СОЛДАТ, СОТВОРИВШИЙ ИМЯ

0
88

Гульбаршин САЛЫК,
краевед, член Союза журналистов РК

У академика Ажеса Сейтешева есть такие строки: «Миллиарды человеческих жизней в пределах только одного века уходят в Вечность. Поколения сменяют друг друга. …А земной мир чудесен. Миллиарды людей, живущие на нашей уникальной и красивой планете, полны страстей, надежд и мечтаний. Человечество богато благородными, добропорядочными и гениальными людьми. Оно познает природу, творит, созидает, овладевает тайнами Вселенной и устремляется в Космос». 

Так вот, одним из таких людей был и участник Второй мировой войны, человек своего времени – Момын Жангарашев. В 1925 году в ауле Алгабас Жосалинского сельского совета Коргалжынского района Акмолинской области в крестьянской семье родился сын. Родители назвали его необычным именем – Момын, что в переводе с казахского означает «скромный, покладистый».
Отец – Жангараш Жанысов – работал председателем аулсовета, но жестокие 37-е годы не обошли и его. По клеветническому доносу 27-летний мужчина был арестован, а затем расстрелян… Похоронен в ауле Айшуак (ныне Алгабас). Как писал репрессированный поэт Ильяс Джансугуров: «…Жаль жертв, сделанных напрасно, //И сил, и времени убитых с пылу, //И кем-то наведенную опасность».
Мать Момына – Умыт Кусаинова, оправившись от горя, продолжила дело своего супруга, возглавила родной аул. На руках у нее остались трое детей, сыновья – Кабдраш, Момын и дочь Муслима, которых сама подняла, выучила. Жизнь нашего героя ничем не отличалась от жизни миллионов молодых людей, воспитанных в годы Советской власти. Их становление проходило под знаком всемирно-исторических событий и коренных социальных преобразований в тогда еще молодой стране Советов. Нелегкие годы коллективизации и индустриализации, командно-административные методы руководства во главе с кровожадным Ф. Голощекиным, разрушение векового уклада жизни кочевников, обнищание и голод казахских шаруа, громадное напряжение сил народа – все это было типичным признаком того времени.
Проходили годы… Момын рос смышленым парнем, учился, помогал матери, мечтал о светлом будущем, но наступило грозное лето 1941 года… В один миг накрыло черной тучей страну жестокое и леденящее душу слово – «война».
Через полтора года Момына призвали на фронт, «в свои 18 лет … стал в солдатский строй…» со своими сверстниками из родного аула Алгабас – Александром Шипицыным и Хасанбеком Муханалиевым. Ребята попали в Таманскую Краснознаменную дивизию. В ее составе Момын освобождал от фашистов Крым, Закарпатье, Польшу, Чехословакию…
Он мог бы сказать о себе словами из стихотворения ветерана войны Н. Мокеева:

Я у смерти не однажды побывал
в гостях.
Шли в атаку на врага по мостам,
и вплавь, и в брод.
Через реки и дубравы шла
дивизия вперед.
По дорогам бомбы рвутся, горят
травы и хлеба,
И под жаркой тучей пыли
не кончается пальба.

Что только не пережил Момын Жангарашев: страшные бои за освобождение советских и западных городов, под градом пуль форсирование рек, гибель товарищей по оружию. Особенно запомнились ветерану ожесточенные бои за Керчь, за Сапун-гору в Севастополе, где каждая пядь земли была пропитана кровью его товарищей. В этом сражении Момын потерял своего земляка, друга Александра Шипицына. М. Жангарашев дал клятву после гибели боевого товарища: «Я отомщу за тебя, Саша!» И он с честью выполнил свое обещание.
За проявленный героизм при освобождении Севастополя разведчик Момын Жангарашев 15 октября 1944 года был награжден орденом Славы III степени. Для него была дорога и памятна еще одна боевая награда – медаль «За отвагу». Об этом свидетельствуют архивные документы, где среди награжденных в приказе по 903 горно-стрелковому полку Таманской Краснознаменной дивизии одним из первых в списке значится красноармеец Момын Жангарашев.
Весть о Победе застала его в Чехо­словакии, где он участвовал в Пражской операции по освобождению территории от фашистских захватчиков. Радость тех майских дней не передать словами, повсюду не утихали автоматные очереди – солдатские салюты в честь Победы, сияли улыбки на лицах освободителей. Они пели песни, плясали, обнимались и плакали от радости и горечи. Ведь сколько однополчан и родных Момына «полегло на фронтах войны, чтоб живы остались мы!». О храбрости и отваге полкового разведчика свидетельствуют его многочисленные боевые награды – медаль «За победу над Германией…», орден Отечественной войны I степени и др.
После войны он вернулся в родной аул, достойно работал старшим бухгалтером районного коммунального хозяйства, поступил на юридический факультет КазГУ.
Оставив навсегда в своих воспоминаниях тяготы войны, Момын Жангарашевич наслаждался мирной жизнью, был свидетелем становления и развития своей страны, радовался золотистому разливу пшеницы, наслаждался медовым степным ветром и свежим запахом горькой полыни. Момын ага вел активную жизнь. Его можно было увидеть в школах, на районных мероприятиях.
В архивных документах сохранились сведения о том, что севастопольцы не забывали солдата из далекого степного Коргалжына, освободителя родного города. В 1968 году Момын Жангарашев был приглашен на торжества в честь 25-летия освобождения Севастополя. Там его тепло встречали ветераны войны. Регулярно по знаменательным датам поздравляли его от имени руководства Севастопольского горкома партии, военного совета Краснознаменного Черноморского флота, исполкома горсовета народных депутатов, Музея обороны и освобождения Севастополя, комитета ветеранов войны города-героя.
За смелость и отвагу, проявленные в годы войны за освобождение Севастополя, за большой вклад в военно-пат­риотическую работу нашему земляку, одному из самых уважаемых людей Коргалжынского района было присво­ено звание «Почетный житель города-героя Севастополя». Его именем названа одна из улиц г. Севастополя.
С каждым годом фронтовиков становится все меньше. Время неумолимо движется вперед. «Но не забыть им никогда поры грозовой… пылающий бой не забыть никогда. Друзей, чьи сердца закалила война, – Всех призванных в строй не забыть никогда» (Г. Гулям).
16 октября 1989 года не стало замечательного человека, ветерана войны и труда, прекрасного отца, любимого деда – Момына ага.

«И, кажется, деревья
Грусти предались. Беззвучна даль.
Все подчинено законам древним:
С радостью соседствует печаль».

А сегодня, как дань уважения и любви, пусть будет ему вечная память потомков!
Ведь у «сердца бездонная память, зоркие глаза. Они воскрешают то, что для нашего народа никогда не станет прошлым, ушедшим, утонувшим в небытие».

г. КОКШЕТАУ,
Акмолинская область

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ