ДРУГ ПРЖЕВАЛЬСКОГО И ПРИНЦА ОРЛЕАНСКОГО

0
868

Исмаилжан ИМИНОВ,
публицист, путешественник

Листая страницы из биографии отважного русского исследователя Центральной Азии, с радостью узнал, что одним из верных помощников Николая Пржевальского во время его странствий по Восточному Туркестану и Тибету был уроженец города Кульджи, Абдул Басид (Абдул, Абдулсити, Абдул Бас) Юсупов. 

Я заинтересовался судьбой соплеменника: стал искать сведения из его биографии. К счастью, в руки попал групповой снимок 1883 года, на нем я и нашел кульджинца. С пожелтевшей карточки на меня смотрел красивый молодой человек лет тридцати, темноволосый, усатый, среднего роста, с правильными чертами лица. Он сидел с винтовкой в руках, скрестив ноги.
Абдул Басид родился и вырос в Кульдже, с детства, кроме родного уйгурского, хорошо знал китайский, маньчжурский и монгольский языки. В период царского господства в Илийском крае изучил и русский язык. Меня волновали вопросы: где А. Б. Юсупов получил образование, из какой он семьи? Я узнал, что в начальных классах он учился в русско-уйгурской (туземной) школе родного города. Позже продолжил образование в Верненской школе переводчиков и проводников (в Семиречье ее называли «Кульджинская канцелярия»). Эта известная школа была организована замечательным востоковедом Николаем Пантусовым. Утверждают, что одаренный и любознательный Абдул был одним из любимых учеников русского педагога и ученого. Сохранились небольшие воспоминания кульджинца о службе в экспедиции Пржевальского, которые написаны прекрасным русским языком. В те годы богатые и знатные кульджинцы неохотно отдавали своих детей в русские школы. Очевидно, что маленький Абдул Басид рос сиротой или его родители были незнатными. Как же попал он в экспедицию Пржевальского? Известно, что туда его рекомендовали русские власти Кульджи. Значит, они хорошо его знали и были уверены в нем. Товарищи по странствиям вспоминали, что умный, целеустремленный и обаятельный Абдул Басид был душой компании, обладал большим чувством юмора. Таких людей уйгуры называют «чакчакчи». У него был хороший голос, и сотни, тысячи километров по бескрайним просторам Азии кульджинец преодолевал, сидя на верблюде или лошади, напевая уйгурские (илийские) народные песни.
Он был волевым и физически очень крепким мужчиной. Порой спутники царского генерала, не выдержав трудных испытаний, возвращались в Россию, а Абдул Басид до конца был рядом с ученым. В первый раз, с 1877-го по 1880 годы, кульджинец находился в отряде ученого в качестве переводчика с уйгурского, китайского, маньчжурского и монгольского языков.
В первые дни знакомства Пржевальский осторожничал с Юсуповым, но уже во время экспедиции в Комул (Хами) и Тибет он ему полностью начал доверять. Рассказывая об одном важном поручении, которое профессионально и добросовестно исполнил кульджинец в Комуле, Пржевальский вспоминал: «Абдул, всегда нам преданный, исполнил все как следует». Абдул Басид был переводчиком во время его переговоров с правителем Государства Йеттишар ханом Якуб-беком и китайскими губернаторами.
Юсупов был не только переводчиком, но и верным помощником, который прекрасно знал обычаи, традиции и быт местного населения, природу родного края. Утверждают, что он хорошо ориентировался и в географии Восточного Туркестана, бывал во многих уйгурских городах и селах. Своими советами Абдул Басид помогал ученому.
После экспедиции благодарный Пржевальский скажет о нем: «Незаменимый переводчик и верный друг». Позже Юсупов по приглашению генерала побывает в гостях у него на родине, в Смоленской губернии, где познакомится с родными и близкими своего русского товарища. В смоленских лесах, как прежде на Лобноре, друзья будут охотиться, наслаждаться красотой природы.
С 1881 по 1883 годы по приказу начальника Генерального штаба Российской армии являлся ответственным чиновником, переводчиком при передаче Кульджи и Илийского края Империи Цин. Юсупов был одним из ближайших помощников, советников Правительственного комиссара по переселению уйгур и дунган генерал-майора А. Я. Фриде, когда десятки тысяч илийцев приняли российское подданство и перебрались в пределы Семиречья. Кульджинец хорошо знал приграничные земли, поэтому его советы были весьма существенны и важны. Он верой и правдой служил Российскому государству, но перед царскими чиновниками отстаивал интересы своих земляков-тружеников. Абдул Басид Юсупов, как и его казахский предшественник Чокан Валиханов, был западником: искренне считал, что Европа и Россия несут его народу мир, просвещение и европейскую культуру. Известно, что он был первым уйгуром и одним из первых жителей Семиреченской области, кто был награжден высокими государственными наградами Российской империи – орденом Святого Георгия 4-й степени и Большой Золотой медалью. А. Б. Юсупов присутствовал в качестве депутата от Туркестанского края на коронации императора Александра III в 1883 году. Его кандидатуру рекомендовали Степной генерал-губернатор, генерал от инфантерии Г. А. Колпаковский и генерал-губернатор Семиреченской области, генерал-майор А. Я. Фриде, которые высоко ценили его профессиональные, человеческие качества.
В 1883 году Пржевальский пригласил своего друга в новые странствия. В своем дневнике он отмечает: «…С нами опять идет до Гучена, а быть может и до Хами (Комула. – И. И.) прежний переводчик Абдул Бас. Он верен нам – условие весьма важное». Кульджинец отличался и личной храбростью, являлся метким стрелком и мужественным бойцом в рукопашной. Во время четвертой экспедиции в Тибет в 1885 году он дважды принимал активное участие в столкновениях с местными разбойниками-тангутами, проявив отвагу и героизм, за что был представлен генералом к новой высокой награде – ордену «Св. Георгия 3-й степени» и званию хорунжего. К сожалению, кульджинец не получил эти награды. Причиной тому – весьма земные обстоятельства. Молодой Абдул Басид встретит юную черноглазую красавицу-уйгурку, безумно влюбится и, как порядочный кавалер, попросит у отца девушки ее руки. Получив согласие, счастливый кульджинец на время останется в древнем Хотане. Эмоциональный начальник экспедиции, узнав, что А. Юсупов женился без его ведома, разгневался и лишил своего любимца права получать награду и чин. Понять генерала можно, ведь без блистательного переводчика (моя «правая рука», так называл его Пржевальский) было очень сложно в далеком краю. Конечно, страсти улягутся, генерал «остынет», а Абдул Басид вскоре доберется с супругой до Кульджи, а оттуда – в Жаркент. Однако поймет и простит ли ученый кульджинца? Это неизвестно, но больше они, к сожалению, не встретятся.
Как сложилась дальнейшая судьба храброго и веселого странника? Думаю, счастливо. Юсупов поселился с юной суп­ругой в Жаркенте на берегу реки Усек, построил себе уютный глинобитный дом, развел сад, разбил виноградник, но страсть к путешествиям не давала ему покоя. Неожиданно в начале пятой экспедиции уйдет из жизни Николай Михайлович Пржевальский. Тяжело перенесет кончину друга Абдул. Но в качестве утешения судьба подарила ему новые странствия.
В 1889 году в Жаркент прибыли французские путешественники – принц Генрих Мари Орлеанский, граф Парижский и герцог Орлеанский (1867–1901) и Пьер Бонвало (1853–1933). Французы искали новые дороги в свои азиатские владения через европейскую и азиатскую часть России. Царские власти помогали им, одновременно следили за ними. Узнав, что Юсупов соратник Пржевальского, владеет многими восточными языками, французы с радостью пригласили кульджинца в свою экспедицию. Вместе с ними Абдул вновь побывает в Кульдже, увидит Лобнор и Тибет, Китай и Индию, будет восхищаться египетскими пирамидами, совершит морские путешествия по Аравийскому и Красному морю. Через три года, в 1892 году, изучив французский язык, Юсупов вернется в родной Жаркент.
Юсупов-путешественник навсегда остался в истории изучения труднодоступных регионов Центральной Азии. В своих книгах кульджинца добрым словом вспоминали великий путешественник Н. Пржевальский, принц Генрих Орлеанский и генерал А. Я. Фриде. Добрые отношения с ним связывали многих известных верненцев: ученого-лесовода Э. О. Баума, художника-этнографа Н. Г. Хлудова, архитектора А. П. Зенкова… К величайшему сожалению, путешественник не оставил путевых заметок о трудных походах. Возможно, что сейчас в Кульдже или Жаркенте, в Алматы или Хотане живут его правнуки и не знают, что они потомки исключительного человека.
Мы должны помнить замечательного сына нашего народа Абдул Басида Юсупова, который во второй половине 19-го века достойно представлял уйгуров во многих странах мира. Не должны его забывать и современные алматинцы, жаркентцы, ведь путешественник подолгу жил в этих городах. Он должен занять свое достойное место рядом с Г. А. Колпаковским, В. Юл­дашевым,
С. Г. Шахворостовым и другими знаменитыми семиреченцами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ