи, так же, как и татары из общин «тар». Только благодаря компаративной лингвистике, изучению семантики языка индусов, греков, арамеев стало возможным определение истории происхождения термина «казах». «Ар-ама» на языке тюрков означает достойная мать, т. е. арамеи по происхождению являлись тюрками, где в регионе получила распространение тюрко-семитская билингва. Для лингвистической науки не имеют значения ни численность народа, ни форма его общественного и экономического устройства, ни уровень его развития, а важно определение языковой близости древних этносов. Это родство языков возводит территорию обитания предков казахов и других тюрков в Туран, Индостан и Двуречье, из которого они далее распространились на запад.
Но этимологии термина «казах», охарактеризованные учеными самодержавия и большевиков, оказались незыблемыми. Закрепившись прозваниями, издания отмечают, что термин «казах» происходит от «беглецов безродных», «отколовшихся племен, оказавшихся без своего сюзерена», «бездомных скитальцев», «казакующих» отдельных элементов общества и их группировок (История Казахстана, издательство «Атамура», 1997 г.). При каких условиях такие элементы кочевого общества смогли сложиться в крупный народ, они не разъясняют, а доводят до сведения только известные факты из истории формирования казахской государственности в XV–XVI веках. Каким образом самоназвание народа, известное с середины I тысячелетия до н. э. в Индии, Персии, Греции, Риме, превратилось их недругами в экзогенное наименование, невдомек составителям и редакторам, которые игнорировали диалектику – основной закон развития человечества и живых организмов.
Расписавшись в собственном бессилии, они констатируют, что термин «казах» относится к категории таксонов. Такие определения имени крупного народа с древней историей удовлетворить общественность, разумеется, не могут. А таксономическая категория подразумевает лингвистическую относительность, т. е. сколько ни изучай современный исследователь историю происхождения этнонима в семантическом строении разных языков, реальную сложившуюся картину о нем, определить ему истину о его этимологии будет невозможно. Такая трактовка отечественными учеными происхождения имени народа характеризует взгляды идеологов прежних политических систем и концепцию их прошлых «научных» школ о значении роли великих и малых народов; в целом такое понятие отражает состояние этнонимики на постсоветском пространстве. Потому что специалистов-языковедов, способных на основании семантики нескольких языков определить древнее состояние языка предков казахского народа, в нашей стране не имеется и на нынешний день. В этом не были заинтересованы политические системы с прежней имперской идеологией. К сожалению, этого не понимают и чиновники от науки. Так что следует отметить, что сознание общества прогрессирует вопреки доктринам научных школ идеологов старой гвардии, а официальная историография отстает от запросов современного общества.

Балтабек УМИРЬЯЕВ,
исследователь-компаративист

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ