• Общество
  • 20 Августа, 2023

ХОРГОССКИЙ СПРУТ

Агия БЕРКИМБАЕВА,
член Союза журналистов Казахстана

Выездной судебный процесс по «хоргосскому делу», который проходит в здании следственного изолятора – СИ-18 под председательством судьи Советхана Сакенова, день за днем раскрывает все новые детали изощренной и глобальной преступной схемы провоза контрабандного груза через таможенные посты. 
В ходе досудебного следствия лидерами организованного преступного сообщества были названы должностные лица органов национальной безопасности и таможенного контроля республики. Пользуясь своим служебным положением, они покровительствовали беспрепятственному прохождению контрабандных товаров. Тридцать с лишним подконтрольных предприятий помогали создавать видимость легальности грузопотока. 
Следствие предъявило обвинения восьми членам преступного сооб­щества, входившим в группу сопровождения контрабандного груза.

 

Неутомимый «Дядя Валера»


По показаниям свидетелей, численность группы «сопровождения» составляла около 15-20 человек. Организационные вопросы решал Валерий Карибаев – его звали «дядька» или дядя Валера. Попасть в эту группу со стороны было сложно, чужих не брали. В основном это были знакомые, обратившиеся за помощью в поисках работы. 
В конце недели участники группы «сопровождения» собирались либо в доме у «дядьки», либо неподалеку в бильярдной. Собрания проводил он лично. Обсудив текущие организационные вопросы, он давал наставления о соблюдении мер конспирации. О сопровождении ими контрабандного товара всем было известно. Выдавалась «зарплата»: в зависимости от преступного дохода каждому он вручал сумму от 500-600 до 1000 долларов за неделю. На допустивших промашки «дядя Валера» налагал штраф, удержав определенную сумму от «зарплаты», или вовсе увольнял. 
Итак, группа сопровождения в преступном сообществе имела свои конкретные задачи, отвечая за беспрепятственную доставку контрабандных грузов по условленному маршруту – от таможенных постов до складов временного хранения. 
Номера автомашин, перемещающих подконтрольный организованному преступному сообществу контрабандный товар, были на учете у ответственных лиц. По их количеству они знали о предстоящем криминальном доходе. Каждый вечер «дядя Валера» уточнял со старшим в группе сопровождения лицом, сколько машин должно прийти, давал их номера. Эти данные сообщались Садыбекову Даулету, который, в свою очередь, распределял, кто, какие машины и с какого таможенного поста будет сопровождать. 
Большегрузные автотранспортные средства обычно формировались в колонну от 10 до 40 машин. По пути следования, как правило, это было ночное время, их останавливали сотрудники дорожной полиции или транспортной инспекции. В этом случае сопровождающие звонили «дяде Валере», который и «решал проблемы». После этого колонны с грузом отпускались. 
По показаниям допрошенного свидетеля Н. в 2007 году под руководством «дядьки» работало шесть экипажей по два человека, каждого знали под условными именами. 
Неутомимому «дяде Валере» беспрекословно подчинялись. Он руководил всем процессом следования колонн по автодороге Алматы-Кокпек-Коктал, от таможенных постов «Калжат» и «Коргас» до складов временного хранения (СВХ) «Даму» и «Store house KZ». Он полностью отвечал за организацию сопровождения, отбирал людей в эту группу, контролировал их выход на трассу, вплоть до въезда из СВХ для растаможки грузов. Машины, поступив на склады для таможенной очистки, выпускались только после того, как он давал на то свое разрешение. 
В среднем еженедельно только на СВХ «Store house KZ» приходило под соп­ровождением группы «дяди Валеры» от 100 до 250 автотранспортных средств.
Об этом рассказал допрошенный на судебном заседании К.Б., как свидетель со стороны группы сопровождения. 
– В 2006 г. я познакомился с сестрой лидера ОПС Т. Карибаева, работавшей кассиром в банке. Через нее в поисках работы вышел на «дядю Валеру». Встретились, выехав вместе на таможенный пост «Калжат». Мне объяснили суть работы: сопровождение фур от таможенных постов «Коргас» и «Калжат» до СВХ «Даму» и «Store house KZ». И если по дороге груз задержат, то сразу надо было сообщить «дяде Валере», он решает все вопросы по трассе. 
– О том, что мы сопровождаем контрабандный груз, узнал на одном из сборов, проводимых по субботам дома у «дяди Валеры» в районе Каменки либо в бильярдной. Во время инструктажа от сопровождающих требовали четкой дисциплины и собранности, предупреждая, что груз контрабандный, и надо смотреть за его сохранностью, быть постоянно на связи, не употреблять спиртное, при возникновении проблем незамедлительно его информировать. Сборы были днем получения очередной зарплаты. 
Сопровождением занимались пять дней в неделю. В таком режиме работала вся группа. По указанию старших лиц часть сопровождающих выезжала на ТП «Коргас», другие – на «Калжат».
 «Дядька» не скрывал от вновь принимаемых, что работа предстоит рискованная и тяжелая. 
Другой свидетель рассказал, что когда автотранспортные средства, груженные ТНП из КНР, выезжают из ТП «Калжат» и «Хоргос», старший группы сопровождения по мобильной связи сообщал им номера машин, которые нужно встретить и вести до СВХ. Сопровождали колонны либо от начала до конца, либо на полпути их сменяли другие ребята. 
В 2005–2006 годы поток машин увеличился. Они не успевали, и тогда в группе появились новые люди.
Во время следствия был допрошен работник бильярдной ресторана, где встречалась группа «дяди Валеры». Он показал, что на протяжении нескольких лет к ним приходила одна и та же компания из 10-12 человек. «Дядю Валеру» он запомнил потому, что выписывал ему дисконтную карту с 20% скидкой. Группа собиралась в VIP-зале, закрывалась на несколько часов и заказывали только чай. Валера всегда расплачивался сам. 
Во время судебного процесса был допрошен свидетель В. Б, который с 2008 г. в качестве инспектора отдельного батальона дорожной полиции ДВД по Алматинской области патрулировал трассу «Алматы-Кокпек-Коктал».
– Все автотранспортные средства, идущие из Калжата, либо Жаркента сопровождались двумя гражданскими лицами в одной легковой машине. Если колонна большая, то сопровождающие ехали впереди колонны и сзади. 
Когда мы останавливали груженые машины для проверки документов и регистрации, то вместо водителей к нам подходили сопровождающие, хотя их мы не останавливали. Некоторые из них вели себя вызывающе, требовали объяснений остановки колонны, ссылаясь на некоего «дядю Валеру». 
После неоднократных требований о предъявлении регистрационных документов на автотранспорт и прицепы, сопровождающие приглашали водителей. После регистрации документов в журнале, колонна уезжала. 
Осенью 2010 г. на трассе «Алматы-Кокпек-Коктал» за превышение скоростного режима был остановлен один из сопровождающих. Буквально через несколько минут поступил звонок со скрытым номером. Голос из трубки в вежливой форме представился сотрудником КНБ и попросил отпустить водителя.
Со слов свидетелей в группе сопровождения была своя иерархия. После «дяди Валеры» старшим был некто по прозвищу «Тима», который координировал передвижение подчиненных по телефону, называя время встречи колонны с грузом, номера машин. За ним следует Д. Садыбеков. Над «дядей Валерой» стоял Т. Каирбаев – он руководит всеми, но контакты с ним были под большим запретом. 
Группа сопровождения работала в усиленном режиме, порой в сезон в среднем в неделю выезжало от 250 до 300 грузовых автомашин. 
Структура была очень большая, каждая группа выполняла свои функции, но чем занимались другие группы, и кто стоит у руководства им не говорили. Все было очень секретно. 

Борьба доказательств или «тянем резину»?

Улики, прозвучавшие в устах каждого свидетеля в адрес конкретных фигурантов дела, вызывали у некоторых из них неоднозначную реакцию. Это выражается в дотошных, порой затянутых допросах свидетелей самими подсудимыми, причем, один и тот же вопрос гоняется по кругу и может звучать из разных кабинок, а также от разных адвокатов. Вместо того, чтобы оперировать юридическими аргументами, вести борьбу доказательств по сути спора, свидетелей часто пытаются загнать в «угол», высказывая порой прямые упреки, оказывая давление. Создается впечатление, что подобная тактика отхода от линии судебного следствия предполагает попытки затянуть процесс, внести в него нервозность, а то и хаос. 
Председательствующему судье Советхану Сакенову приходится прикладывать максимум усилий, чтобы вести суд в строгом соответствии с процессуальным законодательством, заслушивая позиции сторон, пресекать попытки «тянуть резину», оказать любое давление на суд, снимая вопросы, заданные не по существу, наводящие или повторные. И это отнимает немалую часть времени судебного разбирательства и без того сложного в процессуальном отношении дела. 

(Продолжение следует)

1297 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми