ПАМЯТЬ СЛОВА

0
12

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

В самом деле, плоховато стало у нас в последнее время с памятью… Вот и градоначальники Тараза недавно собрались и стали вспоминать, кто такой Александр Петров. Ведь в честь его в городе улица названа. Долго сидели, но не вспомнили. А раз так, то и улицу переименовали. Теперь она носит имя знаменитого овцевода-зоотехника, бывшего директора совхоза. Ахметбека Аспетова. Разумеется, на Аспетова никто пальцами не показывает. Заслуги его уважают. Только вот горожанам это не очень понравилось. Можно было бы, говорят они, и другую улицу так назвать (65 этих самых улиц никак не названы). И не понравилось потому, что их дети возмутились. А у детей память оказалась крепкой. «Вы почему, – возмутились они, – героев Великой Отечественной войны не уважаете?» И напомнили градоначальникам: Александр Федорович Петров – их соотечественник, проявил себя с самой лучшей стороны в битве на Курской дуге. А при форсировании Днепра рота под его командованием отразила пять контратак пехоты противника, уничтожила более 200 вражеских солдат и офицеров, захватила большие военные трофеи и предотвратила возможность прорыва на этом участке нашей обороны. 17 октября 1943 года Александру Федоровичу Петрову было присвоено звание Героя Советского Союза. Но накануне 70-летия Великой Победы чиновникам из Тараза никак не удалось об этом вспомнить.
И уж совсем отбило память у вождей киевского Майдана, через который в свое время прошел Александр Федорович. Выбивая на Западе очередной денежный транш, Арсений Яценюк не так давно заявил в Берлине: Вторую мировую войну начал Советский Союз; его полчища двинулись сначала на Украину, а затем перешли границу Германии. Чего тут больше? Невежества или преднамеренного искажения фактов ради того, чтобы снова поставить вопрос о пересмотре итогов войны? И как ни странно, на телевизионном экране тоже с памятью что-то неладное случилось: приняли эту тираду гостя с очень даже большим удовольствием, словно подарок с конфетной фабрики Порошенко… Так что нельзя не лечить память. Игра в кошки-мышки с памятью очень даже опасна.
Напомнила об этом и вышедшая в издательстве «Молодая гвардия» в серии ЖЗЛ книга новомодного винницкого стилиста Льва Данилкина «Юрий Гага­рин». Первый полет человека в космос он называет «полуторачасовым пикником». А вот что говорит он о самом Ю. А. Гагарине: «Помимо презрения – существо, сначала позволявшее советской власти экспериментировать над собой, как ей самой вздумается, а затем превратившееся в воплощение официоза, говорящую куклу»; «Трезвомыслящие и склонные к здоровому скептицизму мудрецы убеждены, что о каком-либо интеллектуальном потенциале самого Гагарина говорить не приходится – он был никто, живые консервы». И что же мы можем теперь сказать о самих себе, если Гагарина закупорили в банку со шпротами? Гниль, мразь, продукты канализации. А облагораживает все постсоветское пространство один великовельможный пан Данилкин. Вот какая память пытается ныне восторжествовать…
Здесь уже приводились примеры из санскрита, иранских языков и языка кечуа или кечва. Исходя из общих созвучий, можно смело заявить, что все они произошли из русского языка. Но это обыкновенная глупость. И тот, кто занимается такими «исследованиями», наносит невосполнимый ущерб прежде всего авторитету русского языка. «Русский немец» Максимилиан Романович Фасмер (так его звали в Санкт-Петербурге, Ленинграде и в России в целом) посвятил изумительные исследования о родстве русского и греческого языков в монографии «Греко-славянские этюды». В самом деле, с помощью русского языка можно осмыслить любое греческое слово, «перевести» на все европейские языки малопонятные термины… Из «русского» слова «полыхать» произошел вечно юный и прекрасный бог Аполлон («ап» – префикс, который не переводится на другие языки). Арион, Орфей, Эрато – те, которые «поют» и «играют» на музыкальных инструментах (ср. русское слово «орать» – говорить, кричать). Пандора – та, которой «все дали». А Одиссей – скиталец, путешественник, потому что «ходил» (начальное «х» потеряно). У русских корень «хи» передает понятие «бить», «убивать», «уничтожать» («хищник», например). Но кто такой греческий Ахилл? – Герой, которого нельзя «убить» (начальное «а» – отрицание). Русское «ре», «ро» – течение, движение. Отсюда еврей – изгнанник или вечный скиталец, а Европа – сторона заходящего Солнца. Мы говорим «стынуть». А у греков Стикс – река в царстве мертвых, воды которой холодны, как лед, и оставляют черный цвет на камнях. Русское понятие «кликать» перешло в имя Клеопатры, так как она «почитает отца» (понятия «говорить», «хвалить» и «почитать» имеют один корень). Наши «дети» имеют прямое отношение к богине плодородия Деметре и к греческому «демосу» (народу). Афродита – богиня, рожденная из «морской пены» («ап» или Обь – вода, течение). Однако греческая грамматика далековата от русской. Приставки, суффиксы и окончания там совсем другие (хотя есть и общие, но их не так много). И напрашивающийся вывод о том, что «русские» были «раньше», сам собой отпадает. А похоже говорили потому, что и те и другие, как и древние индусы, когда-то жили рядом или вместе – в Гиперборее.

(Окончание).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ