Мегаполис меняет абрис

0
580
Роман ШНАЙДЕРМАН
Роман ШНАЙДЕРМАН

С каждым годом меняется облик южной столицы. Так, недавно центральные улицы – Панфилова и Жибек Жолы преобразованы в уютные, красивые пешеходные скверы, а знаменитый Арбат стал своеобразной творческой площадкой для художников, бардов и начинающих музыкантов. Каким станет Алматы в ближайшие 10-15 лет, нам рассказал ландшафтный архитектор Роман ШНАЙДЕРМАН.

– Недавно Президент Казахстана проинспектировал объекты Алматы. Аким города Бауыржан Байбек наглядно продемонстрировал на всю страну свою работу по благоустройству мегаполиса. Проведена комплексная реконструкция улиц Панфилова и Жибек Жолы, в результате созданы удобные прогулочные зоны для пешеходов. Расскажите о будущем облике Алматы, какие еще улицы планируется преобразовать в рамках проекта датского архитектора Яна Гейла?
– Я представляю архитектурную компанию, которая на данный момент выиграла тендер и реализует проекты по реконструкции города на пяти улицах. Пока я не располагаю информацией, кто и как в дальнейшем будет заниматься преобразованием или реконструкцией остальных улиц. Единственное, я знаю, что у акимата имеются дальнейшие планы по благоустройству, улучшению современного облика нашего города. В следующем году власти города планируют не сбавлять этот темп. Поскольку около 30 процентов улиц исторического центра города уже преобразованы, в следующем году планируется реконструировать уже более 40 процентов. Еще раз повторюсь, какие именно это будут улицы, никто не знает, ведь пока что все еще идут обсуждения наиболее приоритетных из них. Во всяком случае, принципиально выбор улиц будет обусловлен тем, чтобы создать некую замкнутую пешеходную систему. Сегодня ведется большая проектная работа над скверами «золотого квадрата». Часть объема выполняем мы, а остальные – другие проектные компании. Мы также работаем над проектом парка «Олимпийский», прилегающего к парку Первого Президента. Там мы хотим сделать специализированный спорт-парк с роллердромами, профессиональными скейтодромами и воркаутом. То есть это будет парк для людей, которые хотят заниматься спортом.
– Мы знаем, что для будущего облика южной столицы был взят за основу проект датского архитектора Яна Гейла. Чем обусловлен такой выбор?
– Хотел бы коротко рассказать вам, с чего все начиналось. Если вы помните, до начала 1990-х годов Алматы пытались сделать максимально удобным для автомобилистов. Так как считалось, что автомобиль – это наиболее перспективный вид транспорта, и он обеспечит горожанам комфортную жизнь. Впоследствии городские власти пришли к выводу, что это тупиковое направление. Подумайте сами, мы создаем более широкие дороги, которые наполняются машинами, после чего их снова расширяем, добавляется еще больше машин, от которых страдает экология, а человек оказывается в таком городе, где передвигаться пешком ему совершенно некомфортно.
Сегодня вы видите, что меняется весь городской абрис. Одно дело, когда фасады и первые этажи зданий преобразовываются для людей, которые ходят пешком, и другое, когда они делаются для машин, несущихся со скоростью в 50 км в час. Мы можем это видеть на примере нашего города. С этой проблемой столкнулись не только у нас, это поняли и в Европе, США и ряде других стран мира, после чего многие решили изменить подход по улучшению городских условий для всех горожан. Вместо того, чтобы расширять улицы, стали делать их более узкими и более удобными для общественного транспорта, учитывая интересы как пешеходов, так и велосипедистов. То есть была комплексная мера преобразования города, ибо речь здесь идет о полицентричности городов, их целенаправленного и планового функционирования с единым центром. Чтобы жители районов могли все удобства своего округа получить, не перемещаясь из района в район. Такой принцип распределения нагрузок на все виды городских служб позволяет уменьшить транзит между районами.
Теперь несколько слов об архитекторе Яне Гейле. Этот человек был одним из пионеров эффективной планировки городского ландшафта. Но почему выбор пал именно на него? Ян Гейл – один из тех архитекторов, кому в самом начале дали возможность реализовать полностью подобные проекты, после которых он мог наблюдать за результатами преобразований, то есть, какой положительный эффект они дадут. Условно говоря, эффект любого преобразования города всегда отсроченный. Результаты видны не сразу. Необходимы несколько лет. Ян Гейл вывел ряд принципов и подходов по модернизации городов. Власти Копенгагена дали ему возможность это сделать. Сегодня видно, что проекты Яна Гейла улучшили не только облик датской столицы, но и условия жизни ее жителей. То есть это тот человек, который свою теорию и проекты подтвердил практикой. Только после этого его стали приглашать в другие города мира. Он работал и в Нью-Йорке, и в Лондоне и т. д.
– Какова стоимость проектов реконструкции улиц Панфилова, Жибек Жолы, Старой площади, Гоголя и Кабанбай батыра?
– Не помню точной цифры, но приблизительно это составит около 8 млрд. тенге.
– Акимат создает все условия для пешеходов, велосипедистов и спортсменов, а как же быть с автостоянками? Ведь фактор переизбытка автомобилей в городе нельзя отрицать, а это создает дополнительные трудности с парковочными местами. Как будет решаться эта проблема?
– Я знаю принцип, по которому городская система развивается для людей. Возьмем, например, какой-нибудь культурный центр города, в котором должны быть созданы комфортные условия для пешеходных прогулок, наличие инфраструктуры для здорового и вкусного питания, приятного, полезного отдыха и работы. С увеличением платных парковок, развитием общественного транспорта. Все это приведет к тому, что всевозможные бизнес-структуры с крупными собственными автомобильными парками будут постепенно вынуждены переместиться в другие районы города. А для самих горожан будут созданы специальные условия для парковки личных автомобилей у себя во дворе.
– В городе стали сносить заборы и железные ограждения около учреждений, а также близ жилых домов. Это вызвало недовольство горожан. Уже имеются факты краж и других инцидентов. В каких районах еще планируется снос ограждений, и как людям относиться к этому?
– Вы мне задаете такие вопросы, как будто я архитектор города. Если брать мое личное мнение, то я полностью поддерживаю программу города без заборов и, в общем-то, являлся одним из ее ярых сторонников с самого начала ее развития. Считаю, что заборы созданы для того, чтобы разделять людей именно тогда, когда мы пытаемся консолидировать наше общество. Ведь забор психологически делит территорию на «твое» и «мое». Здесь не должно быть такого понимания вещей. Здесь все твое. И ты, как горожанин, должен с пониманием и любовью относиться к чистоте и уюту своего города. Что касается самих алматинцев, думаю, многие увидели преимущество беззаборного ландшафта Алматы. Открылись такие прекрасные пространства, о которых многие и не думали. Особенно это хорошо заметно на фоне красивейшего парка, который находится за Казгуградом. Хотя я сам уже много лет живу в Алматы, но никогда не знал о существовании данного парка. Так в чем же, спрашивается, смысл загораживания таких прекрасных мест? Видеть заборы, но не видеть парков?.. Думаю, со временем недовольные горожане поменяют свое отношение и привыкнут к новому облику культурной столицы Казахстана.
Вообще загораживание парков – это традиция, оставшаяся со времен XVIII – XIX вв., когда парки строились при дворцах, где гуляли только аристократы, а простолюдины не могли туда зай­ти, потому что их оттуда отгоняли палками. Не спорю, есть моменты, где огораживания заборами просто необходимо – это детские площадки, медицинские учреждения и режимные объекты. В остальных случаях, считаю, что строительство заборов – это анахронизм.
– Современный образ Алматы меняется кардинально. Акимат стремится внедрить европейский вариант благоустройства города. Но готовы ли сами горожане ментально к данному новшеству? Ведь известны случаи порчи общественного имущества – битье стекол на уличных фонарях, кражи или порча скамеек, разрисовывание скульптур и так далее?..
– Здесь дело вовсе не в ментальности. Дело в отношении общества к пресечению подобных инцидентов. Быть может, вы слышали про теорию «разбитого окна», это когда одно окно в здании разбито, и если оно не ремонтируется, то за короткое время все окна в этом квартале будут разбиты. Потому что, когда человек чувствует себя безнаказанным, у него смещается планка чувства ответственности. Мы можем наблюдать это на примере Нью-Йорка 1980-х, который представлял криминализированное общество, что не могло отразиться на облике города: разбитые стекла окон, размалеванные стены домов и т. д. Там власти начали со всем этим безобразием планомерно бороться. Если мы законопослушное общество, то должны понимать, что за каждое преступление, каким бы оно ни было, последует наказание. Принцип нулевой терпимости нужно внедрять обязательно, и поверьте мне, что в очень короткое время люди не станут совершать мелкие правонарушения. Все начинается с ответственности самого человека. Каждого горожанина.

Беседовал
Бахтияр ТОХТАХУНОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here