• Общество
  • 20 Октября, 2023

ВОЗВРАЩЕНИЕ ТЕНГЕ: БАНКИР БАЙНАЗАРОВ

Жетписбай БЕКБОЛАТУЛЫ,
почетный работник образования РК

Принято говорить, что журналистика – это своего рода летопись, пульс времени, а журналисты пишут историю современности. Это утверждение касается и экономической, в частности, финансовой журналистики, которой я занимаюсь довольно длительное время. Руководя пресс-службой коммерческого банка, а также готовя диссертацию по банковскому маркетингу, организовывал пресс-конференции для журналистов, серию мас­тер-классов для коллег, пишущих на темы финансовой грамотности населения. Как поется в песне, был постоянно «в дороге, в пути», все время с кем-то общался, узнавал что-то новое. И, что самое главное, пришлось повидаться и беседовать с теми, кто пишет историю и с теми, кто сам эту историю делает. Это дорогого стоит. 

 

Согласно неписанным канонам профессии, мы, журналисты-газетчики, всегда собираем гораздо больше информации, чем ее используем. Это нужно для того, чтобы журналист сам понял глубоко то явление, о котором он пишет. Большое количество информации позволяет сделать правильные выводы или прогнозы, вникнуть в суть проб­лемы, расширить горизонты поиска. Благодаря по крупицам собранным материалам и данным по фискальной системе стран экономики переходного периода, эволюции денежно-кредитных отношений, подготовил серию статьей по финансовой журналистике, выпустил на казахском и русском языках учебник «Банковская система Казахстана». Поэтому история возвращения тенге «на круги своя» знакома мне не понаслышке. Но обо всем по порядку.

«Долгий да трудный путь»


Лет пять назад, открывая конференцию, посвященную четвертьвековому юбилею введения в обращение тенге, Государственный секретарь Республики Казахстан Гульшара Абдыкаликова подчеркнула, что одним из знаковых символов независимого Казахстана по праву является национальная валюта. «15 ноября 1993 года... в сложнейших экономических условиях Казахстан ввел в обращение собственную валюту. Появление национальной валюты дало мощный импульс развитию рыночных отношений и формированию эффективной банковской системы» (https://kazpravda.kz/n/tenge-simvol-nezavisimosti-kazahstana/). 
Судьбоносный 1993 год начался в Алматы с мрачных сюжетов телевидения: зияющие прилавки торговых точек, стар и млад с пустыми авоськами, снующиеся по городу в надежде добыть какие-нибудь продукты питания. Мы, молодые семьи с детьми, да и люди постарше тоже, спозаранку занимали очередь, чтобы отоварить талоны на еду и бытовые товары. За первый квартал цены выросли в среднем в 10-12 раз, в стране остро ощущалась нехватка наличности. «Неплатежи в экономике равнялись объему ВВП республики, ставка по кредитам превышала 400%, годовая инфляция зашкаливала до 2 500%, более половины предприятий оказались банкротами или убыточными, более чем в 2 раза упала среднемесячная заработная плата, а минимальная – почти на 90%. Спад производства, отсутствие прежних каналов финансовой подпитки резко сузили доходную часть бюджета. Как следствие, государство было вынуждено резко сократить свои расходы, что серьезно затронуло социальную сферу и привело к существенному снижению уровня жизни населения» (https://el.kz/content-19248_12020/). В рублевой зоне, куда входил и Казахстан, царили хаос, анархия и тотальный кризис, а как валюта рубль, по меткому выражению журналистов, стал не только «деревянным», но и символом галопирующей девальвации и конвульсирующей советской командно-плановой экономики. Его обесценение превысило 10-кратный рубеж, а в России, как было заявлено в Госдуме, инфляция росла со скоростью 1% в день. На предприятиях начали выдавать заработную плату кто во что горазд – тканями, посудой и «жидкой валютой» водкой, конфетами и консервами. При этом люди могли продавать что угодно и где угодно. Процветали грабежи, взяточничество, а страна оказалась в плохоуправляемом состоянии (/https://rus.azattyk.org/a/27729687.html.). Пресловутая Россия прервала все хозяйственные связи с республиками и замкнулась в собственных проблемах. 
Как отмечают исследователи С. И. Голотик, Н. В. Елисеева, С. В. Карпенко в статье «Россия в 90-ые», «к 1993 г. общество оказалось на распутье. С одной стороны, рыночная экономика и демократические преобразования позволяли изменить свой социальный статус, реализовать личные замыслы, индивидуальные возможности (от выбора интеллектуальных интересов, увлечений и досуга до выбора профессии, и дела). И это было тем положительным, что привлекало в рыночной экономике. С другой – именно рынок с его жесткими законами конкуренции и личной ответственностью, обремененный «российской спецификой» (криминализация и вмешательство бюрократии), лишил население всех социа­льных гарантий и стабильности, породил огромное количество проблем в обществе и государстве».
Назначенный в декабре 1992 г. на пост премьер-министра В. С. Черномырдин – крупный советский хозяйственник, с большим опытом работы в газовой промышленности – выражал интересы так называе­мого директорского корпуса. Он считал необходимым продолжать реформы, но при этом усилить социальную защиту населения и государственное регулирование. Именно поэтому противники «шоковой терапии» связывали с ним немалые надежды. (Главным идеологом данного российского аналога польских реформ Бальцеровича стал мой сокурсник по военной подготовке в МГУ, 35-летний доктор наук Егор Гайдар. – Авт.). Директора предприятий, в частности, ждали от него значительного усиления бюджетного финансирования. Первым шагом В. С. Черномырдина на посту премьер-министра было решение о поддержке топливно-энергетического комплекса. Создавалась иллюзия, что приоритетом для нового правительства становятся базовые отрасли. Однако существенных перемен не происходило. По итогам 1993 г., национальный доход сократился на 14%, промышленное производство упало на 25%, сельскохозяйственное – на 5,5%. Рос дефицит государственного бюджета, Россия продолжала брать внешние займы, рубль падал, цены поднимались, а материальное положение населения ухудшалось. https://svastour.ru/articles/istoriya-/rossiya-v-90-e-gody.html.
Рублевая зона, в которой находились Казахстан, Кыргызстан и некоторые другие постсоветские республики, превратилась в настоящую «черную дыру», в главную причину негативных явлений. «Все понимали, что нужно бежать и как можно быстрее от этого засасывающего финансового болота, но все боялись. Вернее, боялись даже думать. Как? Жить без привычного рубля? Иметь свою валюту? Не смешно ли? Это казалось немыслимым, хотя, сказав «а» насчет суверенитета, надо было сказать и «б» (/https://rus.azattyk.org/a/27729687.html.). Как всегда, наши кыргызские братья («бир туған») показали и тут свой решительный характер. Таким образом, «Кыргызстан стал первой во всей постсоветской Центральной Азии страной, утвердившей собственную национальную валюту. Постановление о введении сома было принято парламентом Кыргызстана 10 мая 1993 года. С 10 по 15 мая этого же года Национальный банк страны ввел в обращение кыргызские банкноты номиналом 1, 5, 20 сомов... Кыргызская валюта, как банкнота, как ценная бумага, с самого начала предпочла для изображения на ней объектов культуры и ее представителей. Токтогул Сатылганов, Тоголок Молдо, Касым Тыныстанов, Алыкул Осмонов, Абдылас Малдыбаев, Бибисара Бейшеналиева, Суйменкул Чокморов – таков перечень исторических лиц, изображенных на сомовых банкнотах», – пишет журналист Осмонакун Ибраимов. (Казахстан на этом поприще пошел по стопам наших братьев. Как утверждает доктор политических наук Ералы Тугжанов, «благодаря банкнотам первой серии весь мир узнал Абая, Чокана, Абылай-хана, Абулхаир-хана, Курмангазы, Аль-Фараби, а также сакральные места Казахстана – мавзолей Ходжи Ахмета Яссауи, горы Окжетпес, Заилийский Алатау»).
Мы в Алматы пристально следили за каждым шагом наших бишкекских коллег. Было чувство, что очень скоро и нам придется пройти этот, по выражению легендарного комдива Бауыржана Момышулы, «долгий да трудный путь». Долгий, потому что в томительном ожидании каждая минута кажется вечностью. 

Тенге: рождение в муках


Казахстан после Кыргызстана, через полгода с небольшим, 15 ноября, ввел в оборот свою национальную валюту (а до этого, 1 ноября, вошел в обращение туркменский манат). Эти шесть месяцев были полны острых споров и горячих дискуссий сторонников и противников суверенной денежной системы. Поставил точку в полемике доктор экономических наук, профессор Габдыгапар Сейткасимов, опубликовав статью «Немедленно ввести свою национальную валюту» в газете «Казахстанская правда» от 28 сентября 1993 года (/https://mysl.kazgazeta.kz/news/15998.). 
Ввод национальной валюты за короткий срок требовал незамедлительных и решительных мер. Как утверждает обозреватель Муратбек Макулбеков, «экономические трудности, переживаемые Казахстаном в тот момент, во многом были связаны с тем, что по стране ходила огромная рублевая масса – притом, что производство, как промышленное, так и сельскохозяйственное, резко сократилось. Естественно, рубль, не обеспеченный соответствующим образом товарами и услугами, быстро обесценивался. И это больно било по населению, значительная часть которого к тому времени оказалась без работы. Конечно, и заработные платы работающих казахстанцев в то время нисколько не соответствовали по покупательной способности постоянно растущим ценам. Курс советского рубля, остававшегося платежным средством в Казахстане, по отношению к доллару США, с января 93-го по ноябрь, когда был введен тенге, вырос с 414,5 рубля до 3000 рублей. Примерно такими же темпами росли цены на все товары и услуги – около 25 процентов в месяц, как минимум» (/https://www.inform.kz/ru/20-let-nezavisimosti-1993-kazahstan-obrel-finansovuyu-samostoyatel-nost-i-.).
В то время, пишет далее М. Макулбеков, Правительство Российской Федерации, введя в 93-м году рубль нового образца, давало вполне конкретные обещания обеспечить новым рублем и Казахстан. Так, 15 мая в Москве было подписано межправительственное соглашение «О взаимных обязательствах и требованиях, связанных с использованием рубля в качестве средства обращения на территории Республики Казахстан». 27 июля было опубликовано Заявление правительства и Национального банка Республики Казахстан в ответ на решение Центрального банка России о прекращении свободного обращения денежных купюр СССР образца 1961–1992 годов. В заявлении говорилось о достигнутой договоренности введения российских банкнот нового образца на территории Казахстана в ближайшее время. 20 августа Президенты двух стран подписали еще одно официальное заявление о том, что обе страны остаются в «рублевой зоне». В сентябре главы правительств и государственных банков Казахстана и России подписали Соглашение об объединении денежной системы Республики Казахстан с денежной системой Российской Федерации, которое было ратифицировано Верховным Советом РК 12 октября. На том заседании Верховного Совета Президент Казахстана в своей речи заявил, что если Договор об Экономическом союзе, подписанный незадолго до Соглашения, и Соглашение о создании рублевой зоны нового типа не будут работать, то ему придется принять неординарное решение в интересах республики. Далее российская сторона поставила неприемлемые для Казахстана условия о зачете предоставляемой рублевой массы образца 1993 года в качестве кредита и затем государственного долга с выделением залога в золоте под половину этой суммы. Другие российские требования также затрагивали экономический суверенитет нашей страны, делали еще труднее выход из критического положения, в котором находилась экономика Казахстана.
В результате 12 ноября 1993 года вышел Указ Президента Республики Казахстан ­№ 1399 «О введении национальной валюты Республики Казахстан», в котором было, в частности, сказано: «Ввести в обращение на территории Республики Казахстан с 08.00 часов 15 ноября 1993 года национальную валюту Республики Казахстан – тенге. Установить, что с 08.00 часов 18 ноября 1993 г. тенге становится единственным законным платежным средством в Республике Казахстан». В отдельном Указе было сказано о сроках завершения обмена валюты - 18.00 20 ноября 1993 года. Каждый гражданин Казахстана получил право обменять старые рубли на тенге по курсу 500 рублей за 1 тенге, но не более 100 тысяч рублей, то есть каждый казахстанец мог получить наличными до 200 тенге. Курс тенге к доллару США был установлен 4,75 за 1 доллар. Одновременно была решена еще одна задача – по конфискации незаконно полученных доходов. Было установлено, что разблокировать специальные счета, открытые в связи с введением национальной валюты, на которые были положены старые рубли, смогут только те, кто подтвердит законность своих доходов.
 Следует отметить, что, кроме введения национальной валюты, в 1993 году руководством страны уже принимались решительные меры по укреплению всей финансовой системы. В СССР не было частных банков, и их деятельность требовала законодательного регулирования. Основа правовой базы для работы банков второго уровня была заложена Законом «О банках в Республике Казахстан», вступившим в действие 6 июля 1993 года. (https://www.inform.kz/ru/20-let-nezavisimosti-1993-kazahstan-obrel-finansovuyu-samostoyatel-nost-i-nachal-privatizaciyu-gosudarstvennogo-imuschestva_a2411951)

«Десять дней, которые потрясли страну». Банкир Байназаров


Введение национальной валюты – судьбоносное событие для страны и каждая страница этой славной истории официально задокументирована, а также о нем сняты фильмы, написаны монографии, защищены диссертации. В этом плане надо отдать должное публицистам: в своих произведениях они на малозначимых на первый взгляд фактах отображают дыхание эпохи. Например, журналист Ирина Гумыркина в статье «1993 год. Как вводили тенге. История создания национальной валюты» поведает о том, что «за несколько месяцев до введения нацвалюты в стране наблюдалась паника: люди скупали вещи, технику и валюту. В ряде регионов Казахстана ограничили ввоз купюр старого образца». К примеру, продолжает далее автор, администрация города Ленинск (ныне – Байконур) запретила ввозить суммы свыше 100 тыс. рублей на одного человека, также временно была ограничена продажа потребительских товаров долговременного пользования, таких как телевизоры, холодильники и т. д. В Жезказгане приняли аналогичное решение. В аэропорту количество денег у прибывающих пассажиров контролировали таможня, управление комитета национальной безопасности и внутренних дел. Помимо этого, были определены строгие нормы вывоза за пределы области продуктов питания, промышленных товаров, скота. «Шли разговоры, что должны менять деньги, потому что советские рубли уже обесценились, цены были в тысячах, все было очень дорого, а цены еще и росли. Перед обменом люди стали в магазинах покупать что надо и не надо, дорого, не дорого – боялись, чтобы вообще это не пропало» (/https://vlast.kz/modern_history/53658-1993-god-kak-vvodili-tenge.html.).
В первые трое суток после объявления о введении национальной валюты покупательская паника только усилилась. Как говорится в архивных публикациях СМИ того времени, в Акмоле люди скупали перловку, пшено и даже газеты двухнедельной давности. При этом во многих городах закрывались даже продуктовые магазины, а в те, что работали, выстраивались очереди за хлебом и молоком. Цены в эти дни взлетели, поскольку люди пытались избавиться от своих обесцененных накоплений, покупая все, что только можно, хотя власти и старались принять меры по предотвращению массового сброса рублей и скупки товаров в этот день, рассказывает журналист.
Первый председатель Национального банка Галым Байназаров вспоминает: «В течение десяти дней, за двое суток до обмена рублей на тенге, новые купюры и мелочь развезли по областям. Под передвижной офис Нацбанка был даже выделен самолет. И к середине ноября подготовка к обмену денег была окончательно завершена. Обмен приурочили к субботе, чтобы большую часть работы провести в выходные дни, с минимальными потерями рабочего времени».
«Обмен денежных купюр начался 15 ноября, в течение трех дней рубль и тенге должны были функционировать параллельно. Начиная с 18 ноября 1993 года национальная валюта стала единственным законным платежным средством на территории Казахстана. Обмен валют был очень ответственным, технически весьма сложным мероприятием. Процесс потребовал полной мобилизации сил, высокой исполнительной дисциплины от всех, кто в нем участвовал. Мы, ежечасно поддерживая связь с руководителями низовых структур НБ, банков, отслеживали ситуацию по обмену денег и выпустили более 30 оперативных нормативных указаний, решая различные проблемы, возникавшие в процессе обмена» (/https://kazpravda.kz/n/tenge-simvol-ekonomicheskoy-nezavisimosti-strany/.)
Эти десять дней, о которых сугубо деловым «штилем» говорит банкир, равняться, не побоюсь сказать, целой эпохе. А в народе о важности этих суток выражаются образно: «өшкені жанып, өлгені тірілді» (то, что погасло, зажглось, и то, что было мертвым, оживилось). Они потрясли не только страну, но и сознание каждого гражданина. «Казахстан наконец обрел реальный суверенитет. Национальная валюта обеспечила экономическую независимость страны, с ее вводом в обращение был реально открыт путь к глубоким рыночным преобразованиям», пишет сам Г. Байназаров в статье «Тенге – символ экономической независимости страны» («Казахстанская правда», 8 ноября 2018 г.). 
...На заре нашей туманной юности преподаватели диалектического материализма (в советское время в вузах был такой ведущий предмет) любили затевать диспуты на тему о роли личности в истории. «Кто определяет ход исторического процесса?», многозначительно вопрошали они. Данный дискурс, оказывается, актуален и в нынешнее время. Коллектив авторов «Философия истории» дает ему такое определение: «движущей силой исторического процесса является деятельность всех его участников: это могут быть социальные общности, организации, отдельные индивиды, выдающиеся личности. В их взаимодействии и противоборстве пробивается общая линия развития. Субъектами же исторического развития можно назвать только тех его участников, которые поднялись до осознания своего места в обществе, руководствуются общественно значимыми целями и участвуют в борьбе за их осуществление» (/https://works.doklad.ru/view/MwEOlFur8Qo.html.).
Введение национальной валюты дало мощный толчок историческому развитию страны. Оно по понятным причинам держалось в строгом секрете, поэтому об этом были в курсе «всего семь человек в стране, включая самого президента, знали об этой огромной, но тайной работе. Даже вице-премьеры о ней могли лишь догадываться. Галым Байназаров – первый из той посвященной семерки, кто решился рассказать, с чего начиналась наша банковская система», – рассказывает журналист Лилия Ержанова («Секретное задание Галыма Байназарова», «Экспресс-К», 8 ноября 2003 г.). А Ирина Гумыркина открывает завесу: в эту семерку входили «сам Назарбаев, вице-президент Ерик Асанбаев, на которого было возложено общее руководство по подготовке нацвалюты, председатель Верховного Совета Серикболсын Абдильдин, председатель комитета по финансам и бюджету Верховного совета Саук Такежанов, первый председатель Национального государственного банка Галым Байназаров, его заместитель Мирсултан Турсунов, руководитель дирекции строящихся предприятий Нацбанка Нурлан Кожамуратов». Их, на мой взгляд, по праву можно назвать «субъектами исторического развития», они, как сказано выше, руководствовались общественно значимыми целями и активно участвовали в борьбе за их осуществление. О введении нацвалюты как об историческом процессе первый банкир страны написал ряд научных и публицистических статьей, защитил докторскую диссертацию, дал многочисленные газетные и телевизионные интервью. Фактологически наиболее полным трудом, рассчитанным на массового читателя, является его статья «Первая денежная-кредитная реформа независимого Казахстан: предпосылки, условия и историческое значение», опубликованная в №3 «Вестника Казахского университета экономики, финансов и международной торговли» за 2018 год. 

Тенге: от Золотой Орды 
до Республики Казахстан
Само название «тенге», как утверждают специалисты, происходит от средневековых тюркских серебряных монет «денге» или «таньга». Современные тенге продолжили традицию крупнейших городов средневекового Казахстана Отрара и Тараза, где собственные монеты стали чеканить еще в XIII веке (/https://www.inform.kz/ru/15-noyabrya-kalendar-kazinforma-daty-sobytiya_a4001174.). XIII век – это период Золотой Орды, который стал эпохой культурного подъема в Евразии: на ее территории существовала развитая городская культура и письменная литература, ее столица Сарай, по отзывам множества современников, была одним из величайших городов средневекового мира. Кроме того, Золотая Орда была важным центром мировой торговли, и по ее территории проходил Великий Шелковый путь. Вот что пишут авторы учебника «Денежное обращение России» (Москва, 2010 г.): ­«Денежная система Золотой Орды (Улуса Джучи) изначально была основана на сборе дани в виде серебра в любых его формах и использовании денежного металла в виде слитков... Одним из инструментов этой финансовой акции стали наличные деньги в виде монет, выпуск которых восстановили там, где они были, и организовали там, где до того монеты не чеканились».
В сборнике «Обзор докладов Казанской нумизматической конференции» (Казань, 2009 г.) опубликован доклад на тему «Тамга «∞» на группе джучидских монет из Нижнего Подднепровья». Этот необычный знак на монетах Золотой Орды хотя известен давно, пристальное внимание он обратил на себя только в последнее время. Авторы док­лада, анализируя нумизматические и исторические материалы, считают знак тамгой, принадлежавшей одному из этносообра­зующих племен, входивших в Улус Джучи. При просмотре тамги казахских племен выяснилось, что именно такая тамга была у племени аргын, а сама тамга называлась «коз». Думается, что дальнейшее изучение истории становления и развития Казахского ханства обогатят нас важными находками, касающимися финансовой системы этого государства (/https://tobolinfo.kz/argynskaja-koz-tamga-na-monetah/). 
Принятое Президентом Казахстана К.-Ж. Токаевым решение о проведении мероприятий по случаю 750-летнего юбилея Золотой Орды – предшественника Казахского ханства свидетельствует о ее исторической значимости для казахского народа. Казахстан стремится показать всему миру в первую очередь огромное культурное наследие Золотой Орды, рассказать о ее традициях эффективной государственности, религиозной и этнической толерантности, которые продолжает современный Казахстан.
Многим нашим читателям невдомек, что название нашей валюты было предложено в свое время великим поэтом Олжасом Сулейменовым. Журналист Анар Толеуханкызы в интервью с Г. Байназаровым по этому поводу приводит интересный факт: «Однажды в банк пришел Олжас Сулейменов. Он сказал: «Я знаю, что вы здесь не сидите сложа руки, должно быть, о чем-то думаете. Если есть такое намерение, для национальной валюты запрашивается именно название «тенге»... Потом мы все пошли к Президенту и доложили об уровне готовности, что сделано и что запланировано. Президент одобрил предложение «тенге». («Теңге қалай жасалды?», сұхбат, «Егемен Қазақстан», 2016 ж. 12 қараша) http://mail.ult.kz/post/tenge-kalay-zhasaldy-galym-baynazarovpen-sukhbat1). 
Через месяц казахстанцы отмечают славный праздник – 30-летие тенге. Средства массовой информации, публицисты, ученые публикуют статьи, призванные повысить интерес и укрепить знания молодого поколения об этом знаковом событии в новейшей истории страны и о государственных деятелях – экономистах, финансистах, жизнь которых является примером служения своему Отечеству. Так как прочные финансы являются основой народного хозяйства, обеспечивающими благополучие и развитие всей страны, каждого региона в отдельности, каждой организации, каждого человека.

 


 

 

5172 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми