• Общество
  • 20 Июля, 2023

КОГДА НАЧНЕТСЯ МАСШТАБНАЯ РЕФОРМА КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА?

Глава государства Касым-Жомарт Токаев 12 апреля на заседании Национального совета по науке и технологиям высказался о переходе на латиницу: «Я много раз говорил по этому поводу: в первую очередь мы должны использовать эту возможность для реформирования казахского языка. Проблема не в механическом переходе с кириллицы на латиницу. Мы наделали много ляпов, думая, что надо как можно быстрее переходить на латиницу». 

 

Лингвисты не изучили узбекский опыт?!

 


Президент привел в пример рекламные щиты, написанные латинскими буквами: «Это не казахский язык, это тексты, чуждые природе нашего языка. Поэтому эту работу нужно продолжить под руководством Академии наук, все взвесив и без спешки».
Касым-Жомарт Кемелевич также привел в пример слова с буквой «ы», часто встречающейся в кириллице: «Многие слова в кириллице имеют букву «ы». Например, в слове «ырымшыл» три «ы». Мы автоматически написали это через букву «у». Теперь смотрите, если мы напишем слово «ырымшыл» латиницей, будет три буквы «у» в одном слове. Это разве казахский язык? Кто может это прочитать? В конце концов, наш язык выглядит «непонятным» что на кириллице, что на латинице. Таких примеров много».
Глава государства отметил, что ученые должны тщательно изучать передовой опыт других стран и использовать их рациональные точки зрения и решения.
В самом деле, по какой причине наши лингвисты мало информируют общество об опыте других стран, перешедших на латинскую графику? В первую очередь опыт наиболее близкого нам Узбекистана. 
Казахстан переходит на латиницу вслед за другими республиками, и есть возможность досконально изучить их опыт с тем, чтобы не повторять их ошибки, а они были и есть. Достаточно сказать, что у нас предыдущие варианты в известной мере повторяли неудачные и ненаучные узбекские варианты с диграфами, апострофами, акутом (каракалпакский вариант). 
Иными словами, не был изучен опыт в соседней стране. Национальная комиссия РК по переходу на латиницу должна была детально изучить опыт в Узбекистане перед тем, как приступить к латинизации. Ведь эта страна по многим параметрам (языковым, этническим, культурным, историческим, образовательным, экономическим, социальным и др.) наиболее близка нам, чем, допустим, Турция. По этой причине надо более пристально следить за латинизацией, за функционированием двух языков (узбекского и русского), языковой ситуацией в сфере образования, науки, книгоиздательства, СМИ, делопроизводства и т. д. в РУз. 
Например, узбеки недовольны сложностями при чтении, письме и компьютерном наборе. Значительная часть населения не сумела освоить латиницу, продолжая использовать кириллический алфавит, в том числе в официальном делопроизводстве; в последнее время увеличиваются русские классы и школы, в вузах лекции читаются на русском языке, есть большой спрос на английский язык и т. д. 
И в течение 30 лет латиница в Узбекистане находится в «подвешенном» состоянии. При этом около половины печатной продукции (книг, журналов, газет) по-прежнему выходит на кириллице, но молодежь не читает на кириллице, несмотря на дефицит литературы на латинице, что вызвало заметное снижение уровня школьного образования. А как же культурное наследие на узбекском языке, зафиксированное на кириллице? Ведь оно уже недоступно для молодежи. И такие явления нуждаются в исследованиях, чтобы избежать их.
Узбекский переход на латиницу ясно показывает: перейти на новую графику легко, даже без особой подготовки, даже по ходу можно менять первоначальный более грамотный вариант 1993 года. И теперь исправлять вариант с диграфами, апострофами на «турецкий» уже поздно – выросло молодое поколение, получившее образование на графике, введенной в 1995 году после разногласий с Турцией. 
В самом Узбекистане на официальном уровне стараются не критиковать латинизацию (это общее правило – редко правительства признают свои недоработки, ошибки, особенно когда что-то исправлять уже поздно), и уже с 1 января 2023 года полностью перешли на латинский алфавит. Но неофициально учителя и преподаватели отмечают резкое снижение школьного и вузовского образования на узбекском языке. По этой причине актуально обучение на русском и английском языках.
И основной вопрос – как повлияла смена графической основы на развитие узбекского языка, на науку, литературу, СМИ, школьное и вузовское образование и т. д. – остался без ответа, как в Узбекистане, так и у нас в силу отсутствия научных исследований.
И ныне в соседней стране не справляются с изданием книг на новой графике, оставив будущие поколения без основы национальной культуры, – слишком мало издано за 30 лет. Оказалось, не миллионы, а миллиарды долларов потребуются на смену графики. 
Между тем еще в ноябре 2020 года Президент Касым-Жомарт Токаев говорил, что «надо учитывать и финансовую сторону вопроса».
А ведь у нас уже потрачены вхолостую огромные суммы на три варианта латиницы, однако никто не посчитал полную стоимость смены графики хотя бы до 2031 года, не говоря о возможностях книгоиздательства переиздать книги, журналы, газеты, документы с кириллицы на латиницу.

К.-Ж. Токаев: «Мы наделали много ляпов»


«Не стоит забывать, что создание нового алфавита – это непростой вопрос. Разработку новой графики невозможно завершить за один день и даже за один год. Поспешность в этом деле может нанести ущерб всей нашей культуре и исторической идентичности. Проблема заключается не в переходе с кириллицы на латиницу, а в том, что осуществляется масштабная реформа казахского языка. Надо учитывать и финансовую сторону вопроса. Работа по внедрению латинского алфавита должна осуществляться постепенно. Можно сказать, что данная графика рассчитана на подрастающее поколение, и именно оно должно в полной мере воспользоваться ее преимуществами. Поэтому этот процесс нужно проводить планомерно, постепенно», – отметил Глава государства.
Общая оценка языковой ситуации в стране, данная Президентом К.-Ж. ­Токаевым, – объективная, разносторонняя, взвешенная, и есть большая надежда, что позиция Главы государства позитивным образом повлияет на развитие государственного языка. Это актуально: многие языковые проблемы стали звучать на самом высоком уровне лишь в последние годы, и ответственные институты и лица должны нужным образом реагировать на их решения.
Между тем в январе 2021 года бывший Премьер-министр Аскар Мамин провел заседание Национальной комиссии по переводу алфавита казахского языка на латинскую графику, где был представлен новый вариант Института языкознания им. ­А. Байтурсынова. Усовершенствованный алфавит включает 31 символ базовой системы латинского алфавита, полностью охватывающей 28 звуков казахского языка. Было сказано, что поэтапный переход на новый алфавит планируется с 2023 года по 2031 год. 
А в 2022 г. ученые научной организации завершили разработку нового орфографического справочника казахского языка и большого орфографического словаря на основе латинографического алфавита.
Выполнен результативный показатель 2-й задачи «Совершенствование, унификация и кодификация отраслевой терминосистемы казахского языка на основе латинографического алфавита», «Доля терминологического фонда, основанного на правописании на латинографическом алфавите казахского языка». Для достижения этого результативного показателя проведены 3 мероприятия в 2020–2022 годах.
Эти мероприятия были проведены …без утверждения нового варианта латинского алфавита Главой государства. 
Что это – самодеятельность, уверенность в научной правоте наших специалистов, работа по инерции, прежняя практика освоения выделенных средств? Вариант не утвержден, а по нему уже написали словари?! Не говоря о том, что Президент говорил об устранении недостатков последнего варианта, однако профильное ведомство предлагает его без изменения. 
Ведь когда предлагали первые неграмотные варианты, наши ученые-лингвисты, за редким исключением, официально не выступили против них, а последний вариант с акутом стали повсеместно внедрять в жизнь, стали выпускать книги, а многие государственные органы поменяли свои вывески. 
Об этой шестилетней неграмотной латинизации и сказал Президент: «Мы наделали много ляпов». И таки были проколы с тремя неграмотными вариантами, которые показали некомпетентность властей и лингвистов. В итоге есть Указ бывшего Президента Н. Назарбаева о переходе на латинскую графику с акутом, а последний грамотный вариант (без акута) пока не утвержден из-за недоработок, на которые указал Глава государства. 

Выход из терминологического тупика – смена графики?


Проблема латинизации в РК в том, что произошла ее политизация: без научного обоснования, анализа, прогноза, исследований были предложены три неудачных варианта латиницы. Даже Указы первого Президента Н. Назарбаева о переводе на латинскую графику были опубликованы без научной аргументации, и никто не знает авторов этих вариантов! 
Три года Глава государства говорил и говорит о масштабной языковой реформе. И для ее начала необходима была научная концепция масштабной реформы языка, которую давно должны были предложить наши лингвисты и профильные ведомства, чтобы обозначить узловые языковые проблемы, довести их до руководства страны и определить пути их решения. 
Лишь недавно появился проект «Об утверждении Концепции развития языковой политики в Республике Казахстан на 2023–2029 годы», который был выставлен для общественного обсуждения на короткий срок. 
Оказалось, работа отраслевых терминологических рабочих групп не предусмотрена действующим законодательством. Также не предусмотрена компетенция уполномоченного органа в сфере языка по координации работы в области терминологии.
Об этом было известно давно, но, наконец-то, эту давнюю проблему включили в государственный документ. Однако в «Концепции» не даны пути решения этой проблемы, не говоря о необходимости финансирования работы Терминологической комиссии.
Эта давняя узловая проблема казахского языка трудно решается, но при этом выходом из терминологического тупика наши лингвисты объявили смену графики. Однако латиница автоматически не создаст термины и обозначения – их создают узкие специалисты. 
Эта проблема зародилась в советское время, когда интернациональные термины и слова «заимствовались» исключительно из русского языка в русском написании и произношении. В итоге наука на казахском языке слабо развивалась из-за дефицита или отсутствия национальной терминологии.
В «Концепции» заявлено: «приоритетным будет дальнейшее развитие научных и практических основ казахской терминологии как основы языка науки и делопроизводства на государственном языке и реализован комплекс мероприятий». Это лишь дежурная фраза – ведь работа отраслевых терминологических рабочих групп не предусмотрена действующим законодательством. Между тем общеизвестно, что казахский язык не состоялся как язык науки из-за дефицита научной терминологии, ее неразработанности.
Узловой пункт «Концепции»: реализация языковой реформы на основе нового латинографического алфавита. Хотя Глава государства многократно заявлял: «Проблема заключается не в переходе с кириллицы на латиницу, а в том, что осуществляется масштабная реформа казахского языка».
Научные термины разных отраслей, которые не только должны быть разработаны узкими специалистами, но широко должны использоваться в научных исследованиях, учебниках, специализированных журналах, СМИ, на практике и т. д. Это основа функционирования национальной терминологии. 

Что такое масштабная реформа языка?


Учитывая слабость лингвистики, литературы и науки в целом, подходящим ориентиром мог бы быть турецкий опыт реформирования графической и лексической основы – «всем миром», а само реформирование языка – замену русских слов казахскими, тюркскими, европейскими и другими аналогами и т. д. – объявить национальным долгом и идеей.
Итак, что такое масштабная реформа языка?
Это замена русских слов (троллейбус, ванна, коньки, плинтус, куртка и т. д.) на казахские варианты. В свое время ввели небольшое количество новых слов (ұшақ, сынып, пайыз, әуежай, мұрағат, мұражай, әнұран, елтаңба и др.), и многие отреагировали, мол, язык стал непонятным. Хотя это было только начало – огромное количество т. н. заимствований из русского языка (а на деле – русских слов) необходимо менять лексически, фонетически, грамматически и т. д. 
В свое время турецкий тоже на время стал «непонятным» из-за замены арабских и персидских слов тюркскими, в итоге появился развитый турецкий язык. 
Поэтому надо изучать не только европейские аналоги, но и древнетюркские, староказахские. У нас же даже не могут переиздать Древнетюркский словарь (Л. 1969)! Никто не поднимает вопрос о его издании! Ведь основа казахского языка – древнетюркские языки. Например, при изучении русского языка изучают старославянский, древнерусский – это необходимо для развития языка. В свое время я предлагал изучать древнетюркскую и арабскую письменность в казахских школах.
Это освобождение казахского языка от неприсущих ему букв (ь, ъ, ё, щ, э и др.) русского алфавита, которые разрушают фонетическую природу языка, ведут к обеднению лексики и эрозии языка. Об этом я пишу с 2007 года. Можно было их не использовать в новых словарях, но этого не произошло: мол, сложилась привычка так писать (например, туфли) – будут смеяться, если будем писать: төпли, белесепед, подиез, енергетік, естетік, інстетөт и т. д. 
Но без «смешных» нововведений не бывает реформ – и русский язык прошел через мокроступы (калоши), (шаротык) бильярд и т. д. И у нас есть: «қылтима» (балкон), шаптырма (фонтан), сарықисық (банан) и др.
И для решения этой задачи предложили переход на латиницу с сокращением количества букв. К тому же русское звучание многих букв нынешнего алфавита негативно влияет при изучении казахского языка – появляется «русский» акцент, если ребенок хорошо владеет русским языком. Впрочем, при переходе на латиницу наверняка появится «английское» произношение казахских слов.
Однако переход на латиницу – один из путей реформы языка, а не сама масштабная реформа. По какой причине приостановилось введение новых слов и терминов?!
На государственном уровне не озвучивается большая проблема – за 30 лет не было финансирования на национальную терминологию. Как сказал бывший директор Института языкознания Ерден Кажыбек, из 1 млн терминов утверждены лишь 3-4%! Остальные – из русского языка (русские слова). 
Поэтому многие предметы научного направления в вузах преподают на русском (иногда на английском) языке, законы, юридические, банковские и др. документы, диагнозы, медицинские заключения, назначения – тоже в основном на русском языке. 
Почти все пользуются компьютером, где программное обеспечение на русском и английском. Выпускникам казахских школ трудно учиться на программиста – надо хорошо знать русский и английский. И это не чья-то прихоть – языком программирования может быть кодифицированный, нормированный, стандартизованный язык с развитой терминологией. У нас же многие пишут с ошибками, даже «простые» слова не имеют стандарта: рахмет, рақмет, рақымет. 
Общеизвестно, что на казахском языке традиционно мало представлены журналы, книги научно-популярной и профессиональной направленности. И узловой вопрос развития казахского языка звучит: когда же родной язык станет рабочим языком науки и высоких технологий, а не когда произойдет смена графики. Ведь по наблюдениям экспертов, лишь примерно 30% текстовой и мультимедийной информации в наших СМИ представлено на государственном языке. Создателей интеллектуального информационного продукта на казахском языке значительно меньше, чем развлекательного.
 
 

Пусть общество примется за языковую реформу


Как сказал Гумбольдт, «язык есть живая деятельность человеческого духа». Надо возрождать дух казахского народа, развивать художественную, научную литературу! Пусть общество предложит варианты развития языка, ту самую концепцию масштабной реформы языка, пусть народ подключится к словотворчеству – откройте ресурс, сайт для новых слов, терминов. Создайте гонорарный фонд для писателей, ученых, исследователей для создания терминов, обозначений, новых слов, интеллектуального информационного продукта на казахском языке. 
«Словесную» реформу надо начать до смены графики. Ведь не развивая науку, литературу, образование, книгоиздание, невозможно с помощью одной латиницы развить язык, приобщиться к новым технологиям, поднять науку, экономику! Если такое положение с терминами на нынешней графике, где гарантия, что оно разрешится на новой?
Еще одно сомнительное начинание наших лингвистов – конечное определение количества букв на латинице, которое отражает традиционную основу казахского языка (эпоса, художественной литературы), но не учитывает основу современной науки, технологий и т. д., мнения узких специалистов, ученых, создателей терминов. Еще не факт, что основа казахского научного языка совпадает с основой художественного языка.
Казахский язык – один из древнейших и богатейших языков мира. Достаточно сказать, что словарный состав состоит из 2,5 млн слов. И это словарное богатство как бы ни потерялось из-за смены графики – ведь об этой проблеме тоже нет исследований.
Самая большая научная неувязка наших лингвистов состоит в том, что реформу казахского языка невозможно осуществить без смены графики из-за несовершенства нынешней графики. Хотя Ахмет Байтурсынов в свое время реформировал арабицу и создал «Төте жазу», адаптированную для казахского языка, создал национальную грамматику, которые, по оценкам тогдашних российских лингвистов, были очень успешными.
Дело в том, что латиница, как и кириллица, не является национальным алфавитом, поэтому и на новой графике будут свои недостатки, к примеру, она не учитывает тюркский сингармонизм, не говоря о том, что дети, хорошо знающие английский язык, могут читать казахские тексты с «английским акцентом», как сейчас читают с «русским акцентом».
Характерно, что даже после заявления Президента о том, что надо учитывать и финансовую сторону вопроса, никто не осветил эту проблему. 
Если Правительство найдет на латинизацию 25-30 млрд долларов, то можно поддержать в будущем грамотную смену графики и языковую реформу: для финансирования Терминкома, открытия сети книжных магазинов, развития книгоиздательства, восстановления гонорарной системы для писателей, поэтов, ученых, для открытия научных, в том числе лингвистических институтов, центров перевода с мировых языков, перевода большей части письменности с кириллицы на латиницу, финансирования науки, восстановления Академии наук в прежнем статусе и т. д.

P.S. Если говорить о национальной графике, то это «Төте жазу» Ахмета Байтурсынова и древнетюркский алфавит. Тюркологи говорят, что древнетюркский алфавит органически соответствует казахскому языку и исторической идентичности. И не будет негативного влияния, как получилось с кириллицей. Смогли же в Израиле восстановить древнюю графику и язык.
О переиздании книг на латинице – некоторые горячие головы говорят, что в век интернета можно не выпускать бумажные книги. Они не знают, что в один миг можно остаться без связи, информации, если отключить интернет, социальные сети, платформу и т. д. Даже создание электронных учебников и книг – не выход из книжного дефицита.

 
 

Дастан ЕЛЬДЕСОВ, 
лингвист

 

3330 раз

показано

3

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми