• Исторические страницы
  • 20 Июля, 2023

ТАЙНЫ ДРЕВНИХ КОНЕВОДОВ КАЗАХСТАНА

Уникальный мировой археологический объект Ботай – поселение древних коневодов Казахстана, впервые в мире одомашнивших лошадь, был открыт казахстанским археологом из Петропавловска Виктором Зайбертом. 
Памятник расположен на берегу степной речки Иман-Бурлук, притока Ишима в Северо-Казахстанской области. Его значительные масштабы, богатый археологический материал, хорошо видимые на поверхности многочисленные впадины от котлованов древних полуземляночных жилищ свидетельствовали, что находка является особенным историко-археологическим явлением. Памятник был назван «Ботаем» самим автором открытия. 

 

С тех пор это краткое, звучное и емкое имя определило историческую миссию ботайской культуры. В последующие годы археологи открыли и другие поселения ботайской культуры, в том числе и Краснояр.
Сенсационное научное открытие известного казахстанского ученого Виктора Зайберта позволило разработать периодизацию и наметить хронологию обнаруженных исторических памятников. Он выделил ботайскую культуру (IV–III тыс. до н. э.), которая явилась основой формирования истоков степной цивилизации в Урало-Иртышском междуречье (поселения Ботай, Красный Яр, Васильковка, Баландино, Рощинское, Сергеевка). Первые раскопки на поселении дали отечественной науке до 40 тысяч артефактов. 
 С момента открытия ботайских поселений и появления понятия «ботайская культура» прошло уже более 40 лет. Раскопки сейчас не прекращаются, поскольку масштабность поселений дает уверенность в новых открытиях, даже сегодня не совсем понятна научная глубина уникального памятника энеолита.
В 2000-х годах группа ученых из Экзетерского и Бристольского университетов Великобритании и сотрудников Кокшетауской археологической экспедиции сумели выделить на черепках ботайских сосудов остатки кумыса. Это величайшее научное открытие показало прямую связь древней культуры с современными казахскими традициями и образом жизни.
В 2017 году археологическое поселение Ботай было включено в общенациональный список сакральных объектов Казахстана.
Раскопки поселения свидетельствует, что именно на территории Казахстана была впервые в мире одомашнена лошадь. Это дало нашим предкам великое на тот момент времени превосходство, а в планетарном масштабе произвело крупнейшую хозяйственную и культурную революцию. 
Всадник на коне, вооруженный луком, стал символом эпохи, когда на мировую арену выходят могущественные империи, созданные кочевыми народами.
Исследования ботайской культуры продолжаются, постоянно обновляются ее участники и тематика изысканий. Это генетические исследования людей, взаимодействия человека и лошади. 
За годы работы вскрыто более 15 тысяч квадратных метров земли, изучено более 100 жилищ, выявлено более 200 тысяч артефактов и десятки тысяч костей древних животных, почти все они принадлежат лошадям.
Результатом многолетних исследований на поселении Ботай стало создание в 2018 году Государственного историко-культурного музея-заповедника «Ботай». 
В настоящее время научные исследования заповедника сложились в своеобразную систему, дающую стратегию роста заповедника «Ботай» как уникального явления культуры.
Сейчас чрезвычайно важна реализация государственного инвестиционного проекта «Строительство визит-центра «Ботай» в селе Лобаново Айыртауского района Северо-Казахстанской области. Ведь в зоне строительства визит-центра – автомобильные дороги, трассы республиканского значения Кокшетау – Имантау, Кокшетау – Костанай, Саумалколь – Зеренда. В селе Лобаново предполагается разместить туристические офисы, мини-рынки, предприятия малого бизнеса по производству сувениров для туристов.
Кроме того, в музее разработаны сувенирные копии артефактов и находок Ботайской культуры, а также копии изделий древних мастеров. Неординарные сувениры с изюминкой и узнаваемым логотипом «Ботай» привлекают посетителей, вызывают их живой интерес. Реализация всех намеченных планов по развитию туризма и инвестиционного проекта «Визит-центр «Ботай» создаст специализированный кластер, предназначенный для организации культурно-развлекательного досуга казахстанцев и гостей нашей страны. Кроме того, намечено создание масштабного музея Ботайской культуры под открытым небом.
Сейчас музей «Ботай» активно привлекает молодых специалистов и студентов к изучению археологических памятников, обучает их на практике тонкостям работы с древними артефактами. 
Научные исследования музея, объединяющие естественно-научные и гуманитарные направления, позволяют вовлекать молодежь в изучение и популяризацию культурного наследия Казахстана.
Исследования американского ученого Сандры Олсен особенностей ботайской культуры позволило пролить свет на индустрию одежды и моды древних коневодов Казахстана.
Сандра Олсен изучала нарезной орнамент, нанесенный нашими далекими предками на путовые кости лошадей – первые и вторые фаланги. Так она установила многие образы ботайской женской одежды.
Отпечатки волокон на древней керамике дали американской исследовательнице достаточно информации о технологии производства ткани. Затем костяные фигурки из фаланг сайги «указали» на выкройку и дизайн платьев, а изображения, найденные внутри жилищ, лошадиных фалангах, позволили понять ритуальное предназначение разных женских платьев.
Исследовательница обработала 50 декорированных древними людьми фаланг лошадей, куланов и сайги. Все фаланги с узорами, кроме двух из Ботая, были проксимальными (первыми), а две ботайские – интермедиальными (срединными).
Сначала ботайцы фаланги отшлифовали, затем вырезали на них геометрические узоры. Часть линий, по утверждению Сандры Олсен, является выкройкой платьев, другие указывают на узор, нанесенный на одежду. Орнамент либо вплетали в ткань, либо вышивали, либо рисовали прямо на полотне.
По словам ученых, практика нанесения орнаментов на фаланги животных была распространена по всему древнему миру, но нигде она не была так развита и популярна, как у ботайцев. К примеру, в нашей стране орнаментированные фаланги лошадей, сходные с ботайскими, нашли на поселениях терсекской культуры меднокаменного века в Тургайской ложбине. Однако терсекские находки гораздо проще и малочисленнее. Кроме того, шестнадцать орнаментированных фаланг были обнаружены в жилище ботайского поселения Красный Яр, но они еще не изучены.
Изучив ботайские находки из камня, костей и глины, Сандра Олсен зафиксировала элементы одежды на так называемых каменных «утюжках» – предметах женской магической символики. Исходя из этого, она вместе с художниками-дизайнерами предложила варианты женской и мужской одежды. Как выяснилось, ботайцы шили платья из кожи, домотканых материалов, из крапивы, проса и других растений. Материи выделывали на простейших приспособлениях – вертикальных ткацких станках. На раму, закрепленную на земле, подвешивали вертикальные нити, к которым внизу привязывали каменные диски. Утком проводились поперечные нити и закреплялись. Подобная технология первобытной эпохи уже реконструирована исследователями. Одежда выкраивалась и шилась двух типов: регланная и безрукавная (могла быть с пристегнутыми рукавами). Элементы костюма соединялись шнурками. Зимой одежду утепляли различными накидками и безрукавками из шкурок пушных зверей.
Скульптурка, найденная на Ботае, изображает человека, сидящего на коленях, с отклоненным назад корпусом. На фигуре четко просмат-ривается силуэт кожаных штанов. Отмеченные элементы одежды являются наиболее древними, лежащими у истоков евразийской моды.
А что же означают узоры на платьях ботайских женщин? По утверждению ученых, они символизируют основные силы природы, в том числе главное воплощение природы – саму женщину, а также заботы, лежащие на ее плечах. Языком символов об этом сообщают треугольники, ромбы, кресты, волнистые линии на женских платьях. Не будем забывать, время ботайской культуры – энеолит – совпало с переходом власти от женщин к мужчинам. Поэтому не лишним будет сказать и о свидетельствах борьбы двух мировоззрений той эпохи – мужского и женского – в ботайских поселениях. В обрядность врывается образ мужчины-коневода, хозяина табунов. Об этом молчаливо напоминает ученым искалеченная в противоборстве женской и мужской магии символическая атрибутика – «утюжки» и сосуды.
Культура древних коневодов Казахстана, существовавшая шесть тысяч лет назад начала раскрывать и другие свои секреты.
На поселении ботайской культуры Краснояр, расположенного близ Кокшетау, казахстанские археологи нашли следы кремации. Это открытие позволит ответить на вопрос, долго мучивший археологов и исследователей: «Куда же исчезли насельники казахстанских степей эпохи энеолита?» 
Несколько лет подряд, особенно в 1982–1985-х гг., казахстанские и иностранные ученые находили на поселениях ботайцев множество костей лошадей, других животных, остовы жилищ, орудия труда, но смогли обнаружить лишь несколько останков самих коневодов, в том числе несколько черепов, использовавшихся в ритуальных целях. 
Как оказалось, ботайцы за две тысячи лет до эпохи бронзы пользовались медными инструментами и предметами. Они были искусными мастерами, медиками, художниками и ювелирами. Ряд изделий выполнен ими таким совершенным образом, что невозможно зачастую поверить в уникальные технологии меднокаменного века (энеолита). А успешная трепанация черепа с последующим выживанием человека в условиях того времени граничит с фантастикой! Археологи извлекли 4 скелета с черепами, по которым был восстановлен облик древних людей из поселения Ботай. Тогда один из обнаруженных черепов стал сенсацией для отечественной археологии и исторической науки Казахстана. На черепе были обнаружены два трепанационных отверстия в теменной области. Осмотр выявил сквозной характер трепанаций и сработанность внешнего края, что, очевидно, свидетельствовало об осторожном выполнении процедуры вскрытия черепной коробки. По всей вероятности, древний хирург принял все меры для уменьшения риска повреждения мягких тканей внутри черепной коробки пациента. Трепанации могли быть связаны с ритуалами, посредством которых прооперированный человек достигал измененных состояний сознания, требуемых для религиозной и магической деятельности, вероятно, его посещали видения, потусторонние голоса. Видимо, отклонения в поведении, наблюдаемые после трепанации черепа, рассматривались древними людьми как проявления «божественного безумия». С этой точки зрения, трепанация должна была способствовать появлению новых свойств и качеств у здорового, но специально избранного по каким-то причинам человека. Если говорить конкретно, то считалось, что после трепанации люди начинают напрямую общаться с богами.
Также трепанация была частью обряда инициации, знаменующей переход человека на новую степень развития. Обычно их называют символическими трепанациями. На сегодняшний день это самые древние обнаруженные трепанации на территории Казахстана.
Теперь, с обнаружением элементов обряда кремации на поселении Краснояр, многое становится понятным. Видимо культ огня у древних коневодов был намного сильнее, чем до этого представляли ученые. Во многих очагах ботайской культуры были обнаружены остатки костей. Остаются вопросы об их принадлежности. 
Обряд совместной кремации коня и воина греками описан в «Илиаде». При сожжении Патрокла «трижды вкруг тела они долгогривых коней обогнали», а затем Ахиллес «четырех коней гордовыйных с страшной силой поверг на костер, глубоко стеная». 
Роль коня в этих ритуалах состоит в том, что конь выступает, прежде всего, как посредник между миром живых и небесной обителью предков. Эта роль коня очень ясно охарактеризована в гимне Ригведы, где коня просят провезти умершего на небо для последующего воскрешения. 
Посредническая роль коня хорошо отражена в греческом искусстве: на вазе дипилонского стиля представлена похоронная процессия, внизу идут плакальщики, а кони погребальной колесницы уносят тело умершего на небо.
Однако, конь в погребальном ритуале играет не только посредническую роль. Значение коня состоит в том, что он является силой, способной обеспечить человеку возрождение к новой бессмертной жизни на том свете. В индийском эпосе Сомадева конь асуров Уччайхшравас – царь всех коней – наделен способностью воскрешать мертвых. В этой роли коня слышны отголоски древних представлений, которыми, по всей видимости, одними из первых располагали ботайцы. Ведь именно они первыми приручили лошадь, а новые открытия использования ими обряда кремации косвенно подтверждают эти знания. Конь – атрибут загробных богов, посланник с того света, средство для совершения последнего путешествия мертвого. Конь — личина, принятая душой покойного. Провожатый умерших – конь играет в шаманской культуре и параллельную роль. Он провожает душу шамана в загробное царство. Шаман путешествует с тем, чтобы вырвать из лап смерти душу больного, узнать о будущем. Вспомним следующий факт: бубен алтайских шаманов – средство достижения транса – называется «лошадь»; буряты вводят себя в состояние экстаза неистовой пляской под звуки бубна, скача при этом верхом на палочке, украшенной изображением лошадиной головы. Эту палочку они называют «лошадка». Лошадь или же дух, обретающий ее форму, считается слугой шамана... вокруг лошади с проникновением «народов-всадников» в понтийско-кавказский мир складывается своеобразный религиозный язык, общий от Ирана до Средиземноморья. Но и Дальний Восток тоже не остался в стороне. И там конь, божество-всадник сокрушает темные силы смерти, обеспечивает бессмертие. Связанность с культом мертвых автоматически подключила коня к ритуалам плодородия. Это видно на примере обычая устраивать скачки по случаю праздников солнцестояния. Из провожатого мертвых, помощника солярного божества, попирающего силы зла, конь превращается в товарища, друга и защитника человека. Остов коня служит защитой усопшему. 
Идея о способности коня возродить человека отражена и в изображениях конских голов на греческих некродипнах – надмогильных изображения трапезы мертвых. Они рассматриваются как символ воскрешения.
Таким образом, обряд совместной кремации свершался древними людьми, по всей вероятности, и ботайцами, с целью передать человеку физические силы коня, гарантировать ему легкий путь на небо и последующее возрождение.
Тайны ботайцев ученым и сотрудникам музея-заповедника «Ботай» еще долго и скрупулезно предстоит изучать для развития науки, которой пока неведомо, насколько совершенной была цивилизация на территории древнего Казахстана.
Фундаментальные научные исследования ботайской культуры продолжаются. Две научные школы, исследующие ботайскую культуру – казахстанская и западная, двигаются параллельно, взаимно дополняя и обогащая друг друга, повышая объективную верификацию археологического памятника, поднимая международный авторитет казахстанской археологической науки.

Игорь ПРОХОРОВ, 
кандидат исторических наук,
научный сотрудник Государственного 
историко-культурного музея-заповедника «Ботай»

 

3242 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми