КАСЫМЧИК. КОСЯ. КАСЫМ

0
54

В начале ноября интернет-сайты запестрели сообщениями о смерти во время представления известного казахского каскадера и артиста цирка Касыма Жумагужина. Эта новость поразила знавших его людей как гром среди ясного неба. Ведь ему было всего немногим за тридцать, и он находился в зените славы, имея за плечами десятки казахстанских, российских и голливудских фильмов, в которых выполнял сложные, порою и рекордные трюки, а также выступления в лучших цирках Азии и Европы. Смерть наступила вследствие острого первичного инфаркта миокарда.

…Мне оваций праздничных не надо,
Мне в ладоши громко хлопнет смерть.
Одолеть нетрудно мне каскады –
Я погублен тем, что каскадёр.

Эти грустные строки, словно о Касыме, об артисте со стеснительным взглядом и светлой улыбкой. На нашей памяти он был таким с юных лет. Позже, глядя в глаза красивого, талантливого молодого артиста, казалось, что он, будто в одном лице несет ответственность за скверну, подлость и ложь в этой суетной жизни. Поэтому неловко ему за все постыдное, что встречается в обществе. Он был кристально честным и добрым, на редкость воспитанным человеком. Личностью. Заслуженный деятель Республики Казахстан, ветеран циркового искусства Валихан Чалабаев с глубокой грустью в глазах вспоминает, что среди детей артистов Всесоюзного объединения «Союзгосцирк» он был одним из немногих, который никогда не матерился, почитал старших, что в понимании творческих людей, годами находившихся с семьями в постоянных гастролях, было большой редкостью.
Несмотря на молодость, Касым Жумагужин считался опытным артистом, молодежь цирка и даже ровесники почитали его как учителя и наставника. И это неудивительно. Ведь Касым, как принято говорить в цирке, родился в опилках (имеется в виду опилки, которыми когда-то посыпались манежи, сегодня их заменил каучук). Он артист во втором поколении. Его отец – Аргынгазы Жумагужин, принадлежит к когорте первопроходцев Казахского национального цирка, собирающегося скоро отметить свой полувековой юбилей. Касымчик, как ласково называли его и взрослые и дети, впитал с младенческих лет дух цирка, вобравшего в себя такие понятия, как преодоление, отвага, мужество, героика и гармония; изнурительные репетиции до седьмого пота; и знание, знание тончайших деталей и неимоверно сложных трюков – основы циркового искусства. Он вырос на манеже, бегая по крутым ступенькам зрительного зала, играя в прятки со сверстниками, такими же цирковыми детьми среди стойл для лошадей или помещении для слонов и тигров. Ему были привычны шум и толкотня вокзалов и сон под стук вагонных колес, постоянная смена вначале детских садиков, а затем и школ. Свое первое служебное удостоверение Касым получил в 10 лет, будучи учеником в номере «Акробатическая пара».
Как рассказывает Аргынгазы Алмаганбетович, он начал приучать сына к регулярным занятиям по будущей профессии циркового акробата и гимнаста с пяти лет. Когда мальчику исполнилось десять лет, отец вышел на заслуженный отдых по выслуге (в те времена еще сохранялись такие привилегии, как выход на пенсию через 20 лет работы на манеже артистам, выступавшим в спортивных жанрах). Касым продолжил свои занятия в цирке под руководством других тренеров-преподавателей. В 1999 году успешно окончил Республиканский эстрадно-цирковой колледж им. Ж. Елебекова. В 16 лет он уже работал в номере «Воздушные гимнасты на ремнях» под руководством Тимура Якубова. С этим номером Касым гастролировал как в СНГ, так и за рубежом, стал обладателем «Золотого медведя» Международного циркового конкурса в России и Гран-При Международного фестиваля ведущих цирковых артистов мира в 2012 году.
– Но затем случилось удивительное, – рассказывает отец Касыма. – Я сам пришел в цирк в далеком 1973 году как ученик в конный номер «Табунщики-джигиты». Я вырос в ауле, знал лошадей с детства, и проблемы в отношении скорого перехода в артисты не могло быть. Но меня тянуло на воздушную гимнастику. Запала в душу работа гимнастов на ремнях – в то время один из редких жанров на европейских цирковых подмостках. Этот жанр, зародившийся в Китае, только-только начинал развиваться в Советском Союзе. И в конце концов после упорных тренировок я перешел в этот номер, без сожаления расставшись с прекрасными, умными цирковыми лошадьми. А вот у сына все получилось наоборот. Он вырос в городе, видел многих животных только в картинках, ему сподручнее было бы заниматься акробатикой и гимнастикой, с которыми он был дружен, как говорится, с пеленок. Но нет же! Его потянуло к лошадям. Каким-то образом в его крови взыграл древний клич предков: «Аттан!» («По коням»!).
Да, Касым оставил гимнастику, отказался от перспективных зарубежных гастролей налегке с одним чемоданом и принял на себя тяжелую ношу джигита-наездника, когда к необходимости ежедневной поддержки своей спортивной формы прибавляется забота и о своем верном друге – коне. Нужно следить за его питанием, здоровьем, спортивной формой, купать его и чистить, водить на прогулки, холить и лелеять. Если конь твой заболеет, нужно с ним и дневать и ночевать, а во время поездок сопровождать его в том же товарном вагоне или в грузовом автомобиле. Да и репетиции у джигитов длятся часами (ведь нужно тренировать не только себя, но и лошадей), да и начинаются они спозаранку, а вечером – допоздна. Но Касыма не испугали подобные трудности. Он готов был на все, чтобы только быть рядом с этими прекрасными, благородными животными, чтобы всматриваться в огромные бездонные глаза аргамака, мчаться с гиком, подставляя открытую грудь ливню скорости, закружить вокруг себя переполненный зрительный зал цирка или бескрайнюю степь. И в 18 лет Касым перешел в конный номер под руководством Заслуженного деятеля Республики Казахстан Жайдарбека Кунгужинова.
Возможно, Касыма привлекали в джигитовке не только лошади и стремительные трюки, выполняемые на большой скорости, в которых пульсируют азарт погони, ощущение бесшабашной свободы, и даже битвы не на жизнь, а на смерть, но и перспективы не менее интересной каскадерской работы. В то время в Казахстане снимались фильмы на исторические темы, в которых были задействованы сцены с всадниками и конными трюками. К тому времени Ж. Кунгужинов параллельно с работой на манеже цирка организовал каскадерскую группу Nomad Stunts, в которой Касым и трудился со дня основания.
Различные упражнения на галопирующей лошади сами по себе представляют немалую опасность и требуют от наездника филигранной техники и отточенности движения. Но каскадерская деятельность еще больше связана с рис­ком. Здесь не всегда срабатывают отработанные раз и навсегда навыки. Каждый раз приходится приспосабливаться к другой обстановке, окружению, условиям, придумывать хитроумные трюки и приспособления в соответствии с задумками режиссера и сценариста, с тематикой фильма. Каскадер – сам изобретатель, сам технолог и рабочий. Он должен воплотить на экране любую, даже самую сумасбродную идею режиссера.
В действительности, любая работа каскадера в кино – это уйма непредвиденных обстоятельств. Каждый раз новых, непредвиденных. Причем в такие моменты никто со стороны не может помочь ему. Выходить из сложной ситуации он должен сам, в считанные доли секунды принять единственно верное спасительное для здоровья, а иногда жизни решение. Причем, эпизод нужно сыграть так, чтобы он взволновал кинозрителя, оставил в душе неизгладимый след. Не вызвал бы и тени сомнения в реальности происходящих на экране событий. Как пишет Александр Савельев в книге «Улыбнитесь, каскадеры!»: «У каскадеров нет стопроцентной гарантии безопасности. Невозможно все просчитать. Всегда может вмешаться непредсказуемая случайность. Однако есть в трюковой работе понятие «профессионализм». Это – характер человека, уровень физической подготовки, нервно-психическое состояние, физиологические параметры».
Из понятия «профессионализм» вытекает то, что в постановке трюков нет мелочей, любая ошибка может поставить под угрозу жизнь исполнителя. Например, в пиротехнических трюках с горением. Ведь огонь – самая непредсказуемая стихия. Она не только оглушающе действует на психику. Она способна поколебать уверенность в людях даже с сильным, волевым характером. Разгораясь по пропитанной горючей смесью одежде, огонь в доли секунды охватывает каскадера с ног до головы. Бывает, люди в таких случаях впадают в панику, могут потерять сознание от теплового удара, наглотаться горячего дыма и задохнуться или, ослепленный дымом и огнем, побежать совсем в другую сторону от места, где его ждут спасатели.
Что уж тут говорить о высотно-акробатических трюках. Высота, бездна под ногами – это всегда стресс, чудовищное нервное перенапряжение, это ожидание «ежесекундной» трагедии. Здесь не всякий может сохранить хладнокровие. Еще нужна отвага.
Педагог, наставник, ветеран циркового искусства Н. А. Маркин рассказывал о том, как несколько лет назад, пораженный смелостью своего воспитанника и одновременно охваченный тревогой за него, намертво вцепившись от волнения за железную поручень, лихорадочно отчитывал каждую проржавевшую скобу верхотура, когда Касым, единственный из присутствующих взялся и водрузил флаг Казахстана на высоченное сооружение полувековой давности.
– Какой надо было обладать смелостью, чтобы без подстраховки идти настоль рискованное дело. Никогда в жизни не смог бы преодолеть собственный страх в подобных случаях, и не только я, – вспоминает Николай Андреевич. – Наряду с отвагой Касым обладал глубокими знаниями, прекрасно разбирался в технических нюансах цирковой спецтехники и каскадерской оснастки. Сам нередко предлагал новые технические решения и схемы, при этом всегда оставался тактичным и благодарным учеником.
О том, как важно быть универсальным, всесторонне развитым артистом и каскадером, особенно в подготовке и исполнении конных трюков, можно судить по статистике. Оказывается, самое большое количество различных сложных травм приходится именно на верховую езду. Их намного больше, чем в мотогонках, автомобильном спорте, футболе, регби и других, как принято говорить, мужских видах спорта. Это в спорте, а о каскадерской работе конников в кино статистика молчит. Здесь каскадеру приходится полагаться не только на самого себя, но и предугадывать поведение лошади в различных обстоятельствах, зачастую связанных со стрельбой, взрывами, грохотом техники, нередко скоплением причудливо наряженных людей.
Как видим, каскадерское искусство требует от исполнителя разносторонней подготовки, ибо, как принято говорить, кинотрюки – это семиглавый змей-искуситель. Здесь и акробатика, и фехтование с различными холодными оружиями, и рукопашные бои, и падения с разных высот, и горение, и бешеные скачки и гонки, всюду – запредельный риск, как в никакой другой профессии. Касым Жумагужин не спасовал перед такими опасными перспективами. Увлечение с раннего детства акробатикой, гимнастикой, восточными единоборствами стали основой его выбора. Может, сказались и гены. Отец Касыма в свое время удостаивался высшего поощрения от руководства «Союзгосцирка» за выполнение оригинального и рекордного трюка – стойки на руках без страховки под куполом в колонне из пяти человек.
То, что Касым не ошибся в выборе профессии, говорит тот факт, что он был всегда востребован как в цирке, так и в кино. А приглашение на сьемки в голливудские и российские фильмы вместе с товарищами по группе Nomad Stunts говорит и о большом авторитете казахстанской каскадерской школы в мире. Ведь Голливуд не приглашает рядовых актеров и каскадеров на съемки своих фильмов. Касым вместе со своими товарищами снимался в кино с участием Арнольда Шварценеггера, Киану Ривза, Сильвестра Сталлоне, Джейсона Стэйтема, Жан-Клода Ван Дамма, Чака Норриса и других мировых звезд, они в этих фильмах выполняли за актеров наиболее опасные трюки.
В то же время эти бесстрашные ребята имеют добрые сердца. Коллеги вспоминают, как Касым плакал навзрыд, когда потерял своего коня во время съемок фильма «Кочевник». Тогда каскадерской группе пришлось подняться в горы и жить там в палатках. Цирковые лошади, привыкшие к теплым стойлам, теплой воде из-под крана и щадящему режиму, стали болеть из-за пронизывающих до костей ночных холодов и студеной воды горных речек. Хотя их и спасали всем миром, но верного друга Касыма не удалось спасти. Больную лошадь привезли в Алматы. Касым тогда дневал и ночевал возле своего коня в конюшне, плакал, когда его не стало.
Эти мужественные парни, каскадеры, плакали и тогда, когда не стало Касыма. Они не скрывали слез и во время прощания, и во время похорон и поминального обеда, и выражая соболезнования родителям и близким Касыма. Те, кто не успел приехать из дальних стран, находясь на гастролях, звонили по телефону и плакали в трубку. Прилетел и успел провести в последний путь Касыма один из его друзей из Китая. Большая делегация каскадеров и артистов цирка приехала на похороны из Кыргызстана. Все это говорит о том, что Касым был не только большим мастером своего дела, профессионалом, но и верным другом, человеком, готовым на все ради своих друзей, коллектива, ради своей семьи – супруги Альбины и шестилетнего сына Алана, родных и близких, стало быть, и ради своего народа, своей страны.
В этой связи вспоминают в цирке такой эпизод из жизни Касыма. Он участвовал в составе сборной команды Казахстана в Международном телевизионном спортивно-развлекательном шоу «Большие гонки» во Франции. К финальному конкурсу «Горки», где необходимо было на скорости подняться на одной лишь силе рук на крутую стенку, команды Казахстана и России подошли в лидирующей позиции с одинаковым количеством очков. Последним стартовал Касым, тогда еще юный, двадцатилетний, и в соперничестве с россиянином – Заслуженным мастером спорта по спортивной гимнастике, чемпионом Олимпийских игр, он вышел победителем, принеся команде первое место. Эту его победу над именитым соперником можно объяснить только лишь силой духа и патриотическим чувством: он не мог подвести команду, родную страну. И это разве не пример нашей молодежи.
И вот отечественная культура потеряла Касыма… Это – невосполнимая потеря для циркового и каскадерского искусства, для его родных и близких, друзей и коллег, для всех тех, кто его знал при жизни. На XIV Международном кинофестивале Шакена Айманова он признан (посмертно) лучшим каскадером 2018 года и отмечен престижной кинематографической премией «Кулагер-2018». Судьба каскадеров: брать все сложные роли на себя и всегда оставаться за кадром. Таким был и Касым Аргынгазыулы Жумагужин, один из ярких представителей легендарного братства каскадеров и артистов цирка.

Аяган САНДЫБАЙ

НАША СПРАВКА

Касым Жумагужин снимался во многих отечественных, российских и голливудских фильмах. Его первым опытом в большом проекте стала историческая лента «Кочевник» (2005). В том же году он снялся в «Дневном дозоре» режиссера Тимура Бекмамбетова. Также снимался в таких фильмах, как: «Волкодав из рода серых псов» (2006) – режиссер Николай Лебедев (Россия); «Меч Махамбета» (2007) – режиссер Сламбек Тауекел (Казахстан); «Код апокалипсиса» (2007) – режиссер Вадим Шмелев (Россия); «Рэкетир» (2007) – режиссер Акан Сатаев (Казахстан); «Мустафа Шокай» (2008) – режиссер Сатыбалды Нарымбетов (Казахстан); «Прощай, Гульсары!» (2008) – режиссер Ардак Амиркулов (Казахстан); «Секер» (2009) – режиссер Сабит Курманбеков (Казахстан); «Байконур» (2011) – режиссер Файт Хелмер (Россия, Германия, Казахстан); «Конан – Варвар» (2011) – режиссер Маркус Ниспел (США); «Семь майских дней» (2011) – режиссер Ермек Турсунов (Казахстан, Россия); сериал «Вендетта по-русски» (2011) – режиссер Олег Туранский (Россия); Жаужурек мын бала» (2012) – режиссер Акан Сатаев (Казахстан); «Неудержимые-2» (2012) – режиссер Саймон Уэст (США); «Джокер» (2013) – режиссер Талгат Жаныбеков (Казахстан); «47 ронинов» (2013) – режиссер Карл Ринш (США); «Ограбление по-казахски» (2014) – режиссер Каиржан Орынбеков (Казахстан); сериал «Марко Поло», 1-й сезон (2014) – режиссеры Дэвид Петрарка, Джон Мэйбери, Даниэль Минахан (США); «Весь мир у наших ног» (2015) – режиссер Саламат Мухаммед-Али (Казахстан, США); «Дорога к Матери» (2016) – режиссер Акан Сатаев (Казахстан)4 «Викинг» (2016) – режиссер Андрей Кравчук (Россия); «Коловрат» (2017) – режиссер Иван Шурховецкий (Россия); «Тобол» (2018) – режиссер Игорь Зайцев (Россия); «Балуан Шолак» (2018) – режиссер Нургельды Садыгулов (Казахстан) и другие… Касым Жумагужин великолепно владел мастерством борьбы тхэквондо, трамплинга, рэтчета, горения, фехтования, конной акробатики, скалолазания, высотного падения (свыше 10 метров), стрельбы из лука, метания копья, плавания и риггера. Мастер спорта по спортивной гимнастике. Обладатель «Золотого медведя» Международного фестиваля циркового искусства в Ижевске (Россия), Гран-При на Международном фестивале (г. Алматы) в 2012 году. Был ведущим артистом в конно-акробатическом номере «Номад». [Из новостной ленты Tengrinews.kz].

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ