• Исторические страницы
  • 24 Февраля, 2023

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЕФОРМЫ КАК РЕПРЕССИВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Работа ученых с малоизвестными, засекреченными в советское время архивными документами Государственного архива города Астаны и других регионов страны, позволяет переосмыслить сущность административно-территориальных реформ 1920–1930-х годов в Казахстане, понять их роль в насильственной коллективизации, разрушении традиционного казахского общества, ставших причинами массового голода и демографи­ческой катастрофы.

Административно-территориальные реформы первых лет Советской власти, несомненно, повлияли на демографическую ситуацию, изменили структуру казахского общества.

Первоначально управление на мес­тах, в уездах существовавшей в 1920-е годы Акмолинской губернии, было организовано слабо. Сказывались последствия Гражданской войны и революции. Однако, Советскому государству требовалась сильная власть на местах для обеспечения сначала продразверстки, затем продналога, подготовки насильственной коллективизации.

Между тем местные власти находились физически далеко от населения, в связи с чем, КазЦИК принял решение о разукрупнении аульных и сельских советов. Так, в декабре 1926 года председатель Акмолинского уездного исполнительного комитета (УИК) Иралиев направляет в волости Акмолинского уезда волостным исполнительным комитетам (ВИКам) циркуляр в отношении разукрупнения сельских и аульных советов. В нем, в частности, говорится, что ВИКи отнеслись к делу разукрупнения халатно, проведенное ими разукрупнение не соответствует требованиям вышестоящей власти.

К примеру, некоторые населенные пункты стоят от сельских советов на 100 верст, отдельные на 250 верст, казахские аульные советы обслуживают до 3-4 тысяч человек, то есть, всякая административная работа в таких аульных советах фактически отсутствует. УИК предлагает ВИКам составить списки существующих и проектируемых сельских и аульных советов по прилагаемой форме. Средняя норма населения на один сельсовет в русских волостях должна составить 1 тыс. человек или 300 хозяйств, в казахском аулсовете – 700-1 тыс. человек или 150-200 кибиток. При разукрупнении советов предлагается по возможности выделять национально-однородные административные единицы, села, аулы [1].

С этой же целью усиления власти на местах в 1928–1930-х годах вместо губерний в Казахстане вводится окружная система. Акмолинск становится цен­тром Акмолинского округа. По поводу происходящих административных изменений временно исполняющий дела председателя Акмолинского УИКа Жуков направляет ВИКам 22 июля 1927 года циркуляр за №527: «…Казгоспланом вместо существующей четырехступенной системы (республиканский центр, губерния, уезд, волость) принято окружное деление, предусматривающее трехстепенную систему административного управления. Первым членением окружной системы является республиканский центр, вторым – округ, третьим – район. На территории Акмолинской губернии запроектировано 2 округа, первый – Петропавловский, состоящий из Петропавловского и Кокчетавского уездов, и второй – Акмолинско-Атбасарский без Сары-Суйской и Карсакпайской волостей. Секретариат УИКа предлагает в основу выделения районов положить: общность экономического положения, объединяемых в район населенных пунктов, нацио­нальное единообразие; общее водопользование и кочевание; средний размер района по числу населения, площади, радиуса, обеспечивающий ему хозяйственную мощь и отвечающий задачам низового районирования. Нормы, рекомендуемые Казгоспланом, для густонаселенных районов: от 25 до 40 тысяч населения, малонаселенных районов – от 20 до 25 тысяч населения. В отдельных случаях норма может отклоняться от указанных размеров, но, не опускаясь меньше 10 тысяч человек. Средний радиус густонаселенных районов от 40 до 60 верст, малонаселенных – 60-80 верст…» [2].

Руководителям ВИКов предлагалось представить списки первичных экономических центров и тяготеющих к ним населенных пунктов, количество и виды скота, посева и соотношения культур [3].

Каковы же были изменения при образовании районов на базе волостей? К примеру, Пролетарский район объединил Пролетарскую волость Акмолинского уезда и Свободную волость Атбасарского уезда. Территорию Социалистического района составила Социалистическая волость Атбасарского уезда и часть сел Советской волости того же Атбасарского уезда. Воровской район объединил в Воровскую волость часть сел и хуторов Советской волости Атбасарского уезда. Сталинский район был создан на основе Троцкой волости и поселка Степковский Калининской волости. Революционный – на основе Революционной волости с присоединением к ней сел от Калининской и Объединенной волостей. В Азатский район вошли Азатская волость, 1 и 2 аулсоветы Ишимской волости Атбасаркого уезда. В Каракоинский район вошла Каракоинская волость Атбасарского уезда [4].

В чем же суть происходящих изменений, случайной ли была перетасовка, перемешивание прежних волостей, преобразования их в районы? Конечно, официально идут поиски лучшей системы управления экономикой. Но была ли скрытая, истинная цель административных реформ?

Изменения станут понятны, если мы обратимся к составу дореволюционных волостей бывшей Акмолинской области [5].

К примеру, в 1893 году в Атбасарском уезде было 9 казахских волостей: Айнакульская, Атбасарская, Денгизская, Джаркаинская, Джиздинская, Кенгирская, Сарысуйская, Терсаканская, Улутавская.

После этого, в 1926 году в Атбасарском уезде волостей было 8: Атбасарская, Каракоинская, Карсакпайская, Пролетарская, Свободная, Советская, Социалистическая (центр – город Атбасар), Тас-Уткульская.

В 1927 году создали Социалистический район с центром в городе Атбасаре. В него вошла только Социалистическая волость.

В Атбасарский район, созданный также в 1927 году, вошли только две волости бывшего Атбасарского уезда – Тас-Уткульская и Атбасарская с центром в селе Терсакан.

То есть, прежние хозяйственные и культурные связи дореволюционного уезда, во многом основанные на родовых основах, были ликвидированы, волости Атбасарского уезда распределены по новым административным центрам.

Вот еще один пример: Сарысуйская волость, бывшая до революции в Атбасарском уезде, переходит в Асан-Кайгинский район. В 1929 году Асан-Кайгинский переименован в Жана-Аркинский район. 29 июля 1939 года Жана-Аркинский район передан в состав новообразованной Карагандинской области. То есть казахов разделили по новым областным границам.

Таким образом, результатом районирования стало разрушение прежних родовых связей, сложившихся в рамках дореволюционных волостей и уездов. Между тем, даже сейчас некоторые казахстанские историки, во многом по советской привычке продолжают говорить о положительных последствиях районизации 1920-х годов, якобы позволившей объединить этнически однородные районы. На самом же деле исчезают названия многих казахских административных единиц, появляются советские административные единицы. В результате перетасовки волостей число национальных административных единиц уменьшилось, соответственно увеличилось количество районов, смешанных по национальному признаку. Хотя одной из задач районирования как раз и декларировалось объединение по национальным районам.

Одной из главных задач районирования Казахстана, на наш взгляд, стала борьба с баями, кулаками, разрушение остававшихся со времени Новой экономической политики (НЭП) рыночных элементов экономики. Районирование служило целям подавления возможного организованного сопротивления населения. В это время Советским государством проводится политика искусственного разделения казахского общества на отдельные враждующие между собой социальные слои, создания атмосферы ненависти между ними.

Такая политика «разделяй и властвуй» позволяла выполнить главную задачу Советской власти тех лет – ограбление аула и села в целях создания социалистической индустрии.

Вот как описывается этот процесс в ранее закрытых архивных документах тех лет: «В казахском ауле имело место резкое расслоение отдельных социальных групп, противодействие байства и их приспешников Советской власти. Особенно резко это проявилось в момент реализации решений правительства Казахстана о частичной экспроприации байства. К этому моменту (1927 год) полуфеодально-родовые отношения в казахском ауле были подорваны проведением ряда мероприятий: передел ценных угодий в пользу бедноты; создание союза «Кошчи»; претворение в жизнь основного лозунга «Советизация аула», направленного на хозяйственное раскрепощение казахской бедноты и батрачества от байских элементов аула, на оформление и воспитание классового самосознания батрачества и бедноты. Иначе говоря, экспроприация крупнейших байских хозяйств явилась реальным сдвигом на пути разрушения всех мешающих преград к дальнейшему развитию экономики Округа в целом» [6].

Какие же это были преграды? На наш взгляд, прежде всего – все еще сохранившаяся этносоциальная структура казахского общества, представлявшего собой единый хозяйственный и культурный организм.

Документы Советской власти также свидетельствуют об использовании метода районирования для разрушения традиционной структуры земледельческого общества в русских поселках: «При проведении районирования население, в целом, мероприятия правительства одобрило, имели место лишь отдельные случаи в русской части населения споров при определении центра района. Так, например, в Пролетарском районе, в связи с перенесением резиденции в село Донское, имеются отдельные ходатайства граждан о перенесении резиденции в село Красивое, являющееся географическом центром района, или же в село Запорожское, являющееся конечным пунктом бывших волостей Свободной и Пролетарской, в котором соединяются два главных тракта, идущие в город Атбасар – экономический центр района. На этой почве со стороны отдельных слоев населения, в особенности зажиточных, имеется тенденция присоединения к Кустанайскому округу. Эти слои ссылаются на то, что основная экономическая тяга всего населения района относится к Кустанаю, а не к Атбасару [7].

То есть, сохранявшиеся еще в годы НЭПа рыночные связи крестьянских хозяйств искусственно разрушаются политикой районирования.

Автор документа сообщает, что «имевшее место тяготение к городу Кустанаю богатых крестьян являлось временным в годы (1925–1927), когда местные кооперативные организации не имели возможности охватить полностью низовую сеть кооперативов по снабжению промтоварами, а также имевшее место резкое расхождение цен на сельскохозяйственные продукты – скот, хлеб на Кустанайском рынке» [8].

То есть, на рынке в Кустанае цены на крестьянскую продукцию были выше. Зажиточные слои крестьянства раньше сами поставляли продукты на выгодные им рынки, а с проведением районирования они этой возможности лишились. Зато получили преимущество советские приемо-сдаточные кооперативы, диктующие крестьянам свои условия: «промтовары в обмен на хлеб». Причем планы сдачи хлеба постоянно росли, создавались ножницы цен по принципу: «Меньше промтоваров – больше зерна».

Вот еще свидетельства документов тех лет о том, какую истинную цель преследовало районирование: «В казахском ауле, в связи с проведенным районированием, в конечном счете, давшем более широкую самодеятельность низовым Советам, со стороны байского элемента имеется тенденция ухода из одних административных аулов в другие и даже перехода из одного района в другой, как на почве родовых связей, так и по другим моментам. Так, например, в Акмолинском районе, в ауле № 5 один крупный бай, бывший волостной управитель, проводил группировку бедняцко-середняцких хозяйств и навербовал вокруг себя до 30 хозяйств с целью переселения в Карагандинский район. Делал он это лишь только потому, что в своем ауле не пользуется никаким авторитетом, платит большие налоги. В Карагандинском районе, в местности, где он в царское время был волостным управителем, этот бай полагает пользоваться таким же авторитетом, как и раньше… В Карагандинском районе, в ауле № 5 на почве родовых взаимоотношений влиятельные родовичи возбудили ходатайство перед РИКом о переводе некоторых хозяйственных аулов в административное подчинение аула № 3 этого же района лишь только потому, что в ауле №3 их родственники находятся как в аулсовете, так и в других учреждениях и организациях» [9].

То есть районирование выполняло задачу разрушения родовых связей и взаимопомощи казахов, чтобы пресечь их возможность сопротивления реквизициям скота, которые не замедлили последовать.

Как свидетельствуют документы, баи Акмолинского округа еще задолго до конфискации искусственно сокращали поголовье скота, пытаясь таким образом оказать сопротивление Советской власти. Это подтверждается тем, что сравнение ранее учтенного поголовья скота с фактически изъятым различалось на 27 % в сторону понижения. «Один из алашордынцев, интеллигент, бывший защитник при Акмолинском губернском суде в феврале 1928 года сообщил баю Кургальджинского района Адайбаеву о предстоящей конфискации скота, учил его уменьшать поголовье… Помимо разных слухов и кривотолков, распространявшихся баями, как на почве политической, так и бытовой и религиозной в отдельных районах (Асан-Кайгинском) имело место открытое организованное сопротивление. В то же время баи Садвакасов, Айтмагамбетов, Суюншев Кургальджинского района угнали свой скот и присоединились к существовавшей в районе Сарысу, в Голодной степи, уголовной шайке» [10].

Конечно, речь здесь идет вовсе не об уголовной шайке, как указано в советских документах. Это было восстание зажиточной части населения против грабежей, насильственного изъятия скота. Однако казахский народ, уже искусственно разделенный Советской властью по социальному принципу, не мог выступить единым фронтом против насилия. Сопротивление баев не было поддержано большинством населения. В результате оно было подавлено. Свою роль сыграло и проведенное районирование, создавшее искусственные границы в казахской степи.

В декабре 1930 года окружная система в Казахстане окончательно заменяется районной. 17 декабря 1930 года Акмолинский округ, как и все остальные округа Казахской АССР, ликвидируется, его районы укрупняются и передаются в прямое подчинение республиканским властям. Упразднение округов и перевод районов в прямое подчинение центру вызвал административную ломку на местах. Центральный аппарат рес­публики должен был отныне сносится не с 12 округами, а со 170 районами [11].

На наш взгляд, административные реформы продолжали служить целям проведения насильственной коллективизации, изъятия скота. Ведь проводить насильственные меры в отдельно взятом небольшом изолированном районе, непосредственно подчиненном центральной власти республики, было проще, чем в обширном Округе.

Характерна в этом плане, к примеру, записка временного районного уполномоченного ОГПУ в КАССР по Кургальджинскому району (ранее входил в Акмолинский округ) Курманова председателю Карагандинского областного исполнительного комитета Кошконову за № 190 от 6 мая 1933 года: «Кургальджинский район экономически обессилен, в особенности в 1929, 1930, 1931 годах по причине извращений партийно-политических решений. Во время их реализации допущены грубейшие перегибы в момент проведения хлебо- и мясозаготовок, коллективизации, что способствовало массовым откочевкам казахов, умышленному убою скота. Последствия довели до продовольственных затруднений…» [12].

Вину происходящее районный уполномоченный ОГПУ, как и следовало ожидать, возлагает не на инициаторов насильственной коллективизации, а на врагов советского строя: «причиной допущенных извращений и перегибов являются советско-партийные аппараты, не только внизу, но и в районном центре, засоренные классово-чуждым элементом: байством, их сыновьями, муллами, старыми аткаминерами и деклассированными элементами… В аулсовете № 6 секретарь партийной ячейки некто Исеркепов Шора, бывший милиционер Колчака, вместе с феодалом Самбаевым Нуртазой взял под свое влияние актив аула, как социально чуждые, так и близкие нам элементы, систематически занимался скотокрадством не только в своем районе, но и в соседних – Сарысуйском, Жана-Аркинском, Карсакпайском с целью подрыва экономической мощи населения и авторитета советской власти… Руководитель районного заготовительного пункта «Казсоюзпушнины» Абильдин Делбай, член ВКП(б), сын бая, укомплектовал свой аппарат чуждыми элементами, принял на службу Бержанова Зайнуллу, сына купца города Акмолы, извращал политику заготовки пушнины и мехового сырья, занимался искажением цен, за что нами тоже репрессирован… Для исправления проявленных перегибов вышестоящими областными и краевыми организациями отпущено остро нуждающемуся населению продовольственной помощи – 1377 центнеров, 77 кг и промышленных товаров. Помощь перевезена с большими затруднениями и опозданием. Причиной этого является сокращение поголовья скота, сокращение тягла… Уполномоченный райкома РИКа Исабеков Тастай и Сулейменов были командированы на переброску продовольственной помощи с поселка Новочеркасское в Казгородок, при этом расхитили 18 пудов (нами репрессированы). В этом документе есть также сведения о количестве жителей по данным на 1933 год: «в районе 2888 домохозяйств, членов семей 10305, тягловой силы район имеет 1008 голов» [13].

Судя по этому документу, в результате политики властей в Кургальджинском районе, наступил голод. Согласно нашим подсчетам, основанным на документах ГАГА, в 1928 году в Кургальджинской волости проживало 24500 человек. В 1933-м, спустя 5 лет, в заменившем волость Кургальджинском районе – 10305 человек. Так за ширмой административных преобразований – ликвидации волостей и преобразования их в районы – власти пытались скрыть колоссальные потери населения в результате преступной коллективизации, ограбления аула и последующего голода.

Сагила НУРЛАНОВА,

директор Национального архива РК,

 

Ардак КАПЫШЕВ,

кандидат исторических наук,

ассоциированный профессор,

г. АСТАНА

 

ЛИТЕРАТУРА

1. ГАГА, фонд 244 «Акмолинский уездный исполком (уисполком) Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, г. Акмолинск», опись 1, дело 331 «Списки разукрупненных сельаулсоветов и населенных пунктов Акмолинского уезда за 1926–1927 годы», л. 5, 6.

2. ГАГА, фонд 244, опись 1, дело 327 «Циркуляры, проектные списки населенных пунктов и переписка по районированию Акмолинской губернии», июль 1927 – январь 1928 гг., л.142.

3. ГАГА, фонд 244, опись 1, дело 327 «Циркуляры, проектные списки населенных пунктов и переписка по районированию Акмолинской губернии», л. 34–36.

4. ГАГА, фонд 244, опись 1, дело 327, л. 143–144.

5. Волости и населенные места 1893 года. Вып. 1: Акмолинская область. С.-Петербург: издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1893–1896. – 15 с.

6. ГАГА, фонд 241 «Акмолинский окружной исполком (окриисполком) Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», опись 1, дело 6 «Отчет об организации массовой и советской работы в 1927–1928 годы», л. 9.

7. ГАГА, фонд 241, опись 1, дело 6 «Отчет об организации массовой и советской работы в 1927–1928 годы», л. 23.

8. ГАГА, фонд 241, опись 1, дело 6 «Отчет об организации массовой и советской работы в 1927–1928 годы», л. 23.

9. ГАГА, фонд 241, опись 1, дело 6 «Отчет об организации массовой и советской работы в 1927–1928 годы», л. 21.

10. ГАГА, фонд 241, опись 1, дело 6 «Отчет об организации массовой и советской работы в 1927–1928 годы», л. 11.

11. Государственный архив Российской Федерации – ГАРФ, фонд 1235 «ВЦИК», опись 125, дело 15, л. 223.

12. Северо-Казахстанский государственный архив (далее – СКГА), фонд 1189 «Исполнительный комитет Северо-Казахстанского областного совета депутатов трудящихся», опись 1, дело 13 «Постановления Совета народных комиссаров КССР. Акты и другие материалы по вопросу сельского хозяйства, народного образования, заготовкам с/х продуктов и другие. 1933 год», л. 74.

13. СКГА, фонд 1189 «Исполнительный комитет Северо-Казахстанского областного совета депутатов трудящихся», опись 1, дело 13 «Постановления Совета народных комиссаров КССР. Акты и другие материалы по вопросу сельского хозяйства, народного образования, заготовкам с/х продуктов и другие. 1933 год», л. 75.

 

3314 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

МЫСЛЬ №1

20 Января, 2024

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Сагимбеков Асыл Уланович

Блог главного редактора журнала «Мысль»