У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО…

0
71

В Военно-историческом музее Национального военно-патриотического центра столицы открылась фотовыставка «Женские имена в истории Казахстана – женщины на войне». Кстати, подобный по масштабу вернисаж «Комсомол в Отечественной вой­не» впервые состоялся 20 декабря 1942 года в помещении Государственного исторического музея Москвы. Фонды выставки – это документы, отражающие участие женщин в боевых действиях воинских частей, партизанских отрядов. Бесценны документы военной поры, в которых предпринята попытка осмыслить роль девушек-воинов и девушек тыла.

Написано и издано немало статей, монографий, воспоминаний о подвигах женщин и девушек, но жизнь свидетельствует, что не всё, не обо всех и не обо всём рассказано. В архивах лежат интересные документы, которые ждут своих исследователей.
Официально считается, что 5250 женщин и девушек из Казахстана ушли на фронт. Среди мобилизованных из Алматы и области 2519 человек, в том числе 770 офицеров. Ученый-историк из Атырау Жумабай Доспанов собрал сведения о 7411 девушках и женщинах, ушедших воевать с территории нашей республики. Вряд ли это цифры окончательные. Точных цифр о призванных с территории Казахстана нет до сих пор. Нужен сбор и анализ сведений, документов, к примеру, недавно рассекреченного фонда «Казвоенкомат» в Центральном государственном архиве РК.
Не все женщины, конечно, принимали непосредственное участие в боевых действиях. Многие проходили службу в различных тыловых частях: хозяйственных, медицинских, штабных и так далее. Тем не менее значительное число приняло участие в боевых действиях.

ОХРАНЯЛИ НЕБО НЕЖНЫМИ РУКАМИ

«Я попала на фронт в составе первого эшелона, отправленного на войну. Он прибыл в Сталинград. Служила в зенитно-артиллерийском полку. В мои обязанности входило определять высоту полетов вражеских самолетов, их курс. По моим данным зенитчицы открывали огонь по самолетам… Мы стояли насмерть. Особенно мне запомнился один из боев. За один час наша артиллерия сбила 16 вражеских самолетов. В Сталинграде меня ранило, и там я была награждена медалью «За отвагу». Подобных боев было много. В одном из них полк уничтожил 14 самолетов, 63 танка, много живой силы противника», – из воспоминаний бывшей зенитчицы.
Девушек сразу же стали учить работать на приборах, чистить материальную часть пушки от масла, которую нужно было содержать в абсолютной чистоте, копать землянки и окопы. С первых же дней они обязаны были дежурить на своих приборах и пушках. Дежурство продолжалось 4 часа, после чего был 4-х часовой перерыв, а потом снова заступали на дежурство. Такая цикличность на службе длилась на протяжении трех с половиной лет. Весь этот период времени вели круглосуточное наблюдение и должны были опознавать как немецкие, так и наши самолеты. Немецкие самолеты-разведчики, как правило, появлялись в небе на высоте 10 км, но нужно было пропустить их над своими пушками, не стрелять, а вести за ними наблюдение, при этом сведения передавать в Центр управления.
Это была очень ответственная часть службы. Бывало, спать им не удавалось неделями. Жили в землянках, около орудий. Целыми днями находились на морозе, под дождем, в мокрых шинелях, укрываясь иногда при тревоге в глубоких ямах, прикрытых досками или тесом.
Батарее нужны точные данные, от них зависит исход стрельбы – будут ли подбиты вражеские самолеты. А на девчат-зенитчиц пикирует «юнкерс» или идет группа вражеских самолетов, груженных бомбами, которые в любую минуту могут быть сброшены на них и оборвут жизнь каждой из них. Об этом тяжело рассказывать, а пережить…
«Мы подвигов не совершали: не участвовали в рукопашной, не ходили в разведку, но ежедневно, рискуя жизнью, мы отражали атаки немецкой авиации. Если сказать откровенно, то не думали, что останемся после такой бойни живыми. На нашей батарее было 20 девчат. Все они проявляли подлинное мужество, стойкость, никто не стонал под тяжестью фронтового быта. И в жару, и в холод спали в палатках, мокли под дождем, выполняли тяжелую мужскую работу. Мы выдержали все: и жару, и холод, и бомбежки, и обстрелы.
Измеряешь высоту и дальность полета вражеской авиации и видишь в оптику, как фашистские самолеты движутся на тебя. Но о страхе надо забыть. А все это происходило под летящими осколками от минометной стрельбы. Безжалостно палило солнце. От пыли и дыма слезились глаза, пересыхало во рту, хотелось пить, но отойти от орудий и приборов нельзя. Вскоре жару сменил холод. Мерзли руки, прикасаясь к металлу, мерзли ноги, спина», – так вспоминали те, кому довелось воевать.
Едва Ажар Хасенкызы Оразгалиевой исполнилось восемнадцать лет, как она решила идти на фронт. Сначала их отправили в 416-й Сталинградский артиллерийский дивизион и обучили на зенитчиц. «Трудно было на войне. Я и одна девушка из Гурьева попали в Курск. Кругом болото, днем и ночью бомбежки, мы – у орудия. За зениткой закреплены 6 человек. Все должны знать смежные обязанности, чтобы в случае гибели заменить товарища. Первый, второй, третий, четвертый делают расчеты на приборах, пятый заряжает, шестой стреляет. Времени, чтобы помыться или поспать, не было. Повар еду приносил к месту нашей дислокации, лицо коркой покрылось за время, пока были в Курске, который мы отбили через месяц», – вспоминала Ажар апай.
Акима Рахимовна Акжолова побывала в пекле Великой Отечественной войны. Ее назначили командиром зенитного орудия для защиты Ленинграда от воздушных налетов. В команде одиннадцать воинов, и все мужчины. Нужно было командовать ими. И это притом, что она воспитана в традициях старой доброй казахской семьи, где мужчина – глава в доме и его воля – закон. Но Акима сумела преодолеть этот барьер.
«За период пребывания в 110 ОЗА Бр. ПВО с мая 1944 года проявила себя отличницей боевой и политической подготовки. Первая девушка в бригаде командир орудия. 21 бойца обучила артиллерийской специальности, один из которых работает командиром орудий и 12 человек сдали на 2-3 класс специалистов-зенитчиков.
За хорошую работу имеет 9 благодарностей. С 15 декабря по 15 января 1945 года замещала командира взвода и с работой справилась хорошо». (Наградной лист ЦАМО РФ Акжоловой А.).
Старшему сержанту Акиме Рахимовне было присвоено звание «Отличник войск ПВО». Она была награждена медалями, а также орденом Красной Звезды – ее расчет сбил два вражеских самолета.

ПОРАЖАЮЩИЕ  С ПЕРВОГО ВЫСТРЕЛА

Сверхметкие стрелки, поражающие противника с первого выстрела, – так называли снайперов. Снайпер – одна из наиболее тяжелых военных профессий и в физическом, и в психологическом плане. По мнению начальника политотдела женской снайперской школы майора Екатерины Никифоровой: «Школа была рождена войной, ее суровой необходимостью».
Во время Великой Отечественной вой­ны обучение женщин снайперскому делу проходило в учебно-стрелковых центрах Осоавиахима и в системе Все­обуча, в школах отличных стрелков снайперской подготовки различных военных округов (ШОССП), непосредственно во фронтовых условиях, а также был и профессиональный курс обучения на базе Центральной женской школы снайперской подготовки.
21 мая 1943 года приказом НКО
№ 0367 женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки были переформированы в Центральную женскую шко-л­у снайперской подготовки (ЦЖШСП).
Самой меткой женщиной-снайпером не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны является Людмила Михайловна Павличенко, которая до войны окончила школу Осоавиахима, и с июля 1941 года добровольно ушла на фронт. В составе 25-й Чапаевской стрелковой дивизии она участвовала в обороне Одессы и Севастополя. Ее личный боевой счет составляет 309 солдат и офицеров противника (36 из них – снайперы). После серьезного ранения Людмила Павличенко была отозвана с фронта и в сентябре 1942 года в составе делегации советской молодежи вместе со снайпером Владимиром Пчелинцевым была на Международном студенческом конгрессе в США. Перед многотысячной толпой на митинге в Чикаго она произносит ставшие легендарными слова: «Мне 25 лет. На фронте я успела уничтожить 309 солдат и офицеров противника. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?»
В декабре 1942 года при Центральной школе инструкторов снайперского дела (мужской) были сформированы трехмесячные женские курсы. 21 мая 1943 года на их базе была создана Центральная женская школа снайперской подготовки – единственная в мировой военной истории.
Первоначально школа располагалась в поселке Вешняки под Москвой. Летом 1943 года она была перебазирована в поселок Амерево (Щелковский район, Московская область), а с сентября 1943 года переехала «на зимние квартиры» в поселок Цементного завода (ст. Силикатная, Подольский район, Московская область), где и просуществовала до окончания войны.
Как попадали в снайперскую школу? Существовали достаточно жесткие критерии отбора: предпочтение отдавалось крепким, физически выносливым девушкам в возрасте до 25 лет, обладавшим отличным зрением, имевшим образованием не ниже 7-ми классов, годным к службе в армии.
Курс обучения был 6 месяцев, за это время будущие снайперы изучали теорию и оттачивали мастерство на практике. Обязательными дисциплинами были огневая, строевая, химическая, тактическая, политическая подготовка. Курсанты осваивали военную топографию, инженерно-саперное дело, правила маскировки, ведения огня и рукопашного боя, учились оборудовать ячейки для стрельбы, тренировали зрение, наблюдательность и твердость руки. Большое внимание уделялось военно-химической подготовке. Самым любимым предметом в школе считалась огневая подготовка. До места, где располагалось стрельбище, девушки шли 7 км и учились стрелять на расстоянии 1000 метров «по станковому пулемету», с 800 м – «по перебежчику», с 500 м – «по грудной мишени», с 250 м – «по стереотрубе».
Программа подготовки снайперов постоянно корректировалась в соответствии с рекомендациями и отчетами с фронта: больше внимания уделялось меткости выстрела по всем видам цели (неподвижной и появляющейся), стрельбе в ночное время суток, ориентированию на местности, саперной подготовке, умению оборудовать позицию на дереве («кукушки»).
По окончании курса обучения наряду с государственными экзаменами выпускницам необходимо было выдержать 70-километровый марш-бросок с полной солдатской выкладкой (скаткой, винтовкой, противогазом, саперной лопаткой).
Центральная женская школа снайперской подготовки дала фронту 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Выпускницы школы уничтожили за годы войны свыше 11280 вражеских солдат и офицеров.
В молодежных подразделениях Всеобуча подготовлено 220 тысяч девушек снайперов, связисток. Хотя по Всеобучу в каждой области Казахстана по курсу снайперов проходило обучение от 300 до 400 девушек, понятно, что не все из них смогли продолжить обучение в Центральной женской школе снайперского дела. Наша республика должна была направить 200 таких девушек, отбор был весьма жестким, получилось, что из каждой области более 10, а в Западно-Казахстанской области 22 девушки стали учиться в женской снайперской школе, только имена многих до сих пор не знаем. Необходимы исследования в военном архиве РФ фонда этой школы, – дела всех, кто в ней учился и закончил, есть только там.

БЕЗ НИХ САМОЛЕТЫ НЕ МОГЛИ ЛЕТАТЬ

«Ночной полет – не время для полета» есть такие слова в одной из песен о летчицах. И вот в это не для полетов время женщины-летчицы в незнакомой обстановке, без видимых ориентиров, преследуемые зенитками и слепящими лучами прожекторов совершали бомбардировки. За первыми полетами последовали тысячи других. Возвращались летчицы на самолетах, изрешеченных пулями. Тогда на аэродромах брались за работу женщины-механики, вооруженцы. Не имея никаких облегчающих труд приспособлений, в темноте, на морозе они меняли 250-килограммовые моторы, регулировали их. Под бомбежками и обстрелом срочно заменяли пулеметы и пушки на отремонтированные, очищенные, опробованные. Можно представить, какая нагрузка ложилась на женщин, обслуживающих самолеты, если летчицы делали по нескольку вылетов в сутки.
Женщины-вооруженцы обучались своей специальности в авиатехнических школах и оружейных мастерских при воинских частях. После окончания курсов их направляли оружейными мастерами в батальоны аэродромного обслуживания, где они подвешивали к самолетам авиабомбы, ремонтировали самолеты и провожали их в бой, налаживали авиационное вооружение, набирали пулеметные диски.
Сутками охраняли аэродром от бомбежек, готовили самолеты к полету, ремонтировали, заправляли самолеты, работали с рассвета до глубокой ночи. Работали в пургу и метель. Зимой от метели коченели руки даже в теплых рукавицах, но не уходили с аэродрома, пока не была проверена каждая гайка и каждый винтик у самолета, который ремонтировали и готовили к полету. И так каждый день зимой и летом. Постоянно рубили лес для маскировки самолетов, аэродрома, машины с горюче-смазочными материалами.
Бибинур Балтабеккызы Тынысбекова с мая по ноябрь 1942 года училась на курсах авиаспециалистов в четвертом авиабатальоне (учебном) Средне-Азиатского военного округа для работы на прифронтовых аэродромах. Получила специальность авиатехника и радиста. После учебы была направлена в распоряжение 11-й Воздушной армии Дальневосточного фронта, а там она по прибытии попала в состав, который формировался для отправки на Западный фронт. В армии она занимала должности: помощника политрука роты, командира отделения, заместителя командира взвода и комсорга. Ее фронтовая работа была постоянно на аэродроме. Работали сутками без отдыха и сна. По существу она выполняла тяжелую мужскую работу. Охраняли аэродром от бомбежек, ремонтировали, заправляли самолеты, готовили самолеты к полету, работали с рассвета до глубокой ночи. В пургу и метель. На фронте дважды была контужена, имела ранение, дважды обмораживала ноги. Закончила войну в Германии в звании старшего сержанта авиации и заместителя комсорга полка. Член партии с 1943 года. Вернулась на родину в июне 1945 года инвалидом II группы.

ПОТОМКИ ВЕЛИКОГО АБАЯ

Среди добровольцев, ушедших на фронт, были Баян и Ишаги.
– В войне из нашей династии участвовало восемь человек, – говорила Ишаги, – вернулись живыми только двое – я и Алпаш Оспанов.
Она с грустью вспоминала погибших на Украине братьев Берекехана и Жошыхана.
Баян Байгожина начала свой боевой путь в Белоруссии, участвовала в кровавых битвах в Литве, Польше. Много заданий ей довелось выполнить, но одно особенно памятно. Было это на Западной Двине. Ей пришлось стоять на часах, охраняя мост через реку. Кругом тишина, нет привычной редкой стрельбы. Боязно девушке, особенно при непривычной тишине. Увидеть бы живую душу, хоть кого… Как бы угадав ее мысли, появляются сани с двумя ездоками. Баян наблюдает за мирно движущейся повозкой, боясь вызвать ложную тревогу, смеху потом не оберешься. Сани проехали под мостом, нагруженные сеном, а когда возвращались сена не оказалось. Нет! Тут что-то не так! Баян крикнула: «Ни с места! Стреляю!» Должно быть, от напряжения ее голос послышался громким. Ездоки не ожидали такого, да еще девичьего окрика. Они чуть замешкались, а потом попытались убежать. Баян выстрелила не зря, один упал и остался лежать. Второй, испугавшись, решил сдаться и поднял руки. Она проводила его к командиру. Они оказались диверсантами, а не крестьянами, как думала вначале Баян. Под сеном они везли взрывчатку. Командир отметил смелость и меткую стрельбу девушки. Таких случаев было много. В другой раз она помогла спасти военную технику и продукты питания.
За проявленное мужество в одном из боев Баян была награждена орденом Красной Звезды. Орден Славы был ее второй наградой.
В одном из боев в Восточной Пруссии Баян метко сразила десятки вражеских солдат, но сама получила тяжелое ранение. Так погибла смелая девушка. Награждена посмертно орденом Отечественной войны. («Правда», 8 марта 1945 года).
Ишаги Жагыпарова на фронт отправилась в мае 1942 года из Семипалатинска. Прибыла в Хабаровский край. Вместе с ней отправились Зифа Аркешева, Кантай Елубаева, чуть позже к ним присоединились Орынкеш Мысырова и Халима Озбаканова.
По прибытии прошли курсы подготовки младших авиаспециалистов. Ишаги училась готовить самолеты к бою, таскали и подвешивали 40-килограммовые бомбы к самолету. Первый бой ей представился кошмаром, как будто перевернулось небо. Все, что осталось в памяти – это бойцы вокруг, и она с невесть откуда оказавшимся в руках автоматом, и радостная мысль: жива! И даже не ранена.
…Предрассветные сумерки. Взвод в глубоком сне. Неожиданно рывком открывается дверь, громко раздается голос старшины, смысл слов которого разбуженным девушкам не сразу доходит: Война закончилась! Германия побеждена! Девушки, слышите?!
Девушки, наконец, поняв в чем дело, плакали и смеялись одновременно, бросались в объятия друг другу, прыгали с кровати на кровать.
Ишаги вернулась с фронта в 1945 году. В Алма-Ате поступила в Женский педагогический институт. Работала в Министерстве мелиорациии водного хозяйства старшим инженером, затем в родном институте.

СЛУЖИЛИ  В ТАНКОВЫХ ВОЙСКАХ

Быть танкистом – не женское дело. В любых условиях и при любой погоде, на марше и в бою надо уметь вести танк. Летом в жаркую погоду температура в танке достигает 40-50 градусов, а в бою при интенсивном ведении огня скапливаются пороховые газы – все это затрудняет действия экипажа. Кроме того, экипаж, особенно механик-водитель, испытывает в бою большое психическое напряжение, когда противник ведет по танку артиллерийский огонь. Требуются железная воля, выдержка, хладнокровие. Женщин в танкисты не берут, как и на военные корабли. Это уже закон! – такова мужская точка зрения, и споры не умолкают до сих пор.
Однако факты – упрямая вещь. В бронетанковых войсках во время войны служили девушки: механиками-водителями, стрелками-радистами, командирами танков и танковых подразделений. За 4-6 месяцев овладевали военной техникой и успешно воевали на ней. При этом не уступали мужчинам в отваге, боевом мастерстве и мужестве.

КАЗАШКИ-ТАНКИСТЫ ИЗ САРЫАРКИ

В монографии профессора Г. Абишева «Под знаменем Родины», изданной в 1968 году, нашла там описание подвига экипажа танка девчонок из Казахстана. А впервые статья о танковом экипаже девчат из Карагандинской области появилась в газете «Советтiк Қарағанды» от 22 августа 1944 года. Материал был прислан с действующей армии сержантом Топатаем Жунисовым, полевая поч­та № 28054-0. Писатель Калмукан Исабаев в конце 70-х годов, а также другие пытались узнать о дальнейшей судьбе этих девушек, но до сих пор это сделать не удалось.
Во время Великой Отечественной вой­ны девушки-казашки овладели всеми военными профессиями. Были среди них и танкисты Жамал Байтасова, Кулькен Токбергенова, Кульжамиля Талканбаева и Жамиля Бейсенбаева. Младшего сержанта Жамал Байтасову, удостоенной медали «За отвагу», в подразделении знали все. Мастер своего дела, веселая Жамал всегда показывала пример выдержки в бою. Неоднократно танкисты ходили в атаку и гнали немцев из различных городов Латвии. В одном из таких боев танк Байтасовой прорвал оборону фашистов и, уничтожая огнем и гусеницами живую силу, подавил несколько огневых точек врага.
Много боевых подвигов было на счету у девушек. Благодаря отваге и мастерству Кульжамили только в одном бою уничтожено пять огневых точек врага.
На выставке в Военно-историческом музее можно узнать о многих героинях нашей страны, тем более готовятся новые экспозиции и планируется конференция на следующий год. Надеемся, что многие исследователи, родственники наших героинь непременно посетят эту и последующие выставки, примут участие в конференции, где можно будет посмотреть фильмы, ведь многие исследования легли в основу документальных фильмов и поведали о вкладе в Победу наших землячек.

Дина ИГСАТОВА,
директор ОФ «Исследовательский центр «Ерлiк жолымен»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ