ПАМЯТЬ СЛОВА

0
158

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Кстати сказать, мастерскую древних скульпторов на острове Пасхи в Тихом океане Тур Хейердал обнаружил в кратере Рано-Рараку. А второй вулкан называют там Рано Као. Как бы ни подошли мы к этим словам, но здесь налицо четыре раза упомянутый «огонь». Значит, вулкан в словах на «ра» – выходящий из земли огонь.
От «ра», стало быть, произошла и хорошо известная нам радуга. Скажете, случайное совпадение звуков? Увы, не случайное. У чехов и словаков есть Рарог и Рарашек, а у украинцев Рариг – огненный дух, связанный с культом очага. Чехи рассказывают, например, что он может появляться на свет из яйца, которое девять дней и ночей высиживает человек на печи. Бога этого славяне представляли в образе птицы (чаще хищного сокола) или дракона с искрящимся телом, пламенеющими волосами и сиянием, вырывающимся изо рта, а также в виде огненного вихря. А в древнерусской мифологии воплощением заговоров и огненного ветра был Рах.
Радигост, Рановит, Прано-Перун – боги огня, солнца.
Закончим же эту главу стихами древнего кашмирского поэта Анандавархана, посвященными солнцу:

Светил восходит в небе мириады:
Одна луна могла б украсить целый мир.
Но, кроме солнца,
чей восход нам день дарует,
И чей закат нас погружает в ночь?
(Перевод с санскрита
Веры Потаповой)

Заказ на Менделеева

– Быстроногий Ахиллес не догонит медленно ползущую черепаху, – утверждал древнегреческий философ Зенон Элейский. – Пока он пробежит разделяющее их пространство, черепаха тоже проползет немного вперед. И Ахиллесу придется преодолеть этот дополнительный путь. А черепаха снова уйдет вперед. И так до бесконечности…
– Более того, он вообще не сдвинется с места, – продолжал ученый. – Потому что прежде чем пройти все расстояние, необходимо преодолеть его половину, а до этого четверть… И так до бесконечности, потому что нет предела деления пополам… Так и в природе нет и не может быть никакого движения.
Смеялись над ним и ученые, и просто грамотные люди. Философ же Диоген в ответ на это поднялся молча с места и начал расхаживать взад и вперед.
…Шутки-шутками, но с этого момента люди задумались над бесконечным…

***
Невозможно, пожалуй, разложить в готовые гнезда звуки и слоги родной речи. Но присмотреться к ним, взглянуть на них со стороны, попытаться выяснить, откуда они пришли и что с собой принесли – разве это плохо?
Поскольку первый поиск удался, попробуем сделать второй шаг. Прибавим теперь к «р» гласный звук «е». Получим «ре». Река, море, репа, речь – совершенно разные понятия.
Только у «реки» и «моря» есть общее – вода. Значит, «ре» – вода? Тогда теория о происхождении Руси от русла и воды сразу же отпадает, потому что «ру» в таком случае – не вода.
А кроме того: орех, черемуха… Какая уж тут вода? Да, задача не из простых. И чтобы решить ее, нужно, видимо, выяснить, что значат «ка» и «мо». «Ка» – кавалер, кадриль, кадры, казнь… Не подходит. Кадить, калить, камин – тоже не имеют никакого отношения ни к реке, ни к морю. А «капля», «лакать»? Значит, «ка» – вода? Река – речная? А море? Что значит «мо»? Мост, монумент, ремонт – далекие понятия. А «мокрый», «мойка»? – Вода? Снова вода? Странно. А что же тогда «ре»? Резать – пилить и колоть. Отсюда и «репей»… Нет, тут что-то другое. В иранских языках «ре» – вода. Корень в чистом виде дают кхмеры: «реаксаса» – водяной, «реаксасей» – русалка… Так вот почему мы делаем ударение на первом слоге в словах «реки», «речка». Река – вода, течение. И ничего другого.
Стало быть, снова удача. Найден второй древнейший слог, значение которого мы позабыли, но используем постоянно.
Прибавим теперь к нашему главному и неповторимому согласному звуку гласный «и». Получим: ритор, рифма, вторить. По латыни «риктус» – открывать рот, а «рикто» – кричать. Да, оказалось, что «ри» – говорить. И это тоже приемлемо.
Подходим, наконец, к самому многообещающему слогу «ро». Он в основе слова Рось, а с нее, с этой реки, как утверждают многие авторы, началась история нашего государства. Не было ни русских, ни Руси. Но вот появилась Рось, и все встало на свои места. Вместе с ней и Русь родилась.
А вот жители Белой Церкви, которая построена на берегах этой реки, хотя и чувствуют гордость за своих предков, а посматривают на реку с сомнением: и узкая, и местами неглубокая, и травы много, и лягушки кричат, как в болоте. Неужели тут-то как раз все и началось? А между тем, об этом городе Пушкин прекрасные стихи написал:

Луна спокойно с высоты
Над Белой Церковью сияет
И пышных гетманов сады,
И старый замок озаряет…

А кто его знает, может быть, тысячу лет назад и в самом деле все тут начиналось. Да и река другая была. С этой-то уж никак славу русскую не свяжешь…
Итак, Рось – это первичное звучание Руси. Что же несет в себе широкое и раскатистое слово «Рось»? Подберем близкие к нему по звучанию слова: ров, род, рог, кровь, роса. Ров – канава – в нем может быть вода; кровь – жидкость; род – общество родственников. А «рожать» – значит «идти с водой». В этом многие исследователи убеждают. Роса – тоже вода.
Теперь посмотрим, как обстоят дела на Западе. В латинском языке «рос» – роса; в английском «роу» – грести; в немецком «рестен» – мочить лен.
Слов мало: во всей Европе меньше, чем в одном русском языке, но единство полное: «ро» – вода, течь. Стало быть, Рось – это вода, течение, река. За такой перевод и историческая география: скифы называли Волгу коротким словом Ра, а арии Сырдарью – Рангхой, Ранхой, Рахой. В основе древнеарийское «раса» – сок, влага, жидкость, течь. Это и есть русская «роса» и, разумеется, Рось.
Подтверждает наш вывод и автор «Хроники Великой Польши» (XI–XIII вв.): «Илов берет свое начало от плотности почвы. Равным образом Росток – от разлива рек».
Так же образовано название почти всех на нашей планете рек: Дон, Днепр, Днестр, Дунай – все это вода, течение, а в конечном итоге – река.
Так что же, мы – речные?.. Но посмотрите на карту мира. Где живут люди? На берегах морей, озер и рек. И теория о том, что одни русские любят реки и потому называются русскими – едва ли приемлема. Нет, здесь должно быть что-то другое. А в отношении воды все правильно: роса, орошение – в каждом из этих слов есть связанные друг с другом звуки, которые обозначают воду и только воду.
А «русло», которым объясняют нередко происхождение Руси? В словаре великого нашего драматурга А. Н. Островского сказано: «Русло, главное течение – живая вода: когда судно на живой воде, оно сплавляется безопасно, но его может сбить водою или ветром в «чужие» или в водоворот и «отурить» (Волга)». То же движение передают и другие слова с основой на «ру»: рушить (украинский язык), ручей, струя. В санскрите «ру» – тоже «быстро двигаться».
Как видим, кругом вода и движение. Но не только…
…Некоторые ученые считают, что Русь получила свое название от слова «русый». Но цвет волос не является характерной чертой нации. Весь север, за исключением народностей, сравнительно в недавнем прошлом мигрировавших туда, – русый, а юг – темный. Да и как могли быть все русы светлыми, если почти вся Украина – темноволосая? Не вяжется эта гипотеза с очевидными фактами.

***
Рассмотрим еще несколько слогов с согласной «р». Возьмем «ря». Сразу же вспоминается украинское слово «рясный» – обильный. А. Н. Островский так определяет корень этого слова у себя в словаре: «Рясь – густота листьев или ягод». Коротко и точно. Значит, «ряд» – множество в определенном порядке.
Когда-то, очень давно, понятие множества передавалось слогом «ря», но русский язык не очень-то любит «я», и оно постепенно стало переходить в «е». Так «ре» почти полностью взяло на себя функции «ря».
Теперь нам остается рассмотреть слог «ры»: рыть, рыба, рыло, крыло… Ничего, кажется, общего нет. Может быть, это видоизмененное «ри»? «Кричать», «рычать» – звучат очень уж похоже…
А впрочем, достаточно уже и того, что имеем: ра – солнце, огонь; ри – говорить; ре, ро – вода. Как в таблице Д. И. Менделеева: все есть и все на своих местах. Впечатление такое, что сел человек за стол и расписал: «Вот так вы будете называть землю, а так воду, а так солнце…» И использовал для всего этого один-единственный согласный звук… Но самое интересное даже не в этом. Оно заключается в другом: все слоги с «р» вошли в фундамент нашего родного языка. А в других европейских языках они присутствуют постольку-поскольку. Стало быть, наши предки десятки тысяч лет назад или сами непосредственно участвовали в создании общеевропейского праязыка, или так усвоили его, что мы до сих пор сохранили основу его основ. Что же касается санскрита, то можно предположить, что предки ариев или сами с нашими предками вместе были создателями этого чуда из чудес, или «работали» над ним параллельно, в самом близком соседстве.
Сегодня особенно актуальны в этой связи слова замечательного русского художника и прекрасного знатока Индии Н. К. Рериха: «Истинно великому народу дан и великий язык. Звучен язык Вергилия и Овидия, но ведь не свободен он, ибо принадлежит прошлому. Певуч язык Гомера, но и он в пределах древности. Есть сравнение у русского языка – санскрит праотец. Но на нем даже в Индии уже не говорят. А ведь русский язык жив. Он живет для будущего». Та же мысль и у Ф. М. Достоевского: «Существует один замечательный факт: мы, на нашем еще не устроенном и молодом языке, можем передавать глубочайшие формы духа и мысли европейских языков: европейские поэты и мыслители все переводимы по-русски, а иные переведены уже в совершенстве. Между тем на европейские языки, преимущественно на французский, чрезвычайно много из русского народного языка и из художественных литературных наших произведений до сих пор совершенно непереводимо и непередаваемо…»
Какое сочетание! Древнейшие начала и необузданная, ликующая молодость в одном языке!
Сколько неудержимой силы и готовой в мгновение ока взорваться энергии, какая ширь и глубина чувств, какая страсть к обновлению заключается в словах на «р»!
«Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный…
…Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:
– Пусть сильнее грянет буря!»
В 41 строку «Песни о Буревестнике» М. Горький вписал 89 слов со звуком «р».
А «Весенняя гроза» Ф. И. Тютчева? Как в ней изображено утро года?

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Здесь и грохочущие раскаты грома, и необузданный океан воды, и ликующее торжество проснувшейся и широким потоком хлынувшей в обновленный мир жизни! И на 16 строк – 20 слов с «р».
Наконец, вспомним А. С. Пушкина:

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя.

Чтобы нарисовать картину закрывшей небо и все сметающей на своем пути бури, а затем излить в стихах горчайшую тоску безмерно любящего сердца, поэт в 32 строки внес 30 слогов с «р».
В словах, а вернее, в слогах на «р» заключен весь мир, вся вселенная. Они передают всю диалектику развития природы, общества и мышления.
Начнем с природы: заря, зарево, радуга; равнина, гора, рубеж, рубин, руда; море, река, ручей, роса; растение, корень, морошка; репа, роща, стручок, дебри; рыба, рысь, морж, муравей, корова, жаворонок. В них – почти все, связанное с человеком: рука, рот, грудь, ребро, бедро, перст, радость. «Р» хорошо передает движение: струя, русло, время, ракета. В этих слогах – и разум, речь, решение и рисование…
Возьмите другой язык, другую землю, и у вас не будет этой впечатляющей картины. Все замкнется во времени и пространстве.
А теперь вернемся к нашему разговору о Руси и попытаемся ответить сразу на два вопроса: что значит «орума» и что значит Русь.
«Ма» – земля, страна. А что значит «о»? Вода? Океан, Обь, одеколон… Последний слог у слова Русь может передавать сразу несколько значений: «си» – вода, «сь» – показатель множественного числа: весь, гусь, лось, рысь… А может… Но об этом после.
Что же, рассмотрим сначала первый слог слова «орума».
Волнуйся предо мной, могучий океан!
…Спешит, о камни бьется горный поток, теряется в густых зарослях папоротника и выливается затем в клокочущий в долине разлив.
Кипит, кружится и пенится здесь вода. Огромным медным шаром висит над ней солнце.
Праздник жизни, праздник рвущейся из заточения наружу удали – только так можно назвать этот танец воды и света.
А в зеркальных заводях между нагроможденными друг на друга валунами разглаживают тугими животами крупный желтый песок и гальку круглолобые хариусы. Наживи дождевым червячком крючок, забрось лесу – и не успеешь глазом моргнуть, как поплавок туго пойдет под воду.
Сосредоточение хаоса и удивительной тишины; раздирающий рассвет крик жизни и стальной холод глубинных струй; горячий свет солнца и густые тени над гребнями пенистых волн!
… Вода! Это прекрасно. Борьба – это замечательно!
Итак, если исходить из «одеколона», то «о» – вода («о де колон» – вода из Кёльна).
Хорошо, попробуем это проверить путем анализа слов на «о». Начнем с наиболее простого и хорошо понятного слова «обабок». Боскет – сад; боскетная комната – комната, украшенная растениями; ботаника (в греч. языке «ботане» – трава, растение) – наука о растениях; ботва – «трава» – надземная растительная масса овощных, кормовых и технических корнеплодов. В русском языке названия многих деревьев и растений заканчиваются на «б» или «ба» (в основе «бо», как и в греческом языке): граб, дуб, боб, верба. В иранских языках наряду с «баг», «бах» слово сад звучит и как «бог», «бох» (шугнанский язык). Дари: «бота» – куст. Белорусский язык: «бацвинне» – ботва. Так что сомнения в значении этого слога не может быть: обабок растет возле деревьев. И «о» – около, рядом. А что же обозначает «ба»? Баня, бассейн, бак, баклага, банка, барда, байдарка, баркас… В немецком языке «бад» – ванна, «баден» – купаться. Стало быть, значение этого слога – вода. Любой грибник согласится: трудно найти обабок крепкий, плотный. Сожми его в руке, и вода польется как из лимона. Возможно, что и Баку произошло от этого корня: «ба» – вода, «ку» – много. А, кроме того, «ба» проявляет себя как вода и в других словах, имеющих в основе «ва». «Б» так легко переходит в «в» и наоборот, что это и не удивительно. В самом деле: вал, ванна…
«На обширном пространстве от Оки до Белого моря мы встречаем тысячи нерусских названий городов, сел, рек и урочищ, – пишет В. О. Ключевский. – Прислушиваясь к этим названиям, легко заметить, что они взяты из какого-то одного лексикона, что некогда на всем этом пространстве звучал один язык, которому принадлежали эти названия, и что он родня тем наречиям, на которых говорит туземное население нынешней Финляндии и финские инородцы Среднего Поволжья, мордва, черемисы. Так, и на этом пространстве, и в восточной полосе Европейской России встречаем множество рек, названия которых оканчиваются на «ва»: Протва, Москва, Сылва, Косва и т. д. У одной Камы можно насчитать до 20 притоков, названия которых имеют такое окончание. «Ва» по-фински значит вода».
Как прав Ключевский! И как не прав! «Ва» – действительно «вода». Но это слово не финское, потому что у финнов вода – «веси». Да и Сава, Драва, Морава – притоки Дуная, а Неретва течет в Адриатическое море. В тех землях испокон веков жили славяне. Корень «ва» в значении «вода», «течь» уходит в седую древность. В санскрите, например, «вана» – вода, «варуна» – океан, «варша» – поливающий дождем, «вари» – море. Слово это родное для многих африканских народов и почти для всей Европы. Без этого корня был бы бедным и наш великий, могучий русский язык.
Таким образом, попутно мы подошли к Неве. Многие ученые, занимающиеся вопросами топонимики, связывают происхождение названия этой замечательной реки с финским словом «нево» – болото. Но тогда и самое большое в Европе Ладожское озеро, которое раньше называли Нево, – тоже болото?
Ничего себе «теория».
А ведь все русское население, обитающее на его берегах и промышляющее рыбной ловлей, почему-то говорит: «вышли в море», «ветер с моря», «море штормует». И штормует, кстати сказать, это «болото» чаще и сильнее, чем многие настоящие моря. Площадь его 18135 квадратных километров. Одних островов – 660. Средняя глубина – 51 метр; на севере она доходит до 230. Наблюдаются здесь и сейши – «стоячие волны большого периода (от нескольких минут до десятков часов), возникающие в замкнутых водоемах» (БСЭ) в результате резкого изменения атмосферного давления, ветра и встречного движения воды. Наибольшая высота волн в северной и центральной частях озера 3-3,5 метра, а порой 5-6.
А может быть Нева «холодная вода»? Потому что «ва», «во» – вода, а «не» – холодный и светлый, как снег. И заодно со славянами в этом отношении – вся Европа. В латинском языке «нивалис» – снежный, снеговой, покрытый снегом, ледяной, белоснежный, белый как снег. То же в греческом: «нифетос» – снег. И в итальянском «неве» – снег. И в испанском «ниеве» – снег, «невада» – снегопад, «невера» – ледник, холодильник. Очень четко разграничивает холод и свет португальский язык: «неве» – снег, а «негро» – черный. Так что снег не светлый, а холодный. То же и у французов: «ниеге» (письменная форма) – снег, а «бланше» – белый. В немецком снег – «шнее», в английском – «сноу». И даже в языке манинка (Африка) «нене» – холод. Наш же снег – сильно («со», «су») холодная вода («не» + «га») или застывшая, оледеневшая вода. Вот почему и Нева, и Нево получили почти одинаковое звучание, как и Онего с Онегой, у которых «о» – очень, сильно (о значении этого корня речь пойдет впереди), а «нега», «него» – холодная вода. Между прочим, ненец – тоже человек холода или снегов.
В древнем мире Неву называли Хисин или Хесин. А ведь в «Рамаяне» Химават, Химавата, Химавати – владыка холода, царь Гималаев; Химапандура – слон, хранитель Севера. У нас то же созвучие сохранилось в Хибинах. А теперь заменим «х» на «с» или «з», что в порядке лингвистических закономерностей взаимозаменяемости этих звуков, и получим «зиму» (в санскрите «хима» – холодный, снег или «сивер», «север», передающие тот же смысл). Заметьте также, что дочь Борея звали Хионой, Снежинкой. В греческом языке «хэнс», «хэно», «хионе» – все, что связано со снегом, холодом. А если «х» произнести чуть грубее, то получим Гималаи – снежные горы или киммерийцев – снежных людей, «народа снежной земли», «северного народа».
Впрочем, «не» – это еще и большой, великий: небо – недосягаемая высота. Следовательно, Нево – огромная вода. Однако «небо» в большинстве языков ассоциируется не столько с высотой, сколько с куполом. А, кроме того, если принять этот перевод, то как мы поймем Неву, сравнив ее с Онегой, Онежским озером и другими северными бассейнами с корнем «не» в основе своих названий.
И все-таки «не» – «вода». «Болотная теория» имеет право на существование. Да, Нева – глубокое, бурное, всей массой скатывающееся вниз течение (река), а Нево – глубокое, бурное озеро. И вот доказательство. Ведийский язык: «ниват» – глубина. Санскрит: «ниват» – глубина. Греческий язык: «нево» – 1) кивать (головой), 2) наклоняться, опускаться; «ката-нево» – кивать головой; «син-нево» – вместе наклоняться. Карельский: «нева» – 1) мощная река, 2) трясина. Саамский: «нявве» – стремнина, поток. Финский: «навакка» – сильный, крепкий. Церковнославянскийй: «Навия значит судоходная река». Тогда и Онега – река, и Онего – озеро. А небо – вознесшйся над нами океан (именно так его представляли все древние люди). И нет никаких проблем…
Наконец, еще один вопрос, связанный с Ладожским озером. В отношении Нево мы уже все выяснили. Но как быть с Ладогой? Наука дает нам классически-академический ответ: «У финнов некоторое время Ладога была известна под названием Вененмери – море русских. В исландских сагах и торговых договорах с ганзейскими купцами оно называлось Альдога или Алдога. В этих же документах говорилось о городе Алдейнгамбурге, расположенном недалеко от озера»… «Город Алдейнгамбург, по всей видимости, был основан Рюриком, а возможно и до него варягами, и объясняется как «Старый город» (от немецкого «альт» – старый)… Озеро же получило свое название по названию города».
Снова, как видим, мы в гостях у норманнов с их «альтами» и «бургами», потому что «ни у кого из ученых не вызывает сомнения возникновение Ладоги из Алдоги путем матетезы». (См. «Загадки карельской топонимики» Г. М. Керта и Н. Н. Мамонтовой).
«Эк куда хватили! – сказал бы А. А. Сквозняк-Дмухановский. – А ведь умные люди!» Где и когда это было, чтобы по городу называли гору, реку, озеро, море, лес? Всегда было наоборот, господа хорошие.
Но что же могло быть на самом деле?
Можно рассмотреть четыре варианта.
Первый. «Ла» – это земля, вещь, продукт, товар: ларь; клад; склад; лал – драгоценный камень, рубин, яхонт (В. И. Даль). «До» – давать, дарить: доля – количество даваемого; добрый – тот, кто много и охотно дает; долг – то, что дается взаймы. А «ладо» – товар. Отсюда: «ладе» (латышский язык) – ларь, сундук; «лада» (польский язык) – прилавок; «ладен» (немецкий язык) – магазин, лавка. Даже в самом слове «товар» ясно слышится «до», перешедшее в «то»… А «ва» – вещь, пища…
Полностью согласна с таким определением и история. В БСЭ сказано: «Ладога Старая, древнерусский город на левом берегу р. Волхов, в 12 км от Ладожского озера (ныне Старая Ладога – село Волховского р-на Ленинградской области), неоднократно упоминается в рус. летописях и скандинавских сагах. До 10 в. опорный пункт на торг. пути из Балтийского моря на Волгу (в Болгары) и на Днепр («из варяг в греки»); в XI–XV вв. крепость и торг-ремесл. центр Новгородской феодальной республики, а с 1478 – Моск. великого княжества». Добавим к этому и суждение доктора исторических наук А. Кирпичикова: «В течение ряда столетий Ладога была самым северным городом Руси, ее единственным обращенным к Балтике портом. Здесь, на причалах, городских площадях, на волоках у Волховских порогов, встречались люди далеких стран, звучала разноязыкая речь, процветал международный рынок».
Видимо, торговые пути проходили и через озеро, которое и стали называть Ладожским по Ладоге – Торговым. А красивое и по-русски ласковое Нево перестало существовать, сохранив утраченную прелесть и девственную чистоту в вытекающей из него Неве.
Однако давайте вспомним древних славян, которые, как известно, словом Ладо называли Солнце, а Лада – Луну. Отсюда «ладо» – светлый, яркий, чистый, прозрачный, а Ладога – «светлая, чистая, прозрачная вода». В «ладе» оба корня огненные. В языке манинка «лагбе» – быть белым, «лакади» – чистить. То же в персидских языках (пушту: «лавма» – пламя; в языке гиссарских парья «лал» – красный). А у португальцев «лактео» – молочный, у китайцев «ла» – воск. И, таким образом, Ладога – «очень чистая, светлая, прозрачная вода». Кстати сказать, чистота воды в озере – исключительная. Водители заливают ее в аккумулятор вместо дистиллированной. Средняя прозрачность в центральной части 3-3,5 метра.
Но есть и еще один перевод. У древних ариев корень «ла» передавал понятие холода. Так, в язгулямском языке (иранская семья) «лазер» – ледник. Корень этот перешел в Европу. Начнем с В. Даля: лавина – 1) снежный или горный обвал, 2) глыба скатившегося с гор снега; лас – снежный ком (играть в лясы – играть в снежки). Ту же мысль проводит Георге Болакан в румынско-русском словаре: «лапавице» – дождь со снегом, мокрый снег, а «лапон» – саамский. Так что лопарь – не только не крещенный (как это подчеркивают у нас на севере), но и житель снегов, холодных земель. Лапландией называют родину саамцев в Норвегии, Швеции и в Финляндии. А вот как этих детей севера представляет «Калевала»:

Приходи, о дочка Турьи,
Из Лапландии девица,
В лед и иней ты обута,
В замороженной одежде,
Носишь с инеем котел ты
С ледяной холодной ложкой.
…………………
Ты, Лапландии питомец, –
У тебя из снега обувь,
Снеговые рукавицы,
Носишь ты из снега шапку,
Снеговой на чреслах пояс.
Другое имя Лапландии – Рутья. А по-фински «рунас тави» – снежная зима.
В союзе с языкознанием, литературой выступает и география: Лаба – 1) Эльба в своем верхнем течении (впадает в Северное море) – «холодная река», 2) приток Кубани, который образуется слиянием Большой Лабы и Малой Лабы, берущих начало в ледниках на северном склоне Главного хребта Большого Кавказа; Лабаз – озеро на северо-западе Среднесибирского плоскогорья в Красноярском крае, отличается крайне низкой температурой даже в летнее время. В славянских языках корень «ла» очень часто переходит также в «ло», «ле», «ли» – в лед, льдину, холод. В польском «лод» – лед, «лоды» – мороженое, «лодовка» – холодильник, «лодовиско» – ледяное поле; в словацком «ляд» – лед, а «лядовый» – ледяной. То же в ирландском языке: «лагг» – снег. Все обстоит так же, как и с Нево, Невой, Онегой.
И все-таки… Классически-академический ответ на вопрос о происхождении слова Ладога мы высмеяли крылатой фразой А. А. Сквозняка-Дмухановского. Но ведь прославленный городничий, как и большинство героев Н. В. Гоголя, хотя и отличался «гибкостью» ума, но не был диалектиком. Нельзя отрицать просто так, только потому, что это противоречит здравому смыслу. Последуем за Резерфордом: попытаемся проследить за той идеей, которую кроме как безумной и назвать нельзя. Отбросим всякие там «метатезы» и начнем с голого места. Поверим не тому, что имя Ладоге дали скандинавы, а тому, что они правильно перевели на свой язык топоним Ладога. И поверим финнам, эстонцам и венграм.
Что же из этого получится?
В Альдоге или Алдоге четыре корня. «До» и «га» – вода, река, озеро (причем «га» придает этой воде еще и женский род). Тогда что же такое «аль» или «ал»? Старый? Не только. В большинстве европейских языков – это еще и «большой», «высокий», «широкий». Так Альпам дали название кельты. В переводе с их языка они не что иное, как «высокие горы». Альтиметр – высотометр, альтитуда – высота точки местности над уровнем моря. В латинском языке «альто» – высокий… И даже в турецком (за пределами Европы) «ала» – высший.
Таким образом, Альдога – «большое озеро», «большая вода».
А что у финнов? «У финнов некоторое время Ладога была известна под названием Венинмери – «море русских». Так говорит классическая наука. И ни каких тебе метатез. Хотя в данном случае и зря. В самом деле, как это? Финские и карельские племена заселили почти все побережье Ладожского озера и назвали его «русским морем»… Тогда нам надо назвать Москву турецким городом.
Но ларчик открывается просто: «вене», «веня» переводится не только как русский, но и как большой, широкий, обширный, бескрайний (в основе «растягиваться»). И в финском, и в карельском, и в эстонском языках. Видимо, и Венемаа – Большая Земля, Россия.
Кроме того, Эльбрус – высочайший горный массив Большого Кавказа, Эльбрус – горы на севере Ирана, обрамляющие южное побережье Каспийского моря. Известный на западе «элифент» – слон, огромное животное. Так и Эльба – река, длина которой – 1165 км. Впадая в Северное море, образует эстуарий длиной 100 км и шириной от 2,5 до 15 км. Чехи называют ее Лабой – большой рекой.
Отсюда вывод: Ладога – большое озеро, большая вода, море. По-фински Ладога – Лаатокка. «Лайя» – широкий, обширный, а «токка» – озеро (в венгерском – «то»). В северных диалектах русского языка: «алодь» – открытое озеро, обширное водное пространство (Г. Куликовский).
Так что не все так просто, как кажется на первый взгляд. Но, как видим, болота как сосредоточения грязи не существует. Нет его и в Балтийском море, хотя, многих исследователей так и тянет к трясине. «Бала», «боло» – древнейшие сочетания корней с широким спектром понятий. Среди них – крутить, путать, крыть, покрывать, закрывать, окутывать. В санскрите «бала-джа» – городские ворота, «балахна» – облако, туча; в румынском «балама» – петля, «баламиш» – путаница; в английском «бале» (бейл) – связка, узел, охапка. Отсюда и «балаган» – укрытие, барак, сарай, навес; «балахна» – 1) ворота, 2) одежда нараспашку, 3) раскрытый рот; «балахонка» – ветряная мельница; «балахон» – верхняя крестьянская одежда халатного покроя; «балдовина» – тенистое карасевое озеро («закрытая вода»); «балдахин» – убранство над ложем, кроватью, почетный навес или шатер; «балка» – перекрытие; «балюстрада» – перила, обнос, ограда. И тогда? Болото – 1) закрытая, не вытекающая вода («то), 2) вода, покрытая торфом; Балатон – «закрытая вода», озеро; Балтийское море – закрытое море, огражденное землей, по крайней мере, с трех сторон. На славянское же происхождение этих корней возражать не станем. Они широко представлены и в украинском, и в белорусском, и в польском, и в болгарском, и в сербскохорватском и во всех других родственных русскому языках.

(Продолжение следует)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ