ШТРИХИ К СТЕПНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

0
513

Роза КУРМАНГАЛИЕВА,
кандидат исторических наук,
профессор

Переосмысление, восстановление исторической правды позволяют уйти от фальшивых стереотипов и концепций, директивно определенных взглядов на прошлое. Схематизм понимания исторических процессов и система запретительной политики ограничивали источниковедческую базу исследований в советский период.

Указ Президента РК Н. А. Назарбаева «Об объявлении 1998 года Годом единства и национальной истории», безусловно, позволил более шире рассматривать историческое прошлое казахского народа.
В Государственной программе «Куль­турное наследие», которая была разработана в контексте Послания Главы государства народу Казахстана от 4 апреля 2003 года, в книге «В потоке истории» и последующих его работах, проходит красной нитью важная мысль о том, что подрастающему поколению необходимо знать свои духовно-нравственные корни, героизм предков в борьбе за сохранение территории, именуемой «Великая степь», ценить ее героическое прошлое.
История – это память народа. Изменения, произошедшие в республике за последние десятилетия, выдвинули перед исторической наукой вопросы (проблемы), на которые требовалось дать взвешенные, научно аргументированные ответы. Такая задача была возложена на ученых Института истории и этнологии имени Ч. Ч. Валиханова и Института археологии им. А. Х. Маргулана, благодаря которым проделана большая работа.
Парадокс заключается в том, что в последнее время, когда отечественная история приведена в надлежащую систему, вдруг откуда-то появляются реформаторы с нигилистическим отношением к исторической науке, со стремлением свести ее к нулю, переписать, переделать учебники, в частности, для высшей школы. Возьмем, к примеру, их новоиспеченный учебник под названием «Новая история Казахстана», в котором отсчет времени начинается с 1917 года, то есть с Октябрьской революции.
Эти новоявленные реформаторы стремятся сократить программу предмета, переиначить хронологические рамки, дабы отвлечь учащихся от целостности понимания исторических процессов. Диву даешься их попыткам решать сложные вопросы этнической, политической, социальной истории на любительском уровне. Государственный подход к отечественной истории важен для возрождения и осмысления исторической памяти.
Концепция становления исторического сознания в Республике Казахстан, одобренная Президентом в качестве приоритетного направления в исторических исследованиях, выдвигает необходимость глубокого изучения взаимодействия оседлых и кочевых культур, их преемственное развитие; актуализирует проблемы определения вклада автохтонных племен и народов региона в развитие материальной и духовной цивилизации Евразии; выявляет древнейшие корни культуры, искусства и духовности казахского народа, исторические этапы создания и развития его государственности и консолидации в единую общность – казахский этнос. Сформировавшийся народ эволюционирует развитие казахского общества, которое представлено несколькими этапами:
1. Объединение племен и племенных союзов (саков, уйсуней, канглы, гуннов) в раннеклассовые общества, т. е. ранние государства на территории Казахстана.
2. Раннефеодальные архаические государства: Тюркский и Западно-Тюркский каганаты, Тюргешский и Карлукский каганаты.
3. Караханидское государство с развитой феодальной структурой.
4. Государства огузов, кипчаков, признанные миром.
Все эти государства имели традиционную экономику; племена скотоводов соседствовали с племенами земледельцев.
Города Тараз, Отрар, Талхир, Испиджаб и другие стояли на Великом Шелковом пути, соединявшем веками Запад и Восток. Все это свидетельствует о том, что на нашей земле была государственность с самобытной культурой, традициями и обычаями.
Геополитическое состояние Великой степи во все времена предполагало развитие диалога между Западом и Востоком. Поэтому суждения некоторых историков о Казахстане, как о стране, не имеющей своей истории и стоящей вне исторической цивилизации, легко можно опровергнуть аргументированно, на фактических материалах, говоря языком исторической правды.
Однако нужно признать и то, что традиционное самобытное развитие казахского общества было прервано неоднократно. Это произошло в результате монгольского нашествия в начале XII века и установления господства Золотой орды; столетней джунгарской агрессии; вхождения Казахстана в состав Российской империи с последующей колонизацией края, которая продлилась более двухсот лет.
Это было обусловлено политикой «большого государства» по отношению к соседним народам. Российская империя изначально проводила политику якобы добровольного присоединения, которая затем переросла в колонизацию степного края. Что касается некоторых политических деятелей, историков, дипломатов, то они до последнего времени продолжали утверждать, что азиатская часть страны вошла в состав России без всяких проблем, исключительно по собственному желанию, что Россия не была имперской державой.
Академик Е. Тарле и его сторонники активно выступали с реабилитацией колониальной внешней политики самодержавия. По утверждению Тарле, «царизм в роли жандарма – это легенда, которую надо развеять, более того, снять шоры, мешающие исторической науке». Например, один из апологетов колониальной политики царизма Н. Лысенко в статье «Наша цель – создание великой империи» пишет: «Русские были нацией в XV–XVI вв. Многие народы никогда не были и никогда не станут нациями в подлинном смысле слова, ни поляки, ни болгары, ни чехи, ни норвежцы, ни румыны, ни подавляющее большинство народов мира никогда не достигали и никогда не достигнут статуса нации. И только нации способны были строить империи, народы же способны только проживать в этой империи в зависимости от государственного ума и твердости своих правителей, но только проживать» («Наш Современник», № 9, 1992 г.).
Такие «концептуальные взгляды» по отношению к народам Азии, и вообще Востока встречаются в трудах социологов Западной Европы. Но историческая истина гласит об обратном. Как говорил Джавахарлал Неру, «страны-завоеватели во все времена пишут историю покоренных народов, приспосабливая ее к своим собственным интересам. Это – исторические факты, от которых нельзя уйти».
До последних лет умалчивалась историческая правда о Казахской степи. Считалось, что кочевники в силу своей отсталости оттесняются на периферию всемирно-исторического процесса. «Сами из субъектов завоевания становятся объектами завоевания соседних государств. Это и есть финальная стадия кочевничества». Почему кочевничество проиграло конкуренцию с земледелием? В мировой исторической науке существует дискуссия по этому поводу. Например, западный экономист Ф. А. Хайек в работе «Пагубная самонадеянность» отмечает: «Уровень цивилизованности определяется главным образом свободной торговлей. Кочевники стоят далеко от мировой цивилизации. Когда говорят «степь», «степняки», у слушателя ассоциируется бескрайняя пустынная степь, полупустынная степь, на ней бесконечно кочующие со своим скотом скотоводы-номады. В истории народов мира кочевниками являлись бедуины в Аравийских пустынях, монголы, башкиры, казахи, а также цыгане».
Зарождение казахской кочевой общины относится к IV в. до н. э. Скотоводческое хозяйство обретает кочевой характер. И этот процесс происходил в разных районах по-разному. Естественно, на заре кочевого скотоводства, когда степняки могли использовать большие необжитые пространства, их движение было направлено с Востока на Запад и с Запада на Восток, как таковой собственности на землю не было. При переходе к кочеванию по меридиану с Севера на Юг и обратно, использовании одних и тех же пастбищ появляется общинная (родовая) собственность на землю, на пастбищные угодья, частная собственность на скот, что и называется дуализмом собственности. Это было возможным только в казахском корпоративном обществе.
В контексте Великая степь ученые часто используют в своих трудах словосочетания «номады-кочевники», «но­мад­ная культура», «номадная цивилизация». «Номады» представлены как не имеющие определенных территорий, стало быть, не имеющие государственности с его конкретными границами (отсюда и территориальные притязания). Казахи-кочевники имели кочевья, которые назывались – көктеу, жайлау, күздеу, қыстау, и у каждого рода, племени были собственные пастбища и определенные маршруты перемещения стада и соответственно свои места обитания, в зависимости от времени года.
Некоторые казахстанские ученые-археологи в своих трудах употребляют термин «номадная цивилизация». Однако «цивилизация» – понятие емкое, представляющее совокупность многих слагаемых. Было бы логичным, на наш взгляд, дать более конкретное определение – «номадное хозяйство», «номадная культура».
Поэтому историки из разных государств на научно-практической конференции, состоявшиейся в Алматы 4-5 марта 1998 года, выдвинули новую концепцию – концепцию функционирования Степной цивилизации.
Цивилизация – где она возникла: на Западе или на Востоке, откуда – куда шла, как распространялась? Об этом более всего спорили историки, и этот спор – не просто выяснение проблемы, не просто историческая оценка, он нередко носит политизированный характер. И все-таки – что такое цивилизация? «Цивилизация» образована от латинского слова «civilis» и означает «гражданственность», «общественность». В совокупности проявляется как развитие культуры, материальной и духовной среды, территория обитания конкретного населения с его обычаями, традициями. Как отмечали Л. Морган, Ф. Энгельс, человечество в своем развитии проходит три этапа: дикость, варварство, цивилизация.
По мнению русского ученого Н. Данилевского, цивилизация – это тип «истории культуры». Немецкий философ К. Ясперс утверждает, что это – «движение эпохи». Английский историк
А. Тойнби считает, что цивилизация есть динамическое развитие в определенной среде, есть целостное явление общества. Однако Тойнби о Степной цивилизации говорит как о цивилизации кочевников: «Наказание, постигшее кочевников, в сущности того же порядка, что и наказание эскимосов. Ужасные физические условия, которые им удалось покорить, сделали их в результате не хозяевами, а рабами степи. Кочевники, как и эскимосы, стали вечными узниками климатического и вегетационного годового цикла. Наладив контакт со степью, кочевники утратили связь с миром, они не имеют свою историю». Таким образом, некоторые ученые кочевников относят к ряду народов «без истории, к варварам».
Известный русский археолог, академик Л. П. Окладников пишет: «Древняя тюркская Сибирь оказалась теснее связанной с Западом, чем с Востоком. Ее культура намного богаче и ярче, чем можно полагать ранее. У берегов Байкала, на Ангаре, Лене сходились и расходились пути древних культур Востока и Запада, существовали мощные по тем временам самобытные культурные очаги, без учета которых история Евразии не может быть полностью понятой. Это видно по находкам от крепостей тюрков в Прибайкалье, их путь ведет на Дон и Дунай, на Алтай, который является колыбелью тюркских народов».
Нередко приходится доказывать историческую истину на неопровержимых фактах. Например, «колыбель тюркских народов», – первый Тюркский каганат, в 551–630 гг. был империей, занимавшей в Евразии территорию от Маньчжурии до Азова. Дешт-и-Кипчак – это империя, раскинувшаяся на огромной территории с горами, озерами и реками: Енисей, Окой, Керулен, Иртыш, Тобыл, Жайык; Каспийским и Аральским морями; куда входили земли северного Причерноморья и вся территория до Дона. Эта империя внесла свою лепту в развитие мировой цивилизации. Дешт-и-Кипчак состоял из Восточного и Западного. Столица Западного Дешт-и-Кипчак – Судак в Крыму. Она вела морскую торговлю с Персией. Кипчакские торговые суда останавливались в гаванях портов – Хамадан, Трапезунд, Тебриз. Столица Восточного Дешт-и-Кипчак – Сыганак. Через него проходил трансконтинентальный маршрут Великого Шелкового пути.
По сведениям известного геолога
С. Х. Боля, только вдоль реки Сыр-Дарьи находилось около 300 населенных пунктов, многие из которых имели городской статус. Это города: Баршыкент, Сыганак, Сауран, Отрар, Яссы, Ордакент, Алып, Зынгаркала и т. д. Региональные города времен старотюрских государств: Кумкала, Алтыасар, Жетыасар, Жалпакасар, Секгеркала, Сырлатым. В Каратауских долинах: Суяб, Баласагун, Тараз, Испиджаб, Садыкорган, Кулан, Мерке. Таким образом, кочевые военно-феодальные государства представляли город и степь как единый хозяйственный организм. Города являлись административными, торговыми, ремесленными и культурными центрами, что опровергает соответствующие суждения западных исследователей, в том числе английского историка Тойнби.
О высокой цивилизации Великой степи свидетельствуют неопровержимые источники. К примеру, о доблестных воинах, какие были в Дешт-и-Кипчак, в Европе и не мечтали. Степняки дрались железными шашками и длинными копьями, они имели железные кольчуги и шлемы. Оружие и доспехи европейцев были из бронзы. Степняки в бой шли на конях, европейцы – пешим строем. Говоря о войске кипчаков, европейские историки часто упускают из виду техническое и тактическое превосходство «диких кочевников» и называют их «варварами», делающими что-либо не по правилам.
Итак, остановимся на факторах, утверждающих концепцию наличия Степной цивилизации на територии Великой степи. Простирающаяся от Алтая до Дона Великая степь соединяет два континента: Европу и Азию. Здесь расходились пути древних культур. Города вдоль побережья Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи тесно соприкасались с китайской, индийской и арабской цивилизациями. На территории этого междуречья зародилась религия миропонимания – зороастризм. На просторах Великой степи также нашли свое распространение христианство, буддизм и ислам.
Степной человек жил в ладу с окружающей средой, он рос свободным и закаленным. Для степняка не существовало искусственных преград, им был выбран путь эволюционного развития. Неспроста Л. Н. Гумилев и другие исследователи абсолютизируют понятие «кочевник». Да, кочевое скотоводство являлось одной из основных форм хозяйства, но наряду с ним в Степи развивались земледелие, ремесло, городская культура.
Исторические факты свидетельствуют о том, что только в бассейне Сыр-Дарьи развивалось более 300 городов и крупных населенных пунктов, в Чуйской долине – 18, а в Семиречье, на севере, юге и востоке Казахстана функционировали десятки городов. Для изобразительного искусства Степи был характерен оригинальный звериный стиль. Кочевнический уклад жизни, методы воспитания и нравственные критерии, демографические принципы народонаселения, способ сохранения экологической чистоты формировали своеобразную этику и менталитет Степи.
Итак, определим, что же внесла Степная цивилизация в мировое развитие?
Она утвердила тенгрианское миропонимание, распространила религию зороастризма. Степь была одним из первых очагов металлоплавления (зачатки металлургии). Она изобрела и утвердила собственную письменность. Определила времена года и сформировала календарное миропонимание. Для степной цивилизации характерны особый тип военного строительства и образцы военного искусства. Степь создала богатейшую устную поэтическую культуру, уникальную музыку. Только за время Казахского ханства зародилось более 500 кюйев – совершенное, оригинальное, неповторяемое музыкальное искусство. Труды Абу Насра аль-Фараби, Баласагуни, Кашгари, Дулати и других вошли в золотую сокровищницу мировой культуры. Государственное управление было основано на принципах степной демократии. В Степи приветствовались все способы ведения хозяйства.
Вследствие скудности собственных источников по истории Казахстана фактические материалы древнего и средневекового периода мы извлекаем и воспроизводим из трудов Геродота, Ксенофонта, Полибия, из работ авторов, живших в начале нашей эры – Страбона, Плутарха. Сакскую эпоху – из письменных источников Египта и Персии («Бехистунская надпись» Дария, «Авес­та» – священная книга зороастризма, религии, которая зародилась на берегах Камы, в бобровой стране, и распространилась до Алтая).
В трудах известных ученых Востока отражены все вехи истории Казахской степи. А западноевропейские исследователи и путешественники Марко Поло, Плано Карпини, Дженкенсон, Иовийя, Гильом (Вильгельм) де Рубрук и др. написали о своих впечатлениях на отдельном историческом отрезке времени в своих дневниковых записях.
В системе исторических наук, формирующих историческое сознание, важная роль принадлежит археологии. Благодаря архелогическим раскопкам в Казахстане найдено 25 тыс. материально-культурных памятников. Пожалуй, трудно назвать другой, такой же богатый регион Евразии. Казахстан – это поистине музей под открытым небом. Ценные находки из памятников сакской культуры, к которым относятся курганы Иссыка, Чиликты, Уйгарака и древние сакские города Чирик рабат, Баланды, позволили совершить поистине научный прорыв в исторических знаниях. Опираясь на них, можно узнать об экономике того времени, стратификации общества, древней письменности, произведениях искусства, развитой мифологии и древних государствах первого тысячелетия до нашей эры.
В Средневековье на юге Казахстана и в Семиречье происходило формирование и развитие городов государства Караханидов, Ак Орды, Казахского ханства, вовлеченных в орбиту Великого Шелкового пути, где город и степь составляли не два антагонистического мира, а экономическую базу, являясь единым хозяйственным организмом для развития цивилизации.
Безусловно, Казахстан должен и будет известен в мире не только как страна динамично развивающейся экономики и культуры, но и как страна, сыгравшая важную роль в исторической судьбе Евразии, как страна, внесшая весомый вклад в сокровищницу мировой цивилизации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Назарбаев Н. А. В потоке истории, 1999. Культурное наследие, 2003. Идеи Евразийства, 1994.
2. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-Ата, 1992.
3. Акишев К. А., Байпаков К. М. Земли древнего орошения. М., 1969, с. 84–96.
4. История Казахстана в 5-ти томах. Т. 1, с. 16–57.
5. История Казахстана в 5-ти томах. Казахстанские трассы Великого Шелкового пути, т. 1, с. 489.
6. История Казахстана (очерк). Алматы, 1993, с. 489–503.
7. Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Алма-Ата, 1987, с. 78–81.
8. Материалы из дневников западноевропейских путешественников Марко Поло, Плано Карпини, Гильома де Рубрук и др. Уч. пособие по истории Казахстана. КазНУ им. аль-Фараби, 1972.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ