• Общество
  • 13 Декабря, 2021

СУВЕРЕНИТЕТ КАК СОСТОЯНИЕ ОБЩЕСТВА

Нажия КАЛИШЕВА, 
доктор юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права, конституционного права и административного права юридического факультета КазНУ им. аль-Фараби

    30-летие Независимости Республики Казахстан – важная дата для каждого из нас. «Независимость – наша главная ценность, она превыше всего! И наша задача – оставить в наследие будущим поколениям процветающий и сильный Казахстан», – отметил Касым-Жомарт Токаев. В годы правления Елбасы наша республика практически преодолела все трудности и стала сильным государством. Казахстан вступает в четвертое десятилетие своего суверенитета – важнейшего периода для нашей страны [1]. 

Президент РК убежден, что 30-летие Независимости необходимо отметить в контексте начавшихся реформ. Ныне реализуется уже третий этап политических реформ, в рамках которого будет принят ряд законов, направленных на дальнейшую демократизацию общества. Намечено в предстоящее десятилетие сформировать новый облик страны и новую идентичность нации. Как он подчеркнул, если мы сможем успешно осуществить экономическую, политическую и социальную модернизацию, то это будет самым большим подарком для страны.

Настоящая статья, посвященная 30-летию Независимости РК, написана в русле решения проблем в сфере права, правовой политики, и поэтому актуально звучит понятие суверенитет и его составляющие: независимость и верховенство закона.

Независимость есть многомерный, а применительно к государству, стране, к тому же далеко не «разовый» процесс. Это – состояние общества, формируемое постепенно с участием многих «субстанций» (например, независимость государства немыслима без его целостности, неделимости его территории и ее неприкосновенности) [2, с. 2]. Оценивая процесс становления государственной независимости, мы должны постоянно иметь в виду содержание и степень независимости – от кого и насколько независима страна. «Ведь при любом уровне самодостаточности страны в современном целостном мире государства всегда будут взаимозависимы, хоть и суверенны. Ибо нет абсолютной независимости государств, как не бывает и полной свободы человека» [3, с. 4-9].

В системе обеспечения суверенитета государства большое значение отводится понятию и практической реализации независимости, которую следует трактовать в двух измерениях:

1) независимость государства в смысле его совершенной и полной самостоятельности на международной арене, самостоятельности выбора путей развития общества, государственных институтов без подчинения каким-либо внешним давлениям со стороны других государств, экономических, политических и прочих структур и институтов;

2) независимость институтов и ветвей государственной власти в принятии решений по вопросам общественного, экономического, политического развития, входящим в их компетенции, от какого-либо несанкционированного Конституцией страны произвола, вмешательства, принуждения, исходящих от тех или иных субъектов государственной власти и управления, и т. д.

Здесь имеет значение необходимость демократического разделения властей, которое надо рассматривать в двух плоскостях: разделение института власти, субъекта власти и отношения власти и разделение государства, политических институтов и гражданского общества внутри государственности [4, с. 27]. Такая двухполюсная трактовка понятия независимости является традиционной в отечественной и мировой конституционно-правовой теории. К третьему, расширяющему представлению о внутригосударственном воплощении независимости измерению может быть отнесена теоретико-политическая и законодательно-практическая ситуация разграничения носителей суверенитета, к каковым относятся народ и государственная власть, включая все ее ветви, а также и власть Президента страны.

«Полем» соприкосновения их интересов, притязаний и амбиций являются, в частности, выборы и референдумы – главные элементы политического механизма осуществления суверенитета внутри страны. Сюда же можно отнести и каналы, средства и способы более широкого осуществления суверенных проявлений данных носителей: способы проявления народной воли, такие как демонстрации, митинги, петиции, обращения, выражение общественного мнения в средствах массовой информации через созданные партии и общественные организации и т. д.

Применительно к властным институтам средствами и каналами расширения и распространения поля их суверенитета являются законы и нормативные акты, охватывающие все сферы жизни людей. Но власть стремится расширить свое суверенное влияние и при помощи внезаконодательных механизмов – путем утверждения и практической реализации разного рода программ и стратегий, ориентированных преимущественно на свой собственный авторитет и представления; посредством задействования невидимых для общества механизмов закулисного противостояния или лоббирования; посредством ограничения возможностей оппонентов (в том числе и подвластных граждан страны) к изъявлению и практической реализации своих суверенных прав (чего стоит, например, разрешительный механизм собраний, шествий и митингов, который на местах в целом ряде случаев является предметом ожесточенных судебных разбирательств, или доводимые порой до абсурда местными властями положения закона о свободе слова, о средствах массовой информации, о праве на информацию и т. д.).

Таковы уж реалии нашей современной жизни, где осуществление прав и возможностей, в том числе экономического суверенитета, во многом зависит не только от существующего и динамично изменяющегося законодательства, но и от политической воли, политического решения, что подчеркивает значимость политических механизмов осуществления суверенитета внутри страны. И далеко не последнюю роль здесь как раз играет содержание понятия и практическое воплощение принципа независимости – суверенитет. Он есть ключевая категория, характеризующая распространение власти на ту или иную сферу (начиная от «власти» отдельного человека в семье и над своей собственностью вплоть до структур и ветвей государственной власти) и выражающая степень абсолютности власти субъекта, ею законодательно или в соответствии с традицией.

 Государство приобретает свой нормальный статус независимого лишь тогда, когда оно, отдавая полный отчет в том, что существует во взаимосвязанном и взаимозависимом мире, самостоятельно политически и экономически; когда, цивилизованно проводя свою внутреннюю и внешнюю политику, оно не впадает в зависимость от конъюнк­турных соображений сиюминутного характера, от внешних давлений, когда оно имеет свой выверенный курс и свою собственную геополитическую и макроэкономическую выгоду.

Вот почему, говоря о государственной независимости, мы акцентируем внимание на независимости как общественном состоянии: созидание суверенной Республики Казахстан есть созидание нашей страны как государства независимого, но все это предполагает независимость социального целого – народа страны, поскольку именно он и является реальной движущей силой всех перемен. «Свобода, – как пишет Н. А. Назарбаев, – может стать реальностью только в контексте современной истории, творимой гражданами многонациональной республики» [5].

Суверенитет без свободы немыслим, поэтому огромное значение имеет исследование утверждения и гарантирования свободы. Это понятие, возведенное в принцип жизни становящегося государства, углубляет понимание и истолкование его суверенности. В первую очередь это касается понимания и истолкования независимости как неотъемлемого качества суверенитета. «Право есть математика свободы», – гласит общеизвестное утверждение [6, с. 24-35]. Право посредством законодательства «измеряет» свободу равною для всех граждан мерой. Столь же справедливо, что только в рамках правового закона возможно «измерение» свободы государства в целом и его институтов и структур как по отношению к другим государствам (то, что мы назовем здесь внешней свободой суверенного государства), так и по отношению к взаимосвязанным элементам единого государственного властного организма (то, что, по нашему мнению, можно назвать внутренней свободой суверенного государства).

Суверенное государство независимо, то есть свободно от всякого давления и принуждения извне. Так и органы государства, его властные институты и структуры (ветви власти) независимы, то есть свободны в пределах своей компетенции от взаимного давления, понуждения и т. д. в принятии решений, выборе средств и путей осуществления своих полномочий. И все эти ипостаси свободы суверенного государства как самостоятельного субъекта собственной внутренней и внешней политики, путей экономического, культурного развития, правового режима и т. д. определяются правом, воплощенном в законе, в системе которого главенствующее положение занимает, безусловно, Конституция страны.

Анализируя принципы и сам процесс обретения независимости в нашей стране, можно определить атрибуты государственной независимости.

Во-первых, наличие атрибутов в государственном строительстве и в политико-правовой сфере: полный, неурезанный суверенитет государства; территориальное верховенство республики; собственное республиканское гражданство; собственная правовая система и государственные символы.

Во-вторых, отдельную группу символов государственной независимости составляют атрибуты независимости в экономической сфере: самостоятельная бюджетно-финансовая система; самостоятельная денежно-кредитная система; выработка собственной налоговой политики.

 В-третьих, в сфере безопасности, военного строительства и правопорядка к атрибутам государственной независимости относятся: наличие собственной армии, пограничной и таможенной службы, разведка и контрразведка.

В-четвертых, к атрибутам государственной независимости относятся также самостоятельная внешняя политика и внешнеэкономическая деятельность [7, с. 63-68]. Все эти атрибуты как характеристические качественные параметры суверенного независимого государства обеспечиваются соответствующими договорами и собственными законодательными актами республики.

Если свобода суверенного государства измеряется правовым законодательным образом, то она не может полагаться как свобода исключительная, ничем не обусловленная, абсолютная. Она предстает как свобода, регламентированная законом, определяемая свободой «другого» (другого государства, другой ветви власти, другого государственного института, другого человека и т. д.). Таким образом, можно утверждать, что в трактовке свободы, как принципа суверенности государства, присутствуют те же измерения, параметры и условия, которые характерны для понимания и истолкования принципа социальной свободы общества и индивида.

Одним из спектров проблем практической реализации суверенитета составляет многоаспектный вопрос о ветвях власти и их взаимодействии. Начиная с момента обретения независимости и до сегодняшнего дня, в Казахстане идет строительство государственной системы, ядром которой стал институт президентства.

В суверенном Казахстане все еще не до конца решена проблема, которая состоит в том, что сама постановка этого вопроса выводит нас на «перекресток» проблем – выбора формы правления, с одной стороны, и проблему практического разделения сфер компетенции, юрисдикции и влияния субъектов и ветвей власти, с другой. Но цель разделения властей может трактоваться как продолжение законодательной регламентации п. 3 ст. 3, гласящей, что никто не может присваивать власть в Республике Казахстан.

Природа принципа разделения властей коренится не в простой приверженности правовой конституционной традиции демократически устроенных обществ и стран и не просто в конституционном закреплении того, что народ – единственный источник государственной власти и никто не вправе узурпировать власть в нашей стране, а в конституционно закрепленном суверенитете личности (п. 1 ст.1 определяет жизнь, права и свободы человека как высшие ценности нашего государства) и суверенитете народа, если мы понимаем «суверенитет» как верховенство, самостоятельность и независимость. В настоящее время Республика Казахстан сделала ощутимый шаг от президентской к президентско-парламентской форме правления, что является логическим результатом политики Главы государства по развитию демократии и гражданского общества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Токаев К.-Ж. Официальный сайт Президента РК. – Режим доступа: https://www.akorda.kz/ru/events/akorda_news/meetings_and_sittings/prezident-prinyal-uchastie-v-pervom-zasedanii-gosudarstvennoi-komissii-po-podgotovke-k-prazdnovaniyu-30-letiya-nezavisimosti-respubliki-kaza

2. Калмырзаев А. О независимости реальной. Мысль. Алматы, 1993, № 9.

3. Котов А. К. Конституционное становление Казахстана как нового независимого государства. Научные труды «Әділет». Алматы, 1997, № 1.

4. Матюхин А. Конституционная власть в современном Казахстане. Мысль, 1996, № 12.

5. Назарбаев Н. А. Укрепление независимости – через устойчивое развитие. Казахстанская правда. 1995. 16 декабря.

6. Матюхин А. А. Правопонимание по Конституции Республики Казахстан 1995 года. Научные труды ВШП «Адилет». Алматы, 1997, № 1.

7. Баймаханов М. Т. Атрибуты государственной независимости Казахстана. Научные труды ВШП «Адилет». Алматы, 1997, № 1.

1459 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №7

10 Июля, 2022

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»