Этажи комфорта

0
109

Meo voto

Бекримжан ГЛАУДИНОВ,
доктор архитектуры, профессор,
Казахская головная архитектурно-строительная академия

Город и его структурные элементы, например, жилые дома, развиваясь, постоянно нуждаются в модернизации и обновлении в функциональном, материало-конструктивном и архитектурно-художественном отношениях. 

Это не требующая доказательства истина: для обеспечения максимально комфортных условий проживания (хорошего самочувствия и здоровья, для полного восстановления сил после работы или физических нагрузок и т. п.) у человека существует естественная потребность – постоянно улучшать свое жилище путем обращения к новым научно-техническим достижениям. Анализ современной практики архитектурного проектирования, в первую очередь, жилого дома в стране (и не только нашей) показывает, что в этом направлении имеется, мягко говоря, некоторое отставание. Из многочисленных накопившихся инноваций в архитектуре жилого дома, хочется, прежде всего, заострить внимание на его типологии, т. е. на выборе типа жилья для застройки городов.
Общеизвестно, что со второй половины ХХ века основным типом городского жилья является многоэтажный секционный жилой дом, который состоит из одной или нескольких одинаковых или разных по планировке секций, отличающихся этажностью, протяженностью и конфигурацией плана. Кроме них в последнее время в пригородах Астаны, Алматы появились отдельные коттеджные городки, а галерейные типы домов почти не строятся.
Возникает вопрос: стоит ли соглашаться с таким создавшимся положением? Чтобы ответить на данное требование времени, необходимо выявить генезис архитектуры этого многоэтажного секционного жилого дома и обратиться к его истокам. По поводу времени и места возникновения наиболее ранних многоэтажных жилых домов имеются следующие сведения: «усложнение структуры жилищ, вероятно, началось в Азии. Макеты из китайских погребений династии Хань (200 г. до н. э. – 200 г. н. э.) и сходные изделия из Сасанидской Персии (200–600 гг.) наводят на мысль, что многоэтажные дома – восточное изобретение, хотя глиняные статуэтки (изображающие этажного жилого дома. – Б. Г.) из Наярита (на территории Мексики) демонстрируют ту же тенденцию, наметившуюся к началу нашей эры в Центральной Америке»1.
При этом также утверждается, что «римляне заимствовали свою жилищную архитектуру, как и многое другое, у греков. Однако, многоквартирные дома-кварталы, вроде бы сохранившиеся в Остии (древний город в Италии), возможно, изобрели сами». Но когда? Ответ на этот вопрос можно найти у Страбона, который по поводу римских многоквартирных домов – инсул, максимальная высота которых устанавливалась специальными законами, пишет, что «первый из этих законов, изданный Цезарем, установил высоту инсул в 70 футов (20,72 м)», также указывается, что со «времен Цезаря существовали бесплатные инсулы»2.
Этот факт дает нам основание считать, что инсулы были действительно изобретением римлян, и произошло это в I в. до н. э. (так как римский полководец и диктатор Г. Ю. Цезарь жил около 100–44 гг. до н. э.), и возникли они в Древнем Риме не в III в., как это утверждается в некоторой литературе (здесь необходимо уточнить, что азиатско-китайский вариант не может претендовать на роль родоначальника современного рассматриваемого типа жилого дома, так как он основан лишь на увеличении этажности до 2-3 и появился лишь в начале нашей эры).
Что из себя представляли инсулы? Инсула – это многоэтажный жилой дом с комнатами и квартирами. Это настоящее коллективное жилище. Инсулы имели обычно от четырёх до семи этажей, но упоминаются также девятиэтажные инсулы, которые составляли массовую застройку древнеримских городов.
Реконструкция инсулы

Первые инсулы были 3-5-этажными каменными домами, на первых этажах которых располагались магазины и мастерские, остальные этажи были жилыми. Инсулы были очень разными: дорогие инсулы по комфорту приближались к современным квартирам, в них были «стеклянные окна (или слюдяные), водопровод и канализация, потолки высотой до 3,5 метров. Многоэтажные инсулы стали массовым видом жилья. Из 184 жилых зданий в Остии 126 включают торговые лавки на первом этаже, и лишь 58 состоят исключительно из квартир. Комнаты были разделены стенами из сплетённого тростника, обмазанного глиной. Отоплением в инсулах служили лишь переносные жаровни, дым выходил через окна»3.
После падения Римской империи (476 г.) многоэтажные жилые дома типа инсул исчезают из мировой практики, но они стали возрождаться, спустя примерно 1500 лет в связи с рождением и развитием капиталистических, а затем и социалистических производственных отношений, и строятся по сей день. У нас в стране они стали основным типом городского жилого дома.
Для ответа на вопрос: следует ли соглашаться с таким положением дел, когда многоэтажная застройка становится превалирующей, необходимо изучить характеристику застройки малоэтажными жилыми домами повышенной плотности (ковровой застройки).
Зарубежная практика строительства демонстрирует в этом отношении множество примеров с использованием разнообразных приемов планировки. Среди проектов высокоплотной малоэтажной застройки, получивших высокую оценку на одном из международных конкурсов, выделяется предложение японского архитектора Масахари Нода. Очень высокая плотность (397 чел/га) в проекте достигнута благодаря максимальному сокращению разрывов между домами и квартирами. Предложено остроумное решение, в чем-то напоминающее застройку на рельефе со сдвигом верхних квартир по отношению к нижним. Здесь этот принцип применен на ровном месте. Застройка состоит из двух рядов сблокированных квартир с предельно узким проходом между ними. Квартиры в рядах решены таким образом, что каждая из них расположена в двух объемах и в двух уровнях с наложением одной квартиры на другую. Окна в квартирах, выходящие в проход, смещены друг к другу благодаря сдвигу рядов застройки. Остальная часть окон ориентирована вдоль рядов.
Прием увеличения плотности за счет сокращения расстояний между домами использован в застройке комплекса в Зотермеере (Голландия). Между двух- и трехэтажными блокированными домами расположены одноэтажные атриумные Г-образные блок-квартиры, окна которых обращены внутрь двориков. Благодаря такому приему удалось максимально сократить разрывы, оставив только расстояния для прохода людей. Плотность такой застройки равна 223 чел/га. Повышенная плотность достигаетcя также за счет использования галерейных домов при соответствующих приемах планировки. Примером может служить застройка эспланады Виллидж (США) на небольшом рельефе. Повышенная плотность (217 квартир на 1 га) получена за счет рационального использования территории, расположения блок-квартир с двориками и перепада рельефа местности. Высокие показатели плотности дают обычно террасные застройки на рельефе. Показательным в этом отношении может служить жилой комплекс в Пасадена Хайте (Япония), архитектор Кийонара Кикитаки. Смешанная застройка здесь покрывает весь рельеф.
Проведенное зарубежными специалистами сравнение технико-экономических показателей малоэтажной и многоэтажной застроек, показало, что при надлежащих условиях (соответствующей планировке и применении новых типов домов) в малоэтажном высокоплотном городском строительстве можно достичь довольно высоких показателей плотности, не уступающих показателям плотности при многоэтажных домах (350–450 чел/га, и это наиболее существенный экономический фактор). Подтверждением этому могут служить результаты национальных и международных конкурсов, проведенных начиная с 70-х годов, где были продемонстрированы новые оригинальные приемы построения малоэтажных городских жилых структур высокой плотности. Малоэтажная городская застройка при высокой плотности обладает целым рядом преимуществ по сравнению с многоэтажными.
Реконструкция инсулы

Это более простые строительные конструкции зданий, снижение металлоемкости домов и инженерных сетей, сокращение расходов по уборке и озеленению территории, на содержание обслуживающего персонала. Специалисты прогнозируют возможную экономию дорожных покрытий на территории городского района при малоэтажной застройке повышенной плотности до 20–25 процентов в зависимости от приема застройки. Как показал анализ некоторых жилых образований, стоимость строительства в ряде стран (в расчете на единицу общей площади) может в условиях повышенной плотности малоэтажной застройки быть снижена на 20–40 процентов. Экономия до 10 процентов достигается даже с учетом высокой стоимости земельного участка.
Необходимость инноваций в архитектуре жилой застройки обосновывается также рядом причин. Во-первых, имеется функциональное преимущество по сравнению с многоэтажным домом – в малоэтажном жилище достигается высокий комфорт проживания в условиях города. Люди предпочитают жить в небольших домах. В них нет неприятного ощущения высоты при выходе на балкон, лоджию, нет опасности для детей. Отсутствуют недостатки, свойственные первым этажам обычного городского жилища. Вместе с тем, есть непосредственная связь с землей, с природным окружением. Социальные контакты при малоэтажной застройке более свободные, а при хорошей изоляции человек не чувствует себя оторванным от других людей, от общества.
Во-вторых, благодаря экспериментальному проектированию и творческим разработкам, удалось сблизить технико-экономические показатели малоэтажной застройки с показателями многоэтажного строительства. Известно, что при применении специальных типов и эффективных архитектурно-планировочных приемов смешанная застройка жилыми домами в два, три, и (редко) четыре этажа может дать высокую плотность, близкую к пятиэтажной, – наиболее экономичному варианту безлифтового городского строительства, – при одинаковом уровне освещения, инсоляции, вентиляции, инженерного оборудования и т. д.
В-третьих, важнейшим преимуществом высокоплотной городской застройки также являются ее достаточно разнообразные архитектурно-художественные и планировочные качества, по сравнению с однообразным по силуэту и объемно-пространственному решению современной массовой пятиэтажной и многоэтажной застройки. Несмотря на стремление приблизить квартиру к природе, тесной связи с ней путем устройства различных открытых пространств, многократное повторение элементов и планировочных структур затрудняет создание выразительных по пластике и композиции зданий. Соразмерность с человеком объемов зданий и образуемых ими пространств имеет важное значение в формировании среды обитания. Не секрет, что при многоэтажном строительстве она нарушается.
Диктуемые условиями инсоляции, большие высоты жилых домов и громадные пространства между ними делают человека приниженным, неуютно чувствующим себя в такой среде, не всегда приспособленной и оборудованной для обитания в ней. Зато малоэтажная застройка с возможным включением домов средней этажности будет отличаться многообразием объемно-пространственных построений, выразительным силуэтом, разнообразием типов зданий, максимальным слиянием архитектуры с природой и человеком. Область применения подобной застройки чрезвычайно широка. Это – малые и средние города, поселки городского типа, где еще ведется массовое строительство мало комфортных пятиэтажных жилых домов; в охранных зонах, вблизи памятников архитектуры и истории; на участках со сложным рельефом, которые представляют собой во многих случаях бросовые земли, непригодные для многоэтажного или среднеэтажного строительства.
Такой вариант застройки приемлем для районов с жарким климатом, где целесообразны типы домов, максимально раскрытые на природу, исключающие перегрев жилища. Особо следует подчеркнуть преимущества данного типа жилого дома в плане его сейсмостойких качеств в условиях, к примеру, г. Алматы и всех южных сейсмоопасных зон республики – и это причина четвертая.
В-пятых, данный тип жилого дома более удобен и прост для использования возобновляемых источников энергии: солнечных, геотермальных, органических, ветровых и т. д.
В-шестых, «ковровая» застройка достаточно легко позволяет внедрить новейшие системы «Умного дома» и «Умного города».
Безусловно, выше отмечены лишь наиболее очевидные факторы преимущества. Поэтому считаю необходимым принять срочные меры по более детальному изучению данного типа жилья с приглашением специалистов самого широкого профиля и разработать научно обоснованные проектные решения по отмеченной «ковровой» застройке городов. После экспериментальной проверки их в натуре, считаю, что необходимо довести их долю до 75 процентов от общего объема жилищного строительства, а объем многоэтажного секционного жилого дома снизить до 15–20 процентов (как социальное жилье) и допустить строительство коттеджных домов в объеме 5–10 процентов в год для начала хотя бы в наших южных районах.

ЛИТЕРАТУРА
1. Люди, События, Даты. Всемирная история. Перевод с фр. «Ридерз Дайджест», 2007, с. 172.
2. Там же, с. 174.
3. Витрувий М. П. Десять книг об архитектуре. М., 1937.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here