• Исторические страницы
  • 09 Июня, 2022

Проблема положительного героя в «Цветочном городе»

Образ Незнайки является одним из самых известных и любимых детьми,  несмотря на то, что он не является положительным. Этот парадокс состоит в том, что Незнайка несет в себе черты реальных детей со всеми присущими им недостатками, что делает его близким и узнаваемым читателями.

Обаяние Незнайки состоит в его непосредственности, естественности, наивности. Неопытность Незнайки является причиной того, что он всегда попадает в нелепые ситуации. Незнайка смешон из-за своего невежества, но его попытки исправиться очень трогательны, вызывают уважение.

Трилогию о Незнайке С. Сивоконь назвал энциклопедией для детей: «А трилогия о Незнайке? Да это целая энциклопедия для младших школьников, которая  хотя и в шутливой форме, но по существу серьезно рассказывает о труде художника, литератора и музыканта, об архитектуре и швейном производстве, о внедрении техники в сельское хозяйство, о модных новациях в театре, о космонавтике и даже – ни больше ни меньше – о социальном устройстве и политэкономии капиталистического общества!».

          Первая часть трилогии о Незнайке – «Приключения Незнайки и его друзей». В ней описывается 16 малышей – коротышек и главный из них – Знайка: «В одном домике на улице Колокольчиков жило шестнадцать  малышей-коротышек. Самым главным из них был малыш-коротыш по имени Знайка. Его прозвали Знайкой за то, что он знал очень много. А знал он много потому, что читал разные книги. Эти книги лежали у него и на столе, и под столом, и на кровати, и под кроватью. В его комнате не было такого места, где бы не лежали книги. От чтения книг Знайка сделался очень умным. Поэтому все его слушались и очень любили. Одевался он всегда в черный костюм, а когда садился за стол, надевал на нос очки и начинал читать какую-нибудь книгу, то совсем становился похож на профессора».

          Знайка был главным оппонентом Незнайки, который был его полной противоположностью. «Но самым известным среди них был малыш, по имени Незнайка. Его прозвали Незнайкой за то, что он ничего не знал». И далее автор описывает внешней вид и характер Незнайки: «Этот Незнайка носил яркую голубую  шляпу, желтые, канареечные брюки и оранжевую рубашку с зеленым галстуком. Он вообще любил яркие краски. Нарядившись таким попугаем, Незнайка по целым дням слонялся по городу, сочинял разные небылицы и всем их рассказывал. Кроме того, он постоянно обижал малышек. Поэтому малышки, завидев издали его оранжевую рубашку, сейчас же поворачивали в обратную сторону и прятались по домам.  У Незнайки был друг, по имени Гунька, который жил на улице Маргариток. С Гунькой Незнайка мог болтать по целым часам. Они двадцать раз на день ссорились между собой и двадцать раз на день мирились».

Внешний вид Незнайки, его клоунский наряд с самого начала определил его поведение, обусловленное его буйной фантазией, богатым воображением: его толкнул жук, а он решил, что на него упал кусок солнца. Незнайка перепугал всех коротышек, как всегда, стал причиной паники, сумятицы. Незнайке никто не верит,  никто его не воспринимает всерьез, но поначалу поддаются его обману. Незнайка говорит, что он и сам порой верит своей лжи:  «Я ведь и сам поверил».

Незнайка совершенно искренне признается в том, что сам поверил своей выдумке о грозящей опасности, а поверив, испугал других коротышек. Это объясняется как характером Незнайки, так и его своеобразной игрой, которая, по сути, является борьбой со скукой, желанием развлечься. У Незнайки нет злого умысла, но все его действия вредоносны для окружающих коротышек. Автор заступается за своего героя: «Незнайка был не такой скверный. Он очень хотел чему-нибудь научиться, но не любил трудиться. Ему хотелось выучиться  сразу, без всякого труда, а из этого, конечно, даже у самого умного коротышки ничего не могло получиться».

Но ради правды писатель уточняет характер Незнайки: «Если Незнайка брался за какое-нибудь дело, то делал его не так, как надо, и все у него получалось шиворот-навыворот. Читать он выучился только по складам, а писать умел только печатными буквами. Многие говорили, что у Незнайки совсем пустая голова, но это неправда, потому что как бы он мог тогда соображать? Конечно, он соображал плохо, но ботинки надевал  на ноги, а не на голову, – на это ведь тоже соображение надо».

Незнайка ко всему прочему и завистлив: «Малыши и малышки очень любили музыку, а Гусля был замечательный музыкант. У него были разные музыкальные инструменты, и он часто играл на них. Все слушали музыку и очень хвалили. Незнайке было завидно, что хвалят Гуслю, вот он и стал просить его: «Научи меня играть. Я тоже хочу быть музыкантом». Но при этом Незнайка не прилагал усилия для того, чтобы учиться. Он громко дудел в свою трубу, раздражая всех: «Соседи рассердились, выбежали из дома и погнались за ним. Насилу он убежал от них со своей трубой». Но он, как всегда, находил себе оправдание: «Моей музыки не понимают, – говорил он. – Еще не доросли до моей музыки. Вот когда дорастут – сами попросят, да поздно будет.  Не стану больше играть».

Критики отмечали, что Носов писал незнайкам  о Незнайке, поэтому этот образ и находил такой живой отклик у читателей. Но с помощью образа Незнайки писатель разоблачал и других бездарей Цветочного города, например, поэта Цветика: «Но если о том, что Тюбик – неважный художник, мы можем только догадываться, то в лице Цветика мы, несомненно,  имеем перед собой бездарного, примитивного поэта. Но как объяснить детям,  что он бездарный? Носов подходит к этому объяснению издалека. Он направляет к Цветику Незнайку, и тот, ровно ничего не смысля в стихах, неожиданно посрамляет «известного поэта». То есть в Цветочном городе среди коротышек помимо Незнайки тоже есть аналогичные персонажи, близкие по своим отрицательным качествам Незнайке».

Цветик предложил Незнайке найти рифму слову «пакля». Незнайка предложил «шпакля» и «рвакля». Стихи Незнайки о других коротышках воспринимались ими буквально: Знайка обиделся, считая, что он не прыгал через овечку, а Торопыжка не глотал утюг холодный, Авоська же не нашел под подушкой сладкой ватрушки. Как обычно, коротышки потребовали от Незнайки не заниматься сочинением стихов, как и музыкой. Но неугомонный Незнайка решил поменять род занятий и стать художником. Его веселый и радостный взгляд на жизнь отразился в его портрете Гуньки, которого он раскрасил невообразимыми красками, полагал, что это красиво и ярко, так как отражает характер его друга: «Ему хотелось изобразить Гуньку покрасивее, вот он и нарисовал ему красный нос, зеленые уши, синие губы и оранжевые глаза ». И далее: «Очень похоже, – ответил Незнайка и пририсовал ему фиолетовой краской усы».

Коротышки смеялись над портретами других коротышек, нарисованными Незнайкой, но свои портреты требовали порвать, как, например, Пилюлькин, которому вместо носа горе-художник нарисовал градусник. Незнайка никак не мог понять причины всеобщего негодования, он искренне обижался на других коротышек, которые не ценили его искусство: «А я никогда больше не буду рисовать, – ответил Незнайка. – Рисуешь, рисуешь, а никто даже спасибо не скажет, все только ругаются. Не желаю больше художником быть».

          Покончив с искусством, Незнайка решил кататься на газированном автомобиле, сделанном Винтиком и Шпунтиком. Не умея управлять автомобилем, Незнайка сел за руль, поэтому  разрушил собачью будку, беседку и утопил автомобиль: «Незнайка колесил по всему городу и не знал, как остановить машину. Наконец, машина подъехала к реке, свалилась с обрыва и кубарем покатались вниз. Незнайка вывалился,  упал в воду и утонул».

Знайка, Авоська, Винтик и Пилюлькин думали, что Незнайка умер, но он оказался жив и выпрыгнул в окно, чтобы избежать наказания. Исследователь С. Сивоконь отмечал: «Действия носовского героя – тоже  важнейший источник комизма. Тут характерны ситуации, которые можно назвать «цепочкой несчастий». Совершив оплошность  и пытаясь ее преодолеть, герой еще больше ухудшает свое положение».

Так случилось и при полете воздушного шара, который придумал Незнайка. Незнайка же опять чуть не погиб и оказался в руках малышек, которым солгал, что это он придумал воздушный шар, поэтому и оказался в Зеленом городе у малышек. Малышки были в ссоре со своими малышами, жившими в Змеевке. А главное было в том, что малыши плохо себя вели, но Незнайке очень понравились их проделки. И особенно те безобразия, которые чинил малыш Гвоздик. Незнайка и сам бы с удовольствием вытворял такое же, несмотря на гостеприимство малышек. Незнайка впервые увидел арбузы в Зеленом городе, из которых добывали сладкий сироп, благодаря малышке Соломке. Медуница отказалась выписать из больницы сразу всех малышей, потому что боялась беспорядков в своем Зеленом городе: «Вы представляете себе, что будет, если мы сразу выпишем четырнадцать малышей? Они перевернут весь город вверх дном! Ни одного целого стекла не останется, у всех появятся синяки и шишки. В целях предупреждения заболевания синяками мы должны оставить малышей в больнице».

Винтик и Шпунтик в поисках инструментов оказались в городе Змеевке: «Запускать змеев было самым любимым развлечением жителей, отчего город и получил свое название. Этих змеев жители снабжали специальными гудками. Устройство такого гудка очень простое. Он делается из полоски обыкновенной бумагами, натянутой на ниточке. На ветру такая полоска бумаги колеблется, издавая довольно противный дребезжащий или гудящий звук. Разноголосое гудение змеев сливалось с треском мельничных трещоток, в результате чего над городом стоял непрерывный  гул».

В Змеевке был свой поэт – Смекайло, некоторое подобие поэта Цветика в Цветочном городе. Н. Носов тоже критически описал местного незадачливого  поэта: «Бублик громко поздоровался с ним, представил ему Винтика и Шпунтика и сказал, что они приехали за паяльником, но Смекайло продолжал смотреть в окно с таким сосредоточенным  видом, словно старался поймать за хвост какую-то чрезвычайно хитрую, умную мысль, которая вертелась у него в голове и никак не давалась в руки».

Но,  несмотря на все свои усилия, Смекайло так и не создал ничего, находя себе оправдания в неблагоприятных условиях для творческого процесса: «Я не написал еще ни одной книги, – признался Смекайло. – Писателем быть очень трудно. Прежде чем стать писателем, мне,  как видите, пришлось ждать, когда будет готов портативный стол. Это растянулось на долгие годы. Потом я ждал, когда сделают бормотограф.  Вы знаете, как мастера любят тянуть и задерживать. В особенности этим отличается Шурупчик. Представьте себе, он два с половиной года только обдумывал, как сделать этот прибор. Ему-то ведь все  равно, могу я ждать или не могу. Он не понимает, что у меня творческая работа».

С. Сивоконь писал об этих горе-литераторах в трилогии Н. Носова: «Тема графомании, видимо, очень волновала Носова. В этой же сказочной повести он еще дважды выводит на сцену подобных Цветику горе -литераторов, высмеивая их и с творческой, и с чисто человеческой стороны. В Зеленом городе, где приземлились потерпевшие катастрофу воздухоплаватели, живет поэтесса Самоцветик. Как и творчество Цветика, представленное нам напутственными стихами «к случаю», стихи этой поэтессы «явно пародийны».

И далее критик отмечал: «А в Змеевке, где живут малыши, отделившиеся от малышек, мы встречаем «прозаика» по имени Смекайло. Чтобы облегчить себе творческий процесс, он приобрел так называемый бормотограф (вроде магнитофона) и подсовывает его нарочно в чужие дома, чтобы узнать, о чем там говорят, а потом слово в слово перенести это в свою книгу». – До чего же все это просто! – восклицает слушавший его объяснения Шпунтик. – А я «где-то читал, что писателю нужен какой-то вымысел, замысел…»

Не только в литературе, но и в живописи автор высмеивал горе- умельцев. Так, например, Тюбик придумал новый способ создания портретов: «Каждой малышке хотелось иметь портрет, и они совершенно замучили его своими требованиями. Всем обязательно хотелось быть самыми красивыми. И напрасно Тюбик доказывал, что каждый красив по-своему,  что даже маленькие глаза могут быть тоже красивыми. Нет! Все малышки требовали, чтобы глаза обязательно были большие, ресницы длинные, брови дугой, рот маленький. В конце концов, Тюбик перестал спорить и рисовал так, как от него требовали. Это было значительно удобнее, так как не вызвало никаких лишних пререканий, и к тому же Тюбик заметил, что может провести рационализацию в портретном деле. Поскольку всем требовалось одно и то же, Тюбик решил сделать так называемый трафарет. Взяв кусок  плотной бумаги, он прорезал в ней пару больших глаз, длинные, изогнутые дугой брови, прямой, очень изящный носик, маленькие губки, подбородочек с ямочкой, по бокам парочку небольших, аккуратных ушей. Сверху вырезал пышную прическу, снизу – тонкую  шейку и две ручки с длинными парочками. Изготовив такой трафарет, он приступил к заготовке шаблонов».

Тюбик признавал, что занимается халтурой, но это не мешало продолжать начатое. Более того, он привлек к этому и Авоську: «К тому же Тюбик сообразил, что по трафарету, изготовленному рукой опытного мастера, каждый коротышка может заготовлять шаблоны, и привлек к этому делу Авоську. Авоська с успехом закрашивал по трафарету шаблоны нужными красками, и шаблоны получались ничем не хуже тех, которые были изготовлены рукой самого Тюбика. Такое разделение труда между Тюбиком и Авоськой еще больше ускорило работу, что имело огромный смысл, так как количество желающих заказать портрет не уменьшалось, а с каждым днем увеличивалось».

          Писатель  с юмором и фантазией описал капризы Пульки в больнице, которые близки маленьким читателям, и в определенной степени отражают их желания: «То он требовал, чтобы ему на обед варили суп из конфет и кашу из  мармелада; то заказывал котлеты из земляники с грибным соусом, хотя каждому известно, что таких котлет не бывает; то приказывал принести яблочное пюре, он говорил, что просил грушевого квасу; когда же приносили квас, он говорил, что квас воняет луком, или еще что-нибудь выдумывал».

Буйная фантазия Незнайки, вылившаяся в обман, была опровергнута Знайкой: «Облака мягкие, как воздух, потому что они сделаны из тумана, и их вовсе не к чему рубить топором». Но не только это пришлось отрицать Знайке, пораженного выдумками Незнайки, которые он насочинял малышкам: «Малышки стали спрашивать Знайку, правда ли, что воздушные шары надуваются паром, правда ли воздушный шар может летать вверх ногами, правда ли, что когда они летели, был мороз в тысячу градусов и одна десятая».

Незнайка впал в отчаяние от насмешек и плакал от стыда за свой обман, то есть, он не совсем пропащий, по мнению автора: «Ах, какой я несчастный! – говорил он. – Все теперь смеются надо мной! Все меня презирают! И никто, никто на свете не любит меня!» Незнайка подружился с Синеглазкой, которая пожалела его, видя в нем не только одно плохое: «Вы ведь добрый, хороший малыш. Вам хотелось казаться лучше, поэтому вы стали хвастаться и обманывать нас. Но теперь ведь вы больше не будете делать так? Не будете?»

На балу Незнайка, не умея танцевать, отдавил Синеглазке все ноги: «Незнайка танцевал с Синеглазкой. Впрочем, это только так говорится, что Незнайка танцевал. На самом деле танцевала одна Синеглазка, а Незнайка прыгал, как козел, наступал Синеглазке на ноги и все время толкал других».

Синеглазка старалась видеть в Незнайке положительные черты, поэтому она одобрила признание Незнайки  в том, что он не умеет танцевать: «Вот и хорошо, что вы сами признались, – ответила Синеглазка. – Другой на вашем месте наврал бы с три короба, сказал бы, что у него и ноги болят и руки, и вот вы честно сказали, что не умеете. Я вижу, что с вами  можно дружить».

Эта дружба сыграла свою положительную роль в характере Незнайки, который под ее влиянием стал меняться в лучшую сторону, стараясь измениться: «Вместо того, чтобы идти играть в городки или футбол, Незнайка садился за стол и принимался за чтение. Читал он каждый день по страничке, но и от этого была, конечно, большая польза. Иногда он читал даже по две странички: за сегодняшний день и за завтрашний. Покончив с чтением, он брал тетрадочку и начинал писать. Писал он уже не печатными буквами, а письменными, но сначала они получались у него не очень красиво. Первое время у него в тетради вместо букв выходили какие-то несообразные кривульки и кренделя, но Незнайка очень старался и постепенно выучился писать красивые буквы, и большие, то есть заглавные и маленькие. Гораздо хуже у него обстояло дело с кляксами». То есть Незнайка пытался перестать быть Незнайкой, неучем. Это его желание вызывало сочувствие читателей, служило хорошим примером для подражания, хотя и к этому автор относился с юмором, показывая поведение Незнайки: "Незнайка часто сажал кляксы в тетради. И к тому же, как только посадит кляксу, так сейчас же слизнет ее языком. От этого кляксы у него получались с длинными хвостами. Такие хвостатые  кляксы Незнайка называл кометами. Эти «кометы» были у него чуть ли не на каждой страничке. Но Незнайка не унывал, так как знал, что терпение и труд помогут ему избавиться и от «комет»".

В трилогии о Незнайке Носова множество важных поучительных моментов, которые заставляют задуматься маленьких чтецов или слушателей. Надо сказать, что все произведения писателя веселые и смешные, легко читаются и на сегодняшний день по-прежнему актуальны.

Мереке УЮКБАЕВА, профессор КазНПУ им. Абая,

Асет ЖАЙЫКОВ, магистрант

708 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

10 Мая, 2022

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»