• Исторические страницы
  • 20 Октября, 2023

ПОДВИГ БАТЫРА БЕКБОЛАТА, ИЛИ ВОССТАНИЕ В СЕМИРЕЧЬЕ В 1916 ГОДУ

Исмаилжан ИМИНОВ,
писатель, публицист, путешественник

 

В этом году общественность нашей страны отмечает 180-летний юбилей со дня рождения одного из руководителей национально-освободительного движения казахского народа в 1916 году Бекболата Ашекеева. Это имя знакомо мне с детства. 
Батыр Бекболат, – так называют его каргалинцы, – мой земляк: он родился в 1843 году недалеко от современного села Каргалы в урочище Ушконыр. В пору моего далекого детства близкие друзья моего отца имама Абдыкадыра-кари Иминова – Малсак Накысбекулы и Ыстыбай Кеншимулы, которые прожили почти сто лет, рассказывали мне об этой яркой личности. Я был любознательным мальчишкой, поэтому их повествования запомнил на всю жизнь. Еще в начале 1970-х годов одну из улиц села Каргалы (Фабричный), где в основном проживали сородичи батыра, назвали именем Бекболата Ашекеева. С тех пор заинтересовался судьбой таинственного батыра, но подлинную правду о нем мы узнали лишь пос­ле того, как Казахстан обрел независимость. Бекболата обессмертило его активное участие в восстании, поэтому окунемся в события 1916 года.
 

Шел третий год Первой мировой войны. Российская империя терпела одно поражение за другим в войне с государствами тройственного союза, были оставлены огромные территории на западе страны. В этих условиях усилился колониальный гнет со стороны царских властей казахского населения и других коренных народов Туркестана и Степного края. Война принесла страшные бедствия аулам Семиречья. Колониальные власти безжалостно продолжали грабеж казахских земель. В 1915 году колонизаторы начали отбирать лучшие земли у казахских родов и передавать их казачьим станицам («прирезка»). Царские власти готовили насильственное выселение почти 50 тысяч коренного населения. Туркестанский генерал-губернатор Куропаткин в своих записях 10 декабря 1916 года отмечал: «Киргизы (казахи. – И. И.) последние 30 лет и, в особенности последние 12 лет, теснились во всех направлениях, у них с 1904 года только в Семиреченской области отобрано несколько тысяч десятин земель». 
Власти вывозили из края мясо, шерсть, кожи и другие продукты животноводства. Эти продукты и сырье скупались у местного населения за бесценок. В 1915–1916 годах колонизаторы насильственно отбирали (реквизиция) лошадей и овец, чтобы отправить их в Россию. Процветала коррупция. Например, печально знаменитый полицмейстер Верного Поротиков безжалостно издевался над жителями окрестных аулов, обирал их. Поротиков чувствовал свою безнаказанность, а таких чиновников было немало. Очень сильно возросли налоги в годы войны. Казахи тогда говорили: «Налоги и сборы с дыма – верный джут».
Большое недовольство вызывало у коренного населения, что они обязаны были безвозмездно работать в хозяйствах богатых казаков и переселенцев. Издевательствам над местным населением не было предела. Туркестанский генерал-губернатор 21 июля 1916 года в особой телеграмме по всем уездам предписывал коренным жителям «приветствовать офицеров и чиновников всех ведомств вставанием и поклоном» (так, в прошлом в России приветствовали крепостные крестьяне помещиков).
25 июня 1916 года император Нико­лай II подписал указ о мобилизации (реквизиции) казахов, киргизов, узбеков, уйгуров и представителей других местных национальностей. Царские власти всеми силами пытались предварить в жизнь этот указ, но терпению народа пришел предел, и он восстал. Восстание охватило весь Казахстан: в Тургайских степях его возглавил народный герой Амангельды Иманов, в Семиречье – Бекболат Ашекеев. Повстанцы боролись против колониального гнета и феодальной эксплуатации.
Хочу особо подчеркнуть, что указ о мобилизации местного населения на тыловые работы был лишь поводом, а причины были значительно глубже, о некоторых из них я рассказал выше. Наши храбрые предки не раз в прошлом показывали в различных сражениях свое мужество, но это была не их война. Позже, в годы Великой Отечественной войны, наши отцы и деды на фронтах героически сражались против фашистской Германии и ее союзников, а во время Первой мировой – не хотели подчиниться унизительному указу русского царя о реквизиции.
В указе Российского императора Ни­ко­лая II предписывалось всему «трудоспособному мужскому населению от 19 до 43 лет» быть призванными для работ по строительству оборонительных сооружений в прифронтовой полосе (Среди призванных моих земляков было немало людей, которые работали на шахтах в Юзовке (Донбасс). Многие из них не вернулись. – И. И.). Планировалось призвать в Туркестане и Степном краю 500 тысяч человек. Народ восстал, и не подчинился царскому указу: повстанцы создавали отряды, уничтожали списки призывников. Часть богачей и местной администрации (волостных правителей), к сожалению, поддержали указ. Составление списков мобилизованных было возложено на волостных.Всюду властвовала коррупция: за взятки многих байских сынов якобы по состоянию здоровья освобождали от призыва, некоторые богачи нанимали бедняков вместо своих детей. 
Только в одном Верненском уезде было мобилизовано 9 тысяч молодых джигитов, это были люди самого трудоспособного возраста. Мобилизация переполнило чашу народного терпения.
Не было единства в оценке указа среди казахской интеллигенции: часть из них считали, что необходимо сохранить единство, избегнуть кровопролития, для этого следует искать разумный компромисс с властями. Так считали А. Букейханов, А. Байтурсынов и М. Дулатов. Другая часть активно поддержала восставших – это Т. Рыскулов, Т. Бокин, С. Сейфуллин, С. Мендешев и др.
Антиколониальное восстание в Семиречье возглавил Бекболат Ашекеев. Кем был этот человек? Он родился в 1843 году на плато Ушконыр. Бекболат батыр принадлежал к многочисленному племени дулат, к влиятельному роду – жаныс, подроду – жайламыс, был прямым потомком батыра Есенкула. Хочу особо подчеркнуть, что Бекболат и его ближайшие сородичи кочевали не только в Чемолганском ущелье, но и в Каргалинском. Им принадлежало предгорье, где ныне находится западная часть моего родного села Каргалы (п. Фабричный). Я не случайно на этом остановился, в те годы родоплеменная принадлежность играла большую роль. Еще в детстве Бекболат получил неплохое образование, владел арабской письменностью, много читал, в юности часто бывал в станице Любавинской (ныне – Каскелен), в городе Верном (Алматы), где хорошо овладел русской речью. Отличался рассудительностью, земляки Бекболата уважали, при жизни называли – «мудрым», несколько раз избирали его бием (судьей). Вместе с тем он был очень религиозным, до конца своей жизни читал 5-кратный намаз, когда его троюродный брат Сат Ниязбеков начал строительство мечети в Каргалы был одним из спонсоров и ближайшим помощником близкого родственника. В 1905–1906 годах батыр совершил хадж, побывал в священных для всех мусульман городах Мекке и Медине. В советские годы об этих страницах биографии Б. Ашекеева старались не говорить. Вот такая неординарная личность возглавила восстание в нашем краю.
Б.Ашекеев пользовался авторитетом не только среди своих соплеменников, но и среди всех казахов Старшего жуза, с почтением к нему относились киргизы Чуйской долины, уйгуры Жаркента и современного Уйгурского района, дунгане Кордая. Представители не только казахского народа, но и уйгурские, дунганские джигиты приняли участие в восстании. Все Семиречье признало его лидерство.
 Выступление сторонников Бекболата поддержали жители соседних волостей: Иргайтинской, Курдайской, Кунбатис-Кастекской, Ботпайской и Тайторынской. Батыр ищет союзников и среди кыргызского населения: он отправляет к ним своего сподвижника Серикбая Аманжалова с посланием: «Готов в любое время оказать помощь кыргызским братьям».
В станице Любавинская (Каскелен) царскими властями был создан специальный комитет, который разработал план по подавлению восстания, аресту Бекболата и его соратников. 
17 июля 1916 года в Туркестанском крае, включая Семиреченскую область, было объявлено военное положение. В регион были направлены регулярные войска. В августе здесь уже находились 35 рот пехоты, 200 воинов-кавалеристов, 240 разведчиков-кавалеристов, 16 пушек, 47 пулеметов. Их поддерживали местные семиреченские казаки и солдаты, демобилизованные с фронта.
 В восстании приняли участие десятки тысяч казахских, кыргызских, уйгурских и дунганских повстанцев. В августе телеграфная связь между городами Верный (Алматы), Пишпек (Бишкек) и Ташкентом была прервана. Сарбазы уничтожали почтовые станции, совершали партизанские налеты на карателей. Серьезные вооруженные столкновения состоялись в урочище Асы (5 августа), в местности Самсы (7 августа), в Кастекском ущелье. В результате восставшие захватили военный транспорт колонизаторов с 170 берданками и 40 тыс. патронов, направленный властями казакам.
Напуганные размахом восстания, царские власти свирепствовали. Были созданы военно-полевые суды. Практически всех восставших они арестовывали и приговаривали к смертной казни. Губернатор Семиреченской области считал, что это единственный путь, чтобы остановить восставших. Карательные операции проводили по всему краю. Организатором и идеологом бесчинств был военный губернатор Семиречья Фольбаум, этот изверг требовал от подчиненных «истребления сразу нескольких сотен туземцев». Его метод состоял в уничтожении восставших «независимо от степени виновности». 
Печальную известность приобрел казачий хорунжий Александров, уничтоживший со своей сотней три аула. Этот каратель угонял скот, сжигал стойбища.
Говоря о восстании в Семиречье, нельзя не сказать о Токаше Бокине (1890-1919): он являлся одним из руководителей освободительной борьбы. Сын бедняка, получил неплохое образование, учился в Верненской гимназии, но из-за материальных затруднений был вынужден покинуть учебное заведение, много занимался самообразованием. Еще в 1913 году опубликовал казахско-русский словарь, включавший 1802 слова. Блестящий оратор, он призывал к борьбе. С огромным уважением к нему относился Бекболат Ашикеев. В августе 1916 года Т. Бокин был арестован, посажен в тюрьму, откуда вышел только после Февральской революции.
7-8 июля 1916 года под урочищем Ошакты на плато Ушконыр был организован сбор восставших под руководством Бекболата. Эта была попытка объединить различные повстанческие отряды всего Семиречья, были делегаты со многих волостей. Восставшие поставили 150 юрт, конечно, резали лошадей и овец. Батыр поднял белый флаг, который был известен как знамя Абылай-хана. Этот флаг был символом борьбы с колонизаторами. Представители всего края избрали своим ханом – батыра Бекболата (об этом в советские годы не писали в научных статьях или в художественной литературе. – И. И.). Повстанцы единогласно решили не подчиняться указу Николая II и оказать сопротивление царским властям, не откочевать из горных аулов (жайлау) в степные районы края. Конечно, многоопытный и мудрый батыр понимал, что силы не равны. Казахские джигиты были вооружены только союлами (дубинами), пиками, топорами, шокпарами, серпами, а им противостояла современная европейская армия. В отряде Бекболата было лишь одно ружье (у жителя аула №2 сына Рыскула). Подавляющее большинство повстанцев были молодые люди, а оставлять их одних батыр не мог. Взвесив все за и против, Бекболат, который был необыкновенным оратором, эмоционально выступил, где призвал к борьбе. Он считал, что необходимо, в первую очередь, разгромить телеграф, уничтожить списки призывников. На 100-200 джигитов был выбран один руководитель, который был в прямом подчинении Бекболата. Восставшие начали действовать, их поддержали большинство моих земляков. К началу августа в отряде Бекболата насчитывалось почти 500 человек. Брожение началось и среди рабочих-казахов Каргалинского суконного комбината, многие из них были соплеменниками Б. Ашекеева. Известно, что более 80 тружеников фабрики присоединились к повстанцам. 
В августе военный губернатор Семиреченской области Фольбаум приказал начальнику карательного отряда Путинцеву поймать или убить Бекболата.
Повстанцы планировали спуститься с Ушконыра и выйти в долину Жангиз-Аяк, здесь к ним должны были присоединиться сарбазы Моюнкумской и Сарыкумской волостей. Бекболат постоянно поддерживал связь с восставшими киргизами, уйгурами и дунганами края.
Среди повстанцев раздавались требования немедленно наступать на Верный (Алматы), накануне выступления стало известно от рабочих Каргалинской суконной фабрики Ибраима Тургельдиева и Ахметше Наурызбаева, присоединившихся к восставшим, что волостные правители Алимкул и Бейсембай (по другим данным подосланные властями агенты. – И. И.) сообщили уездному приставу о планах Бекболата, в отряде которого уже было 1500 (!) человек. Каратели отправили 350 солдат в Жайламышскую волость, Узнав об этом, Бекболат направил наиболее подготовленных сарбазов из лица местных охотников-казахов к рекам Тулкилибай и Бухпанта, чтобы они не допустили карателей к отряду восставших. К царскому отряду присоединились казаки Любавинской станицы (Каскелен) во главе с зажиточным казаком, атаманом Андреем Малышевым. Колонизаторы отправили группу солдат-разведчиков в количестве 20 человек в Ошакты, но они были встречены выстрелами охотников. Царская группа разведчиков отступила в село Пригорное (Шамалган). Атаман Малышев, который прекрасно знал местность, с отрядом карателей подымается в горы, окружив сарбазов, они неожиданно открывают огонь с пулеметов со всех сторон: не менее 15 восставших полегли на поле боя. Повстанцы уходят дальше в горы, оставляя в разных местах своих наблюдателей-разведчиков.
Участник восстания С.Бекболатов вспоминал: «Повстанцы договорились между собой бороться с царскими солдатами, чинами, губернаторами до последней капли крови. Они были уверены в том, что, не жалея своих сил будут бороться, были в бодром настроении, думали, если умереть – будем умирать вместе или победим врага». 
Напуганные размахом восстания батыра Бекболата, колониальные власти направляют в Ошакты уже карательный отряд в составе 500 военнослужащих. Это была мощная военная группировка против слабо вооруженных повстанцев. Руководители карателей распространяли информацию: «Нам нужен лишь Бекболат, а остальных мы не тронем». Отряд возглавлял уездный начальник, подполковник Базилевский. Отряд был составлен на основе солдат Симбирского пехотного полка, но каратели вышли в поход 10 августа на лошадях, которые принадлежали полицейским и пожарникам Верного, дополнительно они получили вооружения от казаков Малой Алматинской станицы. В станице Любавинской (Каскелен) к карателям присоединились местные казаки, которые хорошо знали местность и владели казахским языком. Царский отряд свирепствовал. Известно, что по команде Базилевского казаки зарубили безвинного аксакала, который пас овец. Каратели застрелили и подростка, которого встретили в горах. Это произошло 13 августа. В тот же день каратели добрались до восставших: их заметили сарбазы Бекболата, но было уже поздно. Началось сражение, каратели открыли огонь. Восставшие впереди себя погнали лошадей. Бой был не равным: почти все сарбазы были вооружены союлами, лишь у одного джигита было ружье, но, несмотря на это, они героически сопротивлялись. В этом сражении погибло 43 жигита, 6 были ранены. Среди погибших были аксакалы Копесбай Бижанулы, Мусабай Рыскулулы, отважные джигиты Сагындык Жанысбайулы, Есбай Самалулы, Амир Шуакулы, Сарсенбек Кошакулы, Бугыбай Курманбайулы, Султанбай Кебекбайулы, Елеусиз Багылулы, которые пользовались особым уважением среди повстанцев.
Повстанцы отступили: Бекболат с ближайшими соратниками спустился с Ушконыра в Каргалинское ущелье, здесь кочевали его сородичи, и скрылся в труднодоступных местах. (По этим тропам многократно хаживал и я. – И. И.) Бекболат мог тогда нанести удар по Каргалинской суконной фабрике и захватить ее, но этого он не сделал. Батыр понимал значимость фабрики, не хотел нападать на безвинных людей. Звучали и призывы перекочевать в Китай через Киргизию, но это был очень далекий путь, братский народ тоже был охвачен восстанием.
Каратели после подавления восстания начали объезжать аулы, избивать не только мужчин, но и стариков, женщин, детей, требуя, чтобы они выдали Бекболата. Благородный батыр, узнав об этом, отправил жителей Жайламышской и Чемолганской волостей Кенбая Ниязбекова, Балгабека Тулегенова, чтобы они довели до сведения властей о своем решении добровольно сдаться. Это произошло в ауле Балгабека Тулегенова. Желая сохранить жизни своих молодых соратников, 16 августа батыр с 600 джигитами покорился властям. Вместе с батыром были задержаны наиболее активные участники восстания: Надырбек Караксин, Дюсенбек Касымбеков, Сармамбет Ашикеев, Джаралган Нурбаев, Саткын Абишев, Екибай Саткынов, Боранбай Кашкин, Сергозак Солтанаев, Серикбай Аманжолов, Оспан Букенбаев, Салимбай Чуаков и Аблеш Бекбатыров. Участник восстания С. Бекболатов вспоминал, что Бекболат обращаясь к своим задержанным товарищам сказал: «Все равно нас теперь расстреляют, лучше вы молчите, ничего не говорите, о народе скажите – мы ничего не знаем, я сам буду отвечать». Далее С. Бекболатов вспоминал: «Заметив, что батыр агитирует главарей восстания, пристав подошел к Бекболату и сказал: «Балван, храбрый», и начал бить казачьей плеткой. Тогда Бекболат, обращаясь к приставу сказал: «Если вы хоть сейчас отрежете голову, но я буду говорить, вы мне не запретите». Опять батыра начали бить камчей, после чего отдельно в течение 4 часов без головного убора держали 73-летнего аксакала в порядке наказания на солнце, поставив к нему двух солдат караульщиков». 14 июля 1916 года был пойман старший сын Бекболата – Абдильда, вся большая семья Б.Ашекеева, включая внуков, находилась под домашним арестом. 
Почти весь скот у людей, принимавших участие в восстании, был конфискован. В целом погибла около половины поголовья скота у коренного населения Семиречья. Этим они обрекали казахов-кочевников на голодную смерть. Именно с 1916 года начался один из самых страшных периодов в истории казахского народа.
Колонизаторы, боясь, что с новой силой разгорится мятеж, в течение нескольких дней провели суд. На суде батыр всю вину взял на себя. На вопрос:
 – Почему подняли восстание против царской власти под мотивом – не дадим солдат?
 – Восстание возникло не только в результате одного желания властей мобилизовать казахов в армию, но и в результате всей политики царя в отношении моего народа. У народа были отобраны лучшие земли предков, а нас загнали в горы, не осталось никакой совести у царя Николая, обычных бедняков наравне с баями облагали большими налогами, – ответил Б. Ашекеев.
 Далее звучал следующий вопрос батыру Бекболату:
– Скажи о всех до одного своих товарищах, если все скажешь, не скрывая, мы тебя освободим от наказания?
 – Я не могу сказать о своих товарищах, все организовал я сам. Руководил восстанием я сам, а не другие, поэтому накажите меня одного, – сказал батыр.
Решением суда Верненского военного гарнизона 7 сентября 1916 года батыр Бекболат был приговорен к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение через 2 дня в Боралдае. Вместе с батыром были казнены активные участники повстанческого движения: Бекбатыров, Бузембаев, Аманжолов, Сатыканов, Абишев, Караксин, Султанов, Нурбаев, Аманбаев, Екейбаев, Абдришев. (Несколько лет назад на месте казни батыра и его сподвижников состоялся митинг и был дан поминальный ас. – И. И.)
30 сентября 1916 года в газете «Туркестанские ведомости» сообщили: «9 сентября в Верном приведен в исполнение приговор военного суда над Бекбулатом (Бекболатом. – И. И.) Ашикеевым, который был приговорен к смертной казни через повешение, как главарь бунтовщического движения».
Теперь, дорогие друзья, я хочу вернуться к воспоминаниям Малсака Накысбекаулы и Ыстыбая Кеншимулы, услышанные в пору моего далекого детства. Вот, что аксакалы рассказывали землякам (это помню не только, но и многие мои ровесники):
«Несколько дней висело тело повешенного Б. Ашекеева на возвышенности в Боралдае. Колониальные власти хотели напугать народ, но дух многих был не сломлен. Волостной Сат Ниязбеков, ближайший сородич батыра, втайне направил джигитов из рода жаныс ночью в Боралдай. Сарбазы во главе Макышом Райымбекулы и Оразалы Куртыбаевым, убив двух полицейских, выкрали у карателей тело героя. На берегу реки Каргалы, вырыв глубокую мусульманскую могилу, сородичи предали усопшего родной земле, Обряд жаназы намаза совершил сам Сат. Холмик сравняли с землей, чтобы колонизаторы не нашли могилу. Солдаты вновь вернулись в Ушконыр и стали искать повстанцев, выкравших тело батыра. Они избивали людей, ломали правые руки мужчинам, выкалывали правые глаза женщинам, но никто не указал могилу Бекболата карателям».
После подавления восстания военно-полевые суды свирепствовали по всему Туркестанскому краю: более 3 тысяч повстанцев были осуждены; из них – 347 человек казнены, 168 приговорены к каторге, 129 – ­к тюремному заключению. Это только официальные данные. Колонизаторы с ужасом ждали новых восстаний в регионе. Генерал-губернатор Туркестанского края Куропаткин в рапорте императору Николаю II выразил опасение, что мятеж может вспыхнуть с новой силой весной 1917 года.
16 октября 1916 года в Верном состоялось совещание, где присутствовал, прибывший из Ташкента генерал Куропаткин. На нем было принято решение о выселении 35355 хозяйств Семиреченской области в пустынные регионы Прибалхашья и Нарына и об изъятии у них 2510361 десятин земли. Лишь Февральская революция спасла моих земляков от насильственного переселения.
До сих пор встречаю в некоторых публикациях доброжелательные статьи о генералах Куропаткине и Фольбауме: для меня они страшные палачи, у которых руки по локоть в крови.
Большая часть моих земляков не могли жить с колонизаторами в одном государстве: они не могли простить и забыть сотни, тысячи безвинных жертв. Только по самым скромным данным (никто не знает точные цифры) более 300 тысяч жителей Семиречья, а это – казахи, киргизы, уйгуры и дунгане, были вынуждены покинуть родные места и скрыться в Восточном Туркестане (ныне – СУАР КНР). Многие умерли от недоедания, болезней во время бегства. Да и на чужбине беженцы подвергались издевательствам со стороны уже китайских колонизаторов (об этом имеются немало фактов). Лишь в конце 1950-х – начале 1960-х годов большая часть их потомков вернулись в Казахстан. 
Прошли годы: потомки помнили о подвиге батыра Бекболата, об этом писали писатели, поэты, ученые, журналисты. Многие подымали вопрос об увековечивании имени славного сына казахского народа. Я уже рассказывал, что в моем родном селе Каргалы (Фабричный) еще в советские годы была названа одна из улиц, но этого, конечно, недостаточно. Наконец, в 2010 году соседнему селу 1 Мая Карасайского района, где в прошлом стоял аул батыра, было присвоено имя Бекболата. В этом была огромная заслуга известного общественного деятеля, жыршы Хамза кажы Екейбаева (1928–2005) и писателя Нагашыбека Капалбекулы. Я неоднократно встречался с Хамза кажы, добрые отношения меня связывают с Нагашыбек ага. Первым этот вопрос поднял Хамза аксакал, его поддержал писатель. Об этом они мне неоднократно рассказывали. Хорошо помню ас (поминальный обед), который дали в честь батыра тогда. Гостеприимные потомки накрыли дастархан в десяти белоснежных юртах, сотни гостей приняли участие в асе со многих регионов страны.
Именем Б. Ашекеева названы улицы и в других населенных пунктах Казахстана. Например, имя батыра носит одна из центральных улиц микрорайона Ожет Алатауского района города Алматы. 
 Несколько лет назад по трассе Алматы – Каргалы – Узынагаш при повороте на юг, в сторону села Бекболат, был поставлен памятник батыру. Я всегда останавливаюсь возле монумента, чтобы отдать должное Б. Ашекееву.
 Героический образ батыра Бекболата навсегда остался в истории казахского народа. Благодарные мои соотечественники помнят Б. Ашекеева, который самоотверженно боролся за свободу и независимость родного народа.

Литература
1. Нагашыбек Капалбекулы. Доклад, посвященный 175-летию со дня рождения Бекболата Ашекеева. А. 2018.
2. Сапаргалиев Г. Карательная политика в Казахстане. А. 1966.
3. «Казахстан. Национальная энциклопедия» (1997–2007), т. 1.
4. Джусупбеков С. «Город Верный», А., 1980, стр. 84-92,
5. Сборник документов и материалов «Грозный 1916-й год». Протокол допроса Б. Ашекеева, 18 августа 1916 г. А.1998, том 1, стр. 49–50.
6. Сборник документов и материалов «Грозный 1916-й год» Воспоминание С. Бекболатова «Бекболат Ашекеев». А.1998, т. 2, стр. 207–213.
7.  Жакупбеков С. «Первая фабрика Казахстана». А. 1989, стр. 9-10.
8. Сборник «1916 жыл» под редакцией О. Жанибекова. А. 1996.
9. Кыдырбекулы Д. «Алашовцы Жетысу. Иса Тергеусизов». А. 2013, стр. 25.
10. Естаев Е. Өмір өткелдері. А. 1971, Қаһарлы 1916 жыл, 1-2 т., 1998.

5980 раз

показано

1

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми