НЕМЕРКНУЩИЕ ОБРАЗЫ СТЕПНЯКОВ

0
27

Нас, казахстанцев, интересует все, что касается жизни предков, в особенности документальные материалы, по крупицам собранные путешественниками и исследователями. Такого этнографического материала много в иллюстративном фонде МАЭ (Кунсткамера) РАН. 

Как известно, Кунсткамера является первым российским государственным публичным музеем. Датой ее основания принято считать 1714 год, когда из Москвы в Санкт-Петербург были перевезены библиотека и коллекции Петра I. Изначально они были помещены в Летний дворец, затем в Кикины палаты, а в 1726 году – в специально для музея построенное по проекту архитектора Маттарнови здание. Идея создания коллекции возникла у Петра I во время «великого посольства» в 1697–1698 гг., когда он познакомился с европейскими кабинетами редкостей. Собрание Кунсткамеры на протяжении XVIII–
XIX вв. постоянно пополнялось знаменитыми российскими путешественниками и мореплавателями, дипломатами, а также за счет дипломатических даров российским императорам. В различные регионы направлялись специальные экспедиции для сбора коллекций. С момента основания Кунсткамеры стали также формироваться и этнографические фонды музея.
Одними из первых фотоснимков МАЭ являются портрет Джангир хана работы Вишневского (до 1845 г.) и «Казахские султаны в парадной форме» (1860 г.).
Благодаря генерал-губернатору Туркестана Константину Петровичу фон Кауфману были собраны первые иллюстративные коллекции. Фотоальбомы были созданы по его распоряжению профессионалами-фотографами и востоковедами по специально разработанной программе сбора материалов о народах, населявших Западный Туркестан.
Константин Петрович фон Кауфман – военный и государственный деятель. Инженер-генерал, генерал-адъютант, активный участник Кавказской войны. С июля 1867 года – туркестанский генерал-губернатор и командующий войсками Туркестанского военного округа.
Генерал-губернатор понимал значение ресурсов Туркестанского края и культуры его народов и «был убежден, что только серьезным изучением природных и бытовых условий края, только при помощи истинно научных приемов можно достичь твердых ответов на жизненные вопросы, и потому поощрял возможно широкое и разностороннее научное исследование Туркестанского края» (Н. Остроумов). Он обрел популярность в России не только как крупный политический и военный деятель, он много сделал для развития экономики и культуры Центральной Азии, создал ряд административных и промышленных учреждений в Туркестане, проводил огромную культурно-просветительскую работу. Для службы в Туркестанском крае он привлекал молодых людей, окончивших факультет восточных языков Петербургского университета, в обязанность которых входило владение местными языками и изучение обычаев живущего здесь народа.
Его сравнивали с французскими и английскими генералами, которые способствовали сбору в музеи своих стран различных памятников культуры, художественных произведений, костюмов разных народов. Поэтому современники называли его «одним из просвещенных русских генералов, глубоко уважавшим науку». Вкладом К. П. фон Кауфмана на ниве просвещения стало составление сборника фотографий «Туркестанский альбом». Российскими учеными А. Л. Куном, Н. В. Богаевским, М. А. Терентьевым, фотографами Н. Н. Нехорошевым и В. Ф. Козловским было составлено 4 тома сборника (историческая, археологическая, этнографическая и промысловая части), в которые вошли 1200 фотографий, воспроизводящих жизнь Туркестана в самых разнообразных ее проявлениях. Считается, что полные комплекты «Туркестанского сборника» сохранены только в Национальной биб­лиотеке Узбекистана, Российской пуб­личной библиотеке и в библиотеке конгресса США.
Среди многочисленных помощников К. П. фон Крауфмана в создании коллекции нужно отметить собирателя первой фотоколлекции МАЭ по казахам Ивана Семеновича Полякова (1845–1887). В состав коллекции вошли фотографии степняков, отснятые в Семипалатинской области (кол. 106). Снимки монохромные, коричнево-бежевого цвета, высокого качества, выполнены профессионалом, поэтому они до сих пор не выцвели. Фотографии наклеены на паспарту из толстого картона размером 27×35 см. Каждое изображение подписано черной тушью красивым почерком, сначала по-русски, затем на немецком языке. На паспарту внизу на русском языке уточнено: «И. С. Поляков. 1880 г.». Для МАЭ кроме фотографий казахов, И. С. Поляков занимался сбором этнографических материалов по народам Сибири, Сахалина и Японии.
Иван Семенович Поляков — русский зоолог, антрополог и этнограф. Наиболее известен открытием в 1879 году Костёнковской стоянки первобытного человека, а также научным описанием лошади Пржевальского. Родился в семье казака в станице Ново-Цурухайтуевской Забайкальской области. Мать – бурятка. Азбуку И. С. Поляков выучил у казачьего урядника, учился в местной школе. В 1855 году помогал краеведу Николаю Кашину собирать коллекции растений и насекомых для иркутского музея. В 1874 году, по окончании Санкт-Петербургского университета, принят хранителем Зоологического музея при Императорской академии наук.
И. С. Поляков совершил научные экспедиции на Олёкму (1866), в Олонецкую губернию (1871), в Березовский край (1876), в Мариинский округ Томской губернии, на озеро Балхаш (1877) и на остров Сахалин (1880). Кроме этого Поляков совершил кругосветную экспедицию, о чем им были написаны десятки научных статей и очерков.
Огромен вклад в пополнение коллекций по народам Средней Азии и Казахстана директора музея академика В. В. Радлова. Им была составлена специальная инструкция, что позволила благодаря предварительной подготовке будущих собирателей коллекций и изданию инструкции привлечь в музей грамотных людей в различных регионах для пополнения фондов. В конце ХIХ века помощниками МАЭ в большинстве случаев становились представители местной интеллигенции, русской администрации, учителя, врачи.
Первыми монографическими фотоколлекциями, полностью посвященными культуре исключительно одного народа – казахов, стали поступления, помимо И. С. Полякова Константина Николаевича де Лазари.
Занимаясь исследованиями в Центральном государственном архиве РК, я наткнулась на дело К. Н. де Лазари, Лепсинского уездного начальника Семиреченского областного правления, датируемого 1899 годом.
Константин Николаевич помимо безупречной службы посещал казахов и изучал их жизнь. Его сотрудничество с МАЭ началось в 1897 году. В октябре его назначают начальником уезда Семиреченской области – «на самой окраине нашего обширного Отечества, вблизи его границы с Китаем». Именно в это время он отправил заявление с предложением, «насколько возможно больше быть полезным Музею, я беру на себя смелость предложить Музею свои посильные услуги по изучению быта киргизов и по приобретению разных предметов выделываемых и употребляемых киргизами» (семейный архив доктора Анджея де Лазари. Лодзь. Польша). Став корреспондентом МАЭ, он отмечал: «Корреспондентом Музея буду с удовольствием и постараюсь аккуратно и внимательно отвечать на все запросы и вопросы Музея, а также использовать все его поручения» (АРАН. Ф. 142. Оп.1 – до 1918 г. № 50. Л. 80-81).
К этому времени К. Н. де Лазари в течение шести лет занимался фотографией, пополнив ряды любителей. Снимки из жизни казахов, выполненные им, действительно интересовали музей. Константин Николаевич стремился быть полезным для науки, используя «служебное положение, давшее мне возможность довольно хорошо изучить быт киргизов благодаря тому, что летние месяцы я провожу в степи и живу почти той же жизнью и при той же обстановке, как и киргизы» (семейный архив доктора Анджея де Лазари. Лодзь. Польша). Эти слова подтверждают фотографии из семейного архива де Лазари.
Главный хранитель Д. А. Клеменц предлагал собирателю присылать сведения по различным аспектам материальной культуры и духовной жизни казахов, начиная от приготовления пищи до свадебных, погребальных и иных обрядов: «Наши коллекции крайне бедны. Отдел киргизов, можно сказать, почти не существует, потому можете быть уверены, что все, что Вы сообщите, будет интересно и поучительно и будет принято с глубочайшей признательностью» (АРАН. Ф. 142. Оп.1 – до 1918 г. № 52. Л.15-16).
В своих письмах Дмитрий Александрович Клеменц просил сообщать подробные сведения о вещах, чтобы «представить возможно полнее жизнь и быт» казахов. Поэтому каждый предмет из своих собраний К. Н. де Лазари снабжал ярлыком с местным названием, в сопроводительных описях сообщал сведения об использовании предметов. Одна из его коллекций состояла из десяти посылок: «Прошу Музей всю присланную коллекцию принять от меня в дар, не высылая денег ни за что, если я своим трудом и пожертвованиями принесу музею хоть незначительную пользу, – то сознание этого будет для меня большое вознаграждение» (АРАН. Ф. 142. Оп.1 – до 1918 г. № 50. Л. 79).
Биографические сведения о К. Н. де-Лазари (1869–1930), собирателе МАЭ, содержатся в его формулярном списке о службе. Согласно этому документу, по происхождению К. Н. де Лазари был из потомственных дворян Таврической губернии, православного вероисповедания. Образование он получил в Елисаветградском кавалерийском юнкерском училище (Херсонская губерния, в советские годы — г. Кировоград, Украина). Это были специальные военно-учебные заведения для подготовки офицеров к службе в кавалерии, обучавшихся в них называли юнкерами. Константин Николаевич окончил училище «по первому разряду», к которому относили по успехам в науках. В 1886 году он поступил на службу рядовым на правах вольноопределяющегося 1-го разряда в 40-й драгунский Малороссийский полк. В то время драгунами назвали конницу, которая действовала и в пешем строю. С 1882 года все армейские уланские и гусарские полки были переименованы в драгунские. В 1887 году К. Н. де Лазари был произведен в унтер-офицеры, он служил вахмистром ефрейторского училища, за отличную стрельбу был даже награжден «металлическим знаком». В 1889 году получил первый обер-офицерский чин в кавалерии — корнета. Затем его командировали в одну из саперных бригад «для обучения саперному делу». В 1891 году К. Н. де Лазари, по всей видимости, вышел в отставку, т. к. в формулярном списке указано, что его зачислили в запас армейской кавалерии и исключили из списков полка.
По постановлению Горного департамента К.Н. де Лазари определили на службу в число его чиновников. В 1892 году он назначен младшим чиновником особых поручений, что соответствовало чину корнета в кавалерии, при эриванском губернаторе. В 1893 году его прикомандировали к Кавказскому окружному интендантству и назначили канцелярским чиновником. В этом же году приказом по военному ведомству за выслугу лет он был произведен в коллежские секретари. В формулярном списке оговаривалось, что служба в должностях чиновника Горного департамента и младшего чиновника особых поручений при эриванском губернаторе не освобождала от призыва в армию из запаса. Видимо, поэтому в конце апреля 1894 году приказом акмолинского военного губернатора Константин Николаевич был назначен помощником кокчетавского уездного начальника. В 1895 году в течение полугода он временно исполнял должность уездного начальника, за что ему была объявлена благодарность. В 1896 году за выслугу лет его произвели в титулярные советники, тогда же К. Н. де Лазари был награжден орденом св. Станислава 3-й степени.
В конце октября 1896 года Константина Николаевича назначили в Лепсинск уездным начальником, а 5 декабря он уже прибыл к месту службы. Согласно указу 1896 года, он был пожалован серебряной медалью в память царствования Александра III. Судьба забрасывала Константина Николаевича в разные уголки Российской империи, где он служил. Но кроме этого он много путешествовал по Италии, Германии, Греции и везде делал фотоснимки.
К. Н. де Лазари представлял Музею антропологии и этнографии (МАЭ) им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН необходимые сведения, коллекции: «Образ жизни киргизов быстро изменится, а потому, мне кажется, нужно торопиться, возможно, полнее иллюстрировать жизнь кочевников в настоящее время. Ввиду этого я желал бы снять для Музея побольше фотографий, для чего не пожалею ни труда, ни личных средств насколько возможно» (АРАН Ф. 142, оп. 1 – до 1918г. № 52, л. 12-14.
Константин Николаевич присылал в МАЭ не только вещевые коллекции, но и снимки: «Высылаю Музею фотографии своей работы с пояснениями снятого на обороте картона (21 шт.)».
В состав трех фотоколлекций, которые прислал К. Н. де Лазари, входит несколько снимков свадебного наряда казахской невесты Семиреченской области (кол. № 410-1, 418-2, 423-12). Саукеле на этих фотографиях высокое, увенчанное пучком перьев. Нагрудное украшение расположено у подбородка и представляет собой небольшую прямоугольную металлическую пластину, от которой свисают ниже талии многочисленные подвески. Технически прекрасно выполненные кадры стали одними из первых и лучших фотоснимков в собрании МАЭ этого старинного убора.
К. Н. де Лазари сфотографировал невесту в богатом свадебном наряде, высоком головном уборе саукеле, сидящую верхом на коне. В настоящее время это единственное изображение казахской невесты верхом. Эти снимки хранятся в МАЭ, широко известны этнографам и востоковедам, они вошли в число первых изображений саукеле и фактически являются визитной карточкой МАЭ в публикациях и на выставках по культуре казахов (Прищепова В. А. Иллюстративные коллекции по народам Центральной Азии второй половины XIX – начала XX века в собраниях Кунсткамеры. 2011).
Константин Николаевич был женат и имел дочерей, одна из которых, Александра (1900–1988), была актрисой Александринского театра. Другая дочь, Ия де Лазари-Павловска (1921–1994), была в Польше известным профессором этики, автором многих научных трудов. Ее сестра Ирина Константиновна от польских детей получила орден Улыбки. Сын Ирины Константиновны, Анджей, доктор гуманитарных наук, профессор Лодзинского университета и университета имени Николая Коперника в Торуне, живет в Польше. Он русист, преподает историю русской мысли и литературы, руководит Междисциплинарным центром советологических исследований.
Хотелось поведать еще одну историю, связанную с фотографиями из коллекции МАЭ. Во время работы Всемирного курултая казахов в сентябре–октябре 1992 года в Музее изобразительных искусств им. А. Кастеева в Алматы была проведена выставка «Казахи в Петербурге» из коллекций МАЭ. Впервые в качестве экспонатов были представлены фотографии коллекции С. М. Дудина и К. В. Щенникова (кол. 1199, 1707).
На некоторых снимках посетители выставки узнали своих родных. Чормановы, связанные семейными узами с Чоканом Валихановым, казахским ученым и просветителем XIX в., приходили на выставку несколько раз, приводили с собой родственников и приносили фотографии из домашнего альбома.
С музейных витрин на них смотрели лица их близких, такие знакомые по семейным альбомам. Растроганные потомки вместе с взволнованными смотрительницами музея сличали портреты. Чормановы наперебой рассказывали о своей родословной, об Исе Чорманове, племяннике Мусы Чорманова. Они перечисляли родных, которых узнали на фотографиях С. М. Дудина, дополняли рассказами о них. Наиболее известен из этой семьи Муса Чорманов, полковник царской службы, который занимался изучением казахской этнографии, был настоящим патриотом своего народа.
Во время экспедиции в 1899 году С. М. Дудин посетил и сфотографировал семью брата Мусы Чорманова Исы, который был богатым скотовладельцем.
Эта выставка спустя сто лет позволила внести существенные дополнения к отдельным фотографиям С. М. Дудина.
Исторические фотографии сохранили для науки не только образы исчезнувших памятников материальной культуры, но и лица людей.
В конце 2009 года Анджей де Лазари привез в Астану в Музей Первого Президента выставку фотоколлекции Константина Николаевича де Лазари, организованную посольством Польши в Казахстане. Затем эти уникальные фотографии конца XIX в. передали в дар музею. В наши дни коллекции К. Н. де Лазари в МАЭ являются богатым собранием предметов и фотографий по традиционной культуре казахов Семиреченской области конца XIX века, среди которых хранятся редкие, уникальные экспонаты. По этому поводу восторженных откликов было много, высказаны пожелания – издать книгу-фотоальбом К. Н. де Лазари. Хотя с тех пор прошло немало времени, фотоальбом не издан. Хотелось бы этот пробел устранить. Анджей де-Лазари передал нам снимки Константина Николаевича, ученые-историки намерены помочь в выпуске фотоальбома, дав каждому снимку толкование. Ведь по авторитетному мнению Н. В. Ушакова, заведующего лабораторией аудиовизуальной антропологии МАЭ, кандидата исторических наук, фотографии оживают, только если их сопровождает текст, в котором рассказывается о том, что на них зафиксировано.

Дина ИГСАТОВА,
директор ОФ «Исследовательский центр «Ерлiк жолымен»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ