ПАМЯТЬ СЛОВА

1
183

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

У южных славян спокон веков бытовал интересный обряд вызывания дождя. Девушки обвешивали голое тело зелеными ветвями и обращались к небу с мольбой. Называли их додолами – «просящими дождя» и … русалками. Что же означает «до»? «Просить» и «воду». Отсюда и сам дождь – текущая вода, и Дон – река, и Донец – малая река. И многие другие «доны» – тоже реки. На одинаковость их звучания обращает внимание и Б. А. Рыбаков: «Все они содержат древний ирано-славянский корень «дон» – «вода», «русло», «дно».
Но рассмотрим все-таки происхождение названий Днепра и Днестра. Греки знали Днепр как Борисфен. «Борис» – холод, мороз, север. Отсюда Борей – северный, холодный ветер. «Фен» – река. Но «ф» в этой реке непростое: оно близко к «тх», «дхе», «те». Русские нередко произносят его как «де». Кроме того, в греческом Борисфене утеряно «эс». И на конце Днепра – «денес» или река, течение. Да и в том же греческом языке есть слово «донео» – гнать. Древнеарийское «до» во многих языках перешло в «де». Таким образом и в Днепре, и в Днестре «дне» – река, течение. Украинцы называют Днепр несколько иначе – Днипро. Что же такое «про»? В греческом языке, да и в большинстве славянских – первый, главный, большой, огромный. С. И. Ожегов по этому поводу говорит: «про» – приставка (в нашем случае – окончание), образующая глаголы со значением действия, распространяющегося во всей полноте, полной исчерпанности действия, развивающегося во всем объеме. У В. Даля «непоруда» – тот, с кем не справишься. В санскрите «нипата» – нападение, атака, а «нипар» – изливать (о дожде). В хинди Днепр – Нипар. В греческом «дэн» – долго, давно, а «дэнаэс» – долговечный, старый, древний. В латинском «нетопалис» – пышный, расточительный, а «непос» – кутила, мот, расточитель. Не ушли от этого далеко и англичане: «ниппы» – проворный, расторопный. В словацклм «донеконечна» – бесконечный. «Ро» в конце слова – течение, река.
Так что Днепр, Днипро – огромная, могучая река. Такой ее и показал Н. В. Гоголь: «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. Ни шелохнется, ни прогремит. Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина, и чудится, будто весь он вылит из стекла, и будто голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реет и льется по зеленому миру». Какое величие и какая сила в этом движении!
Самый мощный приток у Днепра – Припять, Припеть, Припец, Струмень. «Пя», «пе», «ме» – двигаться, течь; пялить – раздвигать; пялуса – лесная тропинка; запятить – задвинуть; пехота – род войск, который «ходит ногами»; метать – бросать; а «стру» – сильно, много.
А что же с Днестром? «Дине» – и в греческом, и в славянских языках – 1) петля, 2) кружить, вертеть, вращать, гнуть. «Динэ» – водоворот, «динэис» – обильный водоворотами. «Стру» же – как уже говорилось, – сильно, мощное течение. Все это близко к русскому слову «страсть». В Б.С.Э. Днестр назван быстрой горной рекой. Указана скорость течения: 2,2-2,5 метра в секунду. И один из самых и быстрых притоков у него – Стрый, берет начало в Карпатах. Другой приток носит название Стрыпа. Так что кругом – стремительное течение. Греки называли Днестр Тирасом. А «тырбэ» по-гречески – смятение, суматоха, шум; «тырбазо» – мешать, мутить, метаться. На Стрые стоит город Турка. Не от турок, конечно, название. А от наших предков (общих для славян и греков), от реки, которую они называли стремительной. Да и стрижа нашего почитают не за то, что его кто-то остриг, а за то, что он быстро летает.
Что же касается Дона, то в переводе на современный русский язык эта река – могучее течение, большая река. В иранских языках (дари, например) «донего» – течь широко, гнать. То же в греческом: «донего» – гнать, потрясать, колебать. Второе его имя Танаис. «Танаис» по-гречески – длинный, высокий, «танталоо» – кидать со взмахом, с силой. Тантал – баснословный царь фригийский, прославившийся своими богатствами. А «танипус» – быстроногий. На берегах этой реки жили амазонки, танаитисы. Арабский географ Идриси (1154 г.) назвал Северный Донец Руссией.
Рус, Руса, Рута, Рубон, Рудок – те же Дон, Днепр, Днестр, Дунай, Двина… и даже Волга и Ока. Это доказано уже многими учеными разных стран мира. А начало положил неизвестный автор всемирно известного географического исследования «Худуд ал-Алел» («Области мира от востока к западу») еще в 983 году. Вот что он писал об интересующем нас предмете: «Есть река Руса (Дуна), вытекающая из глубины земли Славян и текущая в восточном направлении вплоть до границы русов».
Почему бы и не назвать Киевской Русью объединение славян, которые поселились на берегах Руси (Днепра)?
Когда-то «ру», как вода, было господствующим и на северо-востоке Европы.
Так что… Русь существовала? Возможно даже, что была варяжской, только не в том понимании, которое дали этому слову немцы. «Варяги» – не славяно-русская форма скандинавского «ваеринг» или «варинг». Корень древний и имеет одинаковое звучание во многих далеких от Скандинавии языках. В суахили, например, «варишай» – сырой, влажный; «вага» – мелкий дождь; «нва» – пить («н» – префикс). То же в санскрите: «вана» – вода; «варина» – океан; «варша» – поливающий дождем; «вар» – вода; «варуна» – водяной. И получается, таким образом, что варяги – люди моря, морские жители, а проще – приморские. А то, что Русь была славянской, не может быть никакого сомнения, потому что корень «ру» – истинно русский. Слов с этим корнем в германских языках очень мало. Зато у нас они по всему словарю рассыпаны.
На каком-то этапе развития языка «у» перешло в «о», и мы приобрели такие слова, как: родник, роса. И, разумеется, Рось – река, течение. От этой же основы и слова на «ры»: рыба, рыдать…
Неужели эту кровь и плоть языка влили в него скандинавские пираты, пришедшие управлять не способной к государственному устройству Русью? Конечно, нет. В Новгороде появился князь наш, славянский и по-настоящему русский.
Но как тогда быть с гипотезой Владимира Щербакова, изложенной в очерке «Века трояновы»? По его мнению, Русь берет свое начало в древней Фракии, у одрисов, а слово в переводе звучит как леопард (рос-рус), потому что наши возможные предки поклонялись культу леопарда. «Раскопки последних десятилетий, – пишет он, – позволили археологам найти истоки культа леопарда в древнейшем городе Чатал-Гююке, в центральном районе Малой Азии. Археологов восхитило мастерство древних художников. Рельефы леопардов следовали один за другим: целых сорок культурных слоев с изображением зверя!»
Да и этруски называли сами себя расенами. А они пришли на территорию современной Италии из Малой Азии, а точнее, из трояно-фракийского региона. «В языке расенов-этрусков, – продолжает автор, – много славянских корней». И приводит в подтверждение, в частности то, что «я» по-этрусски «ми». А отсюда – родительный падеж от этого местоимения – «меня». Оказывается также, что все русские имена имеют общие корни с фракийскими.
И в этом никакого сомнения быть не может. Почему? Потому, что чем дальше в древность мы обращаемся, тем ближе соприкасаемся с элементами праязыка. Если идти этим путем, то можно прийти к выводу, что прародиной нашего народа была Дагомея, потому что в языке хауса «рува» – вода, а отсюда – русло, ручей и другие близкие к этому корню слова. А в языке йоруба вообще большинство корней «русские»: «бата» – ботинки, «же» – есть (жрать, обжора), «оруко» – имя (орать), «окун» – океан.
Родной для нас и «леопард». Корень «ру», заложенный в основу этого слова, – древнейший и присутствует в огромном количестве языков. «Ру» это еще и «есть», «жевать», «уничтожать». Иногда он переходит в «ро», «ры». «Рум» – есть, жевать (варджи, мия), «рух» – боронить (мбуруку). То же значение у него и в языках цагу, сири и других африканских, европейских и азиатских. В санскрите «рус» – убивать, «руп» – ломать. Хорошо просматривается этот корень в казахском языке: «арыстан» – лев, «барыс» – барс, «жолбарыс» – тигр, «борсық» – барсук…
В древнекитайском «ранг» – тигр, леопард; в бирманском «к-раинг» – кошка; в качинском «ронг» – тигр, леопард.
В основе – наша рысь. Корень «ру», «ро», «ры» заложен и в основу слова «пард». Отсюда: гепард – «земляная кошка», леопард – «древесная кошка». А когда мы гоним кошку от украденного куска мяса, не задумываясь, кричим: «Брысь!» – «уходи, кошка, прочь!»
Что же касается местоимения «я», то, как «ма», оно так же звучит и в африканских, и в индоевропейских языках.
Так что ничего не имея против нашего происхождения от одрисов, фракийцев, все-таки трудно согласиться с тем, что в основе слова «Русь» – леопард.
И, кроме того… У вездесущего Русы, о котором мы так много говорили выше, есть, оказывается, еще один перевод. Откроем словарь украинского языка: «рушать» – отправляться, трогать, двигаться; «рушия» – двигатель; «рух» – движение, ход; «рухлывый» – подвижный, резвый; «рухатысь» – двигаться, течь. В латинском «руо» – устремляться, бросаться, кидаться, спешить. В греческом «роос», «рус» – течение, поток (отсюда и «русь» – река); в румынском «рутэ» – дорога; в испанском «рута» – дорога, а «румбо» – направление, курс; в португальском «руа» – улица (место движения); в суахили «рука» – прыгать, скакать, взлетать, а «рукудху» – бежать. Чистый корень дает санскрит: «ру» – идти, передвигаться. То же в иранских языках: «ро» – дорога, путь, «руга» – ход, течение, путь, «рубба» – бродяга, скиталец (шугнанский).
Наше русло – место течения реки. Трансформация «ру» в «ры» дает: рысь, рысак. И получается, что «руса» – конь, а вся западная Европа конного витязя называет рыцарем. В грузинской мифологии Раши – быстрые, всемогущие кони героев. Название восходит к имени легендарного коня Рахш в иранской и таджикской мифологических традициях. У славян лошадь – священное животное. Видимо, поэтому они и не едят конины, хотя мясо это самое чистое и самое полезное.
Культ коня пришел от древних ариев. Так, «Ригведа» дает «Гимн жертвенному коню», который заканчивается словами, проливающими свет на назначение русалий:

Виталища высшего он достоин,
Конь. Там отец его и мать.
Так пусть он нынче уходит к богам,
Он, самый приятный им,
И испросит даров,
желанных жертвователю.

Мифы об ашвамедхе, ритуале жертвоприношения коня, отражают реальную церемонию священнодейства, засвидетельствованную еще в ведийские времена. Читайте в «Мифах народов мира»: «Царь, желавший потомства, выпускал на волю коня и вместе с войском следовал за ним, подчиняя правителей тех стран, где оказывался конь. Поход продолжался год и был прелюдией к ашвамедхе. Затем возводили особое ритуальное сооружение – причинавансу, матица которого ориентирована на восток; внутри размещались очаги для трех ритуальных огней… Выбирали коня определенной масти и приносили его в жертву (иногда условно). В упанишадах с ашвамедхой связывалось сотворение мира из частей коня». Интересен миф и об ашвинах, «обладающих конями» божественных братьях-близнецах, которые приносят дары для ариев, богатство, пищу, коней, быков, коров, детей, свет, счастье, победу, дают долгую жизнь, жизненную силу…
Очень важно замечание к первому мифу: жертву можно приносить и условно. Не условное ли жертвоприношение и есть русалии – праздники во имя божеств, возрождающих природу, жизнь, несущих людям счастье, урожай на возделываемых ими полях, тучность стад и удачу во всем? А, кроме того: каждый хотел принести жертву, но не у каждого были возможности жертвовать настоящим конем или какой-либо другой живностью; вот и приходилось выводить Русу.
Скачущего коня выкалывали у себя на груди и фракийцы, соотечественники Спартака, наши предки. А любимым занятием фракийской знати, рассказывает Ксенофонт, был конный спорт.
Символом гетманской или атаманской власти на Украине и в Польше был бунчук – длинное древко с насаженным металлическим шаром и прядями из конских волос.
Так-то: конь нам, разумеется, ближе леопарда.
И еще: если «ру» – двигаться, бежать, течь, то Русь – река, а русалка – с одной стороны – жертвенный конь, а с другой – женщина, девушка, которая плавает и просит дождя.

***
Югославский лингвист Радивое Пешич также считает, что старый славянский язык уходит своими корнями к легендарным этрускам. Если этруски действительно были в какой-то мере нашими предками или братьями наших предков, то следует присмотреться к ним более внимательно.
В книге «Дорогами тысячелетий» Виктор Драчук пишет: «Как свидетельствуют древние авторы, своим возникновением Рим во многом обязан этрускам…
…Этруски были народом мужественным. Древние летописцы рассказывают, что их кормчие выделялись своим искусством кораблевождения, и этруски долго владычествовали на море. В греческих сказаниях упоминаются грозные этрусские пираты, которым приписывали изобретение абордажного крюка. Благодаря своей независимости города возвысили этрусков над другими племенами, обитавшими на италийской земле».
Небольшая характеристика, но, как говорят в канцеляриях, емкая. И дополнить ее можно только переводом самого слова «этруски». «Эт» в санскрите – странствовать… А «рус» по нашей схеме – море. Так что этруски – мореплаватели (хотя дословный перевод с греческого – «морские разбойники»: «ру» – это и двигаться, плавать, и убивать, рубить, причинять зло). Тот же перевод дает латинское слово «туски» и опять-таки греческое «тиррены» или «тирсены»! А теперешняя столица Албании Тирана в переводе с санскрита – «берег», «побережье». Самоназвание этрусков – «росены». Но «ро», как мы уже выяснили, вода, течение. Отсюда река Рось, которую называли и Россой («сса» – сильно, много), и Русью…
Считать этрусков предками славян, видимо, преждевременно, а называть мореплавателями – правомерно. Корень «ро», перешедший в других языках в «ру», сохранился в названии этого народа на вечные времена.
…Древние корни. Древний народ…
Интересную мысль высказывает Владимир Чивилихин: «Если арьи, ушедшие в Индию, были степными скотоводами, то оставшиеся арьи-земледельцы – частично, может быть, предки балтославян, у которых оказалось с арьями столько языковой и культовой (в том числе и обычаи, связанные с русалиями. – Прим. авт.) общности, и это мы, а вовсе не немцы вроде бы как арийцы!»
В другое время и по другому случаю, но почти то же самое, сказал замечательный русский художник и востоковед Н. К. Рерих: «Не удивительно, что в песнях и гаданиях цыган слышится много санскритских слов: ведь цыгане – выходцы из Индии. Гораздо удивительнее, что в песнях русских сектантов сказывались целые санскритские песнопения, хотя и в очень искаженном виде. Откуда?» Действительно, откуда? Ведь сколько одних и тех же созвучий: «матар» – мать, «братар» – брат, «суну» – сын, «жани» – жена, «девар» – деверь, «снуса» – сноха… В санскрите «ятар» – жена деверя, а В. Даль в своем словаре пишет: ятровь, ятрова, ятровка, ятровица – жена деверя. Ведь ни в одном другом языке это слово не сохранилось! И далее: «аплава» – купание (плавать), «ити» – идти, «грива» – шея, «живика» – жизнь, «па» – пить, «сми» – смеяться, «нас» – нос, «бру» – бровь, «питу» – питание, «раса» – влага (роса), «двар» – дверь; «удра» – выдра, «мушика» – мышь; «пса» – пес, «снехья» – снег, «мас» – мясо… И числительные: «два» – два, «три» – три, «чатур» – четыре, «панча» – пять, «шаш» – шесть; «сато» – сто. Многое разъясняют в нашем языке и санскритские глаголы. «Кар», «карь», например, – делать, действовать. Именно поэтому токарь точит, пекарь печет, лекарь лечит. «Стри» – рожать, женщина. Стало быть «сестра» – вместе родившаяся, родная женщина.
Какое близкое и вместе с тем, какое непонятное слово «сердце»! О чем говорит оно, что в себе несет? Ни греческое «кардиа», ни латинское «кор», ни албанское «зэмэр», ни немецкое «херц» не помогут ответить на этот вопрос. А санскрит? Поможет. «Сек» – идти, двигаться, «сека» – поливка, «сел» – идти, двигаться, «рудхира» – кровь («ру» – красный, рыжий, как у нас рудой; «до» – вода, как у нас Дон – течение, река). Отсюда: сердце – орган, который двигает, разгоняет по телу кровь. На севере России 176 рек имеют одинаковые названия с реками в Индии. Среди них Паша, напоминающая собой подкову. А ведь и лук Шивы – тоже паша. И там и тут текут реки Инд и Ганг.
В самом деле, разве может быть столько случайных созвучий? Конечно, нет. Сам собой напрашивается вывод: или русский язык формировался параллельно с санскритом, или у них был общий родитель, и, так сказать, воспитывались они в одной семье.
Захватывающая гипотеза…

Кий, Щек и другие

Следы ариев. Они остались в многочисленных географических названиях.
Возьмем для примера Киев. Почему его так назвали?
Нестор пишет: «И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их была Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по нему Хоривицей. И построили городок во имя старшего своего брата и назвали его Киев…
Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком…»
Легенду приняли на веру некоторые ученые. И легендарный Кий стал одним из первых русских князей и даже ходил будто бы к Царьграду. Одним из первых усомнился в этой истории Н. М. Карамзин: «Может быть, что Кий и братья его никогда в самом деле не существовали и что вымысел народный обратил название мест, неизвестно от чего происшедшее, в названия людей».
Вторым был С. М. Соловьев: «Насчет основания Киева, как вообще всех древних знаменитых городов, ходили разные предания.
Название его, сходное с прилагательной притяжательной формой, заставило предположить имя основателя Кия… Сам летописец предложил очень хорошее объяснение этого производства: Киев перевоз заставлял предполагать Кия перевозчика. Название городища Киевец на Дунае заставило предположить, что у основателей обоих было одно и то же лицо; отсюда необходимо другое представление, что Кий был знаменитый владыка рода, ходивший в Царьград, принявший большую честь от императора и построивший на возвратном пути Киевец…»
И еще: «Из этих преданий историк может вывести только то, что жители Дуная и Днепра были единоплеменны, судя по сходству названий Киева и Киевца». А мы добавим к этому еще и рассказ автора «Великой хроники (польской) о Куявской земле, куявах, которые ушли от князя Земомысла к князю Болеславу, а также упоминание о деревне Киево. А вот какие сведения дает Б.С.Э.: «Куявия – историческая область Польши между средним течением р. Вислы и верхним течением р. Нотец. В древности была населена западнославянскими племенами куявов. В современной Польше охватывает юг Быдгошского и смежную с ним часть Познанского воеводства». Есть деревня Киево и в Сербии.
А что же лингвистика? Она заодно с А. Н. Апухтиным: «И правы старики, и сын не виноват, И долгу своему игумен верен тоже».
Прежде всего о Куяве. «У» в данном случае очень легко переходит в «ы». Именно поэтому средневековые арабские, персидские и среднеазиатские географы Куявией, Куябией, Куябой называли один из трех центров Древней Руси – Киевскую землю. Столицей ее был Куяба – Киев. «И» же в Киеве не русское, а украинское, очень близкое к «ы». Само же «ы» – всегда рядом с «у». Мы говорим «быть», а украинцы – «буты»; мы говорим «был», а украинцы – «був».
И если «був» только князь Кий и «був» только перевозчик Кий, то почему по всем славянским землям разбросаны города и села с основами на «ки», «кы», «ку»?
Давайте же поверим Нестору: Кий сидел на горе. Значит «ки» – гора? Действительно:
Кибела – 1) фригийская богиня, «великая мать» богов, дочь Сатурна и Земли, символ плодородия, 2) гора во Фракии;
Киклады – группа островов в Эгейском море, кругообразно расположенных вокруг главного из них Делоса;
Киклоп (Циклоп) – «круглоглазый», одноглазый великан (гора, крутизна и окружность в древности отожествлялись, имели один корень);
Кивач – водопад на реке Суна в Карелии: вода падает с нескольких уступов высотой около 11 метров;
Киву – озеро в Восточной Африке: расположено в тектонической впадине на высоте 1460 метров;
Кильдин – остров в Баренцевом море: поверхность – холмистое плато (до 281 метра высоты);
Кипарис – вечнозеленое дерево, достигающее 30 метров высоты;
Киргизия – горная страна.
«Рамаяна» дает нам Кимнаров – мифологических существ, обитающих в небесных сферах, с лошадиной головой и человеческим телом или, наоборот, с человеческой головой и лошадиным телом.
А теперь заменим «к» на «г». Что получим? Гири. В санскрите – это горы.
Но не случайны ли эти совпадения? Нет, на всей планете можно найти подтверждение только что высказанной гипотезе. В иврите «кеф» – скала, утес. Первого из 12 святых апостолов Христос назвал Кифой, что в переводе с ассиро-халдейского наречия обозначает Петр или Камень. Но Кий – это еще и владыка, властитель, князь, вождь. Потому что «ки» – рука, брать, хватать, присваивать, подчинять своей власти. Отсюда и Кир – «господин», «владыка». И Кириена – «госпожа». И Кирион – «властитель».
В древнеперсидском «кауфа» – гора. В иранских языках (пушту, шугнанский, язгулямский) «ки», «ку» – гора, а «куйи» – горный; в румынском «кукэ» – холм, «кугме» – вершина; в итальянском «кима» – вершина.
А как же со славянскими языками? Там нет прямого указания? Есть! В украинском, польском и других языках «куява» – крутой холм, вершина. В чешском «кыноут» – подниматься (рядом в словаре и Киев – Кыев). В украинском «кичера» – гора с безлесой вершиной, «кин» – подмостки, сцена. Не ушел от братьев-славян и В. И. Даль: кипа – все собранное вместе, гора; кит – самое крупное морское животное; кичить – внушать кому-либо чрезвычайно высокое мнение о своих достоинствах; кичливый – высокомерный; кишка – длинный извилистый и узкий рукав в теле животного и человека от выхода в желудке до заднего прохода; кишеть – громоздиться, двигаться без системы в огромном количестве; кий – длинная палка; киян – огромное море.
Однако первыми были арии. В санскрите «киянт» – сколь большой или длинный, «кула» – склон, холм, берег.
Гора почти всегда ассоциируется с крепостью. И Киев как город-крепость также имеет право на существование.
Кажется, убедительно. Однако любой историк может сказать, что многие города получили свое название от рек, на берегах которых их построили.

(Продолжение следует)

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Очень увлекательное занятие подгонки звуковой: қи – овечий навоз, так что, Кий сидел на горе овечьего навоза что ли? С другой стороны, из крепкого кия нарезывают кирпичи и выкладывают стены домов, обмазывают глиной, белят – и вот тебе теплый дворец! Ки еп – вообще замечательно, т.к. еп – ловкость, смекалка, умелость и тогда Ки еп – умение строить город из кия… И сына – клин, у древнего охотника ребенок родился, он взглянул и с радостью орет на весь свет: клин у меня родился! Если же дочь: доча у меня родилась, т.е. рожающая, на современном туушы, на диалектном всего век назад – дошы… И орать – от ырылдау, мигать от ымдау, кастрация от кестіру, танаис от тыныс (тихий), дон от тұнық (чистый) – откуда и “Тихий Дон”. Объясняется также от жизненной необходимости, а не от звучности – кочевнику нужно, чтобы река была чистая и чтобы тихая, т.к. два раза в год нужно ее пересекать. Орыс также никакого звукового романтизма – бороздоделатель, т.к. ор – борозда, а ыс – дело. В русских былинах то же самое: оратай – пахарь. А уж германские сказки про ирано-индо-ариев пора бы настоящим русским, славянам совсем не рассказывать, про тот романтизм еще сам Эрих Церен в книге “Библейские холмы” показал кем и откуда те анекдоты были взяты. В главке кстати “Романтика”… А в целом тренировка ума, как рыбалка!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ