• Исторические страницы
  • 20 Августа, 2023

ПОБЕДИВ СТРАХ И СОБЛАЗН

Конец лета 1991 года был ознаменован в Казахстане событием планетарного масштаба. И чем дальше оно уходит в историю, тем значимей становится такая оценка закрытия 29 августа 1991 года Семипалатинского ядерного полигона.
США продемонстрировали свою ядерную дубину в августе 1945 года, сбросив на Хиросиму и Нагасаки две атомные бомбы. Они стерли с лица земли эти города и испепелили, по разным оценкам, от 70-ти до 80 тысяч японцев. В начале 1946 года президент США Гарри Трумэн пригрозил пустить в ход атомное оружие и против СССР. 

Объект особой секретности


Перед лицом этой угрозы Советский Союз оказался без оружия сдерживания. Его создание началось с принятого в августе 1947 года постановления ЦК КПСС и Совмина СССР. Согласно ему была образована «горная сейсмическая станция» – секретный объект-905, ставший в 1948 году учебным полигоном № 2, а затем Семипалатинским испытательным ядерным полигоном (СИЯП, СЯП) Минобороны СССР.
Для него из земельных угодий Казахстана было изъято 18,5 тысячи квадратных километров в Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской областях. 29 августа 1949 года на СЯП была испытана первая атомная бомба, 12 сентября 1954 года – термоядерное устройство, 22 ноября 1955 года – водородная бомба.
Из-за особой секретности возникшее военное поселение постоянно меняло названия: Москва-400, Надежда, Берег, Станция Конечная, Семипалатинск-21. В 1974 году выросшему поселку были присвоены статус города и название Курчатов в честь трудившегося здесь главного разработчика советского ядерного оружия академика Игоря Курчатова. 

Не молчали


В ноябре 1953 года над полигоном с самолета была сброшена бомба, которая взорвалась на высоте полутора километров. Как следует из рассекреченных документов, ядерный гриб диаметром 30 километров и высотой 13–14 километров увидели жители около 60 населенных пунктов. Во многих из них выбило стекла в окнах домов. От осколков погибла маленькая девочка, около 500 взрослых и детей получили травмы, а в воинской части в 36 километрах от эпицентра рухнувшим перекрытием бункера был насмерть задавлен солдат. 
 С 1958 года комиссия врачей засекреченного диспансера № 4 констатировала, что радиоактивность почвы и травы в населенных пунктах вокруг полигона после взрывов выше нормы в 11–34 раза, в два-три раза – местных овощей и других продуктов питания. 
Ученые, медики и руководство области били тревогу неоднократно. Еще в 1962 году полную отчаяния докладную записку в ЦК Компартии Казахстана направлял первый секретарь Семипалатинского обкома партии Михаил Карпенко, предлагавший срочно переселять людей. 27 лет спустя об этом же просил ЦК Компартии Казахстана первый секретарь Семипалатинского обкома партии Кеширим Бозтаев.

Хватит смертоносных взрывов!


Но эти и другие сигналы игнорировались. Если гражданское руководство отмалчивалось, то Минобороны и ВПК Союза старались преуменьшить воздействие полигона на окружающую среду и людей. В частности, со страниц семипалатинской областной газеты «Иртыш» начальник СЯП генерал-лейтенант Аркадий Ильенко утверждал, что «заболеваемость, а также смертность всех контингентов населения области не превышает среднестатистических показателей СССР».
12 февраля 1989 года очередной подземный взрыв выбросил в атмосферу залп радиоактивных газов, достигших нескольких населенных пунктов. Через два дня в 110 километрах от эпицентра радиоактивный фон в степи достигал 4000 микрорентген в час. Для сравнения: максимально допустимым излучением в жилых помещениях считаются 25 микрорентген в час.
Весть о выбросе быстро докатилась до Алма-Аты. Узнал об этом и председатель Союза писателей Казахстана и кандидат в депутаты Верховного Совета СССР (тогда шла всесоюзная предвыборная кампания) Олжас Сулейменов. 27 февраля 1989 года он выступил по казахстанскому телевидению и пригласил граждан на митинг в связи с ЧП в Семипалатинской области.
К назначенному часу 28 февраля подходы к Союзу писателей на проспекте Коммунистическом (ныне Абылай хана) в Алма-Ате окружили тысячи взволнованных граждан. Они горячо поддержали призыв выступавшего с крыльца здания Сулейменова: хватит испытывать нас на ядерную прочность и губить Казахстан смертоносными взрывами! Так начиналось антиядерное движение, ставшее международным и получившее название «Невада – Семипалатинск».

Народная поддержка


На следующий день после митинга, 1 марта, работавший тогда председателем Совмина республики Нурсултан Назарбаев создал республиканскую комиссию по наблюдению экологической обстановки в Семипалатинской области. Изучив положение на месте, комиссия предложила резко сократить и в конечном итоге прекратить на полигоне ядерные испытания.
30 мая 1989 года с трибуны I Съезда народных депутатов СССР Н. Назарбаев уже на весь мир выразил тревогу деятельностью СЯП. В заключительный день работы съезда Политбюро ЦК КПСС рассмотрело вопрос «Об обстановке в Казахской ССР в связи с подземными ядерными взрывами на Семипалатинском полигоне» и предостерегла Назарбаева от «поспешных шагов».
Но он был уже не одинок. Также выступивший на I Съезде народных депутатов СССР Олжас Сулейменов сообщил, что лишь за первый месяц (март-1989) с момента зарождения антиядерное движение собрало в Казахстане более 2 млн подписей в поддержку воззвания о прекращении испытаний на СЯП. 

Торможение беды


Через три недели после выступления на союзном съезде будущий Президент Казахстана был избран первым секретарем ЦК Компартии республики. По воспоминаниям Махмуда Касымбекова, впоследствии руководителя президентской канцелярии, на пятый день после избрания, 27 июня 1989 года, Н. Назарбаев принял группу казахстанской научной и творческой интеллигенции. На ее вопрос, будет ли оказана руководством республики поддержка набиравшему массовость антиядерному движению, Назарбаев ответил: «Мы поддерживаем движение и считаем его цели справедливыми».
Осенью того же года с открытым обращением к Правительству и народным депутатам СССР о немедленном прекращении ядерных взрывов на СЯП выступил Верховный Совет КазССР. Тем временем организованные «Невадой – Семипалатинском» митинги, марши и прочие акции против ядерной угрозы шли уже не только в Семипалатинской и других областях Казахстана, но и в России, США, Японии.
В результате за 1989 год из 18 запланированных ядерных испытаний на СЯП было произведено, по официальным данным, семь, по неофициальным – 11 взрывов. Прогремевший 11 октября 1989 года взрыв оказался последним в истории полигона. 

Масштабы поражения


22 мая 1990 года на сессии Верховного Совета КазССР впервые избранный месяцем назад Президентом республики Нурсултан Назарбаев сообщил: «Наша позиция закрыть полигон и прекратить взрывы остается прежней». Через три дня, 25 мая, после завершения международного конгресса «Избиратели мира против ядерного оружия», Президент КазССР заявил перед журналистами: «Мы будем последовательно и настойчиво, а главное – демократическими, политическими методами добиваться решения этой проблемы».
О ее масштабах дают представление материалы парламентских слушаний в 2005 году в Мажилисе республики. Согласно им, за пределы СЯП вырывались радиоактивные облака и газовая фракция от 224 из 468 наземных и подземных взрывов на СЯП. В результате площадь пострадавшей территории в трех казахстанских областях превысила площадь самого полигона в 16,4 раза и составила 304 тысячи квадратных километров.
Это больше размеров Великобритании, Лаоса, Новой Зеландии, Румынии, Эквадора и десятков других стран. После 15-летних медицинских обследований пострадавшими от последствий взрывов было признано около 1,4 млн казахстанцев. 

Историческое решение


25 октября 1990 года Верховный Совет КазССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики, одна из статей которой прямо запрещает на территории Казахстана разработку и испытание ядерного оружия. Но даже после этого ВПК Союза в обмен на продолжение ядерных взрывов предлагал Казахстану для развития Семипалатинской области, по неофициальным сведениям, от 6 до 9 млрд долларов. Эти фантастические посулы поколебали позицию противников полигона даже в Семипалатинске, а также в Правительстве и Верховном Совете республики.
«Летом 1991-го, предварительно съездив на полигон, постояв в центре места, где в 1989-м произошел послед­ний подземный ядерный взрыв – земля была черная и лежали расколотые, казалось, еще теплые, камни – я объявил о созыве специальной сессии Парламента по обсуждению вопроса о закрытии ядерного полигона без согласия на то руководства СССР, – пишет в книге «Эпицентр мира» Первый Президент Казахстана. – Обсуждение, начавшееся с утра, продолжалось до вечера. Стало заметно, что ядерное лобби хорошо поработало с частью депутатов. Не только некоторые депутаты, но даже некоторые руководители Семипалатин­ской области – ярые противники испытаний – стали просить позволить провести несколько взрывов с целью получения серьезных материальных компенсаций для региона. Но таких обещаний и ранее получено было немало. Пустых обещаний. В своем заключительном слове я сказал, что беру ответственность на себя и, пользуясь своими полномочиями, указом объявляю полигон закрытым».
После этих слов Нурсултан Назарбаев подписал Указ «О закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона», вступавший в силу немедленно. Это произошло неделю спустя после провала попытки государственного переворота в Москве и ровно через 42 года после первого взрыва на СЯП. Так, 29 августа 1991 года вошло не только в казахстанскую, но и мировую историю.

Что делать с арсеналом?


После обретения независимости перед Казахстаном во весь рост встал вопрос, что делать с ядерным арсеналом (1216 ядерных боеголовок и 240 крылатых ядерных ракет), который накопился в республике. Казалось бы, судьба предоставила республике уникальный шанс сразу с обретением независимости выдвинуться в разряд ядерного государства мировой значимости, то есть войти в число стратегических держав планеты. 
Осознанию необходимости отказа от ядерного оружия предшествовала целая серия мучительных сомнений, затяжных консультаций, общественных дебатов. В казахстанской прессе того периода появлялись публикации с аргументами в пользу сохранения ядерного потенциала, за него выступали участники публичных дискуссий. В частности, утверждалось, что республика могла бы позволить себе содержание оставшихся тактических ядерных сил, получала бы возможность достичь высокого уровня собственных разработок в области мирной атомной энергетики, и так далее, и тому подобное.
Эти аргументы таили в себе множество дьявольских соблазнов. Среди них, как стало известно значительно позже, было и поступившее в начале 1992 года Назарбаеву предложение от главы Ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи. Он просил сохранить в Казахстане ядерное оружие, обещал выделить средства для его содержания (согласно некоторым источникам – миллиард долларов) и намекал на возможность выкупа смертоносного арсенала за энное число миллиардов долларов. Но и этому соблазну Казахстан не поддался.

День, учрежденный ООН по инициативе Казахстана

В сентябре 2000 года на Саммите тысячелетия ООН в Нью-Йорке Первый Президент Казахстана заявил, что республика впервые в мире создала прецедент добровольного отказа от ядерного оружия и ­поэтому призывает ядерные державы перейти к его ликвидации. «Мы вытеснили свои ядерные страхи и избавили от таковых всех, кому они внушались с нашей стороны, – отмечает в книге «Эпицентр мира» Н. Назарбаев. – Мы выстроили новую безъядерную историю страны – заложили новую традицию, как можно подняться над мировой угрозой». 
С 2009 года мир ежегодно отмечает 29 августа как Международный день действий против ядерных испытаний. Он учрежден ООН по инициативе Казахстана, первым в истории закрывшим ядерный испытательный полигон на своей территории. Этот исторический акт, совершенный по воле народа Казахстана, имеет поистине глобально-цивилизационное значение. И для Казахстана это был решительный шаг к подлинной независимости.
После закрытия полигона одной из первоочередных задач государства стала социальная реабилитация людей, пострадавших от смертоносного объекта. Для выполнения этой задачи в 1992 году в республике был принят Закон «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне». Он предусматривает комплекс мер по лечению, оздоровлению, реабилитации, социальной защите населения и социально-экономическому развитию территории бывшего полигона. Системная работа в этом направлении продолжается по сей день. 
 
 

Беспрецедентное обеспечение безопасности


«Ядерные испытания на Семипалатинском полигоне нанесли невосполнимый ущерб здоровью людей и окружающей среде, – говорится в обращении Президента Касым-Жомарта Токаева от 28 августа 2020 года по случаю дня закрытия СЯП. – Они стали причиной высокой заболеваемости и смертности среди населения, привели к интенсивному радиоактивному заражению прилегающих территорий. Вокруг полигона на площади свыше 300 тысяч квадратных километров проживало около полутора миллионов человек. Из них, по оценкам специалистов, более 500 тысяч человек подверглись прямому облучению».
По словам Главы государства, принятые руководством страны своевременные меры по нераспространению ядерного оружия практически полностью исключили угрозу для международного сообщества от неконтролируемого расползания мощного ядерного арсенала. В результате полигон из потенциальной причины ядерного кризиса стал центром научных исследований. Была создана многоуровневая система защиты, обеспечивающая надежную охрану опасных объектов. Реализованы семь крупных проектов, направленных на реабилитацию зараженных территорий. В целом научно-технические и инженерные работы, обеспечившие безопасное состояние бывшего СЯП, до сих пор остаются беспрецедентными в мире.
«Необходимо подчеркнуть, что денуклеаризация полигона проходила в рамках широкого взаимодействия Казахстана с такими странами, как Российская Федерация, США и другими, а также международными организациями, в первую очередь, МАГАТЭ, – отметил Касым-Жомарт Токаев в обращении. – Мы выражаем большую признательность нашим партнерам за многолетнее и плодотворное сотрудничество в этой стратегически важной сфере».

Геннадий АНДРЕЕВ

4807 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми