Курмангазы

0
85

Классику инструментального искусства Курмангазы Сагырбайулы – 200 лет. Юбилей праотца кюев включен в календарь знаменательных
дат ЮНЕСКО на 2018–2019 гг.

Лаура Барлыбаева,
Почетный работник образования РК, член-корреспондент Международной академии информатизации

Известный исследователь фольклора ХIХ века Веселовский так писал о Курмангазы: «Если бы киргиз Курмангазы получил европейское образование, он стоял бы в одном ряду с великими композиторами мира».
Однажды, когда по степи скакали всадники во главе с батыром Махамбетом, им навстречу выбежал мальчонка. Он умолял забрать его с собой.
– Меня зовут Курмангазы. Я сын Сагырбая. Я уже взрослый. Я тоже хочу воевать. Возьмите меня с собой, пожалуйста. А воинские доспехи я сам добуду в битве.
– Постой, постой, – сказал предводитель войска. – Уж больно ты ретив, маленький Курман. Я знаю твоего отца Сагырбая. Он человек мягкий и тихий. Видно, свою прыть ты взял от своей матери Алки. Она настоящая волчица, недаром дочь воинственного народа адай.
– Не отказывайте мне, пожалуйста, – не переставал умолять мальчонка. – Чем пасти овец, лучше воевать. Я сильный и смелый, Махамбет ага. Я люблю Вас, великий поэт. Я люблю вождя нашего народа батыра Исатая и всех тех, кто рядом с Вами, кто сражается за свободу.
– Подойди, маленький Курман, ко мне ближе, – подобрел всадник. – Дай я тебя расцелую. Но сегодня с собой не возьму. Запомни: жизнь – это вечная борьба. Когда мы уйдем из этого бренного мира, продолжить наше дело предстоит тебе, юному поколению. Вот тогда ты, повзрослев, поднимешь знамя борьбы за свободу народа. Подожди, настанет твое время, кишкентай Курман.
Так состоялась встреча маленького Курмангазы с знаменитым Махамбетом. Это было в 1836 году, когда казахи Букеевской орды под предводительством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова подняли восстание против хана Жангира и царских колонизаторов.
Курмангазы, огорченный отказом предводителя, часто думал о словах поэта-воина. И еще долго в его ушах звучали слова «кишкентай Курмангазы» – «маленький Курман». Так родился кюй «Кишкентай» – первое произведение Курмангазы, в будущем великого композитора.
В 1838 году в урочище Тас-Тобе произошла решающая битва восставших с карательным отрядом майора Гекке и хана Жангира. В этой битве погибает предводитель восстания Исатай Тайманов. Махамбет Утемисов отступает в глубь казахских степей. Но и там его настигает карательный меч царя. В 1844 году старшина Ихлас предательски убивает Махамбета. Начинается преследование сторонников и сочувствующих участникам восстания, среди которых был юный Курмангазы.
В аул с поручением выехал есаул Абубакир Акпаев с отрядом. С ним казаки и толенгуты – телохранители хана.
– Где юрта этого щенка Курмангазы? Покажите ее мне!– кричал есаул.
– Там, – на краю аула. Она покрыта дырявым черным войлоком. Я сам покажу ее вам,– подскочил к есаулу местный подхалим, спеша выразить свое почтение. – Здесь он и живет, Абубакир мырза.
– Казаки, схватите Курмангазы! Наденьте на него кандалы.
За порог юрты выбежала мать Курмангазы Алка. Она, как тигрица, бросилась на Абубакира:
– За что мой сын должен надеть проклятые кандалы? Какое преступление он совершил?
Да, он преступник. Очень опасный преступник. Сочувствует и говорит об Исатае и Махамбете, хвалит и защищает их. Этих врагов белого царя и высокочтимого хана Жангира. Предан анафеме его кюй «Кишкентай». Несмотря на указание, Курмангазы повсюду исполняет и свое произведение, делает его популярным.
Стремясь не показать свой страх, юный Курмангазы прокричал:
– Да, я люблю народных вождей Исатая и Махамбета. И любовь народа к ним не иссякнет. Он будет помнить о них. А тебя, Абубакир мырза, когда сомкнешь глаза, забудут. Твое имя канет в Лету.
– Не сметь говорить крамолу! Вот тебе, щенок Сагырбая! – и есаул Акпаев стал избивать плеткой юношу. Устав от усилий, он крикнул:
– Надеть на него кандалы! Бросьте его на арбу и отправьте в тюрьму!
– Не плачь, не плачь, сын мой Курман. Не показывай своих слез. Не становись на колени. Будь мужественным. Иначе я буду считать, что родила не сына, а раба.
По дороге в тюрьму у Курмангазы родился кюй, посвященный матери, «Кайран шешем» – «Дорогая мама».
В тюрьме Курмангазы знакомится с русским каторжанином Лавочкиным. Оба думают о побеге. Однажды смотритель тюрьмы, услышав, как играет на домбре арестант Курмангазы, сказал своим подчиненным: «Этот киргиз собирается убежать. Будьте бдительны и осторожны». Но, несмотря на все запреты, на следующую ночь Курмангазы вместе с другом совершают побег. Этому событию посвящается кюй «Тюрмеден кашкан» – «Побег из тюрьмы».
Курмангазы возвращается в родной аул. Узнав об этом, есаул Акпаев хочет вновь арестовать Курмангазы и отправить в тюрьму. Но с малым отрядом, боясь заступничества Курмангазы народом, Акпаев не решается войти в аул. Он пишет послание, где просит помощи администрации.
В родном ауле Курмангазы, беседуя с друзьями, говорил:
– Да, я вырвался на волю. А меня вновь хотят заточить в неволю. Трудно идти против силы. Но моя ненависть, месть к приспешникам царя, подобным Акпаю, звучит в этом кюе. Пусть образ насильника-есаула предстанет пред вами в моей музыке.
– Сын мой, Курман! Тебе нужно скрыться с глаз самодура – есаула Акпаева. Пусть пройдет время. Разговоры улягутся. Может быть, все забудется. А пока я буду искать для тебя невесту. Есть на примете замечательная девушка – красавица Ауэз, дочь Есенгула Бериш Игилика.
– Спасибо, мама, за заботу! Ауэз – действительно воспитанная девушка, хорошо понимает музыку. Вчера я сочинил кюй и посвятил его тебе, мама. Кюй назвал «Аман бол, шешем, аман бол!».
Вершиной музыкального творчества Курмангазы считается кюй «Сары-Арка». Это в нем во всей полноте и красоте зазвучала благословенная степь – родина кочевников. Здесь вереницей шли с Востока на Запад кочевья скифов, гуннов, тюрков, кимаков и кипчаков. Этой дорогой шли тумены Аттилы, Чингисхана и Темирлана. Это родина великих мудрецов: Коркута, Аль-Фараби, Ясави, Мухаммеда Хайдара Дулати, Асана Кайгы, Ахтанберды и Бухара. Здесь сражались за каждую пядь земли великие батыры: Алпамыс, Кобланды, Едыгей, Карасай, Шак Шак-Жанибек, Кабанбай и Богенбай, Олжабай и Кенесары… Благодатный край. Пастбища, полные тучных отар овец, полных достоинства верблюдов, и быстрокрылых скакунов. Здесь водились куланы, тигры и барсы. А птицы своими крылами отражались в зеркальной глади рек и озер. Этот край – колыбель казахов – величают Сары-Арка.
Много путешествуя по родному краю, Курмангазы знакомится с разными людьми. Каждая встреча, интересный эпизод становились поводом к рождению его бессмертных музыкальных произведений: «Амандасар», «Кыз-Данай», «Нарынбай», «Балкаймак», «Ашбори», «Арбасоккан», «Торемурат».
Однажды Курмангазы со своим другом Торемуратом отправился на охоту. Возбуждение, присущее азарту охотников, витало в воздухе.
– Джигиты, джигиты, стреляйте! Вон, вон сайгаки!
Но, никто так и не попал. Даже мырза Торемурат. Даже батыр Нарынбай промахнулся.
– Друг мой Курмангазы, почему ты не стрелял?– спросил подъехавший на белом скакуне Торемурат.
– Я ждал Вас.
– Думаешь, ты попадешь?
– Непременно попаду. Скажите, куда попасть? В какое место у сайгака целиться?
– В ногу. В ногу!
– Как в ногу? Сайгак летит быстрее ветра!
– Попал, попал. В ногу попал. Сайгак хромает! Молодец, друг мой Курмангазы! – стал хвалить его Торемурат:
– Ты – стрелок отменный! В борьбе – ты первый палуан. На скачках твой тулпар всегда забирает призы. Кроме того, ты непревзойденный акын. Ну а в музыке ты сам Бог! Настоящий джигит Курмангазы!
Под впечатлением от охоты Курмангазы написал кюй «Аксак киик». Странствуя с домброй от аула к аулу, наблюдая и думая о судьбе своего народа, Курмангазы приближается к величественным горам Алатау. Его поражает красота Семиречья. Восхищают белоснежные горы, прохладные реки, доброта и щедрость людей. Его сердце переполнено радостью. Он создает кюй «Алатау».
От Семиречья вдоль реки Сыр-Дарья через Устюрт и Жаик Курмангазы возвращается домой к Едиль – Дарье – Волге. Многое изменилось за это время. Заклятый враг – есаул Акпаев давно умер. Но свято место пусто не бывает. Появились новые Акпаевы. И хотя Курмангазы обзавелся семьей, зажил спокойной жизнью, дух его бунтарской музыки не давал им покоя. Они нашли повод вновь упрятать Курмангазы в тюрьму в Оренбурге. Тогда начальником тюрьмы был майор фон Браун.
Однажды фон Браун приглашает к себе в гости генерал-губернатора Оренбургского края графа Василия Алексеевича Перовского.
– Вот, Ваше превосходительство, этот бал в Вашу честь, – подобострастно обратился фон Браун к Перовскому. Звучит музыка великого Моцарта. На этот вечер я пригласил всех аристократов нашего края. Самых красивых женщин. Отдыхайте, знакомьтесь. Это все для Вас, Ваше превосходительство!
– Хорошо живете, майор Браун. Богатый стол. Черная икра из реки Урала, киргизские казы и карта. Поговаривают, что, освобождая из-под стражи заключенных, Вы берете у киргизов взятки. Это правда?
– Это поклеп, Ваше превосходительство, сущий поклеп!
– Ну не краснейте, не краснейте. Это так, к слову. Я шучу.
– Сегодня на бал я пригласил знатных киргизов. Если не верите, спросите у них. Даже есть один арестант киргиз.
– Как арестант? Здесь, на балу?
– Он особый киргиз. Говорят, сочиняет музыку. Представьте, среди этих дикарей есть свой композитор. И я хочу, Ваше превосходительство, продемонстрировать Вам местный фольклор. А пока наслаждайтесь пиршеством.
– Майор Браун, – обратился к начальнику тюрьмы генерал-губернатор. – Бал подходит к своему завершению, а где же обещанный Вами сюрприз – киргизский композитор?
– Ваше Превосходительство, граф, сейчас, сейчас… Поручик Иванов, подведите арестанта. Он сидит в углу зала и что-то наигрывает на своей деревяшке.
– Слушаюсь, Ваше высокородие!
– Ну, здравствуйте. Как тебя зовут? – с теплотой встретил арестанта Перовский.
– Курмангазы Сагырбаев, Ваше превосходительство!
– Слышал, слышал о тебе. Старшины-киргизы докладывали о тебе как о воре. А ты еще и музыкант? Сыграй мне что-нибудь.
– Благодарю Вас, Ваше превосходительство, за внимание. Спасибо начальнику тюрьмы за то, что я нахожусь здесь. На балу я услышал божественную музыку. То, что сейчас прозвучит в моем исполнении, посвящаю этому счастливому событию в моей жизни. Сочинение называется «Балбраун».
И зазвучал казахский кюй. Пораженные неслыханной доселе музыкой, гости, затаив дыхание, внимали ее звукам. А затем в зале началось оживление.
– Какая прелесть! Превосходно! Какой талант!
Генерал-губернатор встал со своего места, подошел к музыканту и, похлопав его по плечу, произнес:
– Спасибо, спасибо тебе, Курмангазы. Действительно, это было украшением бала. Теперь я о тебе думаю иначе. Человек, сочинивший такую музыку, не может быть вором. Что про тебя донесли – все ложь! Майор Браун, немедленно освободите его.
– Да, Ваше превосходство, непременно!
Несмотря на распоряжение А. Перовского, Курмангазы все-таки не выпускают из-под стражи из-за его врагов, которые дали взятку начальнику тюрьмы. Курмангазы томится в неволе. Тогда он вместе с другим арестантом калмыком Саранжапом вновь совершает побег из тюрьмы. В степи они освобождают друг друга от кандалов. Об этом событии произведение «Кисен ашкан» – «Освобождение от кандалов».
Курмангазы приводит друга по несчастью в свой аул. Саранжап прожил у него полгода, а потом возвратился в Калмыкию. Образ дорогого друга навсегда остался в сердце Курмангазы. Так родился кюй «Саранжап».
Мир полон не только добрых людей. Завистники не могли успокоиться, узнав о том, что Курмангазы вновь совершил побег из тюрьмы. Они снова собирались выдать его царским властям. Незамедлительно Курмангазы едет в Оренбург, ища защиты у генерал-губернатора. Перовский принимает его. Состоялась беседа, во время которой высокообразованный граф обещает ему в Оренбурге открыть музыкальную школу для обучения казахских детей. Но обстоятельства сложились так, что этому замыслу не дано было осуществиться. Причины были политического характера. Дело в том, что в 1852 году умирает царь Николай I, который поддерживал Перовского. На престол взошел Александр II. Новый царь вместо Перовского губернатором Оренбургского края назначает генерала Катенина. В память о встрече с графом Перовским Курмангазы сочиняет кюй «Марш Перовского».
В 1861 году Курмангазы приезжает в аул другого знаменитого казахского композитора Даулеткерея. Даулеткерей – чингизид, сын младшего брата Букейхана, в 1802 году организовавшего Букеевское ханство. Высокородный торе Даулеткерей тоже сочинял кюи. Но основным содержанием их была праздная, богатая жизнь сильных мира сего, их роскошь и изобилие.
Прошли годы. Курмангазы постарел. Он сочинил еще много произведений, но его последнее детище кюй «Кобик шашкан» родился так.
…Скала на берегу Каспийского моря. На ее вершине сидит человек. Его белую голову треплет буйный ветер. Старец задумчиво смотрит на море. Волна догоняет волну, а у подножия скалы бурлящей пеной взмывает ввысь. Старик думает. Жизнь человечества подобна бушующему морю. Одно поколение сменяет другое, как эти волны. Он слышит из морской глубины мощный рев и чувствует силу, рожденную в недрах стихии. Народ и море. Как схожи они. Неисчерпаемы их сила и энергия. Старик верит, что его народ тоже поднимется ввысь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ