• Геополитика
  • 05 Апреля, 2023

СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

Кабдулсамих АЙТХОЖИН, 
д. ю. н., профессор, зав. кафедрой конституционного, 
международного права и таможенного дела 
Евразийской юридической академии им. Д. А. Кунаева

 

Одной из важнейших задач теории казахстанского конституционализма является разработка проблем реализации социальной справедливости, как основополагающего принципа Конституции Республики Казахстан. «Принятые на общенациональном референдуме поправки в Конституцию стали символом Справедливого Казахстана, – отмечается в этой связи в Послании Главы государства К.-Ж. К. Токаева народу Казахстана: «Справедливое государство. Единая нация. Благополучное общество». – Мы строим Справедливый Казахстан с открытой конкуренцией и равными возможностями для каждого. Принципиально важно осуществлять масштабные политические преобразования в режиме транспарентности, честности и взаимного доверия. Мы станем сильной и успешной нацией, когда каждый из нас будет всемерно укреплять единство и твердо следовать принципам справедливости» [1]. Как видно, социальная справедливость в широком смысле является идеалом жизни любого общества и ее утверждение в обществе – признак его здоровья, важное условие формирования демократического, правового и открытого государства.

Принцип социальной справедливости непосредственно не закреплен в Конституции Республики Казахстан, но ее идеи заложены во многих предписаниях Основного закона, посвященных, прежде всего, основам правового статуса человека и гражданина. В этой связи в казахстанском обществе имеется важный срез социальных отношений, подверженных конституционно-правовому регулированию (социальные права личности, социально-экономические институты общества, социальная политика государства и др.), выделяющихся своим первостепенным значением в жизни каждого человека и социума в целом. 
Социальная справедливость является одной из наиболее основополагающих ценностей всего действующего права Республики Казахстан. Все остальные ценности правовой системы страны должны соизмеряться с ней и, следовательно, могут иметь демократическое содержание лишь при условии, что они не противоречат принципу социальной справедливости. В этой связи оценка тенденций конституционного строительства Нового Казахстана, прежде всего, должна связываться с тем, насколько применяемые на практике формы и методы конституционно-правового регулирования способствуют реализации принципа социальной справедливости, реальному улучшению правового и фактического положения человека и динамике продвижения общества к правовому и социальному государству. 
Поэтому смысловой центр казахстанского конституционализма, его базовые оценочные категории, должны быть обращены к исследованию общечеловеческих ценностей, заложенных в нормах Основного закона, правового статуса человека, как высшей ценности государства, реализации его прав и свобод в связи с практическим осуществлением социальной справедливости в стране. Все это говорит о том, что проблема реализации принципа социальной справедливости в казахстанском обществе – это исходный, ключевой вопрос, в зависимости от решения которого понимаются все другие правовые явления и институты, определяются перспективы развития и пути повышения эффективности практики правотворчества и правоприменения в стране. 
Вместе с тем в настоящее время мы видим серьезное отставание уровня разработанности данной проблематики в Республике Казахстан. Между тем «пренебрежение анализом справедливости, – как справедливо пишет российский правовед О. В. Мартышин, – очень существенный пробел юридических исследований, подрывающий одну из основ правовой теории» [2, с. 163]. 
Таким образом, категория «социальная справедливость» должна быть самым активным образом введена в научный оборот казахстанского правоведения в целом. Несомненно, это будет способствовать более углубленному теоретическому анализу содержания и сущности социальной справедливости, ее взаимосвязи с политикой и правом, формированию эффективной социальной политики и социального законодательства в Республике Казахстан. В этой связи необходим также сравнительно-правовой анализ концепции социального права, которая теоретически обоснована и сформировалась законодательно в западноевропейских государствах (ФРГ, Швеции, Норвегии, Франции и др.), и согласно которой оно охватывает все правовые нормы, касающиеся социальных вопросов общества. 
Все это говорит о том, что нормы Конституции и действующего права должны играть определяющую роль в механизме реализации современной социальной политики Республики Казахстан, основанной на международных стандартах и положительном опыте ведущих демократических государств. В целом социальная справедливость, как конституционный принцип, должна быть главным и исходным началом жизнедеятельности казахстанского общества основополагающим принципом построения всей системы общественных отношений между государством, обществом и личностью, основанной на признании человека высшей ценностью государства.
В правовой литературе под социальной справедливостью понимается система, включающая в себя, прежде всего, многообразные отношения взаимного, обменного, распределительного характера, а также существующие в обществе или социальной группе ценности, на базе которых складываются и легитимируются указанные отношения [3, с. 76]. Раскрывая в этой связи значение социальной справедливости в сфере общественных отношений, регулируемых правом, видный советский правовед Явич Л. С. отмечал, что проблема справедливости и права должна решаться в двух аспектах. Во-первых, в аспекте сущности права и тех отношений, которые оно закрепляет, и, во-вторых, с позиции того, каким образом право выполняет свою социальную функцию. В этой связи справедливость рассматривается как особое качество самого права, в виде ее специфически юридических проявлений. Именно тогда связь права и справедливости имманентно свойственна юридической форме, обеспечивает ее гармоничность, сбалансированность, способность быть распределителем жизненных благ [4, с. 112–113].
Проблемы социальной справедливости относятся к фундаментальным не только по своей теоретической, но и практической значимости. Не случайно вопросы реализации социальной справедливости в обществе исследуются специалистами в различных сферах знаний и неизменно затрагиваются средствами массовой информации, депутатами Парламента, Правительством, к ним приковано внимание различных общественных объединений, политических партий и общества в целом. Важно отметить, что вопросы обеспечения социальной справедливости в обществе неразрывно связаны с задачами формирования социальной государственности в Казахстане. «В первую очередь, государство обеспечит равенство возможностей и справедливость для всех, – подчеркивается в этой связи в Послании Главы государства К. К. Токаева народу Казахстана: «Справедливое государство. Единая нация. Благополучное общество». – Будут гарантированы высокий уровень общественных благ и поддержка социально уязвимых категорий населения, в том числе граждан с особыми потребностями. Будет создан соответствующий институт Омбудсмена при Президенте» [1]. Поэтому содержание социальной функции государства определяется, прежде всего, новыми его задачами в социальной сфере, которые обусловлены не только конституционным провозглашением нашей республики в качестве утверждаемого социального государства, но и строительством Нового и Справедливого Казахстана.
Как известно, понятие социальной государственности возникло в конце XIX–XX вв., но начало входить в конституции различных стран мира лишь в середине прошедшего века, отражая стремление демократических государств к утверждению социальной справедливости путем проведения определенной социальной политики и организации распределительных механизмов в обществе. Понятие «социальное государство» впервые было введено в научный оборот в конце XIX в. немецким ученым Л. фон Штайном в работе «Настоящее и будущее правовой научно-государственной Германии», а в официальный оборот – вошло в докладе лорда Бевериджа Парламенту Великобритании в 1943 г. «О социальном страховании», содержавшего стратегию социального развития британского государства [5, с. 14–15].
Впоследствии, получив конституционное закрепление в Конституции Италии (1947 г.), Основном законе ФРГ (1949 г.), Конституции Франции (1958 г.), Португалии (1976 г.), Испании (1978 г.), Турции (1982 г.) и других стран, принцип социальной государственности прочно вошел в их правовую систему, во многом определяя развитие современного конституционного процесса в мире.
Так, уже в преамбуле Конституции Индии 1949 г. среди целей и задач народа Индии на первое место ставится обеспечение социальной, экономической и политической справедливости. Причем, по мнению известного индийского юриста Дурги Даса Басу, цель государства, поставленная в руководящих принципах Основного закона Индии, «состоит в ликвидации существующей бедности, но не путем экспроприации собственности тех, кто ею обладает, а посредством умножения национального богатства и ресурсов и справедливого их распределения между всеми, кто вложил свою лепту в дело их создания. Экономическая демократия будет устанавливаться по мере достижения этой цели» [6, с. 63]. В преамбуле Конституции Испании 1978 г. в числе основных целей испанского народа, утвердившего Конституцию, указывается желание нации «упрочить справедливость, свободу и безопасность, а также обеспечить благоденствие всем ее представителям». 
«Социальное государство необходимо, – отмечают российские государствоведы Т. Я. Хабриева и В. Е. Чиркин, – это вызов времени, но оно не обязано обеспечивать благоденствие любому, независимо от его персонального вклада в развитие общества. Оно обязано удовлетворить лишь основные нужды человека (прожиточный минимум, создавать инфраструктуру – образование, здравоохранение, связь), условия для социального партнерства и т. д., но человек сам должен заботиться о себе и своей семье. Некоторые стороны такого понимания нашли отражение в объяснительных записках к проектам новых конституций, но это настолько важный принцип, что он, видимо, должен быть отражен в самих текстах основных законов. Соответствующие краткие и вместе с тем емкие формулировки еще нужно создать» [7, с. 314].
«Экономико-политическая концепция социального рыночного хозяйства, – пишет в этой связи известный немецкий исследователь Хайнц Ламперт, – направлена на синтез гарантированной правовым государством свободы, экономической свободы (которая из-за неделимости свободы рассматривается как необходимая составляющая свободного порядка вообще) и идеалами социального государства, связанными с социальной защищенностью и социальной справедливостью. Это сочетание целей – свобода и справедливость – отражается в понятии «социальное рыночное хозяйство» [8, с. 6]. Так, по мнению Хайнца Ламперта, Основной закон ФРГ содержит большое количество фундаментальных прав и правовых норм, которые (частично эксплицитно, но большей частью имплицитно) гарантируют основные экономические права. В нем закреплено принципиальное решение о политике, связанной с экономическим порядком. «Для этого экономического порядка характерно соединение гарантий свободы на пользование индивидуальными правами с ограничением свобод в рамках компенсирующей системы, регулируемой социальным государством» [8, с. 72]. 
Немецкий профессор К. Дегенхарт также отмечает, что характеристика государства как социального есть результат перехода от понятия либерального государства на позиции защиты слабых, обеспечения минимума материального равенства. При определении государства как социального, считает он, имеется в виду определение цели государства, направленное на установление социальной безопасности и социальной справедливости. Это начало может быть даже в большей степени, чем иные, является формирующим для функций и задач государства [9, с. 141]. По мнению Густава Радбруха, понятие социальной государственности должно показать социальные различия власти и исходя из этого поддержать слабых и ограничить сильных. Социальная справедливость (в правовом понимании) представляет собой «принцип распределения, который должен обеспечить каждому слою населения хозяйственное и культурное существование на соразмерном уровне» [9, с. 142].
Понятие «социальное государство» впервые в отечественном законодательстве закреплено п. 1 ст. 1 Конституции Республики Казахстан 1995 г. Принцип социальной государственности означает, что Республика Казахстан обязуется проводить активную социальную политику и нести ответственность за достойную жизнь граждан и свободное развитие каждого человека. В этой связи действующее право страны, как необходимое условие формирования правового и социального государства, должно включать непременно в себя гарантии социальных и экономических прав личности. Государство, всемерно содействуя развитию рыночных отношений, должно воздействовать правовыми средствами на экономику и иные сферы общества с целью обеспечения достойной жизни каждого человека. «Люди – главная ценность нашей страны, – отмечается в этой связи Президентом Республики К. К. Токаевым в Послании народу Казахстана: «Справедливое государство. Единая нация. Благополучное общество». – Поэтому справедливое распределение национальных богатств и предоставление равных возможностей каждому гражданину – ключевая цель наших реформ» [1].
Вместе с тем обязанность государства проводить определенную социальную политику не означает его патерналистской опеки над населением. Речь идет о том, что органы государства, связанные нормами права, создают благоприятные нормативные, организационные и иные условия для того, чтобы обеспечение достойной жизни и свободного развития человека было также делом его ума, рук и инициативы. В этой связи видный американский ученый Иэн Шапиро ставит вопрос о необходимости разработки концепции демократического срединного пути между этатистской и рыночной теориями социальной справедливости, изменения параметров дискуссии о демократии и дистрибутивной справедливости и обоснования такого понимания справедливости, согласно которому приверженность демократии составляет ее сердцевину [10, с. 75–76]. Только принципиальная приверженность демократии, по мнению И. Шапиро, может позволить преодолеть трудности «в понимании ценностей социальной справедливости ... Своими корнями приверженность демократии уходит в представление о том, что люди должны сами принимать решения в делах, их касающихся. ... Поэтому демократию можно определить как условие, позволяющее действовать и поощряющее свободу, и в то же время как определенное ограничение, которое проявляется всякий раз, когда тот или иной вид деятельности начинает атрофироваться, вырождаясь в систему господства и подчинения, или обнаруживает потенциал и тенденцию такой эволюции» [10, с. 78–80]. 
Таким образом, несмотря на позиции таких авторитетных ученых, как ­Ф. Хайек, М. Фридман, считавших недопустимым любое вмешательство государства в рыночные отношения во имя справедливости в равенстве, поскольку это противоречит, по их мнению, принципам свободного рынка [11, с. 69–99; 12, с. 101–119], идея социальной государственности получает все большее признание, воплощаясь в законодательстве и практике современных государств. В этой связи в конституциях демократических стран все большее место отводится социальным и экономическим задачам государства, главной задачей которого признается достижение общественного прогресса, основанного на принципах социальной справедливости, социального равенства и всеобщей солидарности. 
К основополагающим принципам деятельности Республики Казахстан, согласно положениям п. 2 ст. 1 Основного закона, также относится принцип «экономического развития на благо всего народа». Кроме того, согласно п. 2 ст. 6 Конституции Республики Казахстан: «Собственность обязывает, пользование ею должно одновременно служить общественному благу». Все это говорит о том, что главным назначением социальной функции государства, основанной на Конституции, является обеспечение социальной справедливости, общественного благополучия, то есть достойной жизни и свободного развития каждого человека, создание равных возможностей для всех граждан посредством гарантирования определенного объема социальных благ за счет государства. 
Принцип социальной государственности неразрывно связан с социально-экономическими и культурными правами личности, широко закрепленными в конституциях современных государств. Ключевым принципом, объединяющим всю систему социальных и экономических прав личности, является, как известно, положение п. 1 ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, согласно которому: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности». Этот основополагающий принцип развит в п. 1 ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в соответствии с которым: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достойный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни», а также в других фундаментальных актах ООН и ОБСЕ. Таким образом, вопрос о необходимости социальной ориентированности государства, постепенном гарантировании социальных и экономических прав личности активно признается мировым ­сообществом.
Вместе с тем необходимо отметить, что формирование социальной государственности в демократических странах шло в условиях развитого гражданского общества и утвердившейся правовой государственности, функционирования стабильной экономики, позволяющей осуществлять долговременную социальную политику в интересах всех слоев общества. Задача утверждения Республики Казахстан социальным государством выдвигается в иных условиях, когда казахстанское общество до сих пор находится на первоначальном этапе становления демократии, формирования правовой и социальной ­государственности. 
Как видно, вопросы обеспечения социальной справедливости, равноправия в отношениях между людьми обусловливают необходимость социально ориентированной политики государства, как важного фактора взаимоотношения человека и государства, выравнивания неравенств, сложившихся в обществе. 
Все это говорит о том, что основополагающим идейным ядром строительства Нового и Справедливого Казахстана должна быть концепция социального государства, которая должна опираться на Конституцию и действующее право, обеспечивающих развитие и функционирование общества на принципах социальной справедливости, а также ответственности государства перед гражданами за создание достойных условий их жизни. Только на основе реализации социальной политики государства, учитывающей такую концепцию, возможно обеспечение социальных, экономических прав личности, массовая общественная поддержка социально-экономических и политических преобразований, идущих в нашей стране.
В связи с вышеуказанным, необходимо отметить, что на основе периодически разрабатываемых Правительством Республики Казахстан Концепций социальной защиты населения, действует целый ряд нормативных правовых актов по совершенствованию системы социальной защиты населения. Из содержания Посланий и выступлений Главы государства К. К. Токаева, уделяющего особое внимание вопросам социальной политики государства, также вытекает, что устойчивое финансирование социальных программ является главным условием реализации политики социальной защиты населения и обеспечения социальной справедливости. 
В Казахстане создана многоуровневая система социального обеспечения населения, разработанная с учетом международного опыта при содействии авторитетных международных институтов – ООН, МОТ, Всемирный банк и др. В настоящее время социальную помощь в различных формах получают более двух миллионов человек. Так, сутью общенационального приоритета № 1 «Справедливая социальная политика» Национального плана развития Республики Казахстан до 2025 г., является: «содействие продуктивной занятости населения, исполнение всех обязательств по социальным выплатам и государственным пособиям, направленных на поддержку семей» [13]. Особая роль при этом отводится универсальной системе оказания адресной социальной помощи семьям, среднедушевой доход которых ниже черты бедности. С учетом неоднородности состава малообеспеченного населения (дети, лица, занятые уходом за детьми, безработные, инвалиды, пенсионеры и др.) в отношении каждой укрупненной категории применяются различные методы оказания социальной поддержки. 
Таким образом, всемерно содействуя развитию социально ориентированной рыночной экономики, государство берет на себя функцию социальной защиты всего населения страны, которая выражается в принятии законодательных, социально-экономических, организационных и иных мер, призванных обеспечить достойный уровень жизни каждого человека, социальную справедливость в обществе в целях его консолидации и предотвращения социальной поляризации страны.
Все это говорит о том, что принципиальным направлением формирования социального государства в Казахстане должна быть реализация социальной политики, основанной на началах гуманизма и справедливости и обеспечивающей постепенное устранение резких проявлений социального неравенства, создание условий реального осуществления социальных и экономических прав граждан и ответственность государства за претворение в жизнь этой ­политики. 
Ключевой обязанностью формируемого социального государства является создание достойных человека условий жизнедеятельности, гарантирующее реализацию закрепленных Конституцией и другими нормативными актами прав и свобод, воплощающих интересы и потребности граждан. В этой связи следует признать справедливым вывод о том, что: «социальное государство – это выход за рамки юридического равноправия, признание его недостаточным. Это признание несправедливым неравенства стартовых условий, вытекающего из социально-экономического неравенства, это стремление смягчить фактическое неравенство и расширить сферу равенства посредством равенства перераспределения общественного богатства» [2, с. 164–165].
Таким образом, несмотря на то, что достижение фактического равенства людей практически является неосуществимой задачей, социальное государство должно стремиться к «выравниванию неравенства», устранению резкого различия в имущественном положении, повышению социального статуса личности в целях обеспечения всем гражданам достойного уровня жизни.
Именно поэтому центральным звеном в конструкции модели социальной политики, как отмечает российский исследователь В. Д. Роик, является распределение национального дохода, обусловливающего уровень и качество жизни населения. «Это связано с тем, что распределительные механизмы наполняют реальным содержанием социальные взаимоотношения в обществе, придают понятию «социальная справедливость» конкретный смысл. Главную роль в распределении доходов играет государство. Это зафиксировано в положениях МОТ № 117 «Об основных целях и нормах социальной политики», где основополагающая функция государства определяется следующим образом: «… принимать все меры для обеспечения такого жизненного уровня, включая пищу, одежду, жилище, медицинское обслуживание и социальное обеспечение, а также образование, которые необходимы для поддержания здоровья и благосостояния» [14, с. 32–33]. 
Сформулированные в Европейской социальной хартии направления социальной политики Совета Европы, по мнению В. Д. Роика, близки позиции МОТ и доктрине «социальная сплоченность», сутью которых являются установки на реализацию прав человека в социально-трудовой сфере, обеспечение благосостояния всем членам общества, стремление к уменьшению неравенства в доступе к материальным и интеллектуальным благам, сведения к минимуму поляризации общества [14, с. 33]. 
Все это говорит о том, что идея социальной справедливости, воплощенная в законодательстве и социальной политике Республики Казахстан, несет в себе не только правовой, но и нравственный потенциал. В этой связи важно отметить, что практика развитых стран показала, что, обеспечивая гарантированные стандарты жизни под правительственным контролем, государство способно сократить разрыв в доходах, уровне образования и занятости различных категорий населения. Важнейшей целью этих государств является не только расширение демократии, предоставление всем гражданам гражданских и политических прав, но и гарантирование широких социальных прав путем справедливого, с их точки зрения, перераспределения доходов, как средства исключения из жизни общества социальных конфликтов, а также интеграции как можно более широких слоев населения в социальную систему.
Социальная политика ведущих зарубежных стран показывает также, что расширение социальной функции государства, его активное воздействие на экономику в целях утверждения социальной справедливости может быть осуществлено лишь при поддержке всего общества, участии общественных объединений и граждан в процессе разработки и реализации социальных программ, направленных на подлинное утверждение социального равенства и справедливости в обществе. 
Как видно, принцип социальной справедливости исключает кулуарность подготовки и принятия важных для общества государственных решений. Все политические, экономические и социальные действия органов государства должны быть прозрачными для всех категорий населения, готового принимать активное участие в строительстве Справедливого Казахстана. «Политические преобразования показали готовность граждан принимать решения на всех уровнях – от местного самоуправления до общенациональных вопросов, – отмечается в Послании Главы государства народу Казахстана: «Новый Казахстан: путь обновления и модернизации». – Политическая трансформация нацелена на формирование честных и справедливых «правил игры», искоренение фаворитизма и монополий во всех сферах жизни» [15].
Именно в таких условиях вероятность принятия государством неправильных, а в некоторых случаях и роковых решений для общества, как это показали годы суперпрезидентского правления Назарбаева, будет сведена к минимуму. Поэтому важно, чтобы Конституция, как и вся система действующего права страны, во всех своих проявлениях выражала и реализовывала принцип социальной справедливости. Все это говорит о том, что принцип социальной справедливости должен определять не только внутренние качества действующего права, но и содержание, а также смысл всей правоприменительной практики в стране. Таким образом, важнейшим сущностным качеством практики формирования демократического и правового государства в Республике Казахстан необходимо признать неуклонное проведение в жизнь принципа социальной справедливости как основополагающей ценности казахстанского общества.

ЛИТЕРАТУРА


1. Послание Главы государства К. К. Токаева народу Казахстана: «Справедливое государство. Единая нация. Благополучное общество» // Президент Республики Казахстан. Официальный сайт [электронный ресурс]. Режим доступа: http: // akorda. kz/.
2. Мартышин О. В. Справедливость и право //Государство и право на рубеже веков: проблемы теории и истории. Материалы Всероссийской конференции. – М., 2001. – С. 159-165.
3. Мальцев Г. В. Социальная справедливость и право. – М.: Мысль, 1977. – 255 с.
4. Явич Л. С. Право развитого социалистического общества (сущность и принципы). – М.: Юридическая литература. 1978. – 224 с.
5. Шмарин А. Г. Конституционно-правовые основы формирования социального государства в Республике Казахстан. Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.02. – Алматы. – 2004. – 29 с.
6. Басу Дурга Дас. Основы конституционного права Индии: Пер. с англ. /Под общ. Ред. М.М. Сайфулина; Вступ. ст. М.М. Сайфулина и С.Ю. Кашкина. – М.: Прогресс, 1986. – 664 с.
7. Хабриева Т. Я., Чиркин В. Е. Теория современной конституции. – М.: Норма, 2005. – 320 с.
8. Хайнц Ламперт. Социальная рыночная экономика. Германский путь. – М.: «Дело ЛТД», 1994. – 224 с.
9. Жалинский А., Рёрихт А. Введение в немецкое право. – М.: Спарк, 2001. – 767 с.
10. Шапиро И. Три способа быть демократом // Политические исследования. – 1992. – № 1-2. – С. 75-85.
11. Фридман М. Взаимосвязь между экономической и политической свободами // Фридман и Хайек о свободе. Перевод с английского под редакцией А. Бабича. – Минск: Полифакт-референдум, 1990. – С. 7–99.
12. Хайек Ф. А. Кто кого? // Фридман и Хайек о свободе. Перевод с английского под редакцией А. Бабича. – Минск: Полифакт-референдум, 1990. – С. 101–119.
13. Указ Президента Республики Казахстан от 26 февраля 2021 года №521 «О внесении изменений в Указ Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636 «Об утверждении Стратегического плана развития Республики Казахстан до 2025 года и признании утратившими силу некоторых указов Президента Республики Казахстан» // Президент Республики Казахстан. Официальный сайт [электронный ресурс]. Режим доступа: http: // akorda. kz/.
14. Роик В. Д. Социальная модель государства: опыт стран Европы и выбор современной России // Государственная власть и местное самоуправление. – 2006. – № 10. – С. 27–38.
15. Послание Главы государства К. К. Токаева народу Казахстана: «Новый Казахстан: путь обновления и модернизации» // Президент Республики Казахстан. Официальный сайт [электронный ресурс]. Режим доступа: http: // akorda. kz/.

3327 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми