• Время
  • 20 Мая, 2024

«НЕ ОТНИМАЙТЕ У ПОЭТА ЕГО СВОБОДНОГО ПЕРА…»

(к 70-летию Улугбека Есдаулета)

 

Улугбек Есдаулет родился 29 ап­реля 1954 года в селе Улкен Каратал Зайсанского ­района на юго-востоке Восточно-Казахстанской области. В крае, овеянном легендами и необыкновенной красотой природы. Сосны, кедры, альпийские луга, горы с белоснежными боками, с аулами, в которых бродят облака, бесконечно высоким голубым небом, полями, засеянными пшеницей, среди которых прорастает вика. Не так далеко находится и священная гора Белуха, а также стела с надписью в честь Культегина – один из первых образцов тюркской поэзии. Все это пророчило родившемуся человеку стать поэтом, как и нареченное имя – Улугбек – в честь выдающегося поэта и астронома ХV века, Улугбека.

 

Вся поэзия Улугбека Есдаулета пропитана любовью к родной природе, к ее красоте и величию:
Наших гор голубых краса,
Обрамляющая мой взгляд.
На отрогах твоих леса,
У подножья сады шумят.
Огоньками маки цветут
И не гаснут даже в ночи.
И смеются, и вниз бегут,
И скалы целуют ручьи. 
(Пер. М. Кабакова).
В лирико-философском мире поэта постоянно взаимодействует земное и небесное. Вдохновение и силу для прекрасной земной жизни поэт черпает в природе родной земли, в небе, нависающем над нею, то есть в более тонком, прозрачном и распахнутом в бесконечность:
Промчится, обгоняя поезда,
Веселая хвостатая комета,
И, отгорая, дальняя звезда
Зажжет мои глаза нездешним светом.
Меня окликнет песенный арык,
Меня окликнет дерево листвою,
Чужих миров неведомый язык
Призывно зазвучит над головою. 
(Пер. О. Савельевой).
Нежная любовь к природе родного края будет постоянным лейтмотивом стихов поэта. Он постоянно будет тосковать о первозданной природе родного края, жалеть, что не стал хлеборобом, размышлять о родных пенатах, о детских годах, о теплоте материнской любви:
Я топтал луговую зелень,
Гнезда жаворонков зорил.
Лишь покинув родную землю
Я мучительно полюбил. 
(Пер. Н. Черновой).
Родной аул
 Во мне хранятся неспроста
 Воспоминания былого:
 И трепет майского листа,
 И трепет найденного слова.
 И освежающий родник
 И степь,
 И дремлющие горы,
 И одинокий птичий крик,
 Зовущий в дальние просторы…
 Так началась моя судьба.
 Все это в памяти осталось.
 Мне снится летняя косьба,
 Мне снится давняя усталость. 
(Пер. О. Савельевой).
Многие стихи поэта («Пень», «Сруб­ленное дерево», «Березовый сок», «Джида») пронизаны жалостью к погубленной природе. Поэт размышляет – человек и дерево – разве они не равноправны на Земле, почему человек властвует над ним, лишает его права жить? Устремляясь в большие города, он забывает о природе, насаживает березовые аллеи и думает, что в них запоют соловьи. Урбанизация отделяет человека от мира природы, мало того заставляет его ради своих прихотей губить леса, реки, озера.
Стихи о любви к женщине всегда окутаны прозрачной вуалью красоты и трепетности природы. Любовь всегда через природу, всегда на фоне природы. Природа (жаратылыс) звучит как аккомпанемент чувствам человека. В мартовский день, когда снег тает, превращаясь в талую воду и уходит, просачиваясь в землю – вспоминается образ любимой. Образ талой воды – образ ушедшей любви: 
Солнце льется на землю 
светлейшим молозивом,
Хором птиц оголтелых 
дирижирует март.
Здесь по этой аллее, 
вдвоем на морозе нам
Доводилось гулять.
Поднимается пар
Над остатками снега осевшего
В землю.
Он уходит, уходит. Уйдет без следа.
То закон бытия,
Но не верится: всем ли
Уходить нам, как талая эта вода?    
(Пер. В. Галактионовой).
Дождливое утро напоминает о любимой, зимний сад навевает мысли о любви:
Наверное, ты помнишь зимний сад.
Упруга, зацелована морозом,
Увертывалась ты, подобна лозам,
А губы твои – спелый виноград.
(Пер. Н. Черновой).
Гимном любви и верности звучит стихотворение «Верю я!»:
Знаю я:
Обманчив мир, но все ж
Он не может пересилить счастья.
Быстротечна жизнь, и ты пройдешь
От весны до зимнего ненастья.
Верю я:
Не разминуться нам,
Хоть такие за спиной потери!
Но не верю ледяным словам,
Равнодушным взглядам я не верю. 
(Пер. Н. Черновой).
Частый мотив философской лиры поэта – побег от обыденности повседневной жизни в более тонкие возвышенные миры:
Прочь карандаш и бумагу. 
И стол прочь с дороги,
Вон – из оков напряженной 
и суетной мысли.
Стен тесноте наступили 
последние сроки –
Их раздвигаю!.. 
И звезды так низко нависли…
Я ухожу за пределы 
– и поступь все глуше
По мостовым городов, 
тротуарам предместий –
Я ухожу за пределы домов и созвездий… 
(Пер. В. Галактионовой).
По мысли поэта человек кочует не только по степи, а находясь на планете Земля, вращающейся вокруг Солнца, совершает путешествие и во Вселенной. Он живет и в Космосе, находясь постоянно в движении:
Осели мы теперь вкруг каравая,
Но смысл происходящего непрост:
Ведь мы с рожденья, Солнце огибая,
Кочуем по Вселенной среди звезд.
Подвластные познанью, вечной смуте,
Взлетаем в космос: до Луны, а там…
Выходит, мы кочевники по сути,
Хоть туч кочевье не по нраву нам. 
(Пер. Р. Бухараева).
Смыслу жизни человека посвящено стихотворение «Человек». «Землю пахать заповедали человеку пахари-предки, вырастить райские кущи на земле, беречь синие реки, устремляться в космос на звездолете». Но как бы человек ни стремился в космос, силу он берет, как Антей, у Земли. Его пенаты – родная Земля, она дает ему жизненную силу:
И понапрасну меня нарекли
Вы уязвимым Антеем:
Не оторвать моих ног от Земли –
Сросся я с нею. 
(Пер. Л. Степановой).
Поэзию Улугбека Есдаулета можно сравнить с контрапунктом в музыке – это гармоническое целое, слитое из разных тем, голосов, тесно взаимодействующих и переплетающихся между собой. С одной стороны, поэт живет в собственной национальной культуре – народные песни, обращение к эпосу, фольклору, национальным традициям. Даже структура поэтического сборника «Киіз уй» – «Войлочная книга» строится по знаковым местам жилища (баспаны) – табалдырық – порог, ошақ – очаг, түндік – окно, төр – почетное место и т. д. Часто упоминаются казахские поэты, музыканты, кюйши. Но с другой стороны, творчеству поэта свойственна и включенность в мировую культуру. Мы слышим имена С. Есенина, А. Эйнштейна. пианиста ­П. Вит­генштейна, Виктора Хары, 
С. Щипачева, М. Шолохова и другие.
Трещина мира всегда проходит по сердцу поэта. Поэты не только тонко понимают красоту мира, но и глубоко чувствуют трагедии и боли нашего мира. Они раскрываются в цикле стихов «Қара шанырақ – « Дом печали». Печаль по умершим близким людям – отцу, брату, сестре переходит к печали о судьбе выдающихся людей казахского народа – Абае, М. Утемисове, М. Дулатове, Гани Муратбаеве, а далее к печали о судьбе народа, начиная с 1723 года – «Ақтобын-шұбырынды» (нашествие джунгар на казахскую степеь), к печали о судьбе людей, подвергнувшихся радиации – гимн движения Невада–Семипалатинск», к невинным жертвам Желтоксана. От горестной народной песни «Елим-ай» до гимна «Заман-ай». В поле зрения поэта трагические судьбы народа и в древности, и в недавней современности, когда от действий внешних врагов и собственных властителей, власть предержащих, народ обречен на скорбное выживание.
Глубокое впечатление на читателя производит поэма «Қара пима» – «Черные валенки» в замечательном переводе Б. Лукбанова. В ней раскрывается духовное падение человека – после смерти жены человек впал в алкоголизм, не сумел преодолеть горе, поддался слабости и и в зимнюю стужу продал валенки сына, чтобы забыться в своем горе. Мальчик бежал за ним по снегу, сильно простудился и в результате лишился обоих ног. Отец в конце концов приходит в себя и, узнав, что сын в больнице, спешит с немудрыми гостинцами (халвой, конфетами, пряниками) к нему. Он хочет обрадовать сына:
Но есть еще совсем другой гостинец!
Для маленьких твоих и зябких ног.
Теперь зимой ты больше не простынешь,
Смотри, какие валенки, сынок!
Теперь тебе морозы не страшны...
Но почему ты, дорогой, молчишь?
– Они, отец, мне больше не нужны, –
За грудь схватившись,
Кашляет малыш.
Что говоришь,ты
жеребенок мой? –
Одеяло сбросил, подавив свой страх.
И в ужасе увидел пред собой
Обрубки ног в нейлоновых бинтах.
     ***
 ...Сноп света полыхнул вдруг из окна,
 Отца из тени вырвало светило.
И показалось, будто седина
Его главу мгновенно побелила.
Неумение противостоять ударам судьбы, отсутствие силы воли обернулось страшной трагедией для отца и сына. 
Одной из ведущих тем контрапункта поэзии Улугбека Есдаулета является судьба поэтов, их назначение и долг перед народом. В стихотворении «Слово акына» поэт глубоко задумывается о судьбе поэтов:
Сколько мудрых акынов злая судьба
Уничтожила черным копьем!    
Не дождался признанья при жизни Абай,
Одинок был в величье своем. 
(Пер. Е. Амеди)
Поэт горюет о судьбе Махамбета, Бухар-жырау, Магжана и приходит к выводу:    
 Если слово акына – жизни зерно –
Будет втоптано в землю, забыто,
Неученых невежд будет в жизни полно.
Масса темных, тупых и забитых. 
(Пер.Е.Амеди).
О сущности поэтов глубоко актуально высказывание Януша Корчака: « Они сильно радуются и сильно горюют, легко сердятся и крепко любят, глубоко чувствуют, волнуются и сочувствуют, глубоко вдумываются и обязательно желают знать причины начал и концов. И это все дети, и это все философы и поэты...»:
Не об этом ли 
и эти замечательные строки:
Мечтатель, как ребенок непосредствен,
Живет поэт, не научившись жить.
Но лишь ему и обессмертить время,
Что вы смогли бездарно просадить.
Что наша жизнь? С заката до рассвета
Тушить пожары до скончанья лет.
Не спрашивайте время у поэтов,
Их время вечность. В этом весь секрет. 
(Пер. Е. Амеди).
Поэты глубоко чувствуют все боли мира и всю его красоту, умеют сказать правду и бороться с несправедливостью, то есть «тушить пожары»:
Не отнимайте у поэта
Его свободного пера:
Поэт нарушит
Все запреты
Во имя правды и добра.
Живое, пламенное слово,
Пройдет сквозь тысячи невзгод,
Расплавит вечные оковы
И все ненужное сожжет.
Не забывайте про поэта:
Над мирозданием летя,
Он ждет поддержки и совета,
Как беззащитное дитя. 
(Пер. О. Савельевой).
М. Хайдеггер пишет, что только поэтам позволено постичь истину бытия. Только они способны передать неуловимые движения души человека. Это происходит от того, что поэты стремятся понять и вместить в себя весь мир:
Хочу увидеть и постичь
Все тайны и загадки мира –
Орла воинствующий клич
Средь хищного в ущелье пира,
И отголосок эха здесь,
И там – звон родников весенних,
Биенье любящих сердец
И клокотанье крови в венах. 
(Пер. В. Дагурова).
Как эти строки перекликаются со строками П. Элюара:
Я существую в ликах всех бытия.
В закате, рассвете,
В кружении снега
И в звуке дождя –
Во всем, что пленяет
И манит меня! 
(Вариация А. Турашкызы на перевод 
И. Эренбурга).
А также они созвучны строкам Уильяма Блейка: «В одно мгновенье видеть вечность /Огромный мир в зерне песка, /В единой горсти – бесконечность/ И небо в чашечке цветка». (Пер. С. Маршака).    
Поэтическому слогу Улугбека Есдаулета свойственен и юмор, и ирония, и самоирония. В стихотворении «Акыны и акимы» поэт иронизирует над акимами, их время скоротечно, когда настоящие поэты навсегда остаются в памяти человечества. Но те и другие одинаково уйдут в землю. Поэт легко пишет о смерти, как естественном завершении цикла жизни человека. Об этом стихи «Стол», «Мункар и Накир» – ангелы спорят, куда же отправить поэта в рай или ад. Иронизирует и над золотым человеком – ты думал золотом украсив себя, остаться в веках. Такие стихи свидетельствует о разносторонности мировоззрения и дарования поэта.
Творчеству поэта свойственно жанровое своеобразие – лирические стихотворения, баллады, поэмы, лирические миниатюры, белые стихи, стихи для детей. Прозаические жанры – эссе, путевые заметки, статьи о писателях, публицистические статьи о сохранении природы Казахстана.
Глубокое чувствование красоты природы вылилось в создание новых поэтических образов, которые сумели передать переводчики:
«Повсюду зыбь – вся степь рекой течет, / Камчой грозы распорот небосвод». 
(Пер. Н. Черновой).
«Кружат облака – овцы белые. / Бодают землю – да понапрасну». 
(Пер. Е.Амеди).
«Вечер-поэт в небесную тетрадь / Звездные пишет стихи». 
(Пер. В. Галактионовой).
«То не снег осыпается с веток –
То лебяжьего пуха пурга». 
(Пер. В. Галактионовой).
«Веточка полыни – / Мой материнский талисман». 
(Пер. Р. Бухараева).
«Степь в полыни», в травах тонкорунных».
(Пер. Н. Черновой).
Жизнь поэта Улугбека Есдаулета – непрерывный труд на благо Родины, на благо людей. Он работал редактором в газете «Жас қазақ», издательстве «Жазушы», главным редактором газеты «Қазақ әдебиеті», журнала «Жұлдыз», председателем правления Союза писателей Республики Казахстан. Сегодня руководит международным литературным объединением «Тюрксой». Последняя инициатива поэта – возрождение журнала «Мировая литература» – «World literature».
Улугбек Есдаулет – редактор и составитель сборника «Антология молодых поэтов», сборника казахских пословиц и поговорок. Его перу принадлежат литературные ста­тьи о выдающихся казахских поэтах и писа­­те­лях – А. Кекильбаеве, М. Мака­таеве Ф. Унгарсыновой, целая серия публицистических статей. Его переводы знакомят читателей с русской, турецкой поэзией, с индийскими, киргизскими, украинскими, абхазскими, азер­байджанскими, саха поэтами.
Весь жизненный и творческий путь поэта подтверждают эти замечательные строки:
Все отойдет: и радость, и печали.
Твой век окончен, чей-то век в начале,
Но коль не дашь ты счастья никому,
То сам счастливым проживешь едва ли. 
(Пер. Н. Черновой).
 
 

 

Асия ТУРАШКЫЗЫ, 
писатель, член Союза журналистов РК,
Почетный работник образования РК

1589 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми