• Культура
  • 20 Декабря, 2022

ВОСХОЖДЕНИЕ

Фото: С супругой Галией Амирхановной

Кабдрахман НАУРЫЗБАЕВ,

журналист

Редко кому удается каждый день и каждый час своей жизни наполнить делами, действиями таким образом, чтобы она вопреки трудностям и преградам – стремительно вынесла человека на одну из самых своих сияющих вершин. Это хорошо известно Оралбеку Жакиянову. Правда, в последние сорок с лишним лет мало кто обращается к нему только по имени (такое могут позволить себе родственники, близкие друзья и одноклассники). Все больше к нему, родившемуся 5 марта 1943 года на станции Матай (тогда Бурлютобинского, а ныне – на ноябрь 2022 года – Аксуского района области Жетысу), обращаются по имени и отчеству. Все больше людей его знают как Оралбека Нурсеитовича Жакиянова. 

Но как бы и кто бы к нему ни относился и ни обращался, какое новое препятствие перед ним, словно неожиданно начавшийся сильный ветер на его малой родине, не появилось, Оралбек Нурсеитович никогда не терял присутствия духа, все возникшие проблемы решал и решает сам и только сам. Так было в те далекие, покрытые маревом времени, школьные годы, когда долговязый, с открытым и смелым взглядом паренек играючи решал самые сложные задачи по алгебре, тригонометрии, физике... Так будет и позже, к примеру, когда он после окончания с отличием факультета промышленного и гражданского строительства Казахского политехнического института им. В. И. Ленина (ныне Казахский национальный исследовательский технический университет им. К. И. Сатпаева) в начале 1967 года отправится по распределению в город Новый Узень (Жаңаөзен) на полуостров Мангышлак, что находится в Прикаспийской низменности и западной части плато Устюрт.

Тогда Новый Узень входил в состав Гурьевской области. Мангышлакская область, куда потом войдет город неф­тяников, будет образована 20 марта 1973 года – на стыке Гурьевской (север) и Актюбинской (северо-восток) областей, Туркменской ССР (юг) и Каракалпакской АССР (восток) Узбекистана, омываясь с запада водами Каспийского моря. Тому будет основной причиной то, что начиная с 1960 года здесь начнется интенсивное развитие экономики в связи с освоением месторождений нефти и газа. Благодаря чему будет создан Мангышлакский территориально-производственный комплекс, на долю которого будет приходиться 84 процента добываемой тогда в республике нефти и свыше 90 процентов природного и попутного газа.

О полуострове Мангышлак к тому времени Оралбек, как и любой другой, имеющий неплохие познания в географии, знал лишь одно: тут самая глубокая в СССР впадина Карагие, которая расположена на глубине 132 метров ниже уровня моря. За почти два года работы (в сентябре 1968 года по семейным обстоятельствам он вынужден будет с семьей перебраться в Талдыкорган) Оралбек прошел тут серьезную жизненную школу. Началась она с того, что его с семьей определили в барак, где жили условно осужденные – из Украины, Белоруссии, с Кавказа. С ними он быстро нашел общий язык. Сказалось то, что и в школьные, и в студенческие годы Оралбек всегда был лидером и активистом, придерживался принципа, что «добро должно быть с кулаками», то есть мог всегда постоять за себя и своих друзей. Но в кулачные бои с условно осужденными и условно-досрочно освобожденными молодой активист, член Новоузенского горкома комсомола не вступал. Он шел своим путем. И пусть шальной ветер, внезапно налетающий со стороны Каспийского моря, поднимает тучи песка и все вокруг в один момент покрывается темнотой, пусть в жаркий полдень трудно утолить жажду – пресная вода привозная и, можно сказать, на вес золота. Все это он вытерпит.

Обойдут молодого человека и соблазны его возраста – хоть и работал на стройке, но спиртным никогда не увлекался, не проводил время в малозначащих и ничего – ни душе, ни сердцу – не дающих посиделках. Поэтому, видимо, сразу же бросился в глаза и, что бывает редко, сразу был избран делегатом на Гурьевскую областную комсомольскую конференцию. Он здесь следовал правилу, которое, можно сказать, впитал с молоком матери: «Если хочешь, чтобы тебя уважали, то ты сам уважай человека – вне зависимости от его социального и материального положения».

Настоящим испытанием стали природно-климатические условия региона. Зима тут оказалась бесснежной, но очень холодной. Летом жара доходила до 50 градусов, в обычной обуви невозможно ходить, выручали сапоги из текстиля. Пыль. Смолистая земля пропитана нефтепродуктами, которая прилипала к обуви и которую было очень трудно смыть.

Но в каких бы трудных – климатических и прочих условиях не пришлось начинать самостоятельную жизнь вчерашнему выпускнику политехнического института, в какое бы не самое обходительное окружение не попал, всегда найдется человек, который протянет руку помощи, выручит в трудную минуту, укажет верный по жизни курс. Таким для Оралбека Жакиянова, начинавшего постигать азы сложного строительного дела в должности мастера, стал прораб участка Дмитрий Желтов. В нем органично сочетались два качества – высокая требовательность и большая человечность. Прошедший суровыми дорогами войны, не раз находившийся на волосок от гибели, весь израненный (прораб при ходьбе заметно прихрамывал на одну ногу) Дмитрий Ильич не мог терпеть разгильдяйства того, чтобы на строительной площадке был мусор. Он говорил – с присущими строителям словами, далекими от парламентских выражений – мастерам: «Паразиты, гады, прыгаете как сайгаки, не видите и не ведаете, что под ногами валяется. Запомните раз и навсегда: стройка любит порядок. Вон, посмотрите у Жакиянова – только недавно окончил институт, а как относится к делу. А какой у него порядок на площадке. Учитесь! Всего четыре месяца проработал он мастером, а как себя показал! Поэтому мы назначили его прорабом».

В общении с Оралбеком он, скорее всего, был не в роли руководителя, а заботливого родителя. Такая теплота и душевность согревали, наполняли теплом, как печь-буржуйка в лютую мангышлакскую зиму в бытовке, сердце молодого начальника участка, выросшего без отца. Он, кажется, представлял, что именно так, а не иначе относился бы к нему родной отец, не вернувшийся с фронта. А Дмитрий Ильич, в свою очередь, видел в нем своего родного сына, которому может довериться. Однажды Дмитрий Ильич застал Оралбека чумазым (в тот день асфальтировалась площадка вокруг нового строительного объекта) и в замасленной спецовке. Мастер участка сразу почувствовал себя неуютно – привык он быть всегда опрятным, но Дмитрий Ильич тут же поспешил успокоить:

– Оралбек, наружная грязь ерунда – ты не носи грязи в душе. Наружную грязь можно смыть, а душевную – нет…

Не чаяла в нем души и Гета Васильевна – супруга Дмитрия Ильича. Как-то они вдвоем навестили Оралбека с его женой на дому. И увидели, что у них с обстановкой не густо – даже холодильника нет, а на Мангышлаке он предмет первой необходимости. Ничего не сказали Дмитрий Ильич и Гета Васильевна, но назавтра в квартире Оралбека появился холодильник «Бирюса» – вожделенная мечта многих советских людей, который был сразу заполнен под завязку вареньем, солониной, мясом, маслом и другими продуктами. Тут же накрыли стол. Свой первый тост Дмитрий Ильич, хитро улыбаясь и обращаясь в сторону Геты Васильевны, сказал:

– Вот выйду на пенсию. А Оралбек Нурсеитович будет тогда управляющим трестом. Он возьмет меня к себе на работу вахтером. Возьмешь, Оралбек?

Он не нашелся, что ответить. Он видел, как от услышанного улыбнулась Гета Васильевна, которая к тому же еще и добавила: «Митя! Что ты говоришь – конечно, Оралбек Нурсеитович возьмет тебя к себе на работу – и не вахтером, а начальником участка»… Спустя годы Оралбек Нурсеитович, в самом деле, станет управляющим строительным трестом и тогда ему вспомнятся слова его наставника. Да только жаль – не будет его рядом…

Главным требованием, которому неукоснительно старались следовать строители, было одно – нужно вовремя сдать объект, постоянно добиваться роста производительности труда. Поэтому с первых дней работы Оралбек взял за правило – вставать пораньше и первым оказаться на месте. Он делал все возможное и, можно сказать, невозможное, чтобы его объект был обеспечен материалами, особенно, раствором и бетоном. Как и другие строители, он использовал ракушечные блоки, пористый, с высокой теплопроводностью материал, удобный при возведении любых объектов – будь то 9-этажный жилой дом, детский сад, Дом быта или летний кинотеатр.

Может, тому способствовало пребывание на станции Матай специального поселения из железнодорожников-путейцев, живших отдельно – в 40 специальных железнодорожных вагонах. Они выполняли самую тяжелую работу на железной дороге – делали ремонт путей. У них был свой вагон-клуб, где они могли проводить свой досуг, хотя с ними проводилась политико-воспитательная работа, образ жизни, привычки сказывались. Специальное поселение было особым миром, где были особые – свои – правила общения. Многие их обитатели отличались не только наличием у большинства татуировок, но и дерзким характером, взрывным проявлением эмоций, готовностью в любой момент пустить в ход остро наточенный нож. Поэтому нередки были конфликты зэков с местными парнями, переходившие часто в жесткие потасовки и драки. Вспоминая те годы, потом Оралбек Нурсеитович – уже в должности главы города Талдыкоргана – подумает: «Неужели нельзя было решить все по-другому. Без драк и рукоприкладства. На словах…». Но такие мысли придут со временем, когда он сам – в трудные девяностые годы прошлого столетия будет стоять перед большой группой людей на главной площади областного центра и стараться находить слова успокоения уставшим от хронического безденежья и отсутствия видимой перспективы людям. А тогда все было по-другому. Да и сам он был молод и отчаян.

Драки тогда могли начаться из-за ничего. К примеру, кто-то из матайских парней «не так посмотрел» на прибывших или наоборот. Или кому-то из обитателей поселения пришлась по сердцу местная девушка, на которую имеет виды ее же сосед. А молодая кровь бурлит. А кулаки поневоле сжимаются. Клич «Наших бьют!» – вел парней вперед… Так закалялся характер матайских парней, известных на всем Турксибе своей дерзостью. Некоторые из них – под влиянием обитателей специального поселения – исполняли под гитарный перебор страдальческие песни о жизни в неволе, матерях, которые ждут и не дождутся, любви неразделенной и многом другом.

 Был у молодого Оралбека и весомый, можно сказать, безотказный рычаг воздействия на поведение особо ретивых зэков. Если кто-то из них злостно нарушал требования, которые к ним предъявлялись или отлынивал от работы, то достаточно было рапорта мастера участка, чтобы нарушитель был отправлен обратно в колонию. Но вкусившим сладкий вкус воли, хотя и пока условно, зэкам не хотелось возвращаться вновь за колючую проволоку. Поэтому они старались не нарушать установленный порядок. Да и мастер участка Жакиянов – то ли умел убеждать так сильно, то ли не хотел утяжелять долю «условников» – так и не напишет ни одного рапорта за два года своей работы в Новом Узене.

Недолго пробудет на Мангышлаке Оралбек Жакиянов вместе с молодой женой и сыном-первенцем – попав туда по направлению в начале 1967 года, уже к осени 1968 он окажется в Талдыкоргане. Тогда он станет центром вновь образованной одноименной области (до этого Талдыкорганская область существовала с 16 марта 1944 по 6 июня 1959 года, после чего была расформирована и вошла в состав Алматинской области. – Прим. автора). А раз образовалась новая область (постановление Президиума Верховного Совета Казахской ССР о ее выделении из состава Алматинской области вышло 23 декабря 1967 года. – Прим. автора), то в первую очередь здесь нужны строители. Впрочем, на это и надеялся Оралбек. Но не тут-то было. В течение месяца не мог он найти применение своим способностям – и это в то славное, кажущееся сейчас нереальным, время, когда не человек искал работу, а работа – человека.

Вспомнит Оралбек в те трудные дни, последовавшие после возвращения осенью 1968 года в Талдыкорган, и своих родных, живущих рядом с Матаем. Среди них старшего брата своего отца – Исабаева Аликумара, личность известную. Он был старшим железнодорожным мастером, за свой труд удостоился высоких государственных наград, в их числе был орден Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета». Когда по праздничным дням Аликумар Исабаев появлялся в костюме на улице, то на его груди можно было увидеть и знак Почетного железнодорожника СССР.

Жил он со своей семьей на разъезде № 42, рядом со станцией Матай. Хотя на разъезде, насчитывающем пару тройку домов не положено, по строго соблюдавшейся в советское время инструкции, останавливаться не только литерным, но и обычным пассажирским поездам, здесь они нередко действовали вопреки строго заведенному порядку. Почему? Такое нарушение было вызвано одним жгучим желанием пассажиров побаловать себя кумысом, дарящим здоровье и бодрость напитком из кобыльего молока, который готовила супруга Аликумара Исабаева. Вкус богатырского напитка надолго оставался в памяти пассажиров и многие из них (старшее поколение), цокая языком, восхищенно приговаривая, задаются до сих пор вопросом:

– Каким же секретом владела женщина, умевшая приготовить такой чудо-напиток?

А ответ, видимо, прост, как все гениальное: супруга Аликумара Исабаева беззаветно любила свое дело, растворялась в нем своими  самыми благородными помыслами и своей душой. Они держали не одну и не две, а пару десяток кобылиц, для ухода за которыми нужен был большой труд, тетушка находила в себе энергию и желание получать такой великолепный напиток. Оралбек мальчишкой часто бывал в этом доме на разъезде и тоже пил тот кумыс – вкус его не может забыть до сих пор.

Оралбеку было чем гордиться. Помнится, со своими одноклассниками – Берикбаем Жумабековым (он впоследствии станет отличным сварщиком), Жолдыбаем Бекежановым (в локомотивном депо он будет одним из лучших машинистов, станет машинистом-инструктором, будет избран делегатом 27 съезда КПСС; кстати позже сам Оралбек Нурсеитович станет делегатом XXVIII съезда КПСС), Батырбеком Турлыбековым (после окончания срочной службы будет работать в военном комиссариате) – он заходил в ПЧ, где работал его дядя Аликумар. Он показывал с гордостью на фото своего дяди, которое никогда не сходило с Доски почета.

Оралбек со своими одноклассниками мог узнать по звуку двигателя приближающегося паровоза, кто на нем едет. На слуху тогда были знаменитый машинист, депутат Верховного Совета СССР Мухтар Каптагаев, машинист Мажит Мукашев… Много было прекрасных машинистов и специалистов – всех и не упомнишь. Из бронзы и латуни были номера паровозов. Завидев очередной паровоз с составом, Оралбек со своими друзьями не мог удержаться и что есть мочи кричал:

– Едет паровоз Мухтара Каптагаева!...

Да, много вспомнил в эти трудные дни поиска своего места Оралбек. И стало ему как-то легче. То ли его решимость, появившаяся у него после раздумий о себе и своем месте на земле, то ли звезды на небосклоне его судьбы так удачно сошлись, но через месяц поисков он попал на прием к начальнику СМУ-46 треста «Талдыкорганпромстрой» Василию Опрышко.

– Оралбек! У нас вакансия мастера участка есть, – сказал сразу Василий Николаевич. – Но, давай, мы тебя оформим плотником 5 разряда. Правда, будешь исполнять обязанности мастера. Если не справишься, то уволишься по рабочей сетке – и мне, как начальнику СМУ не будет свыше никаких претензий.

И начались рабочие будни. Эх, как соскучился по знакомому и уже полюбившемуся делу Оралбек! Как раз шло строительство кирпичного дома (на первом его этаже находится и хорошо знакомый талдыкорганцам магазин «Каратал»), где заказчиком выступил Гипроводхоз. Уже в первый день его появления на объекте, рабочие поняли: пришел профессионал, знаток своего дела, который не будет – к месту и не к месту – вмешиваться в ход работы, досаждать мелочной опекой. Так оно и получилось. Оралбек показывал на то, что нужно делать по проекту, где поставить двери и окна, а где оставить отверстия для инженерных сетей, теплопровода, делал разбивку…

Через две недели приехали на объект начальник СМУ со своим главным инженером Зинченко Михаилом Сергеевичем. Осмотрели объект, зашли в прорабскую, проверили календарный график производства работ. Убедившись, что все в порядке, руководители переговорили с бригадиром Андреем Гешелем. Как раз было начало октября, осень багрянцем начала окрашивать листья на деревьях, зачастили дожди.

– Плотником мы тебя взяли с таким соображением, – как бы извиняясь перед Оралбеком, повторил Василий Николаевич то, что он говорил ему при первой встрече. – Если бы у тебя не получилась работа, то мы уволили тебя, как плотника и это не вошло в отчет. А если бы ты работал мастером по штату, то твое увольнение было минусом для нашего СМУ. Надеюсь, что ты меня понял и никаких обид в душе не держишь.

С такими словами Опрышко вышел из вагончика. В тот же день Василий Николаевич издал приказ о назначении Жакиянова мастером участка. Через полтора месяца Жакиянов станет прорабом.

Вскоре произойдет поистине выдающееся, по крайней мере, в его жизни – событие: за несколько месяцев молодой прораб Жакиянов, нанимавший до этого со своей супругой, двумя сыновьями и матерью жилье в частном секторе, получит двухкомнатную квартиру. Хотя даже не успеет стать в очередь на получение жилья. А в Талдыкоргане, в той очереди стояли чиновники самого крупного ранга, не говоря уж о сотнях семей заведующих отделами, инструкторов обкома и облисполкома, главных и рядовых инженеров, музыкантов, педагогов, артистов, судей, журналистов...

И тому главная причина – его увлеченность делом. Именно тогда, в ту глубокую январскую ночь 1969 года прибыли с проверкой на объект управляющий трестом и начальник СМУ. Управляющий интересовался ходом строительства, спросил о проблемах и, наконец, сказал:

– Покажи мне прорабскую!

Управляющий трестом Пристор вместе с Василием Николаевичем Опрышко зашли туда. За свой немалый век работы в строительной отрасли он, конечно, видел немало таких рабочих передвижных вагончиков, называемых «прорабскими». Пришлось ему бывать и в таких, где ногу некуда поставить – до того все бывало разбросано и хаотично. Пришлось ему видеть и такие, где идеальная чистота. У Жакиянова как раз была такая. Но не только это привлекло его внимание. Он подозвал Опрышко и Жакиянова, спросил:

– Кто разработал строительный генеральный план?

Опрышко указал на Жакиянова:

– Это он. Просто молодец. Поэтому он всегда объекты сдает в срок. Никаких нарушений техники безопасности не допускает. Среди рабочих пользуется большим авторитетом. Так что он справится с работой главного инженера…

Работа на новой должности станет для Оралбека Нурсеитовича хорошей школой. Здесь он начнет постигать азы руководства большим коллективом. Ведь в подчинении у главного инженера находились два начальника участка, а у тех в свою очередь – по два прораба. А в подчинении каждого прораба по два мастера. Еще главный инженер курировал деятельность технического и производственно-технического отделов, службы механиков и электриков.

Как уже привык действовать бывший групкомсорг группы, лидер в больших и малых делах Оралбек Жакиянов к работе приступил без всякой раскачки. Это было сразу замечено – через два года его послали на учебу в Алматинскую высшую партийную школу. Но через год – случай почти небывалый – его вновь отозвали в Талдыкорганский обком партии на должность инструктора отдела строительства и городского хозяйства. А произошло это так. В один из дней Жакиянову, постигавшему теорию партийного строительства в ВПШ, позвонил секретарь Талдыкорганского обкома партии Валентин Копытин.

– Оралбек, освободилось место инструктора обкома партии, – без всяких предисловий, вступительных слов и разъяснений начал Валентин Павлович, – ты возвращайся. Твоя кандидатура уже согласована с отделом организационно-партийной работы ЦК Компартии Казахстана. Мы убедили товарищей из ЦК, что ты нужен нам здесь, что ты нужен в строительстве. Так что, возвращайся, а не то направят куда-нибудь секретарем парткома совхоза. Где мы потом найдем такого кадра, как ты…

Работа в обкоме партии целиком поглощала Оралбека Жакиянова. Это был настоящий бурный океан – с волнами такой мощи и высоты, что запросто могли смести за борт человека не подготовленного, не сильного, без твердого характера и не целеустремленного. Но все эти качества были у Оралбека Нурсеитовича, поэтому он плыл по бурному океану партийной жизни, можно сказать, с компасом в руках.

Компас оказался настолько надежным и отлаженным, что через четыре года напряженной работы Жакиянова инструктором обкома партии, которому еще не исполнилось и сорока лет, произошел новый крупный поворот в его жизни. Это было в ноябре 1981 года, когда его вызвал на беседу первый секретарь Талдыкорганского обкома партии Абубакир Тыныбаев.

– Ты хорошо знаешь, что освободилась должность управляющего трестом «Талдыкорганколхозстрой», – обратился к нему, предварительно расспросив о житие-бытие, здоровье и самочувствии домочадцев, после традиционного приветствия Абубакир Алиевич. – Посоветовавшись со своими коллегами, я выбрал твою кандидатуру. Поэтому предлагаю тебе занять вакантную должность управляющего трестом.

Прошло чуть больше года, во время которого коллектив треста «Талдыкорганколхозстрой» успешно справился со всеми поставленными задачами. У него были хорошие показатели по освоению средств, обеспечению роста производительности труда, внедрению новой техники и передовых технологий, росту заработной платы, который не должен был в то же время опережать рост производительности труда. Еще одно важное достижение – коллектив треста освоил за один год 15,5 миллиона рублей строительно-монтажных работ, что на один миллион превысил показатель предыдущего года.

И снова вечер – теперь уже декабрь 1982 года. Если быть точнее, поздний вечер. И снова Жакиянов в приемной у первого секретаря Талдыкорганского обкома партии Тыныбаева. Теперь он получил назначение на должность управляющего треста «Талдыкоргансельстрой» – самого крупного в области. И здесь Оралбек Жакиянов покажет себя с наилучшей стороны.

Далеко за пределами Казахстана известна горнолыжная база Чимбулак, что рядом с Алматы. Но мало кто – кроме жителей Капальского района – слышал или знает про «Малый Чимбулак», узкий горный проход по пути из Капала в Талдыкорган, на котором с трудом разъезжались два встречных автомобиля, что годами и десятилетия доставляло неудобства и было причиной аварий. Узнает об этом Оралбек Нурсеитович, когда будет назначен первым секретарем Капальского районного комитета партии. Привыкший принимать оперативные и эффективные решения Оралбек Нурсеитович сразу же вызвал взрывников. Вопрос, не решавшийся десятилетиями, был снят с повестки дня за считанные дни.

– Вот что значит уметь работать, уметь находить узкие места, – скажет потом на заседании бюро первый секретарь Талдыкорганского обкома партии Станислав Ануфриев. – Сколько раз – на самых различных уровнях – поднимался вопрос о расширении дороги из Капала в Талдыкорган, сколько раз по этому поводу избиратели давали наказы свои депутатам – не счесть. А вопрос не решался. Видимо, ждали прихода Жакиянова. Если же серьезно, то Оралбек Нурсеитович показал пример подхода к решению особо актуальных проблем.

А ведь на территории района был еще и так называемый Большой Чимбулак, где в зимний период держали гусеничный бульдозер для очистки снега на дороге, которая опускалась на сто метров вниз к руслу реки. Был построен мост, который, кстати, до сих пор служит жителям района. Эта проблема насчитывала не год, не два, а столетия. И была решена. При прямом участии первого секретаря Капальского райкома партии Оралбека Жакиянова, которому оказали поддержку его друзья – управляющий трестом «Дормостострой» № 8 Аманжол Байтурсынов и главный инженер проектного института «Дорпроект» Анатолий Яровой.

 Говорят: желающего судьба ведет, не желающего – тащит. Эти слова, как ни к кому, подходят к Оралбеку Жакиянову. Он всегда был в числе тех, кто всегда желал действовать, хоть на немного, хоть на чуточку улучшить жизнь людей.

Так получилось и в 1990 году, когда его пригласил для разговора первый секретарь Талдыкорганского обкома партии Анатолий Жигулин.

– Ты нужен мне как строитель. Хочу работать вместе, – без всяких предисловий объяснил главную причину своего приглашения Анатолий Сергеевич. – Город ты знаешь хорошо. Горожане знают тебя. По-моему, лучшей кандидатуры первого секретаря горкома партии на данный момент не может быть.

Что это так и есть, стало ясно на прошедшем 1 февраля 1990 года пленуме Талдыкорганского горкома партии, где Оралбек Нурсеитович был единогласно избран первым секретарем горкома партии. Потом ему придется пройти горнило выборов еще трижды – на должность председателя городского Совета народных депутатов и председателя горисполкома. На отчетно-выборной партийной конференции из 640 делегатов 520 проголосуют за то, чтобы Жакиянов стал первым секретарем Талдыкорганского городского комитета партии. Его изберут членом бюро Талдыкорганского обкома партии, что будет свидетельствовать о его принадлежности к высшей партийной иерархии региона.

Судьба вела Жакиянова. Она была благосклонна к нему, когда Оралбек Нурсеитович стал делегатом XVII съезда Компартии Казахстана и XXVIII съезда КПСС. Она не давала ему пасть духом, потерять ориентиры, когда на этих партийных форумах складывалась неоднозначная обстановка. Он – наряду с тысячами делегатов – был свидетелем того, когда Борис Николаевич Ельцин вышел на трибуну и объявил, что выходит из партии.

– Позор, Ельцин! Уходи! – многоголосо гудели делегаты вслед покидающему зал своенравному партийному деятелю.

 Сидевший в седьмом ряду делегат Жакиянов с тревогой наблюдал за не прекращающейся критикой Михаила Горбачева. «Ты гробишь партию, Советский Союз. Тебе не место на посту Генерального секретаря…», – такие слова, словно стрелы, адресованы были человеку, сидящему в президиуме.

Но если уж в Москве происходило подобное, то что говорить о Талдыкоргане. Можно сказать, что Жакиянов использовал все видимые и скрытые резервы, чтобы город был в тепле, как часы действовало коммунальное хозяйство. В то время бурлила общественная жизнь. То тут, то там происходили стихийные митинги, но порядок при поддержке правоохранительных органов – удалось сохранить. Потом Жакиянова назначат заместителем председателя Талдыкорганского облисполкома – очередное повышение. Но на этой должности он побудет недолго. В один из дней его пригласит к себе глава Талдыкорганской областной администрации Сагымбек Турсунов и скажет:

– Слово «зам» тебя не украшает, а вот слово «сам» – да! Будешь главой Андреевской районной администрации.

В Андреевском районе (потом он войдет в состав Алакольского района) Оралбек Нурсеитович пробудет два с половиной года. За это время им будет сделано немало. Но в один из дней он вновь будет приглашен – на этот раз новым акимом Талдыкорганской области Сериком Шаяхметовичем Ахымбековым – на должность акима областного центра. С 1994 по 1997 годы будет он во главе города. Тяжелое, критическое – не только для областного центра, но и для всей республики – время. Городу Талдыкоргану, к примеру, в сутки необходимо 60-70 мегаватт электрической энергии, а давали всего десять. Уголь для отопления города покупать не на что. Если не каждый день, то через день митинги – пенсионеры не получают пенсию, учителя и врачи, да и все работники бюджетной сферы с большими задержками получают заработную плату. Света в домах нет. Еду варят на улице.

Как выживать в таких условиях? Находили пути. Решали совместно со своим первым заместителем Леонидом Лонским, заместителями Биржаном Ердоковым, Куляш Нагатаевной Шамшидиновой, Борисом Татарчуком, Юрием Салагаевым, начальником городского коммунального хозяйства Ароном Давыдовичем Угай. Так внедрили веерное отключение. Установили жесткий контроль над оплатой коммунальных услуг. Сам Жакиянов лично не раз выезжал в Экибастуз и Кузбасс, чтобы в город беспрерывно поступал уголь.

Тогда события развивались стремительно. В 1997 году область была расформирована. Из прежних руководителей нашлось место только для Жакиянова – он был назначен заместителем акима Алматинской области. А с приходом в конце 1997 года акимом области Заманбека Нуркадилова – от него поступило предложение: выбрать любой из трех районов – Кербулакский, Енбекшиказахский или Алакольский. Или любое управление, комитет в Алматы. Посоветовавшись с супругой, Оралбек Нурсеитович остановил свой выбор на Алакольском районе.

Представлять нового акима района прибыл сам Нуркадилов. Семь лет проработает в этом районе Оралбек Нурсеитович. Перво-наперво, решит вопрос со снабжением электричеством. Потом организует торжества по случаю 80-летия района. Появятся памятники Кабанбай батыру и Динмухамеду Ахмедовичу Кунаеву. Начнет действовать сахарный завод. На озере Сасыкколь начнется воспроизводство рыбы, туда будут запущены миллионы мальков. По инициативе акима района начали действовать два завода по выпуску филе судака, который до сих пор экспортируется в страны Европы. Поставили новый асфальтобетонный завод, начали выпускать минеральную воду. Открылись охотничьи угодья, благодаря которым начали зарабатывать валюту (здесь охотятся иностранцы). Начали обустраивать зону отдыха на озере Алаколь. Построили в районном центре спортивный зал. Одним словом, было сделано немало. Поэтому не удивительно, что во время выборов в 2004 году в Мажилис Парламента Республики Казахстан Жакиянов одержит победу в первом туре, набрав больше половины голосов. Его изберут Почетным гражданином Алматинской области, города Талдыкоргана и Аксуского района. Он имеет большое количество медалей и Почетных грамот. Ему пришлось встречаться с самыми известными в стране людьми, работать при семи первых руководителях области. У Жакиянова трое детей, есть внуки. Одним словом, жизнь удалась. Большая жизнь.

ЖЕТЫСУСКАЯ ОБЛАСТЬ,

Г. ТАЛДЫКОРГАН

 

1187 раз

показано

1

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

Валерий .

11 Января, 2023

"Большое видится на расстоянии". Биография настоящего строителя нашего общества без прикрас. Спасибо что вы есть.Здоровья и благополучия Вам .