• Общество
  • 20 Декабря, 2022

«БОРЬБА И СТОЙКОСТЬ НАСТОЯЩИХ ЛЮДЕЙ»

Айнагуль САДЫКОВА,

литератор

В нью-йоркском издательстве Gaudy Boy вышел первый в США сборник переводов на английский язык казахстанских авторов «Аманат: женская проза из Казахстана» под редакцией Зауре Батаевой и в переводе Шелли Фэйрвезер-Вега. 

Книга с подзаголовком «Беспрецедентный сборник женских голосов из самого сердца Центральной Азии», объединяющая произведения четырнадцати казахстанских писательниц, известных на родине, но впервые представленных американскому читателю, сразу вызвала невероятные по своей интенсивности и восторженности отклики в ведущих американских литературных изданиях и высокий интерес читательской аудитории.

Журнал World Literature Today – Мировая литература сегодня, крупнейшее в мире издание о литературе с 14 миллионами подписчиков, написал: «Уходящие корнями в ландшафт и культуру Центральной Азии, эти работы не являются ни провинциальными, ни экзотическими; они соединяются с миром и отражают глобальную историю».1 Автор Jianan Qian журнала The Millions, посвященного книгам, искусству и культуре, сообщает: «Аманат – это казахское слово, обозначающее обещание, моральное обязательство и культурное наследие, которое необходимо беречь и защищать. Точно так же одноименная антология представляет самые представительные, но разнообразные голоса из постсоветского Казахстана. Вместе они рассказывают историю страны, которая несколько раз менялась под влиянием политики за последние десятилетия. В этих историях нас никогда не перестают вдохновлять мудрость, борьба и стойкость настоящих людей».

Впервые за океаном, в Северной Америке, стало формироваться представление о казахстанской литературе. В связи с этим хотелось бы подробнее остановиться на том, что же заинтересовало критиков и исследователей литературы США в казахстанских авторах. Конечно, одна из причин: это первое знакомство читателя англоязычного пространства с литературой Казахстана, а для кого-то и с Казахстаном вообще. Отметим, что бумажная версия книги распространяется в США и Канаде, а в электронном виде через Амазон и другие сервисы доступна по всему миру. Но для нас, казахстанского общества, читателя, понять причины этого удивительного успеха не только любопытно и познавательно, но также полезно для ориентировки в современном отечественном литературном пространстве, ведь качество и смыслы этой самой казахстанской прозы – основная причина успеха книги «Аманат».

Безусловно, надо отдать должное составителю сборника Зауре Батаевой. Она стала, по выражению нью-йоркского журнала Suspect «движущей силой этой антологии, первой, кто мечтал перевести сборник казахских женских произведений на английский язык».2 Зауре Батаева – известный в Казахстане и за рубежом писатель и исследователь культуры, также является автором и переводчиком двух произведений, включенных в эту книгу. Одна из новых работ Зауре – перевод на казахский язык поистине революционного исторического труда доцента истории Мэрилендского университета Сары Кэмерон «Голодная степь», сборника исследований и документальных свидетельств о Голодоморе в Казахстане. В своем отзыве на книгу «Аманат» Сара Кэмерон пишет: «Этот блестящий сборник женских произведений из Казахстана предлагает множество новых идей о природе современной казахстанской идентичности и запутанных отношениях страны с ее советским прошлым. Акцентируя внимание на женских голосах, предлагая переводы с русского и казахского языков, «Аманат» представляет собой оригинальное и важное явление. Истории захватывающие, антология значительно обогащает наше представление о казахстанском обществе». Зауре Батаева проводила свою работу совместно с переводчиком из США Шелли Фэйрвезер-Вегой. Высокохудожественный перевод Шелли Фэйрвезер-Веги, ее глубокое знание культуры, истории и современности Казахстана, неравнодушное, живое и теплое отношение к этой стране и ее людям, сотрудничество с Зауре Батаевой сделали возможным появление на свет этой книги. Биография Шелли Фэйрвезер-Веги, выпускницы Университета Джона Хопкинса и Вашингтонского университета, демонстрирует системный, основательный подход к переводу, что, безусловно, отразилось на восприятии англоязычного читателя. Шелли переводит художественную литературу, стихи и сценарии с русского и узбекского языков на английский, занимается переводами казахстанских авторов с 2017 года и недавно прошла интенсивный курс казахского языка. Помимо обширной работы с авторами, включенными в «Аманат», она переводила произведения узбекского писателя Хамида Исмаилова и казахского музыковеда, писателя Таласбека Асемкулова, ее переводы были опубликованы в журналах Words Without Borders, World Literature Today, Brooklyn Rail, и Translation Review. Гражданская позиция переводчицы выразилась в предисловии к публикации в апреле этого года поэзии казахстанских авторов о Кантаре в том же журнале Suspect: «Эти стихи – призыв к пониманию, к ответам, к лучшему будущему для своей страны и своих соотечественников… Следует отметить, что пока мы работали над этими переводами, российские войска скапливались на границе с Украиной, еще одной страной, которая изо всех сил пыталась определить свою судьбу. Наши казахстанские друзья, переживая собственную травму, также смело выступали против российской агрессии в Украине. Их принципиальная позиция и личное мужество являются примером для всех нас».3 Интересна и аналитическая статья Фэйрвезер-Веги «Когда русская литература – не русская литература?», мысли о процессе перевода рассказов из книги «Аманат», в издании RusTrans Британского Университета Эксетер: «У одного из авторов, которых я перевела для этого проекта, вполне русское имя – Надежда Чернова, а у другого,Асель Омар, совсем не русское. Чтобы рассеять все сомнения относительно ее национального происхождения, Омар больше не использует окончание -ова, которое было добавлено практически ко всем среднеазиатским фамилиям (-ов для мужчин) в советское время. Половина рассказов антологии, включая эти два, изначально были написаны на русском языке. Другая половина написана на казахском языке. Так это русская литература? 

Моя первая реакция – сказать «нет». Центрально-азиатские писатели, с которыми я работаю, не считают себя наследниками Пушкина и Толстого, хотя многие из них досконально изучили их творчество. Скорее всего, они происходят из тех, кого жестоко преследовали преданные поклонники крупнейших писателей русской литературы. У них может быть общий язык, но этот язык был навязан им колониальной державой; тематически у них разное культурное наследие, к которому нужно прислушиваться, разные эпические герои, разные мифы, религии, ценности и истории. И я, как переводчик центрально-азиатской литературы, от имени всего огромного, разнообразного региона, не согласна, когда читатели видят в узбекской или казахской литературе особую, второстепенную, экзотическую ветвь русской литературы».4

Статья в World Literature Today принадлежит Элисон Мандавилль из Государственного Университета Оклахомы, автор характеризует «Аманат» так: «От каменного дома в крохотной деревушке на берегу Каспийского моря до тесноты двухкомнатной советской квартиры в городском пейзаже Алматы, произведения в этом первом сборнике современных произведений четырнадцати женщин из Казахстана в английском переводе исследуют проблемы современной жизни – личные, культурные и политические – новыми и удивительными способами».

Авторы сборника рассказов «Аманат» – Орал Арукенова, Раушан Байгужаева, Зауре Батаева, Надежда Чернова, Лилия Калаус, Айгуль Кемельбаева, Аягуль Мантай, Ольга Марк, Зира Наурызбаева, Асель Омар, Мадина Омарова, Айя Омиртай, Жумагуль Солты. Рассказы написаны в разные годы, на казахском и русском языках. Вот что пишет Миргуль Кали в американском издании, посвященному художественному переводу Hopscotch: «Провокационно и, возможно, бессознательно, элемент непристойности женских персонажей обычно редко подробно рассматривается в современных рассказах. Но если в рассказах Жумагуль Солты и Раушан Байгужаевой женские чувства к женатым мужчинам представлены с поразительной небрежностью, то в рассказе «Процедуры прилагаются» Орал Арукеновой, где женщины занимаются бесконечными сплетнями, и в «Зажигалке» Ольги Марковой, где бездомный подросток зарабатывает деньги путем мошенничества и шантажа, женская «непристойность» повторяется и усиливается, производя десенсибилизирующий эффект… В рассказе Орал Арукеновой «Аманат» [этот рассказ дал название всему сборнику. – Прим. автора] окно в личный мир женщины, по сути, закрыто; Рая – немолодая, полная и неоднозначная в расовом отношении женщина, помещенная в центр конфликта, остается не только молчаливой, но и почти полностью невидимой. [Мать главного настолько ревнует сына к его девушке, что дает себе зарок – аманат, чтобы разлучить их, обратное отражение Эдипова комплекса. – Прим. автора]. Случайно мелькает в этом мире женщина в «Неловком разговоре» Жумагуль Солты, где обманутая мать изредка высказывает свое чувство глубокой печали и унижения. И снова этот личный мир всплывает в повествовании от третьего лица в рассказе «Соперницы» Зиры Наурзбаевой, где жена талантливого музыканта тихо ведет домашнее хозяйство, рассказывая поучительные истории о традиционной казахской музыке. Занимает все пространство от первого лица единственного числа героини восхитительного и остроумного рассказа «Женщины за пятьдесят» Лилии Калаус и едкого и яркого рассказа «18+» Айи Омиртай».5

Миргуль Кали связывает два рассказа разных авторов из сборника «Аманат», проводя анализ содержания путем сопоставления: «В «Невесте Аслана» Надежды Черновой невзрачность героини озвучивается в первой же фразе и неоднократно поднимается на протяжении всего рассказа. Но здесь это предполагаемое уродство в конечном итоге символизирует оскорбленное чувство расового превосходства… Милочка смотрит на них «по-волчьи», но позже обнаруживает, что их еда «действительно хороша», а их дома «на удивление прохладны и чисты». По мере того, как она начинает чувствовать себя более непринужденно с местными жителями, она превращается в «светлую и красивую» женщину, «посланную Богом», чтобы стать «необыкновенной невестой» для почитаемого героя деревни... Чья это фантазия: коренных жителей постсоветских земель, которых заставили поверить, что «голубые глаза… и классический нос греческих богинь» – признак «невиданной красоты», или Белого автора? Разгадку этой тайны можно найти в недавней статье6 автора сборника «Аманат» Асель Омар, которая пишет о преимущественно консервативном, шовинистическом тоне произведений, опубликованных в казахстанском русскоязычном литературном журнале Простор». Элисон Мандавилль в World Literature Today пишет о рассказе Асель Омар в сборнике Аманат: «В «Черном снеге декабря» Асель Омар документирует замалчиваемый период студенческих протестов, межэтнического насилия и жестоких репрессий 1980-х годов. Она «видит» глазами своих персонажей. Как и большинство, эти люди только «засвидетельствовали» этот период, прячась в домах, как можно дальше от неприятностей, по слухам, из окон. Эти тонкие нарративы ставят под вопрос, в какой степени люди могут контролировать свои судьбы. Молодой протестующий, который настаивал на том, что «лучше умереть стоя, чем жить на коленях», спустя годы становится коррумпированным полицейским. Замешательство главного героя в связи с этой трансформацией отражает социальное смешение ролей и этики: «Он больше не знал, кому он это говорит».

Писатель и переводчик художественной литературы Тимоти Уолш в журнале The Millions обозначает общественно-политический контекст публикации «Аманата»: «Выход книги «Аманат: женская проза из Казахстана» представляет собой переломный момент в более широком признании и распространении литературы Центральной Азии. Свободу в наши дни трудно получить в Таджикистане или Узбекистане и совершенно невозможно в полицейском государстве Туркменистана. Но в Казахстане, по крайней мере, писатели (если не журналисты) имеют относительную свободу. Они также часто пользуются щедрой государственной поддержкой, если они мужчины. В недавней государственной антологии современной казахской прозы, переведенной на шесть языков и распространенной по всему миру, среди 30 авторов только две женщины. Антология Amanat в некотором смысле является ответом на это пренебрежение». В своей подробной и обширной рецензии Уолш указывает также на основную проблематику рассказов: «В «Ромео и Джульетте» Жумагуль Солты режиссера на пенсии просят срочно поставить спектакль, чтобы произвести впечатление на приехавшую делегацию иностранцев. Режиссер решает поставить «Ромео и Джульетту», но может убедить сняться в ней только деревенских старейшин и пенсионеров. Когда неопытные актеры забывают свои реплики, они импровизируют с казахскими словами, и «это не имеет никакого отношения к пьесе». Медленный темп истории и неожиданный поворот достойны шекспировской комедии, хотя и пропущенной через уникальное казахское мировоззрение… В эссе Зиры Наурзбаевой «Бескемпир», например, ярко оживает центральная, почти шаманская роль бабушек и старейшин в казахском обществе, что, в свою очередь, находит отражение во многих других произведениях антологии, таких как рассказ Асель Омар «Черный снег декабря» или неординарная «Оперная драма» Лили Калаус… Во многих рассказах говорится о перемещении пожилых людей из сельской местности в чуждый мир города, особенно женщин и матерей, поскольку очень многие мужчины погибли в Великой Отечественной войне или были посажены в тюрьмы, расстреляны или сосланы в Сибирь. Эти перемещенные женщины и бабушки не знают, как справиться со «странным каменным городом» городской среды. Айгуль Кемельбаева в рассказе «Голод» жалуется: «Любоваться городом – странное и неуместное дело для казахского кочевника вроде меня. Умножение бессмысленных предметов в таком большом обжитом месте делает мир слишком тесным».

Автор Hopscotch Миргуль Кали в своем материале также затрагивает общие проблемы художественного перевода казахстанских авторов: «Произведения, первоначально написанные на русском языке, свободно перетекают в вдохновенный перевод Шелли Фэйрвезер-Вега, в то время как те, что написаны на казахском языке, раскрывают особенности исходного языка в более прямолинейном переводе Зауре Батаевой. Хотя этот контраст в первую очередь выявляет различные подходы к переводу, также важно понимать лежащие в основе структурные неравенства между исходными языками. Нет недостатка в талантливых, опытных литературных переводчиках с русского языка, который в советское время был приоритетным и активно продвигался за счет других национальных языков и широко преподается в англоязычных странах. При поддержке огромного количества ресурсов и сложившихся профессиональных сообществ люди, работающие с имперскими языками, русским и английским, с большей вероятностью будут делать хорошие переводы. В сфере казахско-английских переводов отсутствие приемлемых словарей, сетей поддержки и финансирования делает художественный перевод сложной задачей. В этом контексте бескомпромиссный перевод Батаевой и предпочтение более буквальной интерпретации красочных казахских идиом следует рассматривать как приглашение испытать и пообщаться к исходным языку и культуре».

Подобные вопросы поднимает и переводчица Шелли Фэйрвезер-Вега: «Если эти русскоязычные истории такие нерусские, то с чего мне браться за участие в такой программе, как РусТРАНС? Почему я сижу в русскоязычных чатах и группах переводов в фейсбуке? Чисто практический ответ заключается в том, что нет ни программы КазТранс, ни УзбТранс, ни казахских, ни узбекских списков переводов. Нас, переводчиков со среднеазиатских языков (пока), просто мало, интереса (пока) к этому новому типу среднеазиатской литературы недостаточно, и без моих русских товарищей-переводчиков мне было бы очень одиноко на тематических конференциях. Для этого типа литературы нет премий. Нет товариществ, за которые можно было бы бороться, и почти нет институциональной поддержки, а то, что существует, исходит из источника, который вызывает у меня брезгливость: казахской и узбекской политических машин. Так что пока я перевожу с русского». Вопросы перевода с центрально-азиатских языков, поднятые этими авторитетными авторами, одними из немногих в мире, кто профессионально занимается художественными англо-казахскими и казахско-английскими переводами, вскрывают действительно серьезные проблемы, о котором не раз задумывались и казахстанские авторы. Думается, первый подобный опыт был пройден не только успешно, но и с полезными выводами, всеми – составителями, переводчиками и авторами сборника «Аманат». Все они впервые и самостоятельно проложили свой путь к англоязычной, а значит, и мировой, литературе. Это первый небольшой шаг, который вероятно, открывает дверь в большой мир, и за этим шагом последуют другие. Следуя по этому пути, мы призываем и казахстанского читателя поближе познакомиться с творчеством этих женщин, незаурядных авторов, и получить удовольствие от их правдивых, мастерски исполненных историй.

г. АЛМАТЫ

1102 раз

показано

2

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

sNbWRhjCFvDkZ

12 Января, 2023

TFIOfpUwQVm

vRJdFHzpfeNZ

12 Января, 2023

rRfMJjkiF