• Общество
  • 24 Февраля, 2023

КАЗАХСТАН–ПОЛЬША: СПЛЕТЕНИЕ СУДЕБ ЛЮДСКИХ

Жетписбай  БЕКБОЛАТУЛЫ,
профессор КазНУ им. аль-Фараби

Мы недавно отметили 30-летие установления дипломатичес­ких отношений между Казахстаном и Польшей. За этот, с точки зрения истории, краткий миг, несмотря на все сложности и трудности, наши страны, как птица Феникс, возродились и преобразовались в успешные государства, имеющее свое лицо, свои особенности и свою позицию. За этот период был заложен прочный фундамент политической и экономической системы, получил развитие духовный и интеллектуальный потенциал страны. Я являюсь очевидцем всех этих свершений, а также – досадных оплошностей, но как без них? 

Этот юбилей дает нам возможность подвести итоги, а также с оптимизмом смотреть в будущее. Польша была одной из первых стран, признавших независимость Казахстана. За последние 30 лет между нашими странами сложились надежные и доверительные связи, будь то в политической, экономической или культурной сфере. Как было отмечено в средствах массовой информации, Казахстан и Польша на современном этапе являются примером успешного и поступательного развития по всем направлениям межгосударственного сотрудничества. В рамках празднования данного юбилея в Варшаве состоялась международная научно-практическая конференция. Мероприятие было организовано Посольством РК в Польше, Обществом сотрудничества «Польша-Восток» и Обществом «Мой Казахстан» при содействии Президента «Группы Polpharma» – Почетного консула Казахстана Е. Старака. Участниками конференции были представлены доклады об истории и развитии дружеских отношений между народами Казахстана и Польши. Была отмечена важная роль польской диаспоры, проживающей в РК и являющейся «связующим мостом» между двумя странами. Польские участники выразили признательность за помощь, оказанную казахским народом польским переселенцам в годы депортации, а также за все созданные условия для польской диаспоры в Казахстане, необходимые для изучения родного языка, истории, культуры, традиции и духовного сближения с исторической родиной.

 Казахстанские поляки – прочная основа наших межгосударственных отношений, бесценный человеческий капитал. Так как богатство государства – это, в первую очередь, люди, а уже потом нефть, газ, драгоценные металлы и пшеница. Без людей нет государства, есть только территория. Как только государство ставит во главу угла конкретного человека, его чаяния, нужды и потребности, мечты и желания и возможности для реализации оных – тогда это государство становится успешным, сильным, процветающим. Государство есть только там, где живут его граждане. Звучит, как тавтология, но это факт. «Сегодня проживающая в Казахстане сорокатысячная польская диаспора, потомки польских переселенцев и ссыльных революционеров, благодаря заботе государства, обрела возможность развиваться, сохранять свой язык и национальную культуру в дружной семье казахстанских народов. В Казахстане действуют польское общество «Венжь» («Связь») и Союз поляков Казахстана, которые сохраняют национальные польские традиции и обычаи. И сегодня на благодатной земле Казахстана живут тысячи потомков польских переселенцев и ссыльных, которые в дружной семье казахстанских народов обрели возможность прекрасно жить и сохранять свой язык и культуру» (https://ec-sport.kz/).

Как журналист, осветивший в свое время казахско-польские экономические и культурные контакты, я написал десятки статей на эту актуальную тему. Моя аудитория – в основном русскоязычная, которая с советских времен находится в информационном вакууме, так как о Польше, как и о Турции, российские СМИ упоминали только в исключительных случаях, например, во время визита главы государства или правительства. Таким образом, я пишу для русскоговорящих людей, в том числе поляков, о польской истории, экономике и культуре, современных представителях литературы и науки, а также об общественных деятелях, с которыми хорошо знаком. Мой скромный труд был оценен читателями, я получал их письма с просьбой рассказать о том, как Польша из государства социалистического блока, куда также входил и Казахстан, превратилась в полноценного участника евроатлантического сообщества. Какие цели ставили граждане Польши, начиная это движение тридцать лет назад? Кто выиграл, а кто проиграл от этих трансформаций? Какая социально-политическая модель сложилась в результате в Польше? Как сегодняшнее польское государство видит свое место в европейской и мировой политике? Я по мере своих сил и возможностей старался ответить на интеллектуальные запросы.

Отдельно хочу отметить недавний отклик представителя польской диаспоры об отечественных научных исследованиях проблем депортации. Так как я по профессии не историк, то обратился к кандидату исторических наук, ведущему научный сотруднику Института истории и этнологии имени Чокана Валиханова Манаре Чалтеновне Калыбековой, которая посвятила меня в тематику научных изысканий. Она автор монографии «Казахстан как объект переселения депортированных народов 1937–1956 гг. Исторический аспект». По ее утверждению, в мае этого года в Польше состоится очередное заседание казахстанско-польской исторической комиссии. А церемония подписания Акта о создании данной комиссии состоялась 6 июня 2022 года в г. Белосток в рамках мероприятий по 30-летию установления дипломатических отношений между Республикой Казахстан и Республикой Польша. «Инаугурационная встреча Комиссии проведена под Почетным патронатом Посольства Казахстана в Польше и Посольства Польши в Казахстане. Комиссия открывает новый этап в проведении совместных научных исследований по истории казахстанско-польских отношений, что позволит казахстанским семьям узнать о судьбе своих близких, пропавших без вести во время Второй мировой войны на территории Польши и польским семьям – о судьбе своих родных, депортированных в Казахстан» (https://dknews.kz/ru/politika/240047-v-polshe-sostoyalas).

В работе первой встречи Комиссии приняли участие более 20 человек, в том числе ученые, профессора и руководство научно-исследовательских учреждений двух стран – Института истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова, Государственного архива Павлодарской области РК, Музея памяти Сибири в Белостоке, Музея Второй мировой войны в Гданьске, Общества «Катынская семья» в Белостоке, Института солидарности и доблести им. Витольда Пилецкого, Университета естественных и гуманитарных наук в Седльце, Белостокского университета, Регионального Центра международных дебатов в Торуне, Университета Николая Коперника в Торуне, Лодзинского университета и Института национальной памяти в Лодзи. Принявшая активное участие в деятельности комиссии представитель Института истории и этнологии имени Чокана Валиханова, почетный профессор (Honorar-professor) Бельгийского Европейского Университета госпожа Калыбекова перед Инаугурационной встречей дала интервью интервью порталу «Central Asian Analytical Network (CAAN)» («Центральноазиатская аналитическая сеть»). Вот что поведала Манара Чалтеновна: «Тема депортации началась изучаться с конца 1980-х годов, когда началось рассекречивание архивных материалов. Одним из первых, конечно же, был это наш Манаш Козыбаев, который выделил как белые пятна истории Казахстана проблему депортации. Очень много сегодня научно-исследовательских работ в виде монографий, диссертаций, кандидатских, докторских, на региональном уровне, по этнической принадлежности. Но я хочу сказать, что на сегодня в какой-то степени, можно сказать, изучены корейцы, немцы, можно сказать, что по полякам достаточно материалов, но не совсем изучены многие другие народы, как тюркские народы, например, Северного Кавказа или крымские татары или малые народы Южной Сибири, Калмыкии. Или же возьмем народы приграничного освобождения, которые были депортированы в 1939 году из-за освобождения приграничной полосы, например, греков, иранцев, турков-месхетинцев, – по ним, можно сказать, работы буквально нет. И я вначале говорила, и сейчас, повторюсь, что работа именно по исследованию проблемы депортации в разных аспектах – и в социальном, и культурном, и политическом, и сохранении национальной, гражданской идентичности, культурной идентичности – только начинается.    

И вот я хочу сказать, что у нас в этом году создана была польско-казахстанская историческая комиссия, которая начнет первое свое совещание в Польше с 6 по 10 июня, – говорит Манара Чалтеновна. – Целью этой комиссии будет полное фундаментальное исследование поляков Казахстана и также казахов в Польше, особенно в годы Второй мировой войны, которые были похоронены там и без вести пропавшие. То есть практически это мы начали период с XVII века по XX век включительно, и результат этой комиссии – пока планируем издать совместную трехтомную монографию» (https://www.caa-network.org/archives/23935/deportacziya-narodov-v-kazahstan).

Подробный ответ исследователя дополняют сочинения победителей рес­публиканского творческого конкурса, посвященного 80-летию депортации поляков в Казахстан, которые позволяют взглянуть через призму челове­ческих судеб на такие понятия как добро и зло. Вот что пишет Иван Лысаковский в своем краеведческом труде: «С начала осени 1936 года постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 28 апреля 1936 года за № 776-120 «О выселении из Украинской ССР лиц польской и немецкой национальностей» в степи Северного Казахстана была проведена насильственная депортация народов, неблагонадежных по мнению Советской власти. Поляки, как и ряд других наций и народностей, были отнесены к категории «антисоветских элементов», за что они были высланы от границ Западной Украины, где компактно проживали, в глубь Советского Союза, в казахскую степь. Основной причиной выселения этих народов являлось стремление ослабить этническую напряженность и избежать возможных стихийных и массовых выступлений против Советской власти у границ с Польшей.

Из списков спецпереселенцев было известно, что практически каждый глава семьи был отмечен, как классово чуждый элемент, «служивший в качестве жандарма», «имеющий письменную связь с родственниками, проживающими в Польше», «в прошлом зажиточный середняк» – причин для депортации было множество. Вопросами переселения занималось областное управление НКВД. Количество насильственно депортированных составило более семидесяти тысяч человек. Это все уже далекая история... Сейчас начали раскрывать засекреченные документы и архивные данные. Но разве в них, в этих сухих выписках, на пожелтевших от времени страницах могут отразиться мысли, чувства, страхи, чаянья и надежды людей, которые ехали на восток – в неизвестность? Главное – память об этом! Мы должны помнить свои корни, свои истоки, помнить свое прошлое, каким бы страшным и постыдным, оно не казалось. Так качнулась чаша весов, так повернулись жернова истории, так было... и мы помним.

Но помнить мы должны не обиды, а лишь то, кто мы такие. Свою национальность и язык, свою историю, культуру и обычаи. Ведь мы поляки! Некогда и сама Польша исчезала с карт Европы, но смог вновь возродиться и расправить свои крылья символ Речи Посполитой – Белый Орел. Это было сложно и почти невозможно, но это было сделано. А нам просто нужно помнить, любить и не забывать... И передавать этот дух, это чувство уже своим детям...».

Сочинение «История родной семьи» Станислава Кулаковского нельзя читать без волнения: «Судьба и история моих родителей похожа на судьбы тысяч депортированных. Они родились в Украине... По распределению на железнодорожной станции Тайнча, что в бывшей Кокчетавской области, отца направили в точку № 2, ставшую впоследствии селом Донецкое. Маму, в точку №4, названную селом Подольское. Здесь, в Казахстане, родители познакомились и вскоре поженились. Отец переехал жить в Подольское, где они прожили всю свою жизнь.

В конце мая 1936 г. объявили о переселении. На сбор дали три дня. Разрешалось брать с собой всё: коров, кур, коз, лошадей. Через три дня подогнали подводы и повезли на железнодорожную станцию в сопровождении верховых милиционеров. Утром прибыли на станцию прямо на погрузку. На путях стояли телячьи вагоны с раздвижными дверями, четыре узких окна вверху. Загружали людей по 10–15 семей в один вагон. С собой, в вагон, можно было взять только постель, остальные вещи складывали в конце эшелона. Скот, домашний скарб – в последние вагоны. В каждом вагоне по одному милиционеру, а станция оцеплена людьми в форме. Мама рассказывала, что в ходе посадки женщины плакали, кричали. Перед самой отправкой плакали не только женщины, дети и старики, прощаясь с родным домом, с родными краями, но и взрослые мужчины, не раз уже сталкивавшиеся с трудностями. Ехали долго, поезд часто останавливался. Остановки короткие – накормить, напоить людей и скот – в конце эшелона была цистерна с водой. Во время остановки люди в поле разводили костры, готовили горячую пищу. У сопровождавших милиционеров были свистки. Услышав два свистка и команду «по вагонам» люди бросали все и бежали в вагоны.

В начале июня поезд прибыл на станцию Тайнча. От станции Тайнча переселенцев отвезли за 20 километров. Везли степной дорогой, кругом ковыль, в небе жаворонки, целые поляны земляники, ни деревца, ни тени, ни строений. Такого в Украине люди никогда не видели. Выгрузили в голой, бескрайней степи у единственного колодца в степи, где были вбиты лишь колышки. Мама, как уже говорилось выше, попала в точку, где был вбит колышек с цифрой № 4, а отец – с цифрой № 2... Для того, чтобы приготовить еду, копали яму, из дерна делали печку. Топили бурьяном и кизяком (высушенный навоз животных), который собирали в степи и неподалеку от старых сел.

В первые месяцы умирало очень много людей, особенно дети. Хоронили родных и близких в степи, не имея возможности поставить крест, не из чего было. Рядом с нашим селом был казахский аул. Соседи не часто наведывались – опасались властей, да и языковой барьер мешал. Зато дети быстро наладили отношения, учили их русскому языку, а они угощали куртом и бауырсаками. Казахи приезжали в село (спецпереселенец не имел права без пропуска выходить за пределы села) и переселенцы меняли свои вещи на хлеб, на продукты питания, строительные материалы. Переселенцев они не обижали, наоборот, старались хоть чем-нибудь помочь. Относились дружелюбно. Мальчишки, познакомившись со сверстниками – аульчанами, дружили с ними, поддерживали отношения...».

81-летняя Теофилия Францевна Щавинская, которая была депортирована из Винницкой области Украины, отмечает радушие, толерантность и гостеприимство казахского народа. «В какой-то мере именно благодаря толерантности казахского народа и политике государства поляки сумели выжить в столь суровых природно-климатических условиях, создать семьи, получить образование, обрести профессию», – говорит она.

 ...Был очень правильный лозунг советской эпохи – «никто не забыт, ничто не забыто». Депортация приносила одни несчастья и горе, смерть, разлуку близких. Она оставила неизгладимый след в памяти людей. Нет казахстанской польской семьи, в жизни которой не остался бы страшный след того времени. Никто не должен забывать о злодеяниях преступного режима. Недаром говорят: пока жива история, жива память. Поэтому наши ученые-историки, краеведы и публицисты исследуют не только сухие факты, но и сплетение людских судеб, этносов и культур, создают яркий достоверный портрет целой эпохи, в которой жила тогда огромная страна.

 

915 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

МЫСЛЬ №1

20 Января, 2024

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Сагимбеков Асыл Уланович

Блог главного редактора журнала «Мысль»