ВРЕМЕН СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ

0
174

Мурат Ауэзов,
культуролог

МАКАТ

20 декабря.
Установить живое различие между Хинаяной и Махаяной. Элементы культуры кочевников в Махаяне. Здесь можно нащупать чистопородную жилу.
Еще раз просмотреть гегелевскую эстетику. Триадность его – заблуждение.
Нужно отстраниться от материала, писать о кочевье не о как кровно своем, потому что, даже если и удастся свести субъективизм до минимума, в глазах читателя я останусь ходатаем степи тюркской. Именно для того, чтобы этого не происходило, необходимо взять кочевье как состояние мира, взять все существующие типы кочевья как такового и обнаружить кочевье в современном цивилизованном мире (в частности, в индустриальном обществе). Тут возникает целый круг проблем. Что такое робот с точки зрения кочевья?
1. Какова идея робота вообще? Варианты:
а) облегчение труда человека на Земле;
б) демонстрация божественной мощи человеком, создающим свое подобие не генетическим путем;
в) предчувствие открытого пространства, неземных (привычных) условий, где может функционировать скорлупа человека, в то время как живое сердце и живой мозг остаются на Земле, в кабине, короче, в метрополии.
2. Была ли аналогия роботу на заре средней эры кочевья? Робот в данных условиях не обязателен, имею в виду, в условиях современного индустриального общества. Более того, робот противопоказан этому обществу и оно ему не даст жизни, хотя и слепило каркас. Робот-идея нужен в начале Пути. Конец стабильности рождает идею робота. Нужно уточнить начало средней эры кочевья. И присмотреться к духовным исканиям той поры. Что такое японские догу – люди в скафандрах (III, IV вв. н.э.)? Космические ракеты инков? Собственно, не они ли перешли или переплыли границу Старого и Нового Света, японцы, монголы и т.д. – не их ли потомки? Уточнить, когда появились изображения ракеты у инков. Тогда бы удалось определить временные рубежи начальной эры кочевья. Просмотреть все, что написано Туром Хейердалом. Он-то чего ищет?
Идея робота может встретиться в буддийских текстах (китайская медицина). Есть же истории об искусственно созданном человеке. Обязательно просмотреть. На историческом фоне эпохи.
Робот – пример. Таких проблем уйма.
Годится ли интерьер современного цивилизованного общества для новой жизни в условиях Пути?
Все громоздкое, аляповатое, яркое, тяжелое, все, что затрудняет Путь и не является необходимым – нужно отставить. Пусть уходит в прошлое. Лишь образцы на память. Они еще пригодятся. В очередной оседлости.
Обтекаемые формы, прочность и легкость, стойкость, не обязательно долговечность и т.д. Дизайнеры, смотрите на казахскую утварь, типизируйте и давайте вернейшие прогнозы на моду эры нового кочевья.
Писатели, займитесь примерно тем же. Не прогадаете.
Дух ловите – попадете в яблочко. Ну а мы, жрецы, видим как все это иллюзорно, но мы – ваши жрецы, и сил у нас достаточно, чтобы иллюзии сделать реальностью. Увлечемся вместе с вами, будем распевать новые гимны и будем, как всегда, невозмутимо ощущать печаль своей стези.
Интересно, получился бы у меня рассказ о Жание?
Это был бы не образ матери, и вообще никакого большого обобщения не было бы.
Грани сильного характера. Удивительная жизнеспособность. Многим дала жизнь, многим жизнь спасла. Держит на себе до сих пор благополучие детей своих. Ее речь – всегда успокоительная, обнадеживающая. И слова – плотные как теннисные войлочные мячики. Глаголы от объекта труда «малды суардым», «ағаш жардым», «ботаны суардым», «маяның сүтін саудым»1. И при этом – суеверна, благочестива. Свой мир веры. В нем аруах, аулие занимают большое место. И все это называет «Аллаға табыну»2.
Пришел Суханов с еще одним стариком. Тот все пытается со мной поговорить. Мои не хотят этого. Жания: «Әй, Сюембай, Мұратқа қағаздарын алып берші»3. Я взял ручку, сижу пишу.
Суханов рассказывает фильм «Освобождение». «Весь Макат посмотрел фильм».
Жания живо реагирует, переспрашивает, просит продолжить.
Хитро так Суханов подвел беседу к рассказу о сыне Сталина.
Довольно долго говорили о Сталине. Уважают его. «Секе, жарықтық, аруақ болатын кісі еді ғой»4.
Пауза. Старики (бөтен) собираются уходить. Выдержали характер. Но нет!
Суханов уже у выхода, вдевая ноги в валенки, прочитал неплохие стихи. Сюембай его понял и начал расхваливать: «О, он много видел, много знает, сана-сезімі биік». Хамза вставил: «Ия, оқымаса да, көп біледі»5. Суханов: «Хамзадай орысша оқымадым, бірақ та қазақша оқығаным бар»6. Диалог накаляется. Хамза прошелся насчет религиозных принципов и их несоблюдения оппонентом. Тот: «Өзің неге намаз оқымайсың?» Хамза: «Мен енді көбірек халықтың ақсақалы болып бара жатырмын. Мен бұзылсам, жастар да бұзылады»7. И, добивая противника, выпалил в него: «Сен де өлерсің, сен де қара жерге кірерсің»8. Суханов пулей вылетел из домика.
Жания еще вчера говорила, что в этом году Шимұрын никого не убивал. Сюембай и старик рассказали, что на днях он убил женщину. Шла со свадьбы. Жесір қатын. Головой воткнута в сор.
Нравственность, эстетический идеал нельзя сводить к общественно-экономическим формациям.
Обратившись к истории (можно хотя бы наложить «Всеобщую историю искусств» на «Всемирную историю»), обнаружим массу несоответствий, несовпадений. Коммунистическая нравственность, как и эстетический идеал коммунистического общества – политические лозунги. Эстетика не должна изучаться в трудах по «Научному коммунизму». Место ее – в «Истории мировой культуры». (Это я проинтуичил, когда менял планы нашего труда.) С. не сумел отреагировать, тугодум ведь он. Но свою позицию мне либо нужно обосновать и потратить на это уйму времени. Или, ничего никому не объясняя, делать свое дело.
По приезду в Алма-Ату составить план, что и когда, как читать.
С января 1971 поступаю в ликбез, где все – сам. Овладение казахским языком. Пора завести тетрадь словосочетаний, оборотов, мыслительных конструкций на казахском.
Время для активизации, возрождения китайского и английского языков.
Работа над русским языком. Необходимо расширить диапазон интонаций. Стиль суше, строже, жестче. Активизировать словарный фонд. Главное – точное слово. Это труднее. Будет легче, когда мысль будет не искать, а находить. И все же стремиться к точности необходимо. Витиеватость, ложная, да и не ложная, закрученная, многозначительность – мне помеха. Я фразу буду отливать, как отливают пулю, а не рубить, как рубят свинец на дробь. Что ни фраза – то малый снаряд с большим взрывным потенциалом.
Буду пробовать себя в различных жанрах, но только, когда потянет в бега. В степь слабым не приведи, Шимұрын, вернуться еще!
В определенной ситуации может в Алма-Ате появиться организация «Шимұрын», в ней не должно быть западных ребят, их – в другие подобные организации.
Шимұрын, мы еще встретимся!

21 декабря.
Вчера вечером вернул Жание ее рефрены. Она долго смеялась. Видимо, ее это смутило. Сегодня только я говорил: «Көп айтып не басыңды ауыртайын»9.
Жания помогала не раз не только казахским сиротам, но и русским. Русский в ее рассказах обязательно «несчастненький» («бір иығы түсіп қалған»10 и т. п.).
Пришел Хамза с объекта и рассказал, что на авт. стоянке солдат избил восьмерых казахов. Жания целиком на стороне солдата. Возмущается макатскими хулиганами, в основном, казахами. Я сказал, что Сатимжан, наверное, тоже справился бы с восемью. Хамза согласился. Жания рассказала, как на вокзале Сатимжан одолел в драке несколько человек. «Сатимжаным тұрып оң қолымен шөпті орғандай орып тұрды»11. Хамза вставил: «Сен болсаң (Жания), екіүшеуін қылқындырар едің»12. Жания женственна. Стесняется, когда говорят об ее большой физической силе. И тут не отреагировала на слова мужа. Я заметил это, еще когда спросил ее, правда ли, что она в молодости боролась. Так мне говорил Сатимжан. Жания засмущалась и сказала: «Күресіп не қылам. Бірақ қайратты болғаным рас»13. И тут же принялась рассказывать об одиночной жизни своей в степи. Для этого, действительно, нужно обладать большим мужеством. Хамза, когда выходит на двор ночью, вначале выпускает Жанию, затем только выбирается сам.
Старики сказали, ночами я много говорю. В последнее время я это стал замечать и сам.
Варится бешбармак. Снова придется есть в невероятном количестве.
Поговорили об албасты (не очень серьезно к нему относятся, так же как и к жезтырнақ и мыстан кемпір)14. Другое дело, те, кто может сглазить. Такие есть и были. Рассказал Хамза несколько случаев.
Берегут от таких детей. Сами они никакой пользы от силы глаз своих не имеют. Старики аула, когда узнают о ком-нибудь, что он может сглазить, советуют ему по-доброму: сделай так, чтобы тебе никто и ничто не нравилось (назар аударма). Был один старик: всю жизнь никому не смотрел в глаза. От всего отворачивался. Но однажды восхитился прекрасной лошадью. Зашел в юрту, ее похваливая. Ему сказали: «Көзіңіз түспесін»15. Он похвастал: «Когда-то отец мой восхитился косой, и тут же переломилось лезвие». Ему сказали: «Если с конем что-нибудь случится, будете отвечать». Только поели, вышли из юрты – конь бьется в судорогах. Заставили беднягу расплатиться за коня 18 коровами.
Детям делают красивые, нарядные украшения на одежде, чтобы сглазить могли наряды, а не ребенка.
Дают детям матерей, у которых дети быстро и часто умирают, скверные имена: Итемген16, Қимайы и т. п. Қи – навоз. Қимайы – смола, липкая, черная, вытекает из навоза, хорошее лекарство от кожных заболеваний скота.
Хамза расщедрился и рассказал: «Ұзынды қысқартайық», «Боз тарланды қаңтарайық», «Көп айтып не басыңды ауыртайын»17 – синонимы смысловые. Самое мудрое «Бозды (бозтарланды) қаңтарайық».
Я, – сказал он, – боз тарлан. Прожил 70 лет. Өлімді көрмеді десе, басқасын барлығын көрдім18. И не могу рассказать всего за 1-2 часа.
Беседы длятся не дольше вечера, дня… Бессмысленно пытаться рассказать все интересное, что видел, за это время. Потому и прерываешь себя: «Боз тарланды қаңтарайық».
Боз тарлан – боевой конь, видавший виды ветеран, «ауыздығымен су ішкен»19 и т. д.
Қаңтару – придержать, привязать натянутые поводья к луке седла.
Съел столько өркеш, төстік, омыртқа, нан, картоп под тұздықом20, что и дышать трудно.
Мне нельзя так много есть. Стану С.
Кочевник живет в ритме природы. Видел степь вокруг домика, всю траву объели овцы и верблюды. Настанет весна, все вновь зазеленеет. Оседлый съедает вместе с корнем. И не только сегодняшние ростки. Но и их далекое прошлое – уголь, нефть. Кочевник чутче улавливает биение пульса Земли. Гумилев близок к истине, связывая расцвет и упадок культуры кочевья с дыханием морей, влиянием ливней, с солнечной активностью. 12-летний цикл. Кочевник щадит природу, деревьев не сажает, у него нет комплекса вины перед лесом. Не меняет русла рек по той же причине. Роет колодцы. Принцип тот же, что и у мастеров японского искусства – высвободить то, что из природы «просится наружу». Протыкает нарывы Земли. Бреет Землю зубами скота. Срезает ногти – валя кустарник и дерево на кереге и уық. Удаляет слепую кишку, выбирая крохи металла для нужд своих.
Контрасты степи. Огромное небо, огромная степь – крохотная юрта, в ней: грандиозного самоощущения человек. И он – функциональный минималист, чистит, прибирает, слегка подправляет Природу.
Воюет – соилами, шоқпарами. Пушка – кощунство. (Жания реагирует на рассказ Хамзы о драке строителей с местными, которые стреляли из ружей. «Мылтық атқандары ұят екен. Ұрса, мылтықсыз ұрып жықпай ма?»21).
Я чихнул. Жания, прявшая молча пряжу, тут же сказала: «Қазақта біреу түшкіргенде, қасындағы адам «Жәрәкім алла» дейді»22. И тут же пояснила: «Адамның жаны шықпақшы болады. Әр жерге барады: басына, қолына, ішіне, аяғына. Әр жерде – қамау. Мұрнына келіп жыбырлайды. Адам түшкіреді, сонда жаны орнына барып түседі. Түшкірген адам «Альхам дуль илла» – дейді. Шүкіршілік, жаным орнына келді деген сөз. Орыстың «Будь здоров» дегені ғой»23, – добавила она.
Жания верит в душу. Иногда называет ее «жылы». Когда человек замерзает, «жылы кеудесінде ғана қалады»24. Душа похожа на белую бабочку.
Кочевье и оседлость – установить диалектику единства этих состояний. Кочевье не отрицает оседлости и наоборот. Человек Земли – двуедин, но не только Земли, а и общины, племени, народности.
Социализм и коммунизм – благо для культуры всех народов, в том числе, и кочевых. Благо для культуры человечества.
Социализм – без русских?
Русские сдерживают Китай. Русские сдержат Китай? Китайцы хуже русских?
Китайцы хуже русских. Русские не сдержат Китай.
Разве можно оправдывать колониализм тем, что давно он стал привычным?!

***
Батырлар: «Азық таусылмай, жол болмайды». Көшпелілер: «Отын таусылмай, жол болмайды». «Ер азығы мен бөрі азығы жолда»25.
Когда уже все продукты кончаются, есть больше нечего, тогда один из батыров говорит: «Азық таусылмай, жол болмайды»26. Не унывайте, теперь нам будет удача.
Жақсы сөз – жарым ырыс27.
Говорили о религиях. Надо установить простые и незыблемые принципы Веры в Небо. Слушают прислушиваясь, пока ворчу на ислам. Но что на место Ислама? Хотя бы 5-6 первых принципов! Веру помещали во множество богов, затем в единого. Единых было несколько. (Мой бог прав, а твой бог – лжив!). Единый земной бог – человек и человечество. Этот переход надо сделать убедительно и попроще.
Бог ежедневно умирает и рождается. Это человечество. Живет вечно. Приблизить к человеку. Если растворить в человеке, человеку он не виден. (Смотри в небо!) Нужно воспитать иное видение. Без ложной скромности в себе усмотри Бога. В себе – дьявола. В себе – Добро и Зло.
Рассказ Хамзы о Дауте и Сақане (Сатимжан рассказывал: встречаются два батыра, между ними – река. Нашли брод – сразились). Сақан пробил шею Дауту. Забрал одежду его и оружие (бес қару). Затем история тяжбы. Встреча у хана. Адай Қозы-ата. Шешен. Бөгембай-ата. Би. Өгіздің үстінде жүрген. Сырым-батырға берген фатихасы. Қоштасарда басын көрсеткен, Сырым тілін шығарған. «Басқа пәле қайдан келеді?» «Қызыл тілден»28.
Сатимжан многое впитал от родителей своих. Этим ли только пока питается? Нет, конечно. Хотя то, что слышал он здесь и описал – самое у него сильное.

22 декабря.
Сегодня впервые слышал, как Хамза говорит на русском. Довольно чисто. Учрежденческим языком. Рабочие не всегда его понимают. Держится чинно, с достоинством. Говорит тихо, не спеша. Ему неловко перед рабочими за меня. «Ну что, пойдем, сынок. Погреемся». Было бы ружье, ухлопал бы сегодня зайца. Выскочил метрах в пяти, уходил по свежему снегу не спеша. Однажды рабочие нашли его в ящике для инструментов. Облюбовал он себе местечко.
Чтобы найти бога в человеке, человека нужно возвысить. Кочевник – вот нужный образец. Не вполне, видимо. Ведь было в нем нечто, мешавшее ему воистину стать богом. В нем было нечто, что обусловило его появление в Эпоху множества богов, стоящих в стороне от человека. Если бы кочевник был образцом человека-бога, он бы появился сейчас, а не раньше. Человек-бог формируется. Ему следует помочь. Этим займется перво-человеко-бог.
Откуда ему взяться? Из странной суммы того, что было.
Хамза ночью заболел. Стонал, кряхтел, боли в области пуповины. И сейчас, к обеду время близится, постанывает. Жания утром стала хлопотать энергичнее обычного. Громко отдавала распоряжения. Я думал: «Ну, вот, теперь скажет – пора нам собираться в Макат». Ничего подобного! Об этом не было сказано ни слова ни Жанией, ни Хамзой. И вообще нет и намека на то, что в ближайшее время двинемся в Макат. Морозы уже сильные, снега, правда, мало. Овцы траву достают, но верблюдам холодно. Жания неумолима. Ей, конечно, лучше знать, когда в дорогу следует тронуться. Видела она сегодня два сна. 1) Вместе с Нурханом приглашена в гости. Пришли. Их встречают небрежно. На стол подают вместо мяса ломтики верблюжьего жира с рисом. Обиделась. Сон разгадала: белый рис – белый снег. Не будет черной земли (пригодной скоту), будет снег. Утром, действительно, выпал снег. 2) Увидела покойного нағашы. Тот сидел и мерз. Попросил Жанию одеть его. Она накинула на него фуфайку Сатимжана. Он попросил еще принести ему штаны. Она искала штаны, под руки попадалась только одежда Хамзы. Штанов не дала нағашы. Сон разгадала: старик, который пытается встать – это осенняя погода. Но силы Зимы не дают ему этого сделать. Она пытается помочь старику, но сделала это только частично. Надо было дать старику штаны, какие под руку подвернулись.
Плохо разгадывать сон нельзя, об этом Жания предупредила, рассказав историю женщины, грудь которой сосали волчата. Я промолчал, но разгадал бы так: пора двигаться в Макат, Хамза чувствует себя неважно. Штаны – настоящее тепло, а не энергичная работа, которую, словно фуфайку, Жания ему (и мне) подбрасывает. Жания неумолима. Много и энергично работает. Уже и голова чешется, а в Макат – ну никак! За чаем сказала: «Мақатқа барсақ, бірден ауырып қаламыз, даланың әуесімен сақталып жүрміз»29. Вряд ли Хамза думает так же, но молчит. Я тоже молчу.
У Жании малый размер обуви. Женственная, стройная. И в то же время – сильная, крепкая. Кости рук широкие, широкая ладонь, крепкие большие пальцы. Ладони и пальцы в трещинах. Кожа твердая, плотная. Удивляюсь, как сумела заноза пробиться в ладонь. Я иглой долго не мог расковырять кожу, чтобы занозу вытащить – такая она была прочная, как кожа верблюда, из которой сделан торсық.
Нужно ли быть тактичным, скромным в Книге о кочевье? Конечно, нужно. Но сие от намерений моих не зависит.
Мне не нужна поза, не нуждаюсь в экстравагантности, никакие сопутствующие «величине» атрибуты мне не нужны. Я очень просто, как обыденную, черновую работу, буду делать то, что заслужит со временем благодарность. Сил в себе чувствую достаточно. Уехал в бега оттого, что почувствовал, дальше убивать время нельзя. Вернусь домой и спокойно, без экзальтации займусь делом. Я не тщеславен. Хотя признание меня, наверно, всегда будет радовать.
Вопрос: Хотел бы ты, чтобы прямо сейчас казахи получили независимость? – бессмысленен.
Сейчас и никогда независимость не дарят, за нее борются, ее добиваются. В борьбе за независимость народ вырабатывает способность быть самостоятельным и независимым.
Убийство национального достоинства, достоинства человека. Осуществление колонизаторских планов русских царей. Наши земли, наше богатство они используют для своих целей, которые не есть наши цели. Коммунизм – удобная вывеска. Запретили вечер Махамбета! Да не казахи это сделали, а Титовы! Раковая опухоль разъедает казахское общество.

(Продолжение следует)

КОММЕНТАРИИ

1 Напоила скотину… Нарубила дров, напоила верблюжонка, подоила верблюдицу.
2 Поклонением Аллаху.
3 Эй, Сюембай, передай Мурату его бумаги.
4 Незабвенный Секе (Сталин), он, конечно, достоин быть аруахом (дух-покровитель).
5 Да, много знает, хоть и не учился.
6 По-русски не учился, не то что Хамза, но по-казахски обучался.
7 «А ты почему не читаешь намаз?». «Я все же аксакалом стал. Собьюсь в пути, и молодёжь собьётся».
8 И ты умрешь, и ты уйдешь в черную бездну земли.
9 Зачем морочить тебе голову своим многословием.
10 Одно плечо опущено.
11 Мой Сатимжан, будто траву косил, одной правой справился с ними.
12 А ты, Жания, придушила бы парочку из них.
13 Зачем мне бороться. Но сильной и храброй была, это правда.
14 Мифические персонажи фольклора.
15 Смотри, не сглазь.
16 Букв. «сосавший собаку».
17 «Укоротим длинное», «приостановим скакуна», «не буду морочить голову россказнями».
18 Все видел, кроме смерти.
19 Воду пивший удилами во рту.
20 Грудинка, шейный позвонок, хлеб, картошка с подливом.
21 Стыдно из ружья стрелять. Бить – так без оружия.
22 У казахов если кто чихнул, ему говорят: «Жараким алла».
23 Душа хочет покинуть тело человека. Пробует через голову, руку, живот, ногу. Везде перекрыто. Тогда она пытается выбраться через нос. Человек чихает, и душа возвращается на место. Чихнувший говорит: «Альхам дуль алла», т. е. слава Всевышнему, душа успокоилась. То же, что у русских – «Будь здоров!»
24 Тепло только в груди остается.
25 Батыры говорили: «Пока не кончатся припасы, удачи не будет». Кочевники: «Пока не закончатся дрова, дороги не будет», «Добыча джигита и волка – в пути».
26 «Пока не кончатся припасы, не будет нам пути».
27 Доброе слово – половина успеха.
28 Адай Козы-ата. Оратор. Богембай-ата. Би-судья. Ездил на волах. Благословил Сырым-батыра. Когда прощались, указал на голову. Сырым в ответ высунул язык. «Из-за чего беды сваливаются на человека?» – «Из-за слов его».
29 Как приезжаем в Макат, начинаем хворать. Нас хранит воздух степи.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ