• Образование
  • 20 Декабря, 2022

ФЕНОМЕН ТВОРЧЕСТВА ЕДЫГЕ ТУРСУНОВА

В этом году научная общественность республики отмечает 80-летие выдающегося казахского фольклориста, этнографа и эпосоведа, доктора филологических наук Турсунова Едыге Даригуловича (10.08.1942 – 24.12.2016).
Его труды получили признание не только в СССР, но и за рубежом, и вошли в классику казахской и мировой науки о фольклоре еще при жизни автора. В них изучены многовековые традиции, обычаи, эпос, фольклор, устная литература, язык, музыка, похоронные и свадебные обряды тюрко-монгольских народов. 

 

ДРЕВНЕЕ ЗНАНИЕ – ЧЕРЕЗ ФОЛЬКЛОР И ЭПОС

Наследие Едыге Турсунова примечательно тем, что впервые в советское время было изучено и подано общественности древнее знание Степи через фольклор, мифы и эпос. Если Олжас Сулейменов через «археологию слова и знака», этимологию слов и терминов исследовал следы древних прототюрков в разных частях мира, то Едыге Турсунов такую картину древнейшего мира показывает через мифы и мифологию, через которую можно изучать и древнюю историю.

Теперь понятно, по какой причине в советское время упорно боролись с тюркским эпосом – в СССР был период, когда хотели «закрыть» тюркский эпос как реакционный пережиток феодальных отношений.

Казахский язык – один из древнейших языков. Вот как проводит параллель между языком и эпосом писатель Торегали Казиев: «Вспомним выражение «күн көру» со смыслом жить при буквальном переводе – солнце видеть – это же слова людей, которые жили тогда в пещерах гор! Для них вый­ти из пещеры и видеть солнце означало – жить. Это понятие возникло в ледниковые времена, когда кроме солнца и огня не было ничего дороже для людей. Или возьмите эпос «Козы Корпеш – Баян Сулу», о глубокой древности которого писали доктор филологических наук, академик Р. Бердибаев, доктор исторических наук Ж. Артыкбаев и др. Там Карабай и Сарыбай знакомятся на охоте, Сарыбай погибает оттого, что застрелил мать-олениху: это же о тотемном времени, т. е. об эпохе охотников! Карабай нарушает обычай сватовства – это о дуальной организации, которая создана еще в среднем палеолите, т. е. в промежутке 40-300 тысяч лет назад, об этом писал Едыге Турсунов в книге «Происхождение носителей казахского фольклора». Дуальность – когда два племени обмениваются невестами, отсюда обычай жеті ата».

Наше национальное самосознание сужено до катастрофических пределов, оно находится в состоянии анабиоза, поэтому древнее наследие способно пробудить нас из многовековой спячки, расширить сознание народа до тех пределов, откуда может начаться возрождение языка и нации.

И для более полного понимания феномена древнего знания, в том числе наследия Едыге Даригуловича, слово предоставим Кайрату Жанабаеву, писателю, переводчику, кандидату филологических наук, доценту Казахского национального университета имени аль-Фараби.

Кайрат Жанабаев – не только ученик Едыге Турсунова, он соратник и достойный продолжатель научного дела своего учителя – разрабатывал с ним несколько проектов, написал о нем ряд научных статей. Ныне проводит в стране большую работу по популяризации его наследия. К примеру, К. Жанабаев был модератором круглого стола по теме «Научная картина мира и национальные образы в творчестве Е. Д. Турсунова», которая состоялась 31 мая 2022 года в Евразийском национальном университете имени Л. Н. Гумилева. Мероприятие было организовано Институтом языкознания имени А. Байтурсынова в рамках научного проекта «Исследование художественно-определительной системы, «формульной» стилистики и грамматики поэзии жырау XV–XVIII вв. Частотный словарь» (по Программе грантового финансирования научных и научно-технических проектов на 2021–2023 годы Министерством образования Республики Казахстан)».

10 августа в Тюркском семинаре (Хаким Омар) в Алматы прошел вечер памяти Едиге Даригуловича Турсунова, организованный его учеником и сподвижником Кайратом Жанабаевым (модератор Алексей Никонов).

8 ноября в Алматы общественный фонд «Аспандау» провел круглый стол «Бессмертны просвещенных письмена. Бессмертны посвященных имена...» к 80-летию выдающегося ученого-фольклориста, где главным докладчиком выступил также Кайрат Жанабаев.

 

УЧЕНЫЙ, ВЕРНУВШИЙ НАРОДУ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКУЮ ПАМЯТЬ

– Кайрат, расскажите, как вы познакомились с ученым, который повлиял на ваше становление как исследователя.

– Летом 1993 года я встретился с будущим моим другом, старшим товарищем, мудрым Едыге Турсуновым. Познакомила нас ученый, автор книги «Космос казахской культуры» Женискуль Карагузова, прекрасный исследователь и добрейшей души человек.

Еще в студенческие годы, проводя долгие месяцы в библиотеке имени А. П. Чехова, я прочел его чудный «Генезис казахской бытовой сказки», а затем – все, что было им написано. Пораженный прочитанным, я долго сидел в тот вечер, до самого закрытия библиотеки, пытаясь представить себе этого ученого. Мне он представлялся большим, высоким, совсем не таким, каким я увидел его позже, солнечным летом, на даче. Он оказался небольшого роста, подтянутый, загорелый, очень простой и веселый.

На вопрос, с чего началось его увлечение фольклором, этот радостный человек, голубоглазый казахский интеллигент, подбирая слова, будто взвешивая их на ладони, поведал мне историю своей жизни, так похожей на сказку или легенду, в которой были по законам жанра и Добро, и Зло, и Смерть, и Воскресение, и Свет побеждающей истины!

– В чем заключается феномен его творчества?

– На самом деле в этой истории, которую рассказал мне Едыге Турсунов, была заложена огромная потребность казахской интеллигенции первой волны 60-х годов восстановить традиции своей культуры в контексте того времени, когда на корню пресекались любые попытки национального самосознания и осмысления, время выдвинуло именно этого человека, который сделал невозможное.

Он, в ком пульсировала кровь древнего и знатного рода, берущего свое начало в глубине веков, своими трудами помог вернуть народу не столько этнографический аспект истории и культу-ры, а прежде всего генеалогическую память, подробно проследив этногенез казахского народа за много тысячелетий до его возникновения и образования как этноса.

Едыге Турсунов – основатель целого ряда научных направлений, разработчик уникальной комплексно-концентрической системы изучения тюркских культур. Его оригинальный научный метод успешно используют эпосоведы, этномузыковеды, этнографы, этно­психологи, фольклористы, литературоведы, а труды вошли в золотой фонд культурного наследия нации. Научный талант ученого и его яркая подвижническая деятельность способствовали независимости и прогрессу отечественной науки.

Сокровище надо изучить изнутри, чтобы увидеть, вычленить заложенную в мифах, легендах, поэтических сказаниях изначальную программу поведения человечества, изначальное знание и слово.

Когда Едыге Турсунов, наш выдающийся фольклорист, относит сложение типа певца-жырау к I тысячелетию до н. э., то мы невольно задумываемся о том, какое громадное историческое пространство охватывает история тюркской эпической поэзии. Поэтому жырау надо рассматривать в системе мировой культуры, потому что тот же европейский фольклор – это молодое поколение по сравнению с тюркским.

 

ОТ «ОСЛЕПЛЕНИЯ» – К «ГЕНЕЗИСУ»

– Какую работу Едыге Турсунова можете выделить?

– Трудно выделить одну работу, поскольку что исследования Едыге Даригуловича составляют целостную казахскую мифологическую картину мира. Турсунов использовал методику реконструкции генетической истории фольклорных жанров, которая подробно изложена в блестящей работе «Генезис казахской бытовой сказки: в аспекте связи с первобытным фольклором» (1973), где мифология как наука получила полное свое обоснование.

Следует заметить, что в этой работе впервые в истории казахской фольклористики освещены истоки мифа в аспекте связи с дуальными воззрениями первобытных людей, а также с их представлениями о мире мертвых; поэтапно отслежена связь героев казахских сказок с тотемическими культами, исследованы также другие аспекты мифа. Так, монография «Генезис казахской бытовой сказки» стала не только выдающимся образцом национальной фольклористики в советскую эпоху, но и послужила благодатной почвой для роста, развития, становления мифологии как науки.

Судьба распорядилась так, что мифология не смогла стать самостоятельной наукой по идеологическим причинам в советское время. Ревнители господствующей идеологии понимали, что она – средоточие независимого, свободолюбивого духа нации, их неизменный и грозный, интеллектуальный оппонент.

Труды Е. Турсунова до сих пор остаются недосягаемыми по широте охвата и по научной методологии: ученый взял лучшие достижения советской классики А. Ф. Лосева, Е. М. Мелетинского, В. Я. Проппа и, соотнеся их с отечественными, национальными достижениями, создал свою новую концепцию происхождения видов и жанров фольклора.

– Какими статьями Е. Турсунов вошел в науку?

– Ярчайшим событием в советской фольклористике и тюркологии конца 60-х – начала 70-х годов стали статьи «Ослепление циклопа» и «О грифах, стерегущих золото» молодого Турсунова. В то время он работал в Институте литературы и искусства имени М. О. Ауэзова АН КазССР.

Это была первая смелая постановка вопроса о тюрках, их важной роли в формировании истоков мирового эпического искусства. Впервые после Г. Н. Потанина, исследователя середины XIX века, в науке уверенно было сказано о значимости тюркских мифологических мотивов, сюжетов и образов, лежащих в основе всемирно известных древнегреческих поэм.

70-е годы были для него наиболее плодотворными. Ученый завершил и издал капитальную монографию «Қазақ ауыз әдебиетін жасаушылардың байырғы өкілдері» (1976) с переводом ее на русский язык для последующей защиты докторской диссертации «Происхождение древних типов носителей казахской устно-поэтической традиции».

В это же время Е. Турсунов участвовал на совместных всесоюзных конференциях. Ему открылся весь Советский Союз. Он изъездил не только Среднюю Азию, но всю страну, весь тюрко-монгольский мир. И теперь это не были годы страха, гонений и скитаний. Это были лучшие годы, годы экспедиций, встреч с выдающимися учеными, годы острых споров и дискуссий, яркая, полная научного романтизма, жизнь, всецело отданная любимому делу, изучению фольклора. Все лето, весь свой отпуск он теперь проводил в экспедициях.

Полным отражением зарождающихся новых тенденций в казахстанской фольклористике стали такие глубокие исследования ученого, как «Казахский фольклор в собрании Г. Н. Потанина // Архивные материалы и публикации» (1972), «Ертегілер. «Қазақ фольклористикасы» // Сказки. «Казахская фольклористика» (1972), «Сыншы, бақсылар туралы. Қазақтың қазіргі халық поэзиясы» // О сыншы и шаманах. «Современная казахская поэзия» (1973), «Тюрко-монгольские версии сказания об ослеплении циклопа» (1975), «Фольклор в эпоху аль-Фараби» (1975), «О единстве эстетического опыта кочевых и некочевых народов» (1976) и т. д.

Многие из этих статей были опубликованы на страницах самых авторитетных в то время научных изданий – «Советская этнография» и «Советская тюркология».

– Какие его труды известны в годы Независимости?

– В 2001 году выходит новая монография «Коркыт. Истоки тюркского мифа». В ней впервые наиболее подробно рассмотрены два аспекта развития эпосогенеза, специфические проблемы формирования эпического жанра в духе новых для фольклористики теорий.

В 2004 году нами совместно была написана поэма «Звездная песнь серебристой волчицы». Отдельные ее главы публиковались в журнале «Рух-Мирас». Летом 2010 года она получила II место в конкурсе на лучшее произведение для детей и юношества.

Такие труды, как «Генезис казахской бытовой сказки», «Древние типы носителей казахского устного творчества» стали классикой национальной науки об устном народном творчестве.

– Что  известно  о  семье  Е.Турсунова?

– Известно, что род Турсуновых до революции отличался именитымии высокообразованными людьми. Некоторые из них хорошо владели не только арабской грамотой, но и русским языком и культурой, к которым их приобщали ссыльные русские демократы XIX века.

Его дед Абен был известен сказочным богатством. Все богатство рода Турсуновых было бессмысленно уничтожено во время раскулачивания, голода и беспощадной классовой борьбы. Через некоторое время к расстрелу подвергся и сам их аул. Спешно пришлось покинуть родной край. Бегство целого рода с родных кочевий – типичный для того времени случай. Подобные скитания казахских аулов ярко описаны в романе С. Елубая «Ақ боз үй».

Но история – удивительная вещь. Во избежание зоркого ока ретивых активистов, недремлющих чекистов и многочисленных завистников семья изъездила всю Среднюю Азию. За годы преследований и скитаний одаренный от природы юноша познал много языков, культур, традиций, религий, глубоко постигая мировоззрение народов Средней Азии.

И теперь детство, отрочество и юность мальчика были полны не только тревог. Быть может, здесь дал завязь первый живой интерес к этнографии, фольклору, истории и искусству разных народов. Так в скитаниях и познании мира прошла юность казахского гения.

– Кем были его родители?

– Как и всякий казахский род, воспитанный на древних традициях, Турсуновы (Абеновы) бережно хранили и передавали от поколения к поколению, из уст в уста свои удивительные семейные хроники, легенды, сокровенные шежіре (истории родов и племен). Эта устная традиция привила мальчику любовь к слову, истории, чистым родникам народной культуры.

Носителем народной традиции, свободы духа был и доктор педагогических наук Даригул Турсунов, отец будущего ученого, профессор одного из алма-атинских вузов. Впервые из его уст юноша услышал удивительные по красоте, запрещенные режимом стихи лучшего из поэтов начала ХХ века Магжана Жумабаева, рассказы об Ахмете Байтурсынове и всей алашордынской интеллигенции.

Судьба отца Едыге Турсунова тоже достойна внимания нашей общественности. Несмотря на скитания, он сумел получить хорошее образование. Но ему нельзя было заниматься ничем, кроме русского языка, чтобы не навлечь на себя излишнего внимания чекистов. К тому же он сумел защититься в Москве. Тогда же он впервые создал методику русского языка для казахов. Его научный труд оказал огромное влияние, в СССР вспыхнула волна исследований, подобных изысканиям Турсунова. При этом он как ученый глубже осознал значение родного языка.

– Однако был заметный перерыв – это видно даже по перечисленным вами научным работам. Что-то случилось с Едыге Даригуловичем в 80-ые годы?

– О своей трагедии он поведал в книге «Арт-Атмосфера Алма-Аты», и сейчас мне больно и трудно говорить об этом ужасном событии в жизни ученого, тем более что все покрыто мраком неизвестности, до конца ничего не ясно, ни в лицах, ни в конкретных фактах: была ли это автокатастрофа? Одни предположения… Случилось это в начале 1984 года. Достаточно сказать, что больше месяца он лежал без сознания, и никто из врачей не гарантировал, каким же может быть исход.

Когда я познакомился с Турсуновым в 1993 году, он еще очень плохо разговаривал и ничего не мог вспомнить из прошлого. И ему было необходимо общение, чтобы восстановить память после ужасной трагедии.

– И Едыге Даригулович вернулся к научной деятельности?

– Вторая диссертация ученого «Қазақ халық ауыз әдебиетін жасаушыр байырғы өкілдері», как и первая его монография «Генезис казахской бытовой сказки», труд, безусловно, высокого, мирового научного значения и качества. Но около десяти раз ее не допускали до обсуждения. То в монографии отсутствовали выдержки из трудов столпов марксизма и ленинизма, то она не соответствовала шифру специальности…

Так или иначе, но Турсунова не допускали к защите докторской диссертации. И не допустили... Впоследствии в наших долгих беседах он с грустью вспоминал тот тяжелый и унизительный период борьбы с идеологией и со своими завистниками. Но ученый мудро простил всех своих обидчиков, положившись на волю Неба.

Уже с 1994 года он вновь начал регулярно из номера в номер публиковать свои научные статьи в республиканских газетах и журналах: «Ай» (редактор М. Кожахметова) и «Дидар».

Понимая, что пережил этот великий человек, видя непреходящую ценность его работ, по-человечески проникаясь к нему сочувствием и любовью, все шли навстречу к нему. Он был согрет поистине народной любовью. Это был народный ученый.

 

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ УЧЕНОГО

– Как сложилась дальнейшая его судьба?

– Публикации нужны были ему как для защиты докторской диссертации, так и для восстановления в науке своего имени. Он героически преодолевал свое забвение, неуклонно и упрямо вновь и вновь шел к свету науки. И все, кто читал его статьи, понимали, что это – невероятный труд, это – подвиг ученого, что это – сплав железной воли и пламенной мысли ученого-героя. Так началась его вторая жизнь, но теперь уже без глупых идеологических препонов и жестких давлений сверху.

В 2003 году благодаря своим коллегам по Институту, которые его хорошо знали, подготовил к защите свою заветную диссертацию «Древние типы носителей казахского фольклора (генезис и типология)». 13 июня 2003 года успешно защитил ее.

С этого времени доктор филологических наук Е. Турсунов из номера в номер публикует свои материалы в самых лучших журналах Алма-Аты: «SHAHAR-Культура» (куратор Л. Уразбекова), «Тамыр» (редактор А. Кодар), «Рух-Мирас» (редактор З. Наурзбаева), «Айт» (редактор А. Мухамбетова), в газетах «Новое поколение», «Казахстанская правда» и т. д.

Е. Турсунов был (и остается для нас сегодня) одним из основных участников научного проекта МОН РК «Комплексное изучение института жырау XV-XVIII веков: статус, функции, культура, мировоззрение». В рамках этого проекта он успел закончить свою монографию.

Он также один из инициаторов подготовки и издания двухтомника «Словарь тюркской мифологии», поэтому при первой же возможности мы постараемся реализовать этот проект, учитывая громадный опыт и наказ нашего великого и скромного труженика науки.

И теперь, в силу исключительной значимости двух монографий «Генезис казахской бытовой сказки» и «Происхождения…», имеется острая необходимость в их издании на казахском языке. Необходимо также издание Полного собрания сочинений Е. Турсунова на русском, казахском и английском языках. Сейчас готовится Полное библиографическое описание трудов ученого, научная биография и поэма «Звездная песнь серебристой волчицы»…

Великий ученый оставил мир 24 декабря 2016 года.

– И в заключение ваши предложения.

– В юбилейный год научная общественность Казахстана предлагает переиздать его основные научные труды с переводом их на казахский, русский и английский языки, открыть мемориальную доску на доме, где он жил, и присвоить одной из улиц Алматы имя Едыге Турсунова или Турсуновых (отца и сына).

– Большое спасибо за интересное интервью!

 Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

лингвист

1201 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *