ПРЕЦЕДЕНТ АРМАНА ЕВНИЕВА

0
133

И без пирамиды Маслоу, к которой в последнее время нас частенько отсылают политологи, ясно, что эволюция человека определяется его стремлением к самореализации. Об этом недавно напомнил своей отставкой первый вице-министр сельского хозяйства РК Арман Евниев. Хотя до и после этого случились более важные разнохарактерные отставки (правительства и президента РК), однако прецедент, созданный А. Евниевым, на наш взгляд, заслуживает особого общественного внимания.

Ибо мотивы его поступка не только связаны с проблемами самореализации личности, но и как нельзя лучше иллюстрируют состояние общенациональной системы государственного управления. И оно, к сожалению, не прибавляет оптимизма.
В контексте с системным сбоем и довольно часто встречающейся безответственностью в государственном менеджменте понятие «отставка» воспринимается гораздо шире, чем кажется на первый взгляд. И тому есть несколько причин.
Для нашего государства с его все еще неокрепшей профессиональной культурой добровольная отставка – явление крайне редкое. Если быть точнее, то случай с Евниевым на нашей памяти первый со дня обретения республикой независимости.
Во-вторых, отставка отставке рознь. Добровольный уход с государственной службы по принципиальному мотиву – это одно, а нередкое для наших дней принудительно-вынужденное увольнение с не соответствующей действительности формулировкой – «уволить по собственному желанию» – это совсем другое.
В-третьих, нередко отставка руководителей высокого ранга – это некий сигнал неблагополучия в той или иной сфере социально-экономической, политической жизни. Нередко и в духовно-нравственном здоровье общества.
Отставка по этическим соображениям… Да, несколькими годами ранее отметился публичным заявлением покинуть занимаемый пост министр сельского хозяйства, но на большее, то есть следовать Этическому кодексу государственного служащего, у него не хватило духа. Но не будем о грустном.
Поскольку феномен отставки у нас практически не изучен, попытаемся хотя бы поразмышлять на заданную тему. Если добровольная отставка в стране – явление не типичное, то, быть может, нет почвы для подобного шага? С этой точки зрения рассмотрим прецедент А. Евниева. Оказывается, не надо ломать голову в поисках истинных причин, побудивших его на столь решительный шаг. Достаточно внимательно ознакомиться с его служебной запиской на имя предыдущего руководства Кабинета министров, копия которой была обнародована в социальных сетях. Все же, чтобы наши размышления были более осязаемы, обратимся к объяснению Евниевым своего поступка на страницах СМИ:
«Случилось то, что должно было случиться, потому что к этому все шло. Но, как и любой нормальный человек, в этой ситуации решил позволить немного рефлексии и задать себе несколько вопросов. А чтобы отрезать путь к отступлению, решил этим тут поделиться. А может быть, и другие зададут себе эти вопросы и что-то изменят в своей жизни.
Считаю, что каждый госслужащий в ответе за результат работы всего правительства. В том числе и я. Вроде бы работал изо всех сил, где-то даже на пределе физических возможностей. Отец воспитывал и учил любое дело в жизни делать так, чтобы можно было гордиться результатом. А если нет результата или результат, за который стыдно – имеет ли смысл работать в таком формате дальше?
Как гражданин и патриот, который заинтересован в процветании этой страны, как минимум, ради того, чтобы мой пятимесячный внук вырос и жил в благополучной и успешной стране, могу ли я себе позволить работать так же безрезультативно как работаю сейчас? И может ли быть оправданием продолжения такой работы, что ты лишь винтик в системе и что от тебя лично ничего не зависит?
Вывод – хватит тратить силы, время и деньги налогоплательщиков на письма и доклады, поручения и презентации, бесконечные заседания, совещания, круглые столы, на которых «разговор о деле» считается «делом». Лучше отойду в сторону и займусь делом».
Экс-вице-министр сделал посткриптум в надежде, что если кто-то из состава нового правительства прочтет его обращение и заинтересуется внедрением правильного проектного подхода, сетевой модели управления, то он готов в этом помочь.
Как гражданин и патриот, искренне заинтересованный в достойном будущем страны, он уже не мог себе позволить работать впустую. Быть винтиком в системе, где от тебя лично ничего не зависит.
Человеку, знающему цену хлеба не по прайсам супермаркетов, десятилетия проработавшему на земле (от комбайнера до крупного руководителя агропромышленного комплекса), осознанно избравшему профессию агронома, воспринимающему госслужбу как служение Отечеству, вопрос: «Быть или казаться?» не давал покоя и ранее. Именно поэтому Арман Кайратович год назад принял приглашение вернуться в Министерство сельского хозяйства. Ему хотелось все-таки доказать, если вовремя и грамотно внедрить проектный менеджмент в работу правительства, то он даст гарантированный результат. В этом Евниев не сомневался и не сомневается поныне. Ведь у него большой накопленный опыт. Изучением и внедрением методов и инструментов проектного управления в практику государственного сектора он занимается более десяти лет. Руководил Рабочей группой по разработке Национальной системы проектного управления, Проектным офисом Генпрокуратуры РК, Офисом управления программой модернизации общественного сознания и так далее.
– Приняв предложение вернуться в Минсельхоз, в течение трех месяцев я убедился, что декларируемый правительством проектный подход на самом деле таковым не является. Специалисты, разработавшие методологию для правительства, мягко говоря, ввели всех в заблуждение, – говорит Арман Кайратович. – В этих условиях, с одной стороны – ресурсы, время, энергия государственных органов растрачиваются, как минимум, нерационально, а с другой – происходит дискредитация проектного управления. К тому же пока мы раскачивались с внедрением классического проектного менеджмента, многие страны перешли к еще более современным технологиям (Agile, SCRUM, управление изменениями). Нужна была конкретная поддержка со стороны правительства. Наши неоднократные обоснованные обращения остались без ответов. Затем правительство отправили в отставку.
Вот вкратце суть добровольного ухода с занимаемой должности А. Евниева. По его глубокому убеждению, если бы три принципа, лежащие в основе правильного проектного менеджмента: «SMART-цели и персонификация ответственности, SCRUM («слон по кусочкам», каждый день) и партнерство» были реализованы по всем программам и проектам, задачи, поставленные президентом, были бы выполнены. В том числе и по госпрограммам.
Теперь чуть подробнее о факторе, препятствующем внедрению современной, а главное – более действенной модели в систему госуправления. Переход от стандартного вертикального бюрократического подхода к сетевой модели – это означает новые методы работы, новые виды отчетности, новые способы управления. Внедрить сетевую архитектуру правительства без его же политической воли невозможно. Но если ее внедрить, то для достижения успешных результатов уже нет необходимости работать по старинке, как во времена Советского Союза. Поскольку с переходом на сетевую модель управления работа будет строиться на принципах партнерства и сотрудничества. В этом можно убедиться на примере МСХ, где при поддержке экс-министра сельского хозяйства У. Шукеева Евниеву вместе с единомышленниками удалось успешно внедрить сетевую модель управления.
– К нам приходили специалисты из Минтруда, Министерства индустрии и торговли, Министерства иностранных дел, Министерства национальной экономики и т. д. Они открыто заявили: наконец-то мы увидели формат, где можно по-человечески работать. То, что у нас обычно решают месяцами, мы здесь в проектном офисе решаем за каких-то 20-30 минут.
На самом деле так. Здесь обсудили с представителями ведомств, вовлеченных в общую для всех тему, конкретные вопросы, включили компьютер, вывели документы на экран и тут же внесли правки и замечания. Не нужно отправлять документы почтой и ждать месяц, пока все ведомства ответят. Есть вопросы – решили за одним столом. Эту модель я предлагал правительству: сделайте такой офис, чтобы там сидели представители всех министерств. Если один Минсельхоз просить будет, ничего не получится. А если бы правительство сказало: «Вот вам место, ну-ка, каждое министерство закрепите двоих сотрудников там». У нас есть такие государственные и отраслевые программы: «Нұрлы жер», «Нұрлы жол», «Денсаулық», «АПК», «Развитие малого и среднего бизнеса» и так далее, которые требуют участия по сути всех государственных структур. Министерствам, отвечающим за их реализацию, всего лишь необходимо, чтобы в проектном офисе находились от них по два специалиста. Кроме этого, от каждого ведомства для реализации конкретных программ формируется группа управления, которая раз в неделю приходит в open-space, садится и обсуждает: что мы должны были сделать за эту неделю, что сделали, что не получилось и почему. Словом, это работа здесь и сейчас.
Что сложного правительству выделить помещение в 200-300 квадратных метров, разместить 20-30 человек, утвердить соответствующий график, задействовать ситуационный центр? Не вижу никакой проблемы, чтобы этот офис развернуть за неделю. За месяц он будет работать как часы. При этом, конечно, надо четко конкретизировать ответственность тех, кто участвует в исполнении и реализации той или иной программы. Ведь каждый на своем месте персонально должен отвечать за недостижение целевых индикаторов программ, в том числе по итогам года.
Да, можно понять, мягко говоря, недоумение А. Евниева. Поскольку система государственного управления выстраивается на взаимодействии министерств и ведомств, многие задачи выходят за рамки компетенции одной госструктуры, и потому появляются накладки в выполнении поручений президента РК, в реализации государственных и иных программ. Из одного конкретного ведомства при всем желании невозможно на них (на накладки и нестыковки) в достаточной степени влиять. Ведь пока в Казахстане доминирует советский управленческий механизм. Вся иерархия, вся структура министерств, акиматов несильно претерпела изменения со дня обретения независимости. Отсюда разрешение любой межотраслевой проблемы находится в круговороте бюрократии, в огромном потоке не всегда нужных документов, циркулирующих, как много веков тому назад, на бумажном носителе, бесконечных совещаний. Поэтому и необходима координация взаимодействий акиматов, министерств и ведомств на правительственном уровне.
– Есть правила управления системами: если возникла проблема и невозможно её решить на том уровне, на котором она возникла, надо подняться на уровень выше. И мы в Минсельхозе дошли до этой точки, до потолка наших возможностей, когда нужно было, чтобы правительство работало правильно. И когда произошла его отставка, я понял: нужно как-то обратить внимание на то, что есть возможность у нового правительства перестроить свою работу. Что касается Минсельхоза, у меня к нему претензий нет. Здесь мы много сил потратили, но выстроили, внедрили проектный менеджмент, достигли цели в разрезе своей отрасли. Желание самореализоваться не позволяло мне дальше находиться в этих тисках – быть в этом замкнутом пространстве, в этой коробке, ходить по совещаниям, отписывать каждый день 100 писем, рассматривать и писать отчёты какие-то, когда можно заниматься живой работой. В том формате, в каком построена ныне работа в министерствах, вице-министром может работать каждый. Вот с улицы любого человека возьмите, поставьте – он будет работать вице-министром не хуже. А когда ты знаешь больше и можешь свои знания и опыт грамотно применить, наверное, нужно как-то это использовать, – заключил грустным голосом Арман Кайратович.
Целеустремленный человек, вынужденный ради общего блага сделать мужественный публичный жест, выраженный в его добровольной отставке, попытался заострить внимание общества на узловой проблеме системы государственного управления. При этом не побоялся покинуть зону личного комфорта – высокий статус, приличный оклад, служебная машина и т. д. Но будет ли он услышан теми, от которых зависит не только внедрение проектного менеджмента, но и социально-экономическое развитие страны? Пока же поистине крик души топ-менеджера услышала пара-тройка журналистов.
Как бы ни было, А. Евниев создал прецедент, который подвигает на глубокое размышление. Надо полагать, недовольных служащих нынешней системой государственного управления немало. Другое дело, что не достает им смелости говорить об этом вслух. Ведь легче играть роль, чем упорно работать на конкретный результат, видеть плоды своего труда. Но самое грустное в этой ситуации то, что, глядя на рутинное бумаготворчество чиновников с многолетним стажем, идущее им на смену молодое поколение может такой порядок вещей на государственной службе принять как за нечто естественное. В противном случае – не видя перспективы самореализации, могут уехать и работать на процветание других стран. К сожалению, такая тенденция уже наметилась.

Аяган Сандыбай,
Заслуженный деятель РК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ