НАВЕКИ С НАРОДОМ

0
398

К 100-летию создания Алашорды и 125-летию со дня рождения в издательстве «Фолиант» (Астана) вышло в свет собрание сочинений известного государственного деятеля Елдеса Омарулы. Составителями книги являются доктор технических наук Марат Шуакаев и профессор КГУ имени А. Байтурсынова Акылбек Шаяхмет. Ее спонсором выступил аким Костанайской области А. Б. Мухамбетов. 

Быстротечна человеческая жизнь. Год за годом круг земной уносит из нее многих известных личностей, чьи судьбы и творения служили олицетворением своего времени. Было бы печально предать забвению их труды и имена. Наши великие земляки – представители науки, культуры, образования – расстреляны, и нередко их фамильные корни выкорчеваны. Уничтожены их родители, родственники, репрессированы даже дети. Судьбы многих из них неизвестны до сих пор. Они были цветом, совестью нации, интеллигентами-просветителями, их знали каждого поименно в народе.
…В 1917-м в Оренбурге состоялся Всеказахский съезд. На нем принято решение о создании на территории Казахстана национальной автономии и образовано правительство Алашорды. Идейным вдохновителем была партия Алаш, а одним из авторов ее программы являлся Елдес Омарулы. Видный общественный деятель, ученый (лингвист и математик), публицист и переводчик. За столь многогранную деятельность современники называли его казахским Ломоносовым. Во многих исследованиях Елдеса по фамилии не называют, уважительно-трепетно только по отчеству.
«…Все должны быть свободны и равны… рабочее законодательство должно быть в пользу рабочих… народное образование должно стать всеобщим достоянием…» – эти строки из программы движения «Алаш». Гонимые и репрессированные в тридцатые, алашординцы были цветом нации – педагогами, учеными и политиками. Незаурядные личности создали его первую программу, сформировали первый интернациональный состав. Путем просвещения они хотели добиться справедливости, и, в первую очередь, изменить сознание соотечественников. Именно они стали предвестниками независимости Казахстана, впервые выдвинув идею о президентской форме правления с двухпалатным парламентом, всеобщем избирательном праве и равенстве языков. Деятельность движения «Алаш» и сегодня привлекает пристальное внимание казахстанских историков.
Стоявший у истоков нашей независимости Ахмет Байтурсынов 17 апреля 1920 года написал письмо В. И. Ленину, где указывал: «Ввиду изложенного представляется необходимость:
1) поставить во главе управления Киргизским краем настоящих идейных коммунистов и испытанных честных идейных работников из киргизских интеллигентов, которым народ вполне доверяет, но никоим образом коммунистов по названию. Настоящие идейные коммунисты и идейные работники из киргизов, хотя бы последние были не коммунистами, скорее могут найти общий язык для понимания друг друга и общие точки зрения на дела, чем поверхностные коммунисты как из киргизов, так и из других;
2) во всех органах власти, в ведении коих подлежат районы со смешанным населением, представителей угнетенной нации должно быть не менее 2/3;
3) управление хозяйственно-экономическим учреждениями Киркрая, независимо от централизации или децентрализации, должно находиться в руках киргизов без всякого раздробления и подчинения другим губерниям или областям под разными предлогами экономического тяготения;
4) вся политическая и культурная работа киргизских коммунистов и революционной интеллигенции должна основываться на началах советской социалистической хозяйственной политики;
5) создать военный округ, объединяющий Киргизию с управлением в гор. Оренбурге;
6) гарнизоны в городах должны быть обязательно из киргизов;
7) в отношении границы Киркрая не должны допускаться никакие изменения, кроме нижеуказанных…». (Из Центрального Государственного архива РК, папка 811.20, Дело 568).
Во время допроса Ахмет Байтурсынов заявил, что только совместно с другими народами достигнет наш народ счастья. «Я готов высказывать свое мнение самому Ленину», – говорил он.
«Ради блага своего народа Ахмет вступил в ряды коммунистов. Да, он не смог долго пробыть в ее рядах, это было ясно с самого начала. Ахан не покорный глашатай гнилого капитализма, не дубинка в руках богатых. Он не разделял народ на бедных и богатых, любил всех казахов. Великая заслуга его в том, что он написал труд «Учеба как средство развития языка» для бедных и неграмотных казахов», – писал Сакен Сейфуллин.
Бывший в те времена руководителем республики Ф. И. Голощекин, проводивший политику установления «малого Октября» в Казахской степи, чувствовал сильное сопротивление национальной передовой интеллигенции. И заработал механизм палача, подкрепленный голощекинской зловещей фразой: «Лучше пересолить, чем недосолить…»
Страшный голод в 1932–1933 годах унес миллионы жизней. По последним данным исследователей голощекинского геноцида (по материалам демографа Макаша Татимова), число жертв голода достигло 2 млн. 500 тысяч человек. Погибло 49 процентов всего казахского населения республики! Свыше миллиона людей вынуждены были покинуть историческую родину, из них лишь около 400 тысяч смогли впоследствии вернуться на родную землю.
Есть разные данные о голодоморе в Степи. В своей книге наш земляк, писатель Сергей Баймухамбетов, проживающий ныне в Москве («Время Сталина»), пишет: «По предварительным данным историков, приведенным в книге «Расстрелянная степь», в те годы от голода умерло 200 тысяч человек других национальностей, населявших республику, а казахов – 1 миллион 750 тысяч».
Репрессия 1936–37 гг. уничтожила весь цвет творческой интеллигенции. В Казахской ССР за период с 1929-го по 1933 годы «тройками» ОГПУ было рассмотрено 9805 дел. По ним к расстрелу приговорено 3386 человек, а заключению в концлагерях со сроком от трех до десяти лет – 13151 казахстанец. Всего же за период сталинских репрессий в республике было репрессировано 105 тысяч человек, из них 22 тысячи приговорены к высшей мере наказания. Кроме того, голод, вызванный коллективизацией, убыль нации вследствие расстрелов и миграции населения за пределы республики унесли более 2 миллионов (в некоторых источниках 3,5 миллионов) жизней казахстанцев. С начала 1930 года из Казахстана откочевало 281230 крестьянских хозяйств, большая часть которых осела на территориях Китая, Ирана и Афганистана. Всего же за пределы республики в эти годы откочевало 1,2 миллиона человек, их них 676 тысяч безвозвратно.
Жизни сотен тясяч людей исковеркала чудовищная политика сталинского режима. Идейной основой программы репрессированных действий послужила концепция Сталина об усилении классовой борьбы по мере укрепления социалистического общества, которую необходимо было подкрепить фактом действительного наличия «врагов народа».
Елдес Омарулы родом из аула Кожай (№ 13) Дамбарской волости Кос-танайского уезда (ныне это территория агроконцерна им. Белинского Тарановского района). В датах его рождения имеются разночтения: по собственноручным записям 29 февраля, по другим документам – 1 марта 1892 года. Это вызвано тем, скорее всего, что тот год был високосным.
Рос Елдес в небогатой семье. Ее глава – Омар, по рассказам старожилов, в баях не числился, но владел скотом и просторными пастбищами по берегам Тобола. У него было четверо детей: три сына и дочь. Двое старших – Елдес и Искендер в разное время подверглись репрессиям, а младший Абдеш умер от болезни в 1948-м. И лишь дочь Марияш дожила до преклонного возраста и скончалась в 1990-м. Глава семьи был грамотным и мудрым человеком. Он умел читать не только Коран. К концу жизни, и особенно после гибели Елдеса, он стал глубоко верующим человеком. Во время войны знакомил аульчан с публикациями, фронтовыми сводками. Рассказывают, что аксакал скончался на сенокосе, во время совершения намаза.
Поначалу Елдес обучался у аульного муллы, потом с отличием закончил Костанайское двухклассное русско-казахское училище. Позже он поступает в Оренбургское киргизское училище, по окончании которого учительствует в ауле Добай Комекской волости Костанайского уезда. Через три года, до февраля 1917-го, служит в канцелярии тамошнего суда. И вот тогда его приглашают на должность секретаря Союза земства в Минск. В том же 17-м году утверждается членом комиссии по подготовке учебников. Елдес был одним из активных авторов газеты «Қазақ», которая издавалась в Оренбурге.
В годы гражданской войны работает председателем Костанайского отделения и комиссаром Алашорды по Костанайскому уезду. С начала 20-х трудится в школьном отделе Оренбургского комиссариата народного образования, одновременно являясь сотрудником краевого Академического центра. Чуть позже преподает в Казахском институте народного просвещения (КИНО). Его коллегами и друзьями были видные деятели той поры – Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Мухтар Мурзин, Жусипбек Аймауытов, которые, увы, оказались в стане «врагов народа».
Этой участи не избежал и Елдес Омарулы. Обвинив в старых взглядах, коллегия ОГПУ осудила его по 58 статье (параграфы 10 и 11) на десять лет лагерей. Несколько позже та же коллегия приговорила Е. Омарулы и почти всех из перечисленных выше его друзей к смертной казни. Этот приговор, правда, спустя время был изменен. Первые годы ссылки (до этого Елдес находился в московской Бутырке) он провел вместе с соратниками в лесах Карелии. В июле 1933-го освобожден досрочно. Но ненадолго.
После ссылки Е. Омарулы преподает в Казахском мединституте, а позже – в КазГУ, плодотворно работает над созданием новых учебников. В частности, ему было поручено подготовить учебник казахского языка для медиков.
Перу Елдеса Омарова принадлежат многие учебники по математике, алгебре, физике, тригонометрии и геометрии. Он их переводил с русского, немецкого языков, перерабатывал и писал сам. Интересен и тот факт, что многие термины в изложении автора красиво звучат на казахском. Например, геометрия – пишиндеме, теорема – туиин, трапеция – костабан и т. д.
Многие труды ученый писал на русском. Среди них: «Ученая деятельность Ахмета Байтурсынова», «Упражнения по синтаксису», «О сочетании звуков казахского языка»‚ «Новые правила о казахском шрифте» и др. В начальных школах он применял свой «Әліппе» («Букварь»), в котором были широко использованы народные изречения, пословицы и поговорки, ораторские выступления. Свой букварь, так и осташийся неизданным, он строил в основном на творческом опыте народных биев.
В 1926 году в Баку проходил Первый съезд тюркологов. На нем Елдес Омарулы сделал очень интересный доклад. Понимая все тонкости арабской вязи, он доказывал, что казахская письменность должна опираться именно на этот шрифт. К сожалению, его слова не были услышаны. Национальная казахская культура, которая создавалась тысячелетиями и воплощалась в книгах посредством арабской графики, в течение только ХХ века была дважды прервана. В первый раз в начале 30-х годов, когда большевики вынудили казахов принять латинский шрифт, во второй раз, когда перешли на кириллицу. Но и в наше время не ослабевает внимание к изучению казахской письменности на основе арабской вязи.
Высокую оценку деятельности Елдеса Омарулы дал Сакен Сейфуллин в своих мемуарах: «Пожалуй, многие считают, что он не менее образован и эрудирован, чем Ахмет Байтурсынов». Алихан Букейханов в письме А. Байтурсынову характеризовал Е. Омарулы как знатока казахской словесности.
Не менее интересна и трагична семейная жизнь ученого. Его супругой была Эльза Адамовна Берте, дочь немецкого консула в Ташкенте. Своего первенца молодые нарекли Кенеханом – в честь Кенесары Касымова. Но позже, по словам современников, опасаясь за судьбу жены и сына, Елдес официально разошелся с женой и в свидетельстве о рождении дали ребенку другое имя: Генрих Берте. К сожалению, его дальнейшая судьба не прослежена. Известно лишь то, что в годы Второй мировой войны он был летчиком и участвовал в боевых операциях.
Елдес Омарулы был близким другом крупного ученого-филолога Телжана Шонанова. Когда в 1937-м Шонанова «разоблачили» как «врага народа», он одним из первых встал на его защиту, за что, собственно, и «погорел». Семью Омарулы выселяют из общежития КазГУ. Это было 13 октября, а 22 ноября органы НКВД Елдеса арестовали. 1 декабря 1937 года заседанием «тройки» УНКВД Алматинской области он приговорен к расстрелу… Может быть, наш великомученик остался бы в живых, если бы прислушался к советам своих друзей: иммигрировать в Китай после первой ссылки. Но он отвечал так: «Лучше на родине быть прахом, чем на чужбине – падишахом».
Елдес Омарулы одним из первых написал отзыв о научных трудах Мухтара Ауэзова. «История литературы М. О. Ауэзова» (Казгосиздат, Ташкент, 1927) представляет собою первый опыт систематизации и научного анализа образцов устного народного творчества не только на казахском языке. Автор в этой книге разбирает образцы народной поэзии, классифицируя их по жанрам, причем им охвачены также и периоды индивидуального творчества вплоть до Абая, то есть до начала новой казахской литературы.
Как известно из достоверных источников, у Мухтара Ауэзова в 1927 году родился сын. И дали ему имя Елдес в честь лучшего друга и старшего брата Елдеса Омарулы.
Елдес Омарулы был реабилитирован в 1989 году. Спустя три года на земле предков земляки с достоинством отметили 100-летие со дня его рождения. В 1997 году, в Костанае, на здании бывшего Русско-казахского училища была установлена мемориальная доска.
Один из праправнуков Елдеса Омарулы – доктор технических наук Марат Капашулы Шуакаев – посвятил свою монографию великому предку. В семье Шуакаевых растет малыш Елдес. Это имя, между прочим, на русском означает «вместе с народом»…

Акылбек ШАЯХМЕТ,
писатель

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ